Copyright © Evgeny Kukarkin 1994 -
E-mail: jek_k@hotmail.com
URL: http://www.kukarkin.ru/
Постоянная ссылка на этот документ:


Написана в 1995 г. ВНИМАНИЕ! Этот оригинальный вариант, вошедший в книгу "Метод беззакония". Повесть о боевых дельфинах.

Дельфинарий


Часть первая
НЕ ВСЕ ОТДЫХАЮТ В КРЫМУ


Все поздравляли меня с успешной защитой диссертации, Знакомые и незнакомые люди говорили комплименты, вяло жали ладонь и спешно направлялись к выходу. Вдруг твердая рука, удачно схватив мою руку, тряханула ее так, что у меня чуть слезы из глаз не брызнули. Передо мной стоял крепкий незнакомец с жестким выражением лица, короткой стрижкой и глубоко посаженными пронзительными серыми глазами.
- Вы мне понравились, молодой человек,- заскрипел жесткий голос.
- Простите, а разве моя работа не заслуживает внимания?
- Чушь. Так себе работенка. Эти ваши научные жлобы ничего не понимают и не мыслят в настоящей науке. Хотите знать правду?
-Желательно бы.
- Вы не научились мыслить глобально. Изготовили новый прибор, разработали уникальные электроды и заверещали во всех журналах' какой вы умница, смотрите, что-то придумал. Это мизер. Подумаешь, сумели в объеме комнаты на расстоянии управлять некоторыми функциями мозга лягушки...
- Не лягушки, а обезьяны.
- Не все ли равно, только дорогой материал портили. И не перебивайте меня, учитесь хорошим манерам. Так вот, после вживления электродов добились управлять некоторыми функциями мозга. Да таких работ уже сотни, и проводятся они во всех странах, даже у негров. Теперь спрашивается, для чего вы все это делали?
- Во-первых, да, ученые многих стран занимаются такими разработками, это правда, но результата, которого добился я, ни у кого нет, и им еще долго придется ковыряться, чтобы найти ключик к положительному решению этих экспериментов.
Незнакомец фыркнул.
- Во-вторых, я сделал в своей работе предположения, где этот метод можно применить.
- Вот если бы вы объединили одно с другим, это была бы настоящая диссертация. Но я больше восхищаюсь вами. Чтобы так блистательно полемизировать с этими учеными идиотами, надо иметь большие знания и талант. Вы же показали академику Синицыну, что он никто, а этому болвану Трофимову... после вашего ответа ему нужно было бы выброситься из окна этого этажа Старая перечница, Альтман, учуял опасного оппонента и тут же постарался задобрить в ас добродушной болтовней о молодежи, ни слова не сказав по делу. Как они вас не зарезали и не накатали красных шар не понимаю.
- Простите, а кто вы такой?
-Хотите выслушать мой полный послужной список Пожалуйста. Член-корреспондент Академии наук, док биологических наук, лауреат Государственной и Ленине премий, почетный член многих заграничных академий, замдиректора по науке одного серьезного учреждения - Евгений Иванович Петрушенко,
- Да, это серьезный послужной список. С ним можно
смело обозвать всю нашу "серенькую" науку сволочной и вывалять ее в дерьме.
-Ха-ха-ха,..-захохотал металлический голос замдиректора, и он наконец-то отпустил мою онемевшую руку - Вы умница, и я, пожалуй, возьму вас к себе. Мне таких орлов не хватает.
- Я, по-моему, еще не давал согласия и вовсе не собираюсь к вам.
- Не давал, так дашь. Вся ваша шарашка в понедельник будет просить тебя уволиться и перейти ко мне, Попытаешься удрать - посажу. Не таким орлам крылья подрезывал,
- Ого! Вы замечательно умеете разговаривать с людьми и, самое важное, доходчиво.
- Больше не шути так. Запомни, меня звать Петрушенко. Я теперь - твоя будущая жизнь. Жду к себе через неделю. Пока.
Петрушенко отошел. За ним уже давно никого не было, очередь поздравляющих испарилась.
Я опоздал на работу на час. В моей комнате лаборантка Танечка, испуганно глядя на меня, затараторила:
- Вас... все... Ждут вас. С утра непрерывные звонки. Директор и зам чуть ли не через каждую минуту звонят.
Начинается.
В подтверждение ее слов захлебнулся от резкого звонка телефон.
- Это опять вас.
Казалось, даже на расстоянии из трубки полетят слюни зама по науке.
- Борис Николаевич, срочно сюда, к директору. Мы вас ждем не дождемся.
- Сейчас приду.
- Говорят, вы уходите? - тихо
спросила Танечка.

- Кто тебе это сказал?
-Аня, секретарша. Она письмо читала, где написано, что вас от нас убирают.
Я задумался. Неужели этот хлюст Петрушенко выполняет свои угрозы?
Директор и зам выглядели как испуганные котята. - Борис Николаевич,- начал директор,- нам прислали по телетайпу письмо из министерства обороны о призыве вас на службу и явке в военкомат по месту жительства. Кроме того, мне позвонили из Академии наук и просили срочно способствовать вашему переходу к военным. Даже пригрозили сокращением бюджета на следующий год. Это уже не шутки. Мы в растерянности. Это же безобразие, только пошла отличная научная работа, и на тебе, - надевай шинель и тяни армейскую лямку.
- Боря,- продолжил речь своего начальника зам,- вот письмо, прочти сам. Мы тебе ничем помочь не можем, лучше не ссорься с военными. Иди к ним.
Я прочел этот странный лист бумаги и ничего не понял. Вроде Петрушенко здесь не пахнет, но причем тогда военкомат, ведь я уже прослужил три года солдатом. Надо выяснить все у военкома.
- Я пойду к военкому.
-Сходи, Боря, сходи, И держи нас, пожалуйста, в курсе дела.
Толстозадый капитан с маленькой головкой на широченных плечах только что закончил рассказывать похабный анекдот молодым девицам, обслуживающим посетителей. Когда я вошел, он неприязненно посмотрел на меня и, кое-как скомкав окончание анекдота, обратился ко мне:
- У вас что?
- Мне к военкому.
- Завтра. Приемный день - завтра.
- Мне по письму.
Он брезгливо взял письмо, как будто комок грязи, и пробежал глазами.
- Странно, почему вас призывает министерство, а не
мы? Эй, Элочка, найди дело Шмелева Б. Н.
Элочка ушла за шкафы, а капитан, уже не обращая на
меня внимания, начал другой, проросший мхом, анекдот.
- А его дела здесь нет,- прервала кошачий голос капитана Элочка.
- Как так?
- Ой, забыла, сегодня утром полковник заходил и рылся в папках, по-моему, о Шмелеве и шла речь. Капитан вздохнул и, буркнув мне "подождите", вышел из комнаты.

Он влетел через две минуты, буквально переродившийся на глазах.
- Борис Николаевич, пожалуйста, вас военком ждет. С утра ищет.
Глаза капитана вспыхивали лакейским блеском.
- Здравствуйте, Борис Николаевич.
Военком пожал мне руку и жестом пригласил сесть.
- Мне тут уже звонили. Вас призывают на службу в ряды вооруженных сил. Вам присваивается звание лейтенанта, и там наверху торопят, требуют, чтобы вы срочно выехали на место службы.
- Что за спешка, ведь я не собирался служить. И почему именно я?
- Вы не волнуйтесь. Вас призывают в специальное подразделение, где по-прежнему будете заниматься своей работой.
- И для этого необходим призыв в армию?
-А вдруг вы добровольно не пойдете? Теперь вы по законодательству не имеете права отказаться служить своей родине. Зачем же вам конфликтовать с законом?
- Выходит, у меня нет выхода?
- Выходит. Вам надо срочно рассчитаться на работе и прийти сюда за направлением и деньгами.
- И куда же мне ехать?
- В Севастополь.
Все встало на свое место, Петрушенко действительно все мог На работе меня так спешно уволили, что я не успел попрощаться с некоторыми коллегами. Даже директор и его зам не удосужились сказать мне "до свидания" или "прощай". Только Татьяна, хоть и была замужем, всплакнула за бутылкой вина. По-моему, она немножко любила меня.

На севастопольском вокзале меня встретила женщина лет сорока. Она подошла ко мне и, улыбнувшись, спросила.
- Вы Шмелев?
- А как вы меня вычислили?
- По описанию. Евгений Иванович дал мне точные приметы.
- Если не секрет, какие?
- Это секрет, но у Евгения Ивановича очень точный взгляд. Вчера он звонил в ваш город, узнал, на каком поезде вы едете, и попросил меня встретить вас.
- Я чувствую, он очень энергичный человек.
- Еще бы, на нем все и держится. Я забыла представиться. Меня звать Антонина Петровна. Поехали, у меня здесь машина.
Старенький "москвичек" потащил нас через город. Антонина Петровна ловко управляла машиной.
- Я вас устрою к одной женщине. От работы недалеко, и возьмет она с вас по-божески.
- Хорошо. А завтра как мне дойти до учреждения?
- Почему завтра? Сегодня. Сейчас положите вещи, познакомьтесь с хозяйкой и... на работу. Евгений Иванович вас ждет.
Петрушенко встретил меня так, будто я с ним разговаривал только что. - Наконец-то, разъезжает по стране словно по своей вотчине. Неужели головка не сообразила взять билет на самолет?
-Мне присвоили чин лейтенанта, а не генерала. Вот когда головка будет генеральской, тогда и буду летать на самолетах.
- Что, заело?
Глаза насмешливо уставились на меня. Я промолчал.
-Теперь о твоей работе. Дадим тебе вместо обезьяны четырех дельфинов. Ты с ними познакомишься, подружишься, потом проведешь операцию по вживлению своих электродов. Учти, у нас здесь много отделов, и каждый занимается своим делом. Все вживляют в своих дельфинов свои электроды, и задачи у всех разные. Твоя, более мученическая и кропотливая, научить дельфинов бороться против подводных диверсантов-пловцов. Эти животные должны охранять базы, стоянки секретных грузов и появляться в горячих точках, где возможно проникновение противника под водой. Ну как, доходчиво объяснил товарищу лейтенанту?
- Пока да. Если учесть, что лейтенанта зовут Борис Николаевич, то на его уровне нормально.
- М...-да. Вообще-то в армии обращаются по званию, но к вам я буду снисходителен, тем более что мы здесь все ходим в гражданской одежде. Антонина Петровна! Где вы?
Она, как по волшебству, появилась в дверях.
- Познакомьте Бориса Николаевича с его группой и подопечными. Да... вот что. Я попросил, что бы с вашей старой работы прислали ваш прибор и электроды. Только что самолетом прибыл ящик, разберитесь.

Их было трое. Анечка - девушка 17 лет, оператор, недавно прислали после окончания техникума. Николай, по виду бывший уголовник, здоровенный тип, в воде чувствует себя лучше, чем на земле, и доктор - Елена Семеновна, стройная блондинка 25 лет.
А вот и мои подопечные-дельфины. Как их только Николай различает? Дафна, Джим, Десси и Джек плавали в бассейне и не обращали на меня никакого внимания, зато Елена Семеновна оказалась у них в почете. Они хулиганисто выпрыгивали перед ней из воды, стараясь хотя бы замочить ее брызгами.

Прошел месяц, я день и ночь торчу в дельфинарии и уже кое-как различаю животных. Самый молодой и игривый Джек, этот быстро привык ко мне и позволяет себя обнимать и прикасаться. Более трудная и капризная Десси, эта не хочет со мной идти на контакт, и я, откровенно говоря, побаиваюсь ее, особенно когда она явно идет в атаку, стараясь толкнуть или поддеть своим носом. Дафна и Джим вполне лояльны и сообразительны, любят рыбку и Елену Семеновну.
- Вы старайтесь не спешить,- говорит мне Елена Семеновна,- приучите больше к себе, лучше потом сделаем операцию, но надо сделать так, что бы контакта между ними в этот момент не было. .
- Но операцию будете делать вы?
- Ни в коем случае, я боюсь: они узнают мои руки. Это будет делать другой врач.
- Вы что, серьезно? Но как можно доверить такое важное дело другим?
- Можно. Иначе мы потеряем одним махом все. Вы знаете, к вам Десси начинает менять отношение.
- С чего вы взяли?
- Со вчерашнего дня, когда собрались все дельфины и вы слишком увлеклись Джеком. Помните, она пошла на вас, и тут Джек встал на ее пути, поперек. Она еще два раза пыталась это сделать, и два раза Джек подставлял свой корпус. После я заметила: Десси начала вас как бы "обнюхивать". Она к вам стала больше приглядываться и даже в отсутствие Джека не нападала.
- Но это еще ничего не значит.
- Пойдите к ней сегодня ночью, один на один.
- Да вы что?
- Я подстрахую, буду рядом. Но поверьте моему опыту,
вы можете сделать за один раз больше, чем за месяц работы.
- Хорошо, только скажите мне, если, конечно, можете,
вы, Лена, семейную жизнь имеете?
- Нет, но это мое личное дело. Так договорились?
- Договорились.

Было темно, только фонари разбрасывали свой свет на черную воду и неясные сооружения. Десси ленивой тенью плавала в бассейне. Я подошел к краю бассейна, скинул рубашку, кеды и нырнул в воду. Вот она. Десси как будто меня не видит, но застыла на месте. Я подплываю к ней и провожу пальцем по ее коже. Она медленно двинулась и, проплыв мимо, стала все больше увеличивать скорость, плавая по кругу. Вдруг поворот - и дельфин несется на меня. Сейчас врежет... Десси только слегка задела меня и, выскочив из воды, плюхнулась за моей спиной, потом опять замерла. Я выскочил, хлебнул воздуха и опять поплыл к ней; теперь провожу по ее коже рукой. Десси не двигается, и я уже смелее глажу ее по умненькой головке. Она стряхивает руку, как капризная девушка, но дает прикасаться и гладить по телу. Опять выскакиваю наверх и вижу под фонарем белое платье Лены, ее большой палец правой руки поднят кверху. Снова вниз под воду и проплываю уже мимо Десси. Она трогается с места и плывет рядом со мной. Я выплываю наверх, и Десси рядом, опять остановка, и над поверхностью воды - наши две головы. Прикасаюсь к ее носу своей щекой и чувствую, как она два раза качнула головой. Похоже, мы нашли контакт.
Лена ждет меня в операторской.
- Я все видела, это здорово.
- А у меня сердце сжимается, понимаешь, это будут бойцы, они еще должны научиться убивать.
- Это правда, мне их тоже жалко, но у тебя нет другого варианта. Прошу только, не выражай здесь вслух эти мысли.
- Пойдем, я тебя провожу домой.
- Нет, не надо. Я сама. Спокойной ночи, Борис. На следующий день в бассейне Десси взяла на себя роль моего охранника, и дельфины уступили ей, даже веселый Джек признал ее право на меня.
Приближалось время операции, и мне приходилось усиленно тренировать Аню работе на переносном пульте. Любой сбой, нажатие не той кнопки мог привести к непредсказуемым последствиям.

Прошел еще месяц, и мы своим пациентам сделали операции, вживив каждому дельфину электроды. Началось самое тяжелое - индивидуальное обучение дельфинов борьбе против подводных пловцов. Вот теперь в дело вступил Николай. Все начинается с простого приема: дельфин должен стащить ласту с пловца. Николая дельфин знает и поэтому не очень торопится сделать этот прием. Аня нажимает кнопку раздражения, и тот начинает метаться, пока Коля не подсовывает ему под нос ласту. Как только ласта будет хотя бы прихвачена пастью, раздражение тут же сбрасывается. Еще несколько раз, и умные животные сами бросаются к ластам и хватают их.
Тренировки шли с Дафной. Коля приготовился, надел ласты и пошел в воду. Дельфин сразу вцепился в ласту и потащил вниз. Коля никак не мог ее сдернуть с ноги, и по времени я понял, что он сейчас захлебнется. В чем был, бросился в воду и, вцепившись в ногу Коли, пытаюсь оторвать ласту от ноги, но Дафна зубами крепко стянула резину на ноге и никакие усилия не могут ее оторвать от Николая. Вдруг зубы разжались, и мы пулей вылетаем на поверхность. Николай выползает на бортик и затихает. Бледная Лена и Аня с пультом стоят рядом.
- Что произошло, черт возьми? - рычу я.- Почему ты не сняла с дельфина раздражение?
- Я запоздала с кнопкой,- еле-еле шепчет Аня.- Но потом, когда нажала, дельфин не прореагировал, и я тут еще на что-то нажала, и Дафна тогда его отпустила.
- На что ты нажала?
- Не помню. .
-О боже мой... Начнем сначала.
Я подхожу к Ане и становлюсь напротив.
-Жми на "раздражение". Аня пальчиком давит кнопку.
- Эй, эй, что вы делаете, черт возьми? - заорал сзади Николай.
Я оглянулся. Дафна выпрыгнула из воды и вцепилась в висящую ласту Николая. Он схватился руками за бортик и кричал.
- Нажимай! - кричу я Ане.
Та давит на кнопку "сброс", но Дафна по-прежнему тянет Николая в воду, и тут, пискнув, Аня нажимает боковую кнопку пульта. Дафна, разжав челюсти, пропадает в воде. Оказывается, Аня давила на кнопку "поиск противника". Дельфин бросил Николая, чтобы найти кого-то другого.
- Что же происходит? Почему Дафна не среагировала на сброс "раздражения", а среагировала на "поиск"? - задал я вопрос женщинам.
- Я думаю, при сбросе "раздражения" в ней остался условный рефлекс предыдущего действия, а при переключении другого источника он был подавлен более сильным импульсом,- предположила Лена.
- Все, переходим на манекен. Хватит нам приключений. Мы терпеливо бились над дельфинами, вырабатывая прием на срыв с аквалангиста шланга подачи воздуха. Они могли сделать это играючи, но никак не -хотели принимать во внимание нож или кинжал диверсанта. Манекен вообще был не в счет. Привязанный к его руке кинжал ласкал их пролетающее брюхо. Николай сам боялся задеть дельфина и держал руку ниже пояса. Джек подкрадывался сзади и, поддев шланги носом, волок Николая по всему бассейну. Надо что-то было делать.
- Боря, надо чтобы один из дельфинов,- посоветовала Лена,- все же накололся на нож, тогда у них реакция будет другая.
- Но наколем-то мы одного?
- Не веришь, но он все передаст остальным... Я не верил, но решил попробовать. Из соседнего отдела попросил самого опытного аквалангиста и, тщательно его проинструктировав, запустил в бассейн к Дафне.
Дельфин привычно пошел в атаку на человека, но на его пути появился нож. Дафна резко повернула в сторону и помчалась со спины. Опять нож возник чуть ли не перед ее мордой. И здесь она увернулась. Теперь дельфин остановился вдалеке, как бы изучая обстановку, потом, сделав разгон вдоль бассейна, опять пошел в атаку. Аквалангист стал мотать ножом перед лицом, но Дафна рассчитала движение руки точнее. Как молния мелькнуло тело, и маска с нагубником оказались сорваны с лица, сам человек отлетел к стенке бассейна. Опытный аквалангист поймал нагубник и опять втолкнул к себе в рот. Похоже, Дафна на этот раз рассвирепела. Аквалангист тоже поменял тактику, теперь он не мотал ножом, а держал его перед лицом на полусогнутой руке. Дельфин опять делает разгон вдоль стенки и... фигуру просто смело с места. Удар носом достался по ногам, второй удар с невероятным винтом в воде пришелся по шлангу у затылка. Судя по всему, аквалангист потерял сознание.
- Аня! - кричу я- Отключи ее.
Я и Николай прыгаем в воду, но Дафна в ярости, она буквально долбит носом безвольное тело. Я хватаю за ногу аквалангиста и волоку его наверх. Невероятная сила отшвыривает меня, и если бы не сопротивление воды, то наверняка я был бы размазан по стенке. Опять бросаюсь к опускающейся на дно ноге и пытаюсь подтащить ее к белой мелькающей руке. Но тут произошло то, что спасло нас всех. Дафна, бросив колотить мешавшего ей Николая, разогналась и толчком в живот выкинула тело несчастного аквалангиста из бассейна.
Я выскочил наверх, чтобы схватить глоток воздуха, недалеко у стенки мелькала голова Николая. Дельфин, уже не обращая на нас внимания, носился по кругу. Аквалангист неподвижно лежал на спине, чуть приподнявшись из-за баллонов, а рядом хлопотала Лена. Аня таращила на нас глаза и двигала губами, не издавая звука.
- Смотрите,- вдруг прорезался у нее голос,- там кровь. Розовая полоска мелькнула у поверхности. Но меня больше волновал аквалангист:
- Лена, как он?
- Если бы я знала. Хорошо, что легкие не успели заполниться водой. Аня, быстро сумку сюда.
Из лежащего человека под энергичными руками Лены пошла вода, и наконец затрепетали веки.
-Аня, "скорую" сюда, вызывай срочно. Аня побежала к будке. Дельфин по-прежнему носился кругами.

Петрушенко подробно расспрашивал о поведении дельфина и аквалангиста. Похоже, он очень доволен и не собирается давать мне выволочку.
-Значит, ударил носом по ногам... А если на его нос надеть заостренный каркас из прочной стали? Что будет, а? Да он же наделает столько дырок, что ни один, уж точно, в живых не будет. Подумайте над этим. Слава богу, аквалангист будет жить, я узнавал, но у нас он больше работать не сможет.
Петрушенко побарабанил пальцами по столу.
-А ведь из этого можно сделать один замечательный вывод. Всех подводных диверсантов, готовящихся в наших учебных подразделениях, пропускать через ваших дельфинов. Мы же точно знаем, что там, за бугром, такие дельфины тоже есть. Выдержал испытание - считай, и ихние дельфины и касатки не страшны. А что же было с вашим подопечным дальше? Я говорю про Дафну. Он все же ее ножом зацепил?
- Зацепил. Елена Семеновна осмотрела Дафну, с ней все в порядке. Аквалангист ее чуть уколол. Но она предположила, что если Дафну поместить вместе со всеми, то та передаст информацию о ране остальным. Честно говоря, я не верил в это, но, представьте, первый выход Десси - и она выбивает сначала нож из рук манекена, а потом вырывает шланги. Николай попробовал тоже выйти с ножом, даже без акваланга и ласт. Десси умудрилась немножко его покалечить. Теперь он на больничном.
- То есть?
- У него растяжение.
- Так-так. Тебе, наверно, помощники нужны?
- Нужны.
- А чего не просишь?
- Вот только что хотел попросить.
- Пожалуй, я тебе дам опытных ребят, пусть дополнительно ума-разума набираются. И еще; мы твой бассейн переделаем, углубим и сделаем одну стенку прозрачной - пусть снимают все на камеру, и посетители понаблюдают.
Хватке Петрушенко можно было позавидовать. На следующий день пригнали строителей с техникой и материалами, и через две недели, после сумасшедшей гонки в три смены, гигантский аквариум был готов.
Передо мной стояли два бугая в форме морских десантников.
- Прибыли в ваше распоряжение! -доложил один.
- Вам говорили, что вы здесь будете делать?
- Нет. Дали командировку на три дня для продолжения тренировок под водой.
- Боюсь, это будут уже не тренировки, а настоящая борьба за выживание. Ребята насторожились:
- Мы должны с кем-то схватиться?
- Да, и это очень опасные противники - дельфины.
- В общем-то нас теоретически подготавливали к встрече с ними.
- Это будет для вас жуткая практика.

Мы - я, Лена и Аня - целый день инструктировали ребят. А на следующий день к дельфинарию подъехало столько черных легковых машин, что я немножко перетрусил. Адмиральские и генеральские мундиры заполнили небольшой зальчик перед стеклянной стенкой аквариума. Меня перехватил Петрушенко.
- Выпусти самого боевого дельфина. Товар надо показывать лицом.
- Но мы еще не очень-то хорошо подготовили дельфинов, и потом, что будет, если они убьют парней?
- А ты не подумал наоборот, что будет, если парни убьют дельфинов? Вся твоя работа пойдет насмарку, поэтому выставляй лучшего. Центр выделил самых подготовленных своих пловцов, и мы должны им показать, что вся их работа тьфу... Одно дело колошматить себе подобных, но другое - встретить достойного противника.
- Все же вы очень рано выставляете нас. Еще бы полмесяца.
- Не дрейфь, все будет в порядке.
В зальчике стоял гул и кое-где к потолку поднимался табачный дым. Я вышел к собравшимся и громко крикнул:
- Внимание! Сейчас же бросить курить, здесь не туалет. В зале наступила жуткая тишина.
- Сейчас мы вам покажем не показательный бой человека с дельфином, а настоящий. Дельфину нельзя объяснить, что надо сохранить жизнь человеку, он подготовлен убить его. Чтобы не отвлекать животное, требуется тишина и не должно быть никакого мелькания огней, спичек и папирос. Вода будет подсвечена, а вы будете сидеть в темноте.
Я подошел к стене и выключил свет, затем по лестнице поднялся наверх.
- Лена, выпускай Десси.
Дельфин осваивал аквариум, пронесшись несколько раз вдоль и поперек. Он с любопытством потерся о стеклянную стенку, потом, увидев меня, высунул голову на поверхность.
- Десси, не подведи, голубушка,
Я погладил ее по голове. Она закивала головой, будто поняла. Появился подводный пловец, одетый по полной форме: в черном прорезиненном костюме, с аквалангом, маской, ластами и кинжалом на поясе. Он поднял вверх руку:
- Я готов.
- Пошел.
Надев нагубник, он спиной прыгнул в воду. Десси сейчас же исчезла с поверхности.
Пловец стоял на дне с кинжалом в руке и внимательно следил за дельфином, который кругами ходил вокруг него. Вот Десси как бы сбилась с ритма и рванула в сторону человека, он выбросил вперед кинжал, но дельфин ловко увернулся и хвостом ударил его ниже пояса. Этого я от Десси не ожидал. Пловец отлетел, и в то же мгновение, как он оторвался от дна, дельфин подцепил его ласту и рванул в сторону.
Парень отчаянно изогнулся и махнул кинжалом..., но Десси уже была под ним. Одна ласта валялась на дне. Дельфин отплыл в сторону, как бы давая передышку, и пловец успел принять боевую стойку. Опять Десси пошла кругами, набирая скорость, пловец стал крутиться, и дельфин воспользовался этим: его реакция была быстрей. Удар носом пришелся в копчик, и пловца вдруг подбросило. Тренированное тело сгруппировалось, чтобы уменьшить сопротивление воды, но это было его ошибкой и его концом. Десси телом просто въехала ему в затылок. Полетели оторванные шланги. Манометр одного баллона был вывернут и воздух рванул наверх. Десси клевала его в спину, не давая перевернуться и прижимая ко дну. Парень изловчился, вывернулся, и тут я понял: он - покойник. Десси не даст ему надеть нагубник и подняться на поверхность.
Кто-то ударил меня по плечу. Передо мной стоял Петрушенко.
- Не смей помогать пловцу.
- Но он же сейчас погибнет!
- Не смей, говорю. Все снимается на пленку и будет изучаться.
Петрушенко сжал мое плечо своей жилистой рукой.
— Если ты пошевелишься, я тебя, как подопытного кролика, сгною на дне.
Я скинул его руку.
-Пошел ты...
Тут мой взгляд упал в воду, и я увидел агонию. Пловец был готов. Его тело, как игрушку, дельфин мотал по всему бассейну.
- Сволочь ты, Петрушенко.
-Заткнись!
- Аня! Сними "раздражение". Нажми на кнопку "поиск".
Аня трясущейся рукой нажала на кнопку, и Десси заметалась по бассейну, бросив неудачливого "диверсанта". Я скинул рубашку, брюки и прыгнул в воду. Десси меня не трогала и, спокойно дотащив человека до верха, я с трудом перекинул его за бортик. Лена подбежала и взяла за пульс.
- Он мертв.
- Ну сделай что-нибудь - может, он еще жив. Лена принялась делать искусственное дыхание.
- Аня, что ты стоишь? Бегом вызывай скорую помощь. Мы до прибытия скорой помощи все пытались что-то сделать с пловцом, но так ничего и не смогли. Пока мы возились, все начальство разъехалось, и около меня возник мой начальник.
- Зайдите ко мне, пожалуйста, Борис Николаевич. Он ушел, и Лена взяла меня за руку.
- Борис, успокойся, не наделай глупостей, ты и так слишком много наговорил Петрушенко, тебе нельзя срываться. Запомни, он страшный человек и раздавит тебя, как клопа.
- Ладно, Ленка, как-нибудь выкручусь.
Он сидел с поджатыми губами и сверлил меня взглядом.
-Скажите, Борис Николаевич, вы когда-нибудь можете сдержаться или вас всегда прорывает словесный понос? Что это за обращение к генералам про дым в туалете? Ладно, я вас немного знаю и допускаю ваше нелепое и грубое отношение ко мне, но причем здесь посторонние люди? Прошу вас в следующий раз воздержаться от подобного инструктажа.
Я молчал.
- Теперь к делу. То, что мы показали, потрясло зрителей. Мало того, мне уже намекнули, что мы получим бешеные средства на развитие и подготовку целых отрядов боевых дельфинов. Но это еще не все. Всех боевых пловцов, подготовленных по высшему разряду, приказано пропускать через дельфинарий.
- Завтра мы выпускаем второго пловца?
- Да. И без фокусов. Завтра приезжают из Москвы и других городов уважаемые люди.
- Опять спешите?
- Конечно, я не могу, в отличие от вас, ждать. Мне нужно развивать базу. У нас есть поисковые отряды дельфинов, которые находят подводные лодки, корабли, утонувшие и плавающие торпеды. Есть отряды минеров, способных заминировать, любую жестянку в море, есть отряды спасателей, и теперь ваше направление самое перспективное. Я вам подкину больше людей, средств и дельфинов. Вы будете начальником нового отдела. Постараюсь, чтобы вам досрочно присвоили новое звание. Будете капитаном.
Вместо того чтобы выразить ожидаемую благодарность, я задал вопрос:
- Скажите, вам не жалко своих людей? Ведь это наши парни.
- Нет. Эти люди выполняют важное задание и могут встретиться в море со всякими животными, натренированными против них. Торе тому, кто растеряется и не сможет оказать сопротивления. Да, этот Человек не ловок, не подготовлен и был убит, но десятки идущих за ним будут отрабатывать новые приемы и учиться на его ошибках. Мы сняли об этом бое кино и теперь покажем его пловцам, тренерам, специалистам, пусть думают и учатся.
- Может быть, тогда пойти по другому пути?
- Что вы предлагаете?
Петрушенко даже вскочил с кресла.
- Впереди пловцов посылать тренированных дельфинов против таких же тренированных животных, которых посылает противник.
Петрушенко забарабанил пальцами по столу.
- Гениально, черт возьми. Вот вам и новое направление. Да вы даже не знаете, что мне сейчас подсказали. Теперь у нас будет новый отдел по борьбе против морских животных, а вы все же продолжайте работать по своей тематике. Идите, готовьте пловца и дельфина к завтрашнему показу.
Лена с тревогой ждала меня у бассейна:
- Ну как, что он сказал?
-Сделал меня начальником пока не существующего отдела и повысил в звании.
-Чего-то... не поняла.
- Так, нас укрупняют и дают еще дельфинов.
- Завтра парня запускаем к дельфину?
-Да.
- ...Какого ты выбрал дельфина?
- Пойдет Джим.
- Парень будет убит, так же, как и этот.
- У меня появилась интересная мысль. Что если пловец не будет вынимать кинжал. Дельфины бесятся, когда его видят. Может, тогда острота боя уменьшится.
- От этого ничего не изменится.
- И все же мы попробуем.
- Ты, кажется, когда-то хотел проводить меня домой?
- Если не возражаешь, я бы хотел это сделать сегодня.

Это была обыкновенная двухкомнатная квартира в хрущевском доме. Старенькая женщина открыла нам дверь.
-Леночка... Ой, извините.
- Мама, это Борис, Борис Николаевич, мой начальник.
- Здравствуйте.
-Мама, мамочка...
К нам вылетело маленькое создание с громадным бантом на голове.
- А вот это моя дочь, Машенька. Поздоровайся с дядей.
- Здравствуйте.
- Здравствуй, Машенька.
- Чего вы стоите в дверях, проходите, проходите,- Ленина мама подталкивала меня внутрь коридора.
Квартира уютная, но везде чувствуется присутствие ребенка.
-Машенька Лену так редко видит, она все на работе и на работе,- жаловалась на Лену мать.- С тех пор как погиб ее муж, она как с ума сошла, только бы не бывать дома.
- Давно погиб муж?
- Пять лет назад. Машенька только родилась, а подводная лодка, где Вася плавал, утонула. Ее долго не могли найти. А когда нашли, было уже поздно. В комнату вошла Лена, неся поднос с бутербродами и чаем.
— А ну, всем мыть руки и за стол.
Машенька доверчиво залезла ко мне на колени, и мы с ней пили чай из одной кружки. Вечер прошел в разговорах обо всем и понемножку о разном, но никто не обмолвился о работе. Я ушел поздно, часа в два ночи.

На этот раз приехало много гражданских, и инструктировал их уже не я, а Петрушенко. Я наставлял пловца:
- Не вытаскивай без надобности кинжал, только в необходимых случаях. Ты видел, как погиб твой товарищ? Тот кивает головой.
- Дельфины звереют, когда видят кинжал. Отбивайся руками, но не растопыривай пальцы и охраняй свою спину, больше всего ее охраняй.
Тот опять кивает головой, и в это время гаснет свет в смотровом зале.
- Все, пошли.
Джим ворвался в бассейн и закрутился по кругу, потом успокоился и стал обследовать все углы, наконец подплыл ко мне и высунул свою голову. Глажу его по морде, и Джим от удовольствия заюлил на месте. В это время в воду с шумом падает пловец, и Джим тут же исчезает. Аня нажала кнопку "раздражение".
Они присматриваются друг к другу. Джим крутится вокруг, а пловец гибко вращается, чуть отрываясь от дна, однако у дельфина превосходство во всем. Первый рывок за ласту, и она не сорвалась... с ноги. Джим просто волочил пловца, а тот отбивался руками и ногами. Но вот нервы пловца не выдержали, и он схватился за кинжал. Джим тут же отпустил ласту, и все началось сначала. Обычный прием: дельфин крутится по кругу, разгоняется с большой скоростью, пловца от удара по ногам разворачивает, и он становится на голову на дне. Вот тут-то и произошла удивительная вещь. Пловец сложился в комок, выронив кинжал, и, обхватив ласты руками, закрутился колобком в воде.
Джим остановился, а потом носом стал поддавать колобок к поверхности. У самой стенки бассейна дельфин делает рывок, и тело вылетает на кромку. Я тут же подскакиваю и не даю ему рухнуть обратно.

Вид у пловца плачевный. Взгляд очумевшего человека. Он стонет, когда я разжимаю его одеревеневшие руки. У пловца сломана нога. Лена уже накладывает шину, и я делюсь с ней сомнениями:
- Понимаешь, Джим пожалел его, ведь затылок со шлангами был гол и на виду. Ему ничего не стоило добить пловца.
- Я сама поражена, только не делись сомнением с Петрушенко, он убьет Джима.
Петрушенко пришел поздно, он доволен.
- Нас похвалил сам академик Сарматов, он сказал, что, если бы у нас было глубоко, через минуту пловец был бы покойником, это тогда, когда дельфин тащил его за ласту. И в другом случае животное сообразило, что при быстром перемещении с глубины наверх любой человек получит кессонку. Молодцы, хорошую выучку дали животным.
Мы молчали. Потоптавшись немного, Петрушенко спросил:
- Что с ним?
Лена поняла, о чем вопрос, и ответила:
- Перелом правой ноги и шоковое состояние.
- Да, не каждый выдержит такую встречу. Ну что же, дерзайте дальше. Он ушел.
На следующий день к нам явился конструктор, присланный Петрушенко.
- Мне нужно спроектировать металлический штырь на нос
дельфина.
- Вы его нос хоть раз видели?
-Нет.
- Вам придется делать индивидуальные штыри, замерять нос каждому.
- Помогите мне, пожалуйста.
Пришлось мучиться с каждым животным, измеряя вертлявые твердые носы.
- Сделайте только полегче,- прошу я,- и рассчитайте давление на пятачок носа и лобную кость.
- Не беспокойтесь, мы изготовим их из титана и все учтем, а нос сделаем так, что пасть будет открываться.
Только через месяц дельфины освоили свои острые наконечники и научились пробивать манекены насквозь. Опять пострадал Николай. Когда Дафна выбила нож у манекена, он хотел его прикрепить к издерганной руке чучела, но у дельфина выработался рефлекс к ножам, и острый металлический нос Дафны распорол ему руку.
Потом мы учили дельфинов привыкать к выстрелам в воде и ненавидеть подводные ружья.

К нам в отдел прислали двух офицеров, таких же недотеп-ученых, как я, одного звали Федей, другого - Димой. Прислали также электронщика-оператора, пожилого майора из какого-то НИИ, и врача. Мне официально присвоили звание капитана, Лене тоже, а Аня получила звание младшего лейтенанта. Молодые лейтенанты целыми днями сидели в дельфинарии, изучая повадки животных. А потом нам привезли сразу шесть дельфинов, и я, разделив их по три, отдал на воспитание молодежи.
Для боя с дельфином прислали необычного гладиатора, капитан-лейтенанта, боевого командира подводных пловцов. Прежде чем выпустить его к дельфинам, Петрушенко ознакомил меня с его делом и распоряжением командующего Черноморским флотом. Его затюкали быт и теща. С первым он расправился просто: переломал все, что было в доме, тещу за глупость избил вместе с заступившейся за нее женой. Завели уголовное дело, но командующий приказал пропустить его через дельфинарии. Если выживет, будет служить дальше.
- Как же обхитрить этих тварей? - задал вопрос капитан, разглядывая бассейн, где блестел металлическим носом Джек.- Неужели эту пакость нельзя снять с носа?
- Командующий приказал, чтобы дельфин был по полной форме,- раздался голос Петрушенко, неожиданно появившегося в дельфинарии.- Борис Николаевич, в два часа подойдут кинооператор и гости. Прошу подготовить пловца.
Он ушел, и я честно сказал капитану:
- Вы у нас первый, кто подвергается испытанию с острым металлическим штырем на дельфиньем носу. Я даже не могу подсказать вам, какие необходимы против этого приемы. Животное научилось протыкать манекен человека спереди, сзади это сделать труднее, мешают баллоны.
- Ладно, может, как-нибудь выкрутимся.

К двум часам появились гости, и я ахнул, увидев в их числе женские головки - молодых расфуфыренных дам, и седые букли, спрятанные под шляпки старых матрон.
- Он что, уже билеты продает? - буркнул я проходящей Дене.
Она остановилась и посмотрела туда.
- По-моему, он сошел с ума, и так весь город судачит о том, что у нас происходит. Теперь появились люди, не имеющие никакого отношения к нашему делу.
- Парень сегодня погибнет, а эти сбежались, как воронье на падаль.
- Боря, может быть, что-нибудь можно сделать?
- Мне ничего в голову не идет. Не одевать же его в... рыцарские доспехи. Стой... Придумал. Я рванул в раздевалку к капитану.
- Слушай,- говорю ему,- ты баллоны не закрепляй на спине, а закрепи их на груди.
- Ну и что? Он меня со спины проткнет.
- А ты спиной прижмись к стенке бассейна.
-Хм... А ноги? Ноги изуродует.
- В самом углу бассейна сожмись и крути перед носом баллонами.
- Черт знает, может, это и выход. Если выживу, обещаю тебе ящик коньяка.

Как только погас огонь в смотровом зале, из раздевалки появился капитан. Баллоны болтались на его груди. Он прыгнул в бассейн и поплыл к ближайшему углу. Наглость и необычность одежды незнакомца ошеломили Джека. Он задержался с атакой, этот момент и использовал пловец. Забившись в углу и выставив перед собой баллоны, капитан оказался для него недосягаем. Дельфин подплыл поближе, изучая обстановку. Два раза он пытался ткнуть носом между баллонов, выше или ниже их. Но цветные цилиндры перемещались ему навстречу. Джек был обескуражен. Он даже выскочил на поверхность передо мной и что-то с возмущением пискнул. Потом нырнул и вдруг понесся в атаку вдоль стенки. Раз... Его нос вклинился между стенкой и капитаном, и тот вылетел из угла, но, быстро сгруппировавшись, прижался на корточках спиной к стенке, снова выставив, как щит, баллоны. Теперь Джек знал, как его долбать. Удары между стенкой и туловищем были то слева, то лип к ней. Вдруг Джек вклинился сверху между затылком и стенкой, и... капитан выкатился чуть ли не на середину бассейна. Капитан опять сидит на корточках, держит баллоны перед собой и пытается задом проползти к стенке. Дельфин все сообразил и, рванув за спину, стал между стенкой и капитаном. А он пополз к другой стене. Терпение Джека лопнуло, и он, разогнавшись, понесся с большой скоростью прямо носом в эти противные баллоны. Как капитан умудрился выкинуть руки вперед, до сих пор не могу понять. От толчка его тело пронеслось через весь бассейн и впилилось в стенку. Нос Джека, пробив ремни, застрял между баллонами и был в двух сантиметрах от лица человека. Если бы дельфин надавил еще немного, пловцу был бы конец, но Джек принялся вытаскивать штырь. Он вырвал его из ремней и, ковырнув капитана несколько раз от стенки, вдруг потерял к нему интерес, принявшись в ярости носиться по всей территории аквариума. Я подумал, что сейчас он на полной скорости врежется в пловца, но Джек и не собирался нападать. Подождав немного, даю лейтенанту Феде знак рукой, чтобы открывал решетку ворот, а Ане, чтобы отключила дельфина. Джек ушел с арены, так ничего и не добившись.
Капитан сидел на дне и не мог пошевелиться, только пузыри воздуха, доказывали, что он еще жив. Я и Дима нырнули и вытащили его на поверхность. Боже, какой у него был вид. Все бока и руки разодраны. Между лохмотьями резины виднелась кровь. На затылке была большая рана. Штырь прошел вскользь, срезав кожу почти до кости. Мы стащили с капитана разодранный, прорезиненный костюм и только стали оказывать первую помощь, как появился Петрушенко, скрипя зубами от ярости:
- Кто приказал?
- Вы о чем? - Кто приказал переместить ему баллоны на грудь?
- Наверно, женам высокопоставленных чиновников и их любовницам очень хотелось увидеть разодранного в клочья человека, но я забыл предупредить, что у нас здесь не цирк. Мы работаем и вырабатываем новые приемы и формы борьбы человека с животным.
Челюсть у Петрушенко отвалилась, он налился кровью.
- Все,- прохрипел он,- мое терпение лопнуло. Он, пошатываясь, ушел. Кругом была немая тишина. Офицеры и женщины с ужасом смотрели на меня. Только вдруг зашевелились губы лежащего капитана.
-Ты... настоящий... парень. Жив буду..., еще ящик с коньяком...
Он рухнул на камни, потеряв сознание.

Два дня спокойно. Меня не трогают, и мы продолжаем работать. Начинаем тренировки на поиск противника с выходом в море. Дельфины крутятся вокруг катера, а мы ждем сигнала с условного корабля противника, что диверсанты вышли в море. Наконец радио заработало, и мы получили нужный пеленг.
Аня нажала кнопки на переносном пульте, и дельфины рванули от катера.
- Только бы нашли,- говорю я Лене.
- Чего ты так волнуешься? Они получили направление, и у них, я думаю, есть свои локационные системы поиска. Вот увидишь, все будет в порядке.
Порядка не было. Мы не видели, но дельфины убили пловца, не сумевшего своевременно удрать на корабль. Они просто его догнали и пригвоздили к днищу судна. Мы отзываем дельфинов обратно и получаем устную благодарность командующего флотом за отличную подготовку новых плавсредств против условного противника.
У дельфинария нас встречает сам Петрушенко.
- Поздравляю, молодцы! - обращается он не ко мне, а в пространство - Приказом командующего создается действующий отряд тренированных дельфинов, который вливается в боевое дежурство флота. Командиром отряда назначается лейтенант Пискунов.
Я даже не понял сначала, кто это. И лишь когда лейтенант Федя ответил "есть", все встало на свои места.
-А как же Борис Николаевич?-с удивлением спросила Лена.
- Он переводится на новое место службы. Но прежде чем сдать все дела, Борис Николаевич закончит тренировки морских пловцов, выполнив план этого года.
Они, семь рослых ребят, одетых в форму морских десантников, явились на это жесткое испытание. Это мой план до конца года.
-Вы видели фильмы, где снимались ваши предшественники?
-Да,- ответил самый старший- Мы психологически готовы.
- И все же я сниму с морды дельфина металлический наконечник и постараюсь вам дать приемы, которые мы наработали за это время.
-А те дельфины, которые работают на страны НАТО, тоже с наконечниками?
- В Средиземном море в основном боевые касатки. Этим не требуется наконечник, в их пасть вы уместитесь сами. Боевые дельфины только на Черном море и у американцев.
- А мы слышали, что все крупные страны Средиземноморья имеют дельфинов.
-Да, правильно слышали. Имеют дельфинов, но каких? Это минеры, таскающие на себе магнитные мины и "липучки"; искатели затонувших кораблей, мин, торпед, разведчики, а вот наши, кроме этого, натасканы против морских диверсантов.
- Тогда, давайте без наконечников. Мы видели, что они из себя представляют, и готовы пройти через них.

Петрушенко мне разрешил оставить из старой группы одного дельфина, из остальных трех бывших моих воспитанников создали боевой отряд, который по ночам охранял Севастопольскую и Феодоссийскую базы.
Я долго не мог выбрать себе дельфина, и Лена посоветовала взять "мальчишку".
- Ты знаешь, я заметила, "женщины" злее и свирепей, а "парни" более отходчивы. Вспомни поведение Джека или Джима, Возьми лучше Джима, он - тысяча загадок, непредсказуем в лучшем смысле слова. Когда он вытолкнул пловца на поверхность, а не выдрал ему шланги, я готова была расцеловать его лобную кость.
- Да, ты права, лучше оставлю себе Джима. Ребята от него научатся многому.
Первому, который входил в бассейн, я посоветовал в случае чего сложиться в комок и таким путем сдаться. Парень согласился. Он прыгнул в воду и сразу сгруппировался на дне, встав на корточки. Он держал в одной руке кинжал, а другую прижал к груди. Джим вертелся вокруг него, выбирая момент, когда человек не справится с сопротивлением воды. Он настал, на долю секунды пловец открыл тело, махнув рукой с кинжалом вправо, и дельфин тут же ударил носом в плечо. Парень упал и открыл ласту, Джим сразу же сдернул ее. Пловец опять в позе на корточках, и опять начинается крутеж. Вдруг дельфин, сделав в воде горку, напал сверху. Кинжал упал на дно, а человек схватил поврежденную руку другой рукой. Теперь Джим обнаглел и смело давил на сжавшуюся фигуру и телом, и носом. Два раза человек отталкивал руками тело животного, а на третий раз скорость животного победила. Парень от удара распластался, и вторая ласта осталась валяться на дне бассейна. Джим вошел в раж и после привычной стойки человека на корточках сумел все-таки поймать шланг и выдрать его. Вот тут парень и сделал, как мы с ним договаривались - скрутился в клубок. Джим сначала замер, а потом носом стал раскручивать клубок к поверхности.
Он долго не мог отдышаться и, пока Лена обрабатывала его ушибы, раны и синяки, все восхищался:
- Ну сила! Один раз только с ним встретиться, и уж ни одна собака будет не страшна!
- Собаки на суше,- заметил лейтенант Дима.
- Ну и что, на земле злей собаки нет, а в море вот такой ученой рыбины.
- В следующий раз, если встретитесь, он тебя разорвет. Дельфины не прощают, когда их называют рыбами.
- Извините, ребята,- зверь.
Из семи пловцов один все же погиб. Он был очень активен и, видно, кольнул Джима ножом. Когда он находился в позе на корточках, Джим ударил его всей массой по спине. прямо по баллонам. Пловец упал на дно на живот, и дельфин долбанул носом лежащего по затылку и проломил кость.

Петрушенко ко мне не заходил, только разговаривал по телефону и выразил неудовольствие по поводу малых потерь среди подводных диверсантов.
- Лена, выходи за меня замуж.
Она сидит у бортика бассейна и смотрит на воду.
- Извини меня, Боря, но я останусь одна. Ты меня пойми:
после смерти мужа я стала ужасной реалисткой. Здесь мои корни, моя работа, куда я вкладываю всю душу. Нет.
- Но я подам рапорт об увольнении...
- Ты не знаешь Петрушенко, ты конченый человек для Севастополя. Никто тебя без его ведома не уволит. Ты находишься в системе, из которой не увольняют.
- О чем ты говоришь?
- Ты знаешь, что такое ГРУ? Мы под патронажем ГРУ, и только эта могущественная организация может решить, куда тебя убрать. Даже если тебе и удастся вырваться из ее лап, все равно ты уже в кадрах навечно.
- Значит, ты считаешь, что я конченый человек?
- Нет, я этого не сказала. Но я боюсь, что теперь твоя судьба непредсказуема.

В кабинете сидели два незнакомых человека. Оба в светлых костюмах, одинакового роста, только лица разные. Один лысоватый, другой с седой шевелюрой.
- Здравствуйте, Борис Николаевич. Садитесь. Я генерал-майор Павлов, а это полковник Асташевский. Мы прибыли из управления специально поговорить с вами.
Я кивнул головой.
- Евгений Иванович, представил на вас весьма лестную характеристику, и нам хотелось бы, чтобы вы дополнили некоторые сведения, которыми мы не обладаем.
- Я весь внимание.
- Почему вы не женаты?
- Весьма деликатный вопрос с вашей стороны... Не получилось. Да и как можно жениться, если все время на работе?
- Почему же вы не женились на Елене Семеновне?
- Слушайте, но это наше личное дело.
- К сожалению, нашему ведомству положено знать все. Потрудитесь поэтому ответить на вопрос.
- Хорошо. Она такая же ненормальная, как я, и отдает себя всю работе. В ней заложено зерно трезвости и анализа, поэтому, как компьютер, рассчитав все вперед, она пришла к выводу, что я безнадежен.
- Весьма точно, и на нее это похоже. Ну что же... Перейдем тогда к деловой стороне. Как вы смотрите, если мы вас отправим... за границу. Заниматься той же работой, чем вы занимались здесь.
- То есть обучать дельфинов?
- Да.
- Я не против.
- Вот и отлично. Но здесь есть маленький барьерчик, который вам необходимо преодолеть. Вам надо жениться. Так просто специалистов за границу мы не посылаем,
- Если вы считаете это маленьким барьерчиком, то ошибаетесь. Для меня он велик. Я еще не нашел женщину по душе.
- А вам не надо искать, мы ее уже нашли.
-???
- Не удивляйтесь. Специфика нашей работы такова, что, посылая людей за границу, мы должны предусмотреть все.
- Куда же меня тогда посылают?
- На Кубу.
- Но это же наши друзья?
-А кто вам сказал, что они враги. Вы едете туда работать, помогать им. Они задыхаются от бесчисленных американских агентов, проникающих на остров. Вот вы и будете там работать, а ваша жена будет готовить вам завтрак, обед, ужин.
- И для этого только она мне нужна?
- А разве вам мало этого? Поймите, так нужно. Не надо задавать лишних вопросов.
- Ничего себе, женят неизвестно на ком - и помалкивай.
- Мы вам можем предложить еще один вариант, - вклинился в разговор полковник, - предположим, на Колыму, зато без жены.
- Не пугай его так, Павел Афанасьевич. Он же все понимает. Так как, Борис Николаевич, договорились?
-Договорились. Я понимаю, у меня другого выбора нет.
- Вот и отлично. Вам билет в Москву заказан на послезавтра. Попрощайтесь со всеми и никому не говорите, куда мы вас отправляем.
- Даже Петрушенко?
- Даже генерал-полковнику Петрушенко.
Для Лены я уже отрезанный ломоть, она вежливо со мной прощается, а вот Аня... плачет и, обняв меня, приговаривает:
- Да как же так? Как же? Куда же вы?
В этот момент к дельфинарию подъехало такси, и из него с матросом выполз капитан-лейтенант, которого первым прогнали через дельфина с металлическим штырем.
- Эй, скажите этим идиотам на КПП, чтобы меня пропустили! - заорал он, увидев нашу группу.
- Федя, сходи. Пусть его пропустят. Федя ушел, и вскоре они появились около нас, нагруженные ящиками.
- Ребята, я же вам шампань обещал. Вот из ресторана упер. За то, что второй раз родился, пьем, ребята.

Все смотрели на меня, и я кивнул головой. Мы еще два часа гудели у стен аквариума, и на что уж я крепкий мужик, но от такого количества шампанского захмелел. Аня сорвала с себя платье и пошла с Димой купаться в бассейн. Капитанлейтенант с майором-электронщиком в обнимку 'выясняли отношения. Федя и новый врач, взяв по бутылке, ушли в раздевалку играть в шахматы. А Лена вдруг заплакала:
- Наверное, я большая дура. Опять настоящего мужика упустила. Я молчал.
- Прости меня, Боря.
- Ничего. Ты оказалась во многом права.
-Ты многого не знаешь. Мне приказали следить за тобой, докладывать все, о чем ты говоришь, что делаешь. Приказали привести к себе в дом и проверить тебя, когда ты расслабишься.
- Врешь, ты наговариваешь на себя. Лена чуть не завыла, даже капитан-лейтенант оторвался от майора:
- Ленка, ты чего?
- Не мешайте, ребята... Прости меня, Боря, дура я. Она вскочила и, пошатываясь, исчезла, так и не попрощавшись со мной.

Часть вторая

КУБИНСКИЕ СТРАСТИ

В Москве меня ждали и тут же запустили на ускоренные курсы испанского языка. В группе были в основном девушки, и впервые от избытка свободного времени я рассмотрел, какие они хорошенькие. Оказывается, девушки тоже обратили на меня внимание, и вокруг меня вскоре образовалась дружная группа. Таня, Галя (неразлучные подружки) и я, как студенты, испытали все радости жизни" шатаясь по театрам, кино и бесчисленным вечеринкам. И это несмотря на то, что я был старше каждой из них примерно лет на восемь.
Мы были у Тани дома и, сидя за столом, говорили что придет в голову.
- Борис, а что за письмо ты читал сегодня на занятиях? - вдруг спросила Таня - Небось от девушки?
- Нет. Пришло письмо из ВАКа.
- Откуда?
- Из ВАКа. Мне без защиты присвоили звание доктора технических наук.
- Что???
- В природе есть замечательная личность, такой генерал-полковник, который может все. Мы с ним расстались ужасно плохо, а он мне после всего, что случилось, устроил повышение.
- Ты говоришь так, словно сожалеешь, что с ним поругался, - сказала Галя.
- Нет, не сожалею. И если бы сейчас снова встал вопрос о нашем подходе к работе, то я стоял бы на своем.
- Да чего же ты, Галка, с ума сошла что ли? - закричала Таня. - Борису же звание присвоили, выпить надо, а ты... Боренька, поздравляю.
Таня поцеловала меня в губы.
- Ну, а ты что стоишь, я за тебя это должна делать? Галя подошла и осторожно поцеловала меня. Мы выпили, но чувствовалось, что они немного потрясены.
- Вот это да! Борька, но ты же такой молодой? - все удивлялась Таня.
- Сам удивляюсь, получилось так.

Прошло три месяца. Только я сдал экзамены, как меня вызвали в управление.
- Борис Николаевич, пора отправляться. Кубинцы торопят. Поэтому через неделю хотели бы вас видеть на Кубе.
- Я готов.
- Тогда сыграйте свадьбу, надо чтобы это было официально и гласно - и вперед.
- Простите, а с кем?
- Вам на курсах какая из девушек больше нравилась, Таня или Галя?
- Галя более обаятельна, и мне больше понравилась. Генерал обратился к микрофону селектора:
- Галина Сергеевна, войдите. В кабинет вошла Галя.
- Товарищ генерал, лейтенант Комарова по вашему приказанию прибыла.
- Галка?
-Да, Боря, это я. Однако...

Мы сыграли свадьбу весело, как это требовали в ГРУ, и уже официально как муж и жена улетели на Кубу.
Антилья приняла нас шумно. Врезанный в остров, огромный залив на кончике своего языка держал город. Очередной праздник гулял по улицам, и разукрашенные люди топтали разноцветные гирлянды и листки бумаги на окаменевших тротуарах. Сопровождавший нас в "Джипе" негр Бари-ругался направо и налево, выплевывая маскам все, что о них думает. Машина еле-еле пробиралась через толпу.
- Нам надо не в этот залив, в другой, что рядом Вот пробьемся через город, там для вас коттедж приготовлен. Ну куда, черт, лезешь?
Бари выпрыгивает из машины, отбрасывает от колес какую-то ведьму и, опять вскочив, продолжает:
- Недалеко от коттеджа только что выстроили дельфинарий. Дельфинов еще нет, но заказ рыбакам уже дан. Поэтому в течение недели штук восемь поймаем.

Машина наконец выбивается на извилистую полупустынную дорогу и, прибавив скорости, несется среди поредевших домиков города. Через тридцать минут появляется новый залив, и асфальт сменяется на песчаное покрытие.
- Вот ваш дом.
По нашим российским меркам это дворец, запихнутый в парк и еще окруженный старым каменистым забором.
Охранник открыл ворота и, переговорив с Бари, разрешил въехать. В доме прислуга приветливо встретила нас, но я сразу никого не запомнил, кроме вертлявой молодой креолки Мими, предложившей показать нам наши комнаты.
- Вы сегодня отдыхайте,- говорит Бари,- завтра ознакомьтесь с местностью, а послезавтра поведу в дельфинарий. "Петрушенко бы так не поступил",- почему-то подумал я.
Да, их привезли восемь штук, но каких... помятых, голодных и злых. Врач, присланный из Антильи, до чертиков боялся дельфинов и издали орал на подвешенное в брезенте животное:
- Годен.
- Стоп! - не выдержал я и подошел к брезенту. Злые глаза, чуть изношенный нос, зубы и поврежденный плавник. Да, он старый, и еще его лечить надо.
- Отпускайте обратно
- Куда обратно9 - не поняли грузчики
- В море, в залив
Окружающие зашумели, и один пожилой работяга обратился ко мне
- Доктор, нельзя ли эту рыбу нам, нашим семьям?
- Берите. Давайте следующего. К радости рабочих, еще три старых дельфина попали к ним в руки.
- Бари, мне нужна молодежь, здоровая молодежь. Неужели рыбаки не могли различить, какой дельфин молодой, какой старый. Для вашей же безопасности будем работать.
Бари смущен и заверяет меня, что через два дня пришлет новых. Но я уже предъявляю другие требования.
- Бари, нужен новый врач, этот не годен.
- Но он же ветеринар?
- Мне нужен человек, занимающийся рыбами и понимающий их.
- Поищем.
- И еще, надо взять на службу нескольких рыбаков, кормить этих животных.
- Поищем
- Бари, мать твою, если через два часа дельфины не будут накормлены, я прикажу скормить тебя.
- Как это? - удивился здоровый негр.
- Просто, прикажу удавить, потом разрублю на мелкие кусочки и скормлю.
- Док, успокойся, все будет сделано. Дельфины будут накормлены.
Бари как испарился, но среди рабочих поднялся .такой вой, что через минуту рядом со мной никого не было.
Через два часа дельфины действительно были накормлены.

Галя предложила прогуляться по саду Мы бродим по аллеям, и она говорит:
- Не доверяю этому дому кажется, вся прислуга нас подслушивает.
-Да брось ты. Кубинцы - общительный, жизнерадостный народ.
- Все равно Я должна тебя охранять и также охранять секреты всей твоей работы.
- Вот как, ты мне об этом не говорила.
- А зачем меня сюда направили, как ты думаешь?
- Не знаю.
И вдруг меня пронзила мысль "она врет, будь осторожен". Черт, зачем мне ее навязали?
-Ты мне что-то хотела сказать? - продолжил я.
- Ну, теперь ты знаешь, почему я здесь. Так вот, мне необходимо участвовать в твоих работах.
- Ты это серьезно?
-Да.
- И как ты это представляешь?
- Ты мне дашь одного или двух дельфинов, и под твоим руководством я буду их тренировать.
- Галя, дельфины не игрушки, они учатся убивать людей Ты понимаешь, о чем ты говоришь?
- А кто тебе сказал, что мы будем тренировать дельфинов-убийц. Мы будем с тобой готовить дельфинов-связников.
- Не понял.
Я даже остановился и уставился в ее голубые глаза.
- Будем готовить дельфинов, способных перевезти в специальных контейнерах информацию, оружие, радиостанции до Америки и возвращаться обратно.
- А кубинцы, как к этому отнесутся кубинцы?
- С ними уже все согласовано
- Конечно, можно выучить дельфинов и перевозить грузы, но все равно здесь будет задействовано большое количество людей. Нужны специалисты для изготовления электронных пультов с новой программой, натаскиватели для обороны животного от других и, наконец, человек, способный там принимать дельфина и отправлять его обратно
- Все это тебе будет.
- А ты говоришь, прислана для моей охраны.
- И для охраны тоже.

То, что я утром увидел у дельфинария, вызвало слепую ярость. Похоже, население Антильи нигде не работает, а праздно шатается где хочет. Десятки людей шлялись вокруг бассейнов, рассматривали дельфинов и бросали в воду хлеб, орехи, фрукты и всякую другую съедобную дребедень. Толстый кубинец в шляпе с мамзелями с двух сторон курил сигару и наконец красиво запустил ее в бассейн. Это был предел. Я подлетел к нему.
- А ну, убирайтесь отсюда
Толстяк с удивлением смотрел на меня.
- Ты что не понял?
-Отвяжись...
- Бари, где ты, мать твою?
- Я здесь
Оказывается, он расфуфырился перед кубиночкой и объяснял ей у другого бассейна, чем он занимается.
- Где твой пистолет?
- Здесь, док, за поясом
- Дай мне.
Я подбежал, вырвал пистолет и, подскочив к толстяку, выстрелил вверх перед его носом Женщины взвизгнули. Толстяк отскочил и бросился к дороге
- Вон, все вон из дельфинария! Бари, гони всю эту сволочь отсюда.
И вдруг началась пальба Все кубинцы, у которых было оружие, стреляли в воздух и орали.
Только через час удалось всех выгнать
- Бари, где телефон? Нужно позвонить в Гавану, так работать нельзя.
- Там, док, чуть повыше. Там почтовое отделение. Бари чувствовал себя очень виноватым и молил меня глазами, чтобы я его не выгнал.

Военное министерство, к моему удивлению, удалось поймать сразу, и генерал, который меня отправлял в Антилью, выслушал меня.
- Здесь необходимо закончить большой комплекс строительных работ. Построить операционную, мастерские, казармы и жилье. Наконец, перегородить залив и выслать воинскую часть для охраны дельфинария и прилегающей к нему территории, а также морской губы залива. Военным необходимо предусмотреть проникновение катеров и диверсантов со стороны моря, а также воздушное прикрытие.
- Мы уже подумали об этом. Завтра ждите военных и специалистов, которых вы просили. В отношении строительства - стройте сами, что хотите Мы вам подкинем деньги, материалы, технику, а рабочих набирайте сами, тем более что сейчас почти везде безработица. У вас все?
- Да.
- Тогда передайте телефон вашему помощнику, майору Бари.
Бари слушал и потихоньку наливался потом. Он все кивал головой и после очередной накачки, отбросив трубку, вытер рукой пот.

- Завтра здесь будет полк для охраны побережья. Мне приказано, вплоть до расстрела, навести здесь порядок.
- Так, давай действуй, Бари Начинай с добычи рыбы, найди какого-нибудь архитектора и формируй строительные команды.
- Есть Будет сделано, док
С этого дня на побережье начался бедлам. Гудели трактора, бетономешалки, повсюду сновали машины. Прибыла воинская часть и тут же оцепила побережье. Бари в Антилье набрал суда и перегнал к нам в залив, его начали перегораживать проволокой В губе залива поставили орудия и установили на побережье гидрофоны. Привезли еще четырех дельфинов, молодых и весьма хулиганистых.
Ко мне в дельфинарий пришла Галя в сопровождении высокого мужчины, похожего на европейца:
- Боря, познакомься. Это Юджин - мой напарник.
- Здравствуйте, Юджин. Вы где-нибудь устроились?
-Да.
- Тогда прекрасно. С сегодняшнего дня вы зачисляетесь вместе с Галей в штат дельфинария и приступаете к работе.
- Прямо сейчас7
- Конечно, чего тянуть. Дельфины должны привыкнуть к вам и полюбить вас Для этого потребуется слишком много времени. Я выделил вам двух молоденьких дельфинов - Герду и Гарольда. Пойдемте, я вас познакомлю с ними.
Две темные тени плавали в бассейне, не обращая на нас внимания
- Ну, как же мы начнем?
- Так и начинайте Садитесь у края бассейна и старайтесь их привлечь чем угодно Кормежка теперь только через ваши руки. Когда они привыкнут есть из ваших рук, залезайте в бассейн и купайтесь с ними
- И что, так весь день7
- И всю ночь. А вы что думали, что они полюбят вас с завтрашнего дня? Нет, нужно терпение и труд После уже другая программа. Там операция на вживление электродов, обучение и... работа

Вместе с представителем министерства прибыл военный летчик. Мы расположились в беседке у дельфинария.
- Нам бы хотелось, чтобы вы, доктор, не только обучили дельфинов борьбе против подводных диверсантов, но и научили их подрывать корабли.
- Можно сделать и это, но опять нужны специалисты, нужны надежные и крепкие люди.
- Одного я вам уже привез. Это капитан Альварес. Вот он.
- Летчик?
- Бывший летчик. Теперь специалист по электронике. Не беспокойтесь, это тоже доктор, окончивший Калифорнийский университет. Что только революция не делает с людьми.
Молодой парень приятно улыбнулся-
- Я уже отлетался. После аварии врачи признали меня непригодным к службе, теперь вот направили сюда.
- Ну что же, доктор Альварес, приступайте к работе
-А как же... Впрочем, я готов.
Вот что значит школа Петрушенко. Не давать людям расслабиться.
Здесь всех дельфинов называли на букву "Г". Гера, Гудвин, Галатея были отделены в группу бойцов против диверсантов. Ганс, Гувер и Гарри перешли в минеры. Я уже подобрал к ним персонал, когда Бари привел мне из Антильи старичка с нечесаной седой бородой и в неряшливой одежде.
-Док, вы просили специалиста по рыбам. Вот я нашел.
- Вы кто?
- Я ихтиолог. Питер Гусман.
- Простите, а как вы оказались в Антилье?
-При Батисте мою семью выпихнули из Сантьяго-деКуба, и мы оказались здесь.
- А чем занимались в Антилье?
- Ничем, работы не было. Перебивались рыбой да овощами, а потом революция пришла, сын ушел к Фиделю, стал офицером, а дочь только окончила колледж, теперь помогает по дому.
- А где вы учились?
- Во Франции, окончил Лионский университет.
- Как же вы оказались на Кубе?
-Долгая история, если вам будет интересно, я ее потом расскажу.
- Хотите поработать по своей специальности у нас, здесь?
- Работа всем нужна. Правда, подзабыл я много, но давайте попробуем.
- Вы сказали, у вас есть дочь? Нам нужна смелая девушка для работы с дельфином. Может, вы пригласите ее для пробы к нам?
- Ани - смелая девушка, я поговорю с ней.
-Док,- вмешался Бари,- там столько безработных молодых парней, а ты хочешь принять на работу девушку.
- Бари, нашим животным надо больше любви и терпения. Увы, этим больше обладают женщины. Так, господин Гусман, когда вы приступите к работе?
- Да хоть сейчас.

Ани оказалась действительно смелой девушкой и не побоялась залезть к Гуверу в бассейн. Тот от такой наглости остолбенел, но потом сделал вид, что пришелец его не интересует, и пошел кругами вдоль стен. Ани вынырнула
- Доктор, что делать дальше?
- А ничего, покупайся и назад. И чаще купайся в его бассейне, пока он не позволит прикасаться к себе Потом познакомься с Гансом и Гарри. Это тройка твоя, если у тебя все получится.
- Хорошо, доктор.
Она опять нырнула и пошла под водой на другую сторону. Похоже, здесь будет порядок.
-Этот молодой, еще неопытный. Он к ней привыкнет быстро,- сказал мне Гусман, который тоже оказался здесь- Это не европейский тип дельфинов, очень не любит одиночества и готов подружиться с каждым, кто чаще будет уделять ему время.
- А остальные, Ганс и Гарри?
- Сложнее будет с Гансом. Нервный очень. Видно, встречался с человеком, и у него остался нехороший след, но посмотрим. Я подконтролирую Ани, и пока пусть не лезет в бассейн к нему, а заучится кормить из рук.
- Добро, доктор.
- Давненько меня никто доктором не называл.

Потихоньку работа стала раскручиваться, и я с удивлением заметил, что появились первые успехи. Юджин и Галя возились с Герой и Гарольдом, как с детьми, и вскоре добились прекрасных результатов. Ани оказалась отличной воспитательницей, и вся ее тройка была от нее без ума. Только я не мог найти фаната на моих дельфинов-бойцов. Парень, что работал с этими дельфинами, просто работал, без души, за зарплату Питер Гусман тоже это понял и вскоре привел мне худенького паренька
- Доктор, вот мой ученик Любит рыб до безумия. Дай ему попробовать ту тройку
- Как тебя звать?
- Доминико.
- Даю тебе испытательный срок, три недели, а теперь- в бассейн. Доктор, покажите ему Геру, Гудвина и Галатею.

Через три недели я принял Доминико на работу - это был рыбный безумец, который день и ночь торчал в дельфинарии. Теперь была задержка с Альваресом и хирургом, который должен вживить электроды. Для дельфинов-бойцов мы сделали пульты по проверенной схеме, еще разработанной мной. Для дельфинов-минеров и связников по идее нужны другие схемы, и Альварес бился над этим, не имея возможности испытать их на каких-либо животных. Я ночами сидел с ним и рассчитывал и пересчитывал бесконечные варианты схем, исходя из моего опыта. И, наконец, хирург. В Антилье был хирург, но по человеческим черепам, и он панически боялся дельфинов. Пришлось звонить в Гавану, и мне из России обещали прислать спеца
- Здравствуй, Лена.
Она онемела и приросла к панели
- Ты?.. Здесь?
- Да не смотри на меня как на чудо. Это действительно я. Наконец до нее дошло, и она бросилась ко мне на грудь.
- Боря, Боренька .. Господи, я думала, что я убила тебя.
- Успокойся, никто не собирался меня убивать. Прислали сюда. Теперь руковожу всем хозяйством.
- А мне сказали, что ты умер.
- Кто?
- Петрушенко.
- Очень весело. Он мне помог получить докторское звание и загнал сюда, а теперь еще и тебя прислал.
- Значит, будем снова работать вместе.
- Как там в России мои дельфины поживают?
- Федя ведет все хорошо. К седьмому ноября в ночном поиске в акватории порта Феодосии дельфины столкнулись с подводными пловцами так и не выясненной страны. Все три человека погибли. При них нашли магнитные мины.
- Значит, не зря мы столько сил отдали. А как Машенька?
- Нормально. Все с мамой.
- Пойдем я тебя с женой познакомлю.
- Ты... Ты женат?
- ГРУ женило.
- Боже, куда мы попали. Нет. Я сейчас не пойду. Я потом. Пошли лучше в дельфинарий.
Я показывал ей свое хозяйство, говорил о планах и только вечером привел к себе в коттедж.
Увидев Галю, Лена удивилась:
- А я вас сегодня видела. Вы с двумя дельфинами плавали. Вас, кажется, Галей зовут?
- Это моя жена.
- Ой, простите.
- Да ничего, заходите - любезно расшаркивается Галя, - У нас сегодня будет маленький сабантуй. Юджин как раз здесь.
Но сабантуя не получилось. Вскоре Лена ушла, сославшись на головную боль и усталость, в свой коттедж, а Юджин пошел ее провожать.

Ночью я проснулся, когда Галя трясла меня за плечо:
- Вставай, черт возьми, скорей. За окном вдалеке раздавались звуки выстрелов, грохнул взрыв.
- Быстрей, бежим,
- Да что произошло?
И тут в руке у полуодетой Гали я заметил пистолет. В комнату влетела Мими, в руках она держала маленький "Узи".
- Госпожа, уходите быстрее. Они сейчас сюда придут. Галя по-мужски рванула меня с постели и, подталкивая пистолетом, выволокла на черный ход. Мы бежали через парк к калитке и уже четко слышали автоматные очереди где-то сзади у дома. Наконец мы с трудом преодолели каменный забор, и свалились у кромки поля.
- Ты можешь мне объяснить, что происходит?
- На нас совершили нападение.
- Американцы?
- А бог его знает. Может, кубинские эмигранты, может, американцы, может, кто другой.
Выстрелы откатились и стали уходить в сторону залива.
- В доме была прислуга. Что с ней?
- Эти обязаны были тебя прикрывать. Они все из контрразведки.
- Почему меня?
- Сейчас здесь на побережье ты - фигура номер один, которую нужно уничтожить или захватить.
- Галя, ты не сошла с ума?
- Заткнись. Неужели ты не понял, что этот объект давно взят ими на крючок. Какое государство потерпит, когда под носом натаскивают животных на их людей или их корабли?
- Ладно, пошли назад, кажется, все затихло.
- Погоди, мало ли. Ты иди за мной, я впереди.

Только-только начало рассветать.
Ворота, отброшенные взрывом, валялись почти у дома. Убитый охранник лежал у крыльца, а рядом с маленьким автоматом стояла Мими и плакала. В доме выбиты стекла, и кое-где вывернута мебель. В моей спальне граната сотворила хаос, смешав кровать с предметами роскоши. Кое-как найдя в доме футболку и чьи-то штаны, я сказал Гале, что иду в дельфинарий.
- Я с тобой. Мими! - крикнула она в разбитое окно- Собирайся! Доктор идет в дельфинарий.
Так под охраной Гали и Мими я пришел к дельфинарию. У ворот было несколько военных. Увидев нас, они подбежали ко мне:
- Доктор, живы? У вас все в порядке?
- У нас погиб Гонсалес и Мари,- сказала Мими.
- Сколько их было? - спросил я офицера.
- Человек одиннадцать. Одна группа, человек шесть, штурмовала дельфинарий, а остальные пять пошли брать вас.
- Какие потери?
- У нас восемь солдат погибли, семь ранены. В вашем дельфинарий тоже ранены двое. Один мальчик такой, Доминико, другой - летчик, Альварес.
- Черт возьми, как же их пропустили?
- Это подводные пловцы, они высадились западнее губы, а потом прошли под пушками по побережью, отчего гидрофоны не пропищали, ну а затем, взорвав перегородку залива, ворвались в дельфинарий.
Вдали замелькали сотни огней.
- Что это?
- Город идет к нам на помощь.

На машинах, велосипедах и бегом к нам неслась на помощь вооруженная Антилья.
- Слушайте, офицер, дайте им работу, организуйте их, пусть цепью прочесывают все складки местности, пусть ищут запрятавшихся, только не пускайте в дельфинарий.
- Я понял, док Ребята, за мной Офицер с группой солдат помчался навстречу жителям Антильи, а мы вошли в дельфинарий.
У бассейнов мелькали группы военных и санитаров. На меня двигались носилки, и я их остановил. На них лежал бледный, как молоко, Альварес.
- Ты можешь говорить?
-Да.
- Пульты повреждены или их уничтожили?
- Все в порядке, док. Они там на полке.
- А ты-то сам как?
- Мне зацепило ноги, а вот Доменико прострелили легкое.
- Отправляйте. Откуда-то вынырнул Бари.
- Док, перегородка одного бассейна взорвана, там погиб дельфин, кажется Гудвин, а вот Галатея ранена и никого к себе не подпускает.
- Пошли к ней.
В бассейне метался дельфин, оставляя за собой розовый след.
- Брезент, веревки, срочно сюда. Бари убежал. Я разделся и полез в бассейн. Дельфин, как метеор, метался по воде.
-Боря,-у кромки бассейна стояла запыхавшаяся Лена.- Не трогай его, он может убить тебя.
- Что ты предлагаешь?
- Спусти воду.
- Это невозможно, соседний бассейн разрушен, и вся гидросистема, проходящая через него, не работает.
- Тогда открой ворота в хороший бассейн и загони его туда, а там спусти воду
- Галя, возьми кого-нибудь в помощь и выгони Геру к Гарри, а на место Геры загоним этого..
- Хорошо, Боря, сейчас.
Галатея носилась по кругу, почти задевая меня. Появился Бари.
- Док, готово.
- Быстро растяните веревки по дну в бассейне у Геры, а сверху растяните брезент. Закройте, таким образом, дно.
- Сейчас, док.
- Лена, готовь операционную.

Через десять минут восточные ворота бассейна открылись, и я отцепился от бортика. Галатея плюхнулась мне прямо в бок, отчего я отлетел к стенке. Она как будто не видела открытых ворот и неслась мимо них. Я оттолкнулся от стенки и встал на ее пути. Теперь она меня заметила, и, возможно, что-то промелькнуло в ее головке, она замедлила скорость и пошла на меня. Я нырнул в ворота и очутился в другом бассейне и только хотел глотнуть воздуха, как сильнейший удар сзади выкинул меня на бортик.
- Закрывай ворота! - заорал я. Тут же острая боль поразила бок: и я чуть не взвыл. Рука Бари выволокла меня из воды. Рядом опустилась Галя.
- Боря, что такое?
- Кажется, зашибся. Посмотри, что у меня на спине.
- Ой, там громадный кровоподтек.
Вода уходила, и Галатея затрепыхалась на дне.
- Так, взяли ее. Ой, черт, больно как Раз-два, подняли. Теперь бегом в тот домик.
Бари и солдаты поволокли Галатею в операционную, а я с Галей и Мими остался у кромки пустого бассейна.
- Где Юджин? - спросил я у Гали.
- Не знаю.
- Сходи к его домику, выясни, что с ним.
-Хорошо. Мими, головой отвечаешь за доктора. Не отпускай его ни на шаг.
Красивая креолка кивнула головой. Около меня очутилась Ани.
- Док, все в порядке?
- Ани, хорошо что ты появилась. Пройдись по всем бассейнам, попытайся успокоить дельфинов. Папа где?
- Сейчас придет.
- Пусть тоже займется этим. Ой..
- Что с вами?
- Галатея поддала. И еще, затопи этот бассейн, а теперь иди, Ани, иди... Мими, помоги мне подняться.
Боль пронзила тело, но я встал. Ко мне спешили полковник, командир части и несколько офицеров. Мы поздоровались.
- Я уже в курсе, что произошло у вас, - начал полковник - Чем мы можем помочь?
- В общем ничем Лучше скажите, как диверсанты? Поймали?
- Нет. Шестеро убиты, остальные или ушли в море, или прячутся где-то.
- У них здесь были свои люди?
- Конечно, наверняка был проводник, и это разделение на группы без его помощи не обошлось. Вам, доктор, пока не стоит возвращаться в свой коттедж, вы поживите где-нибудь здесь в казарме или на территории дельфинария дня дватри, а потом, когда все успокоится, вернетесь туда.
- Хорошо, полковник.
Но тут в разговор включилась Мими:
- Полковник, доктору нужен врач. Пришлите сейчас врача.
- Что с вами, доктор?
- Да ничего особенного, производственная травма.
- Я сейчас пришлю врача.
Полковник с офицерами ушел. Зато появились Галя и Юджин.
- Представляешь, он пошел с жителями Антильи прочесывать местность и чуть не напоролся на диверсанта. Расскажи, Юджин.
- Знаете, кого я видел, док? Помните парня, которого вы выгнали и вместо него поставили Ани? Так вот это был он. Отбивался гад, но мы его пришили.
- Я вами недоволен, Юджин. Ваше место при возникновении опасности или чрезвычайных происшествий - здесь. Делаю вам последнее предупреждение. Еще раз нарушите дисциплину, и я вас вышибу.
Они оторопели. Ко мне подбежал военный медик.
- Доктор, меня прислал полковник. Что у вас?
- Посмотри, пожалуйста, на спину.
- Ого... Вот это ударчик. Похоже, сломано ребро. Вам срочно нужен рентген.
Они столпились вокруг меня: Бари, Ани, Лена, Галя, Юджин, Мими и Питер Гусман.
- Нам необходимо срочно сделать операции вживления электродов,- начал я,- но последние события несколько изменили наши планы. Придется сделать перестановку дельфинов. Вместо Гудвина в группу бойцов включить Гарольда...
- Но это же наш дельфин? - удивилась Галя
- Да, вашего дельфина перетащим в эту группу, а у вас останется один. Доктор, Лена не может ждать месяцы адаптации новых дельфинов в дельфинарии, а группы боевых дельфинов и дельфинов-минеров должны быть полнокровны. Лена, когда начнем делать операции?
- Завтра. Последней пустим Галатею - у нее легкое ранение. Через четыре дня она будет готова.
- Бари, формируй рабочие команды для ремонта бассейна и перегородок залива.
- Хорошо, док.
- Питер, Ани, возьмите еще трех сироток к себе на воспитание. Пока нет Доминико, займитесь ими. Они кивают головами
-Теперь по местам.
Около меня остались Мими и Галя.
- Борис,- говорит Галя,- ты рушишь все наши планы. У нас все летит вверх тормашками. Мои и твои начальники будут очень недовольны.
- Через два месяца мы вживим электроды новому дельфину.
- И кто будет делать эту операцию?
- Не знаю, но кто-то будет.
Лена сделала операции по вживлению электродов и уехала в Союз. Опять наступили трудовые будни. .У меня зажил перелом ребра, вернулся еще более похудевший Доминико и приковылял на костылях Альварес.

Дельфинов-минеров и дельфина-связника мы научили плавать с ремнями, закрепляя на них всевозможные контейнеры, Дельфинов-бойцов научили сдергивать ласты или срывать шланги с манекена и с людей. У нас возникла проблема с тренировкой дельфинов-бойцов, пришлось звонить в Гавану, и вот прислали подводных пловцов. Передо мной знакомая
улыбающаяся рожа.
- Борис Николаевич,- грохочет она- Вот не думал, что мир так тесен. Ребята,- он оборачивается к крепким парням, стоящим за его спиной,- это мой первый учитель. Я еще в Севастополе первый прошел через дельфина с металлическим штырем. Теперь этот фильм - классика для обучения салажат. Вот теперь привел вам совместную команду наших.
и кубинцев тренировать дельфинов.
- Вы так уже выросли, стали кап-два.
- Все с вашей помощью, Борис Николаевич. А это что за красотка рядом с вами?
- Это Мими, теперь мой телохранитель, замечательная девушка. Пойдемте, капитан, я вам покажу ваших партнеров.

Когда я повел группу к бассейнам, сзади кто-то охнул. Я обернулся. Капитан прижимал руку к окровавленной щеке. Мими поправляла автомат.
- Что с вами, капитан?
- Споткнулся.
- Ну-ну.
Самой злой оказалась Галатея: то ли она возненавидела людей в прорезиненных костюмах, которые ее ранили, то ли у нее был дурной характер, но дельфин жестоко расправлялся со своими партнерами. Она ненавидела любой предмет, появлявшийся в руках человека, будь то нож или... ведро.
Когда пловец закрутился вместе с ней в боевом танце, она таранила его прямо в баллоны. Он отлетел, но плечевой ремень акваланга сорвался, и тут Галатея вместо шлангов вцепилась в кусок этого ремня и поволокла парня по дну. Тот сорвал с пояса кинжал, дельфин тут же выплюнул ремень, и я впервые увидел, как пасть дельфина сомкнулась на кисти пловца.
- Альварес, отключай! - заорал я.
Тот остервенело нажимал на кнопки пульта. Доминико бросился в воду. Галатея заметалась, отпустив пловца, и вскоре он всплыл на поверхность. Врач из военных уже готовил бинты.

Почти все подводные пловцы получили раны, травмы, ушибы, но ни один из них не погиб. Я сам заметил, что пловцы стали умело защищаться и отбиваться от дельфинов, появились какие-то приемы борьбы. Об этом я сказал кап-два.
- Это все с вашей подачи, Борис Николаевич. Мы каждый фильм изучали и учились на наших поражениях, пока не выработали что-то новое. Представьте, уже здесь, в кубинских водах, две наши группы встретились с дельфинами-бойцами. Американцы тоже хорошо натренировали их. Одна группа отбилась и без потерь вернулась на базу, а в другой - из трех человек вернулся один.
- Плохо подготовлены?
- Нет. Одна группа попалась на мелководье, ну как у вас в дельфинарии, другая на глубине, а здесь совсем другие условия. Одного из этой группы дельфины сразу утащили за ласты вниз, и он пропал, другому, видно, переломали кости, и он отключился, а это верная смерть. А вот третий снял ласты, натянул на руки и отбивался. Весь израненный вернулся. Помните, как я отбивался, баллоны переместил на грудь, спиной прижался к стене и выжил; видно, и он грудь твердой резиной прикрыл, а спина баллонами закрыта. У вас, доктор, там, в России, дельфины еще с острыми штырями ходят, а эти без них, и смотрите, какие потери. Вообще против этих зверей нужно боевое оружие, какие-нибудь подводные пистолеты, автоматы. Ножик для них, тьфу...
- Оно уже есть. Еще в Севастополе мой начальник мне показывал первые образцы автомата, стреляющего иглами.
- Вот бы нам их.
- Года через два будут.
- Дожить бы. Наверное, когда получим оружие, вы уже
будете не нужны.
- Напротив, уж на что я по натуре не военный, а понимаю, что на каждый прием появляется новый контрприем. Появятся, может быть, стреляющие автоматы на спинах дельфинов, или они будут наводчиками на цели для плавающих и двигающихся ракет или мин. Нет, капитан, мы еще будем развиваться и расти. . - Ну что ж, посмотрим.

Я опять вызвал из России конструкторов, и через месяц семь уникальных штырей из титана торчали на носах дельфинов. Все же, решил я, в океане, кроме подводных пловцов, есть и другие враги животных. Особенно морские касатки - самые свирепые и поганые твари океана.
Началось обучение животных в районе залива и в прибрежных водах. Мы нанимали в Антилье десятки судов с металлическим и деревянным днищем и натаскивали дельфинов-минеров незаметно подплывать из глубины к судам и ставить мину-липучку" или магнитную.
Дельфина-разведчика гоняли по всем направлениям к "приемнику" и обратно. Он безошибочно находил Юджина в разных точках по сигналам "маяка".
Юджин пришел ко мне прощаться:
- Док, тренировки кончились, я ухожу, туда. Он махнул рукой в сторону Америки.
- Постарайся не попадаться. Ты видел, сколько было приложено сил, чтобы обучить одного дельфина. Опять задерживаться на полгода - ужасно. Купи яхту или какоенибудь другое суденышко и принимай Геру в море.
Он улыбнулся.
- Успокойтесь, док, легенда у меня есть, инструкции тоже, авось продержимся. Самое важное - поймайте мою короткую фразу по рации.
Мы обнялись, и я больше Юджина не видел. Нашего связника должны перебросить в Америку для приема груза от Герды.
Моя головная боль-дельфины-бойцы. Я натаскиваю их на живых людях, привязанных к веревкам. Дельфин своим чутьем улавливал цель, и приходилось быстро вытаскивать людей на борт суденышек, чтобы не получилось из них решето.

Прошло два месяца, и однажды наша радиостанция получила короткий сигнал. Юджин готов принять груз в Америке. Мы закрепили к ремням Геры металлический контейнер и вывели ее в море.
"С богом, красавица". Гере дали пеленг, и она, кивнув нам головой на прощанье, словно понимая важность задания, ушла под воду. Галя теперь сидит в рубке радиостанции и ждет ответный сигнал. Я упрашиваю ее вернуться в коттедж, но все бесполезно. Прошло два дня, и вдруг Галя ворвалась ко мне.
- Гера пришла. Юджин принял груз.
- Поздравляю. Теперь жди ее обратно. Галя свалилась спать и через сутки вышла на катере в губу залива встречать дельфина.

В этот день мы с Мими выходим из коттеджа и только проходим ворота, как вдруг меня отбросило в сторону и сейчас же автомат Мими загремел где-то в стороне. Я переворачиваюсь на траве и вижу двух бегущих от нас парней, которых Мими поливает свинцом. Они падают, и девушка кошачьей походкой движется в их сторону. Вдруг сбоку из кустов раздается выстрел, и Мими отбросило на стенку каменного забора. Она медленно сползала по стене, оставляя на ней, прерывающуюся от неровности поверхности, красную полосу.
- Мими! - я вскочил и бросился к ней.
-Док... Ложись... Я сама,- хрипела она.
- Мими,- стараюсь ее приподнять.
-Яса.-.ма...
Сзади хрустят шаги, и опять гремит выстрел. Я оглянулся. Подламываясь в ногах, на дорогу упал громила с пистолетом в руке. Охранник ворот с М16 подбегает ко мне:
- Доктор, вы как?
- Помоги затащить Мими в дом.
Мы тащим ее в коттедж. Я по телефону вызываю врача и докладываю дежурному по части о происшествии. Потом опять подскакиваю к Мими. Охранник уже разрезал ее одежду, и мы видим входное отверстие пули почти под грудью в правом боку. Она прошла под углом и вышла под лопаткой.
- Потерпи, Мими. Сейчас будет врач. Дом заполняется людьми. Подходит врач, и кто-то меня тянет за плечо;
- Док, с вами ничего не произошло? Передо мной взволнованный, запыхавшийся Бари. Я киваю на лежащую девушку.
- Ее.. Тяжело ранили.
- Бедняжка. Она с честью выполнила свой долг...
-Да иди ты...
В это время поднялся врач.
-Все.
- Что все?
- Она скончалась.
Командир части рекомендовал мне и Гале жить пока на территории дельфинария. Нам выделили домик, где, кроме крохотной кухни и спальни, ничего не было.

Радость первого успеха Герды омрачена потерями. Мы похоронили Мими на кладбище в Антилье. Весь город вышел на похороны. Была музыка, много стреляли в воздух, а у меня на душе противно-препротивно. Темпераментные кубинцы усилили мою охрану, выделив из спецподразделений города Сантьяго-де-Куба двух натренированных девушек - Кармен и Салли. Одна негритяночка, другая белая. Теперь куда бы я ни пошел, две воинственные женские фигуры с короткими автоматами стояли за спиной.
-Доктор,- меня теребила за плечо Салли,- вас срочно вызывает командир части
Натягиваю одежду и несусь в штаб.
- Что случилось, полковник?
- Посмотрите на карту. Вот здесь без конца маячит судно "Санта Мария", приписанное к порту Филадельфия. Ходит оно в нейтральных водах, в основном вдоль побережья Кубы Наша разведка сообщила, что он так напичкан электроникой, что опустился до полоски верхнего уровня. Шарит наш остров вдоль и поперек. Не могли бы твои дельфины его подорвать?
- Могли бы. Дайте катер с радаром.
- Бери, только из наших вод не выходите.
- Хорошо. Я пошел.
Альвареса и Ани я нашел сразу.
- Ребята, идем на наше первое боевое задание. Ани, возьми любого дельфина из своей группы и быстро снаряди его настоящей магнитной мной с дистанционным управлением. А тебе, Альварес, придется наводить его на цель. Сейчас нам дадут катер, все оборудование перетаскивай туда.

Море качало и мотало. Недалеко баловался дельфин в необычной упряжке с банкой-миной на голове. Наконец капитан сказал:
- Вот он.
На радаре вспыхнула точка.
- Капитан, мы не ошиблись? Вдруг это другой корабль?
- А черт его знает. По наводке вроде он.
- Альварес, бери пеленг. Дельфин исчез в воде.
- Пошел.
Мы уставились на корабельные часы и стали ждать. Прошло тридцать минут.
- Где же он, дьяволенок?
- Вот он, смотрите.
С правого борта высунулась умильная мордочка, прося рыбку.
-Док,- крикнула Ани,- у него мины нет.
- Альварес, давай.
Тот нажал на кнопку. Через минуту до нас дошел слабый гул, а еще через десять капитан закричал:
- Смотрите, точка исчезла с радара.
- Пошли домой,- скомандовал я.
Это был первый успех. Теперь мы выводили дельфиновбойцов на боевое дежурство, и вскоре Восточное побережье стало непреодолимым для подводных пловцов. Особенно пострадали пловцы с базы Гуантонамо. Их изуродованные трупы, выброшенные волнами, находили даже на берегу.

Прошло два года. Наш дельфинарий расширился, и появилось много новых дельфинов. Теперь уже несколько групп дельфинов-бойцов курсируют вдоль побережья Кубы. Увеличился штат, появились новые люди. У Гали без конца меняются контейнеры. Она через день высылает их Юджину и получает обратно другие. Я никогда не интересовался, что в них, считая, что это не мое дело, а ГРУ. Но однажды... Гера вовремя к Юджину не пришла. Мы включили маяк вызова, и к нашему удивлению, через два дня пришел дельфин, но в каком он был виде, это ужасно. Даже носовой металлический штырь был согнут, сдвинуты на бок ремни, разорванный контейнер был на боку. Такое ощущение, что Гера дралась с целым отрядом касаток.
- Галя, что это?
Я ковырнул пальцем и выволок из контейнера полиэтиленовый пакетик с белым порошком. Она молчала, с ужасом уставившись на меня. Нехорошее подозрение мелькнуло в голове.
- Салли, дай кинжал.
Она выдернула из-за пояса кинжал с зазубринами и, ловко подбросив его в воздухе, уже держала за лезвие, протягивая мне ручку:
- Вот, док.
Вспорол мешочек и попробовал порошок на язык. Это... наркотик... Ах ты, сволочь, столько лет мне мозги пудрила, что мол шифровки, батареи к радиостанциям, оружие, патроны.
- И ты столько лет гнала только наркотики?
- Боря, я тебе все объясню, только не здесь.
-Сволочь, столько сил потрачено на обучение дельфинов, крови, а ты, дрянь, заразу по всему свету распространяешь.
- Боря, это не твое дело. Тебя убьют, если ты сунешься.
- Заткнись. Где сейф, неужели и он этой заразой забит?
- Боря, не смей.
Но я иду к домику администрации и подхожу к сейфу. Ключом открываю дверцу и вижу эти зеленоватые металлические контейнеры, сложенные в стопку. Кинжалом Салли вспарываю первый попавшийся и опять... пакетики, пакетики... Здесь и другой контейнер, присланный от Юджина. Заодно вспарываю его. О боже, он полон денег, аккуратно сложенные пачками зеленые доллары.
Я распахиваю окно и только хочу выкинуть контейнеры с порошком на улицу, как в проеме окна появляется Галя с пистолетом, наведенным на меня:
- Положи на место...
Из-за моей спины ахнула автоматная очередь. Галю отбросило от окна. Я оглянулся. Салли невозмутимо опустила автомат дулом вниз.
- Что ты наделала?
Выскакиваю на улицу и вижу лежащую на спине Галю с изуродованным от пуль лицом. Тут же сбежался народ. Я был потрясен и на полусогнутых ногах двинулся к своему домику. Там свалился на кровать и застонал.
Была целая комиссия, откуда-то возникли наши представители, и после нудных бесконечных допросов меня решили отправить на родину.

Эпилог

НЕБЫТИЕ

Со мной, брезгливо скривив рот, говорил полковник Асташевский.
- Какое ваше собачье дело лезть туда, куда не надо? Ну и что, что нашли наркотики? Значит, так и должно быть.
- Вы считаете распространение наркотиков вполне обычным делом?
- Не умничайте. Куба ни с кем не торгует, кроме нас, и каждый доллар, полученный любым путем, идет в копилку государства.
- Не вешайте мне лапшу на уши, полковник. Это делается под нашей эгидой, и весь позор будет не Кубе, а нам. Или, может, мы уже совсем свихнулись, бесплатно делая работу за других.
- Вы упрямый козел, Шмелев. Прав был генерал-полковник, говоря, что вас только могила исправит. В этот момент вошел генерал-майор Павлов.
- Ну как?
- Стоит на своем,- вытянулся полковник.
- Борис Николаевич, что вы хотите?
- Ничего. Только подпишите рапорт об увольнении.
- Вы так ничего и не поняли, Борис Николаевич. Из нашей системы можно уйти двумя путями. Один - в могилу, другой - в небытие.
-Тоже в могилу?
- Нет. В состояние покоя.
- Все равно туманно. Так что вы со мной будете делать?
- Сами не знаем. Провалившегося шпиона обычно уничтожают...
- Но я не шпион.
- Вы наделали массу глупостей: провалили специальную цепочку связи, кроме того, убили сотрудника нашего аппарата и вообще знаете столь много, что вас даже трудно оставить в живых.
- Я занимался своей работой и действительно знаю много по своей специальности, но никогда не старался делать подлости невинным людям. Ваша цепочка связи оказалась блефом. Связи не было, а было обычное преступление - распространение наркотиков.
- Вот как? Ну что же, я еще колебался, а сейчас - нет. Генерал подошел к столу и нажал кнопку. Вошли двое старшин.
— На пятый объект его.

Несмотря на гигантские теплые трубы, в каморке было прохладно. Надька дрыхла под трубой, а я пытался побриться ржавой бритвой перед осколком зеркала. Вчера мы поддали, и теперь так щемило внутри, что за глоток водки отдал бы полжизни. Сейчас надо идти на работу, иначе Ахмедка выбьет мне зубы. Он не любит, когда ворота рынка не открываются вовремя.
- Борька,-сипит Нюрка из-под трубы,-там на донышке осталось немного. Выпей и мне глоточек оставь.
Перебираю ряд бутылок, и вот она живительная влага. Нюрка молодец. Пора. Выскакиваю и бегу к воротам. Там толпятся доходяги, как я, и несколько бабушек.
- Боб, давай, а то мочи нет. Холодно очень,- прихлопывает руками опухший от пьянства Корявый.
Действительно, корявый, его кожа, бугристая от угрей и рубцов, вызывает отвращение. Ворота распахнуты, и все разбежались по открытым павильонам. Только теперь, минут через десять, повалит народ, но больше всего народу к одиннадцати. Тогда все торгаши и колхозники приходят в себя и включаются в бешеный ритм торговли. Откуда-то в шубе выполз Ахмедка.
- Борька, помоги шоферу той машины. Бутылку гарантирую.
- Ахмед, голубчик, дай и мне задание. Душа болит. Корявый откуда-то выполз передо мной.
- А с тобой, сволочь, разговор короткий. Ты мне еще долг за разбитые ящики не отдал. Борька, выкинь его.
- Ахмедушка, я тебе сейчас эти ящики отработаю.
- Борька... вперед
Я беру Корявого за шкирку и подтаскиваю к воротам.
- Дурень, чего вылез?
- Борька, а куда же мне. В дворники и то не возьмут. Во, смотри.
Пальцы Корявого дрожат, как у паралитика.
- Ты еще здоровый,- продолжает он,- да и то сдал за последнее время. Когда я тебя три года назад приволок сюда, ты был во...
- Где ты меня нашел?
-С машины какие-то мужики скинули, прямо перед воротами рынка. Голова перевязана, ты тогда даже говорить не мог, все мычал.
Я ничего не помню. Я даже не знаю, что со мной было до рынка. Паспорт был при мне, и из него стало известно, что я - Шмелев Борис Николаевич. А вот все остальные данные вытравлены. Так с тех пор и нахожусь в теплых подвалах рыночных павильонов. За это время моя силушка позволила пробиться в уборщики рынка.
-Ладно, Корявый, приходи минут через пятнадцать.
Я сделаю вид, что тебя не заметил.
Шофер машины рычит, как собака, но я не обращаю внимания. Здоровенная баба скидывает мешки с гнилой картошкой мне на плечи, и я тащу их в подвал. Все, работа окончена. Тут же появляется Ахмедка, и они с шофером долго мусолят деньги. Потом Ахмедка кричит:
- Борька, на деньгу. Опохмелись.
Наконец-то. Пошел к ларькам, и тут к воротам рынка подъезжает шикарная черная машина. Из нее выходит седой крепкий мужик с глубоко посаженными глазами и беловолосая женщина.
- Вы хотели его видеть, Елена Семеновна. Вот он.
Мужчина показывает на меня пальцем.
- Боря,- стонет женщина,- Боренька. Я с удивлением смотрю на нее, но в голове одна мысль полная счастья: сейчас будет бутылка.
- Боря, неужели меня не узнал? Лена я. Севастополь помнишь?

Ничего не помню, и мне руку жгут деньги. Так хочется глотнуть водяры.
- Мне некогда, если вам помочь с продуктами, я попозже. Женщина оторопело смотрит на меня, потом с яростью обрушивается на мужчину.
- Что вы с ним сделали, Евгений Иванович? Это же... Это же... Господи, что происходит?
- Я его предупреж...
Я уже не слышу их, бутылка в руке, и надо быстрей в подвал.
НИЧЕГО НЕ ПОМНЮ! Запомните, я ничего не помню!

© Copyright Evgeny Kukarkin 1994 -
Постоянная ссылка на этот документ:

[Главная] [Творчество] [Наши гости] [Издателям] [От автора] [Архив] [Ссылки] [Дизайн]

Тексты, рисунки, статьи и другие материалы с этих страниц не могут быть использованы без согласия авторов сайта. Ознакомьтесь с правилами растространения.

Евгений Кукаркин © 1994 - .
Официальный сайт:  http:/www.kukarkin.ru/
Дизайн: Кирилл Кукаркин © 1994 - .
Последнее обновление:
Официальные странички писателя доступны с 1996 г.