Copyright © Evgeny Kukarkin 1994 -
E-mail: jek_k@hotmail.com
URL: http://www.kukarkin.ru/
Постоянная ссылка на этот документ:


Написана в 2001 - 2002 гг., 2-я редакция 2006 г

ГОСПОДИН ПРЕЗИДЕНТ, ГОСПОЖА...

Я приехал в город N... днем. Было облачно и мелкий дождик отчаянно гнал водяную пыль в лицо. На платформе меня встретил Борис, представитель нашей компании в городе. Над его головой раскрыт огромный зонтик, который прикрыл нас сверху от сырости.
- Федор, наконец то, - тряс он мне руку. - Я уже заждался.
- Все здесь подготовил, ничего не забыл?
- Ну, что ты. Проколов не будет. Документы составлены лучшими юристами, проверены экспертами, осталось только подписать.
Борис всегда уверяет меня, что все в порядке. Однако, уже который раз, я накалываюсь на небрежно составленные договора или контракты, состряпанные им.
- Встреча сегодня?
- Нет, завтра.
- А почему?
- Сегодня у Ветлицкого роды...
- Чего?
- У жены замдиректора предприятия роды, вот он и попросил все перенести на завтра.
Борис ведет меня через неуклюжее здание вокзала на улицу, где старая черная Волга, блестящая от дождя, покорно прижалась к тротуару.
- Сейчас куда едем? - спрашиваю Бориса.
- В гостиницу. Недалеко от нее наше будущее предприятие, так что все рядом.
Мы несемся по улицам, пробиваясь через пелену дождя и размытые огни фар встречных машин, к центру города. Наконец, останавливаемся у, сверкающей от иллюминации, гостиницы и Борис спрашивает.
- Может сегодня вечером прошвырнемся? Все равно день потерян.
- А куда ты, предлагаешь?
- Ресторан или... на танцы. Девочки здесь, во...
Он большой палец тянет к верху.
- Нет. Я отдохну, а там посмотрим. Оставь мне, на всякий случай, ключи от машины. Хочу посмотреть город.
Борис явно недоволен. Он вылезает из машины вместе со мной и нехотя отдает ключи.
- Пойдем, я тебя доведу до номера.

Я действительно отдохнул, побрился и почувствовал никчемность своего одиночного проживания в этих стенах. На улице уже стемнело, дождь кончился и решил проехаться по городу.
Свет от рекламы и уличных фонарей уже впитали в себя зеркала блестящего асфальта. Несмотря на сырость, народу полно, особенно женщин...
Медленно проезжаю мимо вереницы красивых и вульгарных, стройных и уродливых и просто несчастных созданий, торгующих собой оптом и в розницу. Не смотря на влажную погоду, они без плащей и курток, очень крикливо одеты и пытаются выгодно представить свои прекрасные формы в вырезах одежды.
- Эй, - пищит юное создание с кичкой на голове, - красавчик, пойдем со мной, не пожалеешь...
- За 20 долларов, - басит растрепанная черная фурия, чуть не просовывая в окно машины свою огромную голову, - я раскрою все секреты любви.
- Мужчина, - кричит другая, - поехали ко мне, у меня все условия.
Ряды не кончаются и голоса конкурирующей любви несутся со всех сторон.
- Приятель, - гудит толстенная женщина, - настоящее тело только у меня, а эти все...
- Хочешь, любой секс, - чуть ли не под колеса лезет тощее курносое создание, - от орального до прикладного....
Да сколько же их здесь? Сотни голодных баб растянулись по всем центральным улицам города. Может я попал в огромный публичный дом. Хотя, вот и он. За большими стеклами разместилась проституционная элита. Намакияженные, полуголые, самые красивые, сытые женщины в купальниках или чуть прикрытые, показывали свои выдающиеся места, лежа на диванах или выворачиваясь на стульях. Кончился публичный дом и опять цепочка женщин торгующих собой.
Проезжаю уже пятую улицу и вдруг мой взгляд задержался на прекрасной фигуре, отточенные ножки, тонкая талия, а выше - грудь, выпирающая пуговками сосков через тонкую материю кофточки. Изумительное лицо, с греческим носиком, чуть припухлыми губами и глазами чистых изумрудов, смотрело на меня. Где то такое, по моему, видел, может на картине? Память не выдала мне прошлого связанного с ней и я нажал на тормоз машины. Она ничего не предлагала, только стояла среди своих гудящих товарок, прижимала к животу сумочку и с тревогой глядела на меня.
- Поди сюда, - подзываю ее пальцем.
Ее подруги просто выдавили женщину к машине.
- Иди, дурочка, может повезет, - шептала на ухо ее соседка.
- Сколько хочешь? - спрашиваю дурочку.
- Двести долларов.
- Да, ты что ополоумела, - дергает ее за рукав соседка, подслушивающая разговор.
- Двести долларов, - повторяет упрямая дурочка, гордо вскинув голову.
- Да я бы за пять отдалась, - не унимается соседка.
- Ладно, я согласен, - киваю женщине головой, - залезай в машину.
Она нехотя заползает на переднее сидение.
- Куда ехать? - спрашиваю ее.
- Сейчас прямо, потом на лево. Я укажу, где.
- Как вас звать?
- Софья.
- Меня Федор.
- Красивое имя. Вы не здешний?
- Нет.
- Это хорошо.

У Софьи вполне приличная, ухоженная, двухкомнатная квартира. Она вталкивает меня в прихожую и начинает быстро скидывает полусапожки.
- Пройди в гостиную, - просит она, - а я, пока, поколдую на кухне.
Ее долго не было и, наконец, в комнату входит она, в китайском синем халате, подталкивая перед собой столик с тарелочками и бутылкой шампанского.
- Не заснул еще? - улыбается Софья. - Давай подкрепимся.
- Это твоя квартира?
- Да.
- Очень уютное гнездышко.
- Сама все делала, клеила обои, белила потолки, кафель положила, много труда сюда вложила.
- Не замужем?
Она нахмурилась.
- Только не надо лезть в мою жизнь.
- Хорошо. Я вижу у тебя много кассет, увлекаешься?
- Увлекаюсь, - кивает она головой, - мне нравятся Оттован, Спайс... Хотите, чего-нибудь поставлю?
- Конечно.
Она с готовностью затыкает кассету в пасть магнитофона и приятная музыка заполняет комнату.
- А чего вы не едите? Давайте, для храбрости, выпьем.
Я только улыбнулся и стал открывать шампанское.

Только через час я завалил ее на кровать, содрав китайский халат. Прекрасное тело раскрылось передо мной. Софья чуть охмелела и мотая головой, все повторяла.
- Только... одень презервативы... Я... боюсь...

Уехал от нее почти под утро, оставив на столике двести долларов. Софья спала на боку и я расхотел ее будить, долго любовался красивыми формами тела.

Утром ко мне в гостиницу заехал Борис.
- Федя, все в порядке?
- Нормально.
- Тогда поехали на предприятие. Там к девяти все должны собраться.
- Пошли пешком, ты же сказал, что это рядом.
- Как то нет престижа. Лучше все таки на машине.
- Черт с тобой, поехали.

В директорском корпусе многолюдно. Перед нами почтительно расступались служащие. На втором этаже, перед комнатой генерального директора, немолодая секретарша услужливо распахнула двери.
- Прошу вас.
За большим столом сидело человек пять, которые недружно поздоровались с нами. Директор Павел Васильевич, старый глуховатый человек, тяжело поднялся со своего кресла, посадил меня и Бориса с правой стороны и стал представлять окружающих.
- Мой первый заместитель, Иван Сергеевич.
- Директор производства, Петр Акимович.
- Юрисконсульт, Галина Васильевна.
- Главный экономист предприятия, Софья Николаевна.
Я обомлел, гляжу на нее и пытаюсь сдержаться, делаю вид, что не узнал. Софья одета в желтоватый костюм деловой женщины, подчеркивающий ее фигуру. У нее испуганные глаза, молящие о пощаде.
- Начальник отдела кадров, Наталья Александровна.
Я всем киваю головой.
- Ну вот и все, - продолжает директор. - Итак, мы собрались, чтобы обсудить форму объединения нашего предприятия... с компанией "Хорст"...
- Простите, - нагло перебивает его Борис, - мы не объединяемся, мы вас покупаем... И наш разговор должен начаться с оформления документов и уточнения порядка передачи предприятия.
- Да, да..., - расстраивается директор.
- Тогда, начнем, - нахальничает Борис и открывает первую страницу договора.
Похоже, в этот раз у него все в порядке, мне даже не приходится делать замечания по пунктам. Наконец, мы подписываем документы и Павел Васильевич вызывает секретаршу, чтобы она отвезла все бумаги в нотариальную контору и заверила их.
- Уважаемый, Федор Иванович, - обращается ко мне директор, - теперь предприятие в ваших руках и я надеюсь, что вы не будете разгонять уже проверенные кадры...
И тут в мою голову пришла сумасшедшая мысль. А... была, не была.
- Буду... - сразу прерываю его я, прекрасно понимая, к чему он клонит. - С сегодняшнего дня, я назначаю нового исполняющего обязанности директора этого предприятия... Софью Николаевну, со всеми правами .
У нее от удивления раскрылся ротик. Директор обиженно вжался в кресло и закрыл глаза, остальные изумлены не меньше.
- Должность, заместителя генерального директора я ликвидирую, -продолжаю я разгромную речь. - Заместителем к Софье Николаевне назначаю менеджера компании "Хорст" Валерия Владимировича. Он приедет послезавтра и приступит к своим обязанностям. Все дела предприятия, прошу сдать Софье Николаевне в течении четырех дней.
В кабинете тишина. Только Борис закряхтел через некоторое время. Я его понимаю, он очень хотел сесть здесь на директорское место. Вдруг, Павел Васильевич тяжело поднялся и пошел к двери. Это прощальный конец.

После того, как привезли документы, все вышли из кабинета, остались Софья Николаевна и я.
- Почему вы не посоветовались со мной и назначили меня? - возмущенно говорит она.
- Я больше никого не знаю в этом городе.
Она разевает свой красивый ротик, потом беспомощно закрывает его обратно.
- Это нечестно...
- Почему?
- Выходит так, что я купила эту должность...
- Нет, это я за нее заплатил.
- Вы, вы..., - глаза ее стали зеленеть от ярости.
- Спокойно... Сядьте на свое место и начинайте работать, а не проявлять эмоции. Сами подумайте, кого мне лучше поставить на эту должность, как не вас. Это предприятие вы должны знать лучше всех, как свои пять пальцев, а если бы я поставил на директорскую должность своего человека, то мои ставленники, не разобравшись в местных условиях, могли бы наломать дров.
Софья сжала губы, села за директорский стол и спросила уже нормальным голосом.
- Что мне надо делать в первую очередь?
- Наводить порядок. Рассмотреть штаты, выгнать всех бездельников и начать с реорганизации производства. Один крупный заказ от МВД будет у вас постоянный, другой Валерий Владимирович поможет протолкнуть, все мелкие заказы, что имеете, продолжайте развивать.
- Хорошо. Можно я выгоню начальника отдела кадров?
- Это теперь ваше решение.
- Когда вы уезжаете?
- Через два дня. Я должен убедится, что здесь все идет, как надо.
- Не зайдете ко мне, сегодня вечером, домой?
Теперь я обалдело посмотрел на нее. Что это? Лесть перед начальником и неуемная страсть женщины.
- Зайду, раз приглашаете.

У нее в квартирке все точно так же, как и вчера. Она в китайском халате колдует над столом и вскоре приглашает на ужин. После еды все повторяется, я бросаю ее на кровать и неистовство продолжается.
Уже под утро, поднимаюсь с кровати и пытаюсь осторожно пройти в ванну, пока моя партнерша спит.
- Не забудь оставить двести долларов, - вдруг слышу ее голос за спиной.
Подпрыгиваю от такого нахальства и оборачиваюсь. Софья не спит, лежит полураздетая боком и смотрит своими зелеными глазами.
- Да ведь, ты уже... Мы же не договаривались.
- У меня такса только одна. Я очень дорогая женщина.
- Но ты уже директор предприятия...
- Ну и что? Там я директор, здесь я женщина. Будь любезен, плати.
Да, она же змея подколодная. Господи, кого я поставил во главе предприятия.
- Ты что, так и будешь заниматься этим делом дальше? Директор фирмы должен иметь престиж, он зарабатывает большие деньги...
- Это мое личное дело, чем я буду заниматься дома в свободное от работы время.
- Ну, да..., ты права.
Я достаю из кармана портмоне и выдергиваю две зелененьких бумажки.
- На возьми, но могу тебе сказать, ты сегодня их плохо отработала.
- Этого не может быть? - заволновалась она. - Ты получил все, что хотел.
- Нет. Сегодня я любил бездушную куклу, а вчера вот... страстную пантеру.
Деньги небрежно бросаю перед кроватью на пол.

После ванны захожу в комнату. Софья в своем халате сидит в кресле и курит тоненькую сигаретку.
- Все, я пошел к себе в гостиницу, потом приеду на работу, - говорю ей.
- Вы же уезжаете завтра. Сегодня вечером ко мне не зайдете?
- Нет. Меня коробит, что новоиспеченный директор по ночам, занимается поборами со своих клиентов. Надеюсь, что у вас в городе полно красивых женщин. Я постараюсь найти более лучшую, которая не запачкана должностными званиями и вполне, по приемлемой цене.
Она сжала губы. Глаза вспыхнули зеленым огнем.
- Что же, дело ваше.
- Тогда, до встречи.

И все же, я почувствовал, что во главе фирмы поставил именно того человека, которого надо. Софья Николаевна начала с жесткого правления предприятия. Посыпались сокращения и перестановки кадров. Служащие, как будь-то получили дозу инъекции и проворно забегали по коридорам зданий, цеха заработали в полную силу и даже рабочая пьянь, вечно курившая у дверей корпусов, исчезла по мгновенью волшебной палочки.
- А ведь баба то, ничего, - восхищенно говорит мне Борис. - Как ты сразу ее уцепил? Она что твоя знакомая? Ты ее раньше знал?
- Нет. Первый раз увидел и решил, что это то, что надо. Сам посуди, экономист предприятия, все огрехи его знает, а самое важное, умеет ставить мужиков на свое место...
- Ну ты даешь, старик. Я бы месяца три изучал, все бы данные проверил и перепроверил, а ты...
- Завтра я уезжаю, а тебе предлагаю остаться еще на неделю. Просмотри, как пойдут в филиале дела дальше, введи в курс Валерия Владимировича, но... не вмешивайся в распоряжения и действия нового руководства.
- Да, ну, что ты, старик, я же все понимаю.
- Так вот, чтобы понял окончательно, если узнаю, что ты что-то предложил или начал оспаривать решения директоров... выгоню... Это серьезно.
Борис засопел и я понял, что он здорово обиделся.
- Ладно, присмотрю, - проскрипел лишь он.
- Еще одно дело, только деликатное. Ты ведь вечерами бывал в городе. Видел, как в нем много проституток?
- Бывал...
- Узнай-ка следующее... много ли женщин из нашего филиала занимается этим делом. Если занимаются, то на каком ранге лестницы, сколько их стоит.
Борис подозрительно смотрит на меня.
- Ты что то уже пронюхал?
- Нет. Пока догадки. Когда катался вечерами по городу, то был потрясен изобилием продажных женщин.
- Боишься заразы на работе?
- Откровенно говоря, боюсь.
- Так может быть разрешишь мне, хотя бы поговорить с гинекологом поликлиники при предприятии?
- Разрешу, поговори даже с местным милицейским начальством и венерическими диспансерами. Но данные о проституции не смей ни кому разглашать, даже новой дирекции.
- Ишь ты, как повернулось. А я ведь, одну девку вчера трахнул. Такая на улице стоит, ну прямо примадонна. Титьки во, ноги от шеи, а мордочка... Барби. И самое смешное, без презерватива взяла больше...
- Сколько?
- Долларов десять. Но раз ты что то заподозрил, надо теперь мне срочно сбегать в поликлинику, провериться, черт знает, еще подхвачу что-нибудь. По поводу женщин, будь спокоен, понимаю, фирме нужны здоровые сотрудники.
- Тогда валяй. Как приедешь в управление, все мне доложишь.

В конце рабочего дня, ко мне в кабинет зашла Софья Николаевна и устало опустилась в кресло.
- И зачем вы подсунули мне эту работу? Здесь же Авгиевы конюшни, их надо разбирать и разбирать.
- Это мужская месть. Чтобы женщина не думала о приключениях, ее загружают либо детьми, либо работой.
Она вспыхнула.
- Дура, та женщина, которая не думает о приключениях. Кому нужна вяленая дохлая селедка, когда рядом другая рыба повкусней. Вы не передумали, может сегодня ко мне все таки придете? - с вызовом сказала она.
- Опять за двести долларов?
- Нет. Брак в работе надо исправлять. Сама понимаю, что чего то сегодня ночью была не в форме, переволновалась из-за новой работы, а потом, от непривычки, очень устала. Постараюсь бесплатно отработать свою ошибку.
Так и сказала - отработать. Может я переборщил, поставил директором опытную проститутку...
- Вы же сегодня тоже устали, намаялись за день, как вы после этого еще можете быть бодрой.
- Это мое дело и моя тайна. Так идете ко мне или нет?
- Нет.
Она теперь холодно посмотрела на меня, опять сверкнув своими глазами - изумрудами.
- Будете все таки искать другую женщину?
- Буду.
- Хорошо.
Софья Николаевна поднялась и вышла из кабинета.

Вечером еду по городу на машине. Опять, те же ряды вдоль тротуара роскошных женщин. Так же проезжаю центр и вот знакомое место, где я в тот раз подцепил Софью Николаевну. Среди сгруппировавшихся проституток..., я сразу же увидал ее. Директор нашей фирмы, в полупрозрачном желтом наряде с полуобнаженной грудью, стояла и смотрела на меня. Женщины сразу окружили машину, расхваливая свои прелести.
- Эй, парень, до утра спать не дам, - пищала под ухо почти девочка.
- Возьми меня, - черненькое создание сумело просунуть голову в окно, - я все могу, даже минет...
- Я хочу ту, - пальцем показываю на Софью Николаевну.
Она не шевелится, стоит, как мумия. Несколько товарок подскочили к ней и стали подталкивать к машине.
- Да иди же, клиент видно богатый...
Она подошла, через коридор расступившихся женщин и просунула голову в окно.
- Я очень дорогая и могу оказаться вам не по карману.
- Сколько?
- Пятьсот долларов.
Сзади ахнули, кто то вскрикнул. Среди ее товарок стало тихо, кажется, даже улица замерла.
- Софья, ты дура, - вдруг прошелестел чей то голос.
Но мой директор имела непреклонный вид. Я сказал.
- Согласен.
Все женщины сразу загалдели. Софья тихо, со злостью говорит..
- Я вам докажу, что могу любить только по настоящему.
- Тогда, садись в машину.

Всю дорогу до ее квартиры, мы молчали. Так же молча она переоделась в ванне и принесла в гостиную вино и жаренную куру.
- Ты нарочно приехал за мной на это же место? - вдруг спросила она.
- Да, я искал тебя.
- Почему же отказал мне сегодня после работы?
- Мне было интересно видеть, как директор предприятия торгует собой на панели и потом много ли она теперь запросит, при той мало отдачи, которую я познал вчера.
- Ну и что же ты, теперь, предпримешь после этой ночи? Вернешь меня опять экономистом?
- Вообще то надо бы. Как-никак, престиж начальства должен быть превыше всего, но... Я не буду это делать. Считаю, что ты сама сделаешь выводы и если у тебя действительно бешенство матки...
И тут, я получил удар по щеке, второй замах мне удалось перехватить и прижать ее к себе.
- ... то ты найдешь другие формы принимать мужчин более скрытно.
Она смотрит на меня с яростью, потом напряжение ее тела спадает и уже спокойно говорит.
- Отпусти меня.
Я разжимаю руки.
- У меня не бешенство, я вполне здоровая и нормальная женщина. У меня в жизни неудача только с мужчинами, это они, в большинстве своем, психи. Лучше давай не будем копаться, кто с кем спал, кто на ком женат и кто в постели лучше, а кто нет, а проведем этот вечер спокойно и радостно.
- Я согласен.
- А раз так, выпьем.
Она отпивает вина и садится на диван, потом манит меня пальцем.
- Иди сюда.
- А сегодня можешь дать мне радость?
- Ты опять за свое. Я постараюсь...
- Постарайся.
Как муж и жена мы легли в постель. Софья, действительно, как родилась заново, это сегодня безумно нежная и страстная женщина. Когда я упал на спину рядом, она вдруг заплакала.
- Ты чего?
- Я только сейчас подумала, что это может быть концом наших встреч.
- Может быть только все начинается?
- Нет. Я просто все проиграла.
Не понял, что она проиграла, но сказал.
- Сочувствую тебе. Скажи откровенно, давно этим занимаешься?
- Чем?
- Торгуешь собой на улице.
- Это мое личное дело, - опять затолдычила она, - поэтому не скажу.
Софья размазала слезы по щекам и вдруг улыбнулась.
- Сегодня ты от меня так просто не уйдешь, не отпущу до самого отправления поезда.
Действительно, продержала в постели долго. Под утро, когда уходил из квартиры, бросил ей на стол пятьсот долларов.
- Ты их сегодня честно заслужила.
- Это будут самые поганые деньги, которые я получила...
А в глазах яркая синева обиды. Вот и пойми этих женщин.

На вокзале меня ждал Борис.
- Федька, ты куда пропал? Я заходил в гостиницу, говорят тебя сегодня ночью не было, обегал все забегаловки...
- Остановись. Я, по приглашению нового директора, ездил к ее маме на дачу, - ляпнул первую попавшуюся мысль.
- Ничего себе. Вообще то Софья баба красивая. Ты молодец, если сумел ее закадрить.
- Это не удастся никому из мужиков. Софья Николаевна женщина с сильным характером.
- Жаль. Я бы с ней с удовольствием переспал. Вот тебе билет, отправляйся спокойно, все что нужно разнюхаю и сообщу при встрече.
Он по дружески хлопнул меня по плечу, получил сдачу, точно такого же тумака и я забрался в свой вагон. Поезд медленно стал разгоняться, передо мной задвигалась платформа и вдруг, в самом ее конце, я увидел одинокую фигуру женщины в желтом платье. Это же она... Мой новый директор, махала рукой, пробегавшим вагонам. Я помчался в тамбур, оттолкнул проводника...
- Софья, - ору в проем двери. - Я тебя обязательно увижу...

Борис приехал через неделю. В здании правления фирмы, мы встретились в моем кабинете.
- Рассказывай, что узнал...
- В общем отчет будет безрадостный, - разложив перед собой бумажки, Борис начал перебирать их. - В городе творится что то странное. Две трети населения - женщины, мужиков мало.
- Это что, демографический взрыв?
- А что, у нас в России нет таких городов? Да полно, Малая Вишера, Иваново и другие. Этот, тоже, такой же. Так вот, центр, вся область и ближайшие районы знают об этом, поэтому мужики и валят в город, чтоб получить утеху, голодных то баб тут много.
- Дальше.
- Значит так. Заболеваемость, как я выяснил, в норме. Кожно-венерологические поликлиники имеют, в среднем, один и тот же годовой процент 7-10% пациентов, в основном, гонорея, триппер, реже сифилис. На нашем предприятии вот такие цифры: из 340 работниц в этом году болело, гонореей и другими половыми болезнями, кроме сифилиса - 8 человек, сифилисом - 1.
- Это многовато.
- Город такой.
- А как по соотношению, работницы и руководительницы.
- Это проще. В правлении предприятия заболеваемость выше, чем в цехах. Цифры у меня есть посмотри.
Он протягивает бумагу, я читаю, аккуратно расписанные должности, и вижу, что из дирекции и основных отделов, никого больных нет.

Сегодня явно не везучий день. Весь день разбирался с поставщиками, опять, чертовы дельцы, взвинтили цены на сырье. Где то уже около часа ночи, расстроенный, еду на своей машине домой. У перекрестка, на улице Ковалева, останавливаюсь на красный свет. Вдруг, страшный удар сзади чуть не оторвал мне голову. Хорошо, что на спинке кресла прикреплены держатели, в них так затылком и въехал. Медленно прихожу в себя и оглядываюсь, сзади моей "Волги", вишневого цвета "Мерседес". Дверца иномарки открывается и на асфальт выпрыгивает молодая девушка с хорошей фигурой, в брюках, с чуть-чуть восточной внешностью и злыми черными глазами. Я тоже вышел и тут...
- Какого черта, ты встал на моей дороге? - ошарашила меня красотка.
- Вы, случайно, не белены объелись, не видите, красный свет.
Красного света уже нет, горит зеленый, но мои слова взорвали это создание.
- Это я объелась? Жоржик, сюда.
Дверца "Мерседеса" открывается и на свет выползает огромное существо с большим животом.
- Лена, мы его сейчас успокоим.
У этого типа, для храбрости, большая бита. Знакомый нервный холодок прошелся по позвоночнику, это как в Чечне перед боем. Не хватало мне из-за этой соплюшки, еще и получить травму, а может и похуже. Так как девица ближе всего, я даю ей хорошего пинка ногой, она взвизгнула и, согнулась пополам, у колес своей машины. Теперь этого..., но он растерян, вытянув голову смотрит через капот вниз.
- Елена Джафаровна... Что с вами, Елена Джафаровна?
Я огибаю свою "Волгу", подхожу со спины к толстяку и схватившись за биту, прижатую к капоту машины, крутанул ее за спину владельцу. Это было для него так неожиданно, что он выпустил дубинку и она оказалась у меня в руках. Мужик медленно разворачивается и получает удар битой по лбу. Он не падает, нет, только обхватил лицо руками и трясет головой. Не смотря на позднее время, около нас собираются любопытные, что то около трех человек. Опять огибаю машину и подхожу к девушке, протягиваю ей руку и помогаю распрямится.
- Вам это так просто не пройдет, - шипит она.
- Кто мне оплатит ремонт машины? - спокойно спрашиваю я.
- Да я вас...
- Будете платить или нет?
- Молодой человек, - орет какая то бабка, стоящая рядом с моей "Волгой", - я же видела, как эта барышня въехала в вашу машину, на красный свет. Могу пойти свидетелем.
Барышня с ненавистью посмотрела на нежданного помощника. Достает из кармана брюк мобильный телефон и, отойдя за свою машину, начинает что то говорить невидимому собеседнику. Пришел в себя толстяк, держась за лоб рукой, стал отыскивать взглядом свою хозяйку. Та кончила болтать по телефону и подошла ко мне. Уже спокойно говорит.
- Давайте, все уладим. Я плачу вам тысячу долларов. Милицию привлекать не будем.
- Хорошо. Гоните деньги.
Я думал, что она будет говорить об отсутствии таких сумм сейчас или еще что-нибудь, но это девушка, теперь, уже без сопротивления, лезет в задний карман брюк и вытаскивает пачку денег. Я так и ахнул, здесь, наверно, тысяч десять баксов. Она тут же отсчитывает мне доллары.
- Постарайтесь больше не попадаться мне на пути, - прощается со мной она. - Я никогда не прощаю тем, кто меня бьет.
Гудит сирена милицейской машины, она лихо тормозит рядом с нами. Вышедший милиционер, увидев эту девушку, кивает головой.
- Елена Джафаровна опять?
- Все в порядке, капитан. Мы уже все уладили.
- Ваш папа расстроится...
- Папа уже все знает.
Пока она разговаривает с ними, я подхожу к толстяку.
- У тебя башка работает? - сочувственно гляжу на огромную шишку на лбу.
- Ага.
- Возьми свою палку.
Протискиваю в его потную ладонь биту.

Двигатель вроде работает исправно. Я переезжаю злополучный перекресток и решаю посмотреть, что там с моей машиной надела эта сумасшедшая девчонка. У обочины останавливаюсь и начинаю обследовать багажник. Он не открывается, его правая часть согнулась и немного приподнята. Вижу смятые подкрылки, разбитые стекла габаритов, тормозных огней и поворотов. Все же прочна российская рама "Волги", выдержала удар импортного чуда.
- Эй, - слышу за спиной голос, - подвезите меня.
Да это же виновница происшествия.
- Не можете завести машину?
- Судя по всему, она очень разбита и нуждается в ремонте.
- Простите, но вы только что сказали, чтобы я вам на пути не попадался и вдруг...
- Сказала, но сегодня, как назло, ни одной попутной и мне приходится еще раз встретится с вами. И потом, после того, как вы напали на меня, у меня очень разболелась нога. Пока вас догоняла, переходила перекресток, она совсем разнылась, еле-еле стою.
Ну и наглая же баба. Я оглядываюсь. Ночной город освещается сотнями огней и, действительно, на дорогах почти не видно легковушек.
- А где ваш дружок?
- Остался в машине, будет караулить ее до утра.
- Ну что же, тогда поехали.
Мы забираемся в "Волгу".
- Вас кажется зовут, Лена?
- Да.
- Меня, Федор. Может заедем в какую-нибудь поликлинику, пусть вашу ногу осмотрят.
- Никаких поликлиник, не хватало мне, чтобы мое имя и фамилию прополоскали потом газеты и ходили всевозможные слухи.
- Слушайте, если вы не очень спешите и можете перетерпеть боль, тогда проедем в какое-нибудь заведение, где можно было бы перекусить и немного отдохнуть.
Она открыла рот от такого неожиданного приглашения, потом помотала головкой.
- Во первых, я вас не знаю, потом, у меня действительно болит нога и в-третьих, мне бы уже надо быть дома.
- Во первых, мы с вами в приятной обстановке, за столиком окончательно познакомимся, во вторых, я знаю ночной бар, где мои друзья могут осмотреть вашу ногу и сделать все возможное, чтобы вы не страдали, а в-третьих, позвоните домой, у вас же при себе мобильный телефон. Скажите, что задержитесь...
- Нет, нет, везите домой.
Она называет адрес и я разворачиваю машину, ехал, оказывается, не в ту сторону.

У Бориса сегодня день рождения. Он надоел мне, без конца приглашая к себе в дом.
- Пошли, там будут такие известные люди, а девочки...., такие девочки просто закачаешься.
- Ты что, проституток наприглашал?
- Что ты за чушь несешь? У меня будут только именитые гости, а эти девочки либо их дочки, либо жены. Моя половина меня убьет, если я себе позволю пригласить хоть одну шлюшку.
Я засмеялся и решил все же посмотреть именитых гостей Бориса.

Весь дом светится от электричества. Здесь, как в антиквариате, кругом фарфор, картины, люстры. Гости действительно известные и как их только удалось Борису заманить. Здесь надутый, как индюк, первый помощник мэра, заместитель губернатора, крупные предприниматели и чиновники, а так же захудалые, голодные актеры. Дамы, как сговорились, все в изысканных туалетах, выставили на обозрение свои полу прикрытые прелести.
- Федя, - это меня встретила жена Бориса, весьма слащавая и противная баба, она фальшиво облобызала меня в обе щеки, - Феденька, ты так редко посещаешь нас. Боря, где ты Борис? Федор Иванович пришел.
Борис уже раздвигает, еще не разогретую, толпу гостей и спешит ко мне.
- Наконец то. Я думал, что опять задержишься на работе. Пойдем, чтобы ты не сбежал, я решил представить тебе охрану.
Он тащит меня куда то в бок по коридору, мимо гостиной, где собрался весь цвет города, в свой кабинет. Здесь свалка лишней мебели и гардероба. Зато, за столом сидели две симпатичные девушки, почти так же одетые, как и все приглашенные дамы в доме и курили. При виде нас, они поспешно затушили сигареты о пепельницу и поднялись. Одну, я сразу узнал, это старшая дочка Бориса - Надя. Другая - да это же... Лена, с которой я столкнулся на дороге.
- Вот он, пришел, - Борис начинает нас представлять. - Федя, с этой дурочкой ты уже знаком, моя дочь, Наденька, - курносая девушка склонила голову и глупо хихикнула, - а это ее подруга -Лена.
Она явно меня узнала, но сделала вид, что незнакома и протянула руку.
- Здравствуйте. Так вот вы какой, Федя.
- Чего-нибудь про меня уже нехорошее наговорили?
Я взял ее ладошку и не отпускаю.
- Да нет, но весь город только о вас и говорит, шутка ли, там купил завод, в другом месте приобрели еще что то. Я думала, что вы более старше, а оказывается... совсем молодой.
- Спасибо за комплемент.
Я выпустил ее руку.
- Познакомились и хорошо, - Борис хлопнул меня по плечу. - Девочки, Федя у нас такой скромный, что может удрать в любой момент, так что возьмите над ним шефство и постарайтесь не допускать до входной двери, а я вас оставляю, у меня много забот, надо гостей развлечь и стол приготовить.
Он удрал из кабинета.
- Чего же вы замолчали, девушки, возьмите надо мной шефство, - теперь говорю им я.
- Это правда, что вы отца Нади спасли в Чечне? - Лена с любопытством глядела на меня.
- Да, мы тогда служили с ним в одном взводе.
- Война - это очень страшно?
- Очень.
- Вот, видите, какая у вас дружба. Мужчины все же умеют быть верными до гроба.
- Умеют. А разве женщины не могут?
- Могут, но не всегда. Пойдемте к гостям, может там будет музыка. Надя, папа кого-нибудь из музыкантов приглашал?
- Да нет. В доме полно стереосистем, если надо включим...
Мы выходим к гостям и тут же мне приходится здороваться, перебрасываться фразами со знакомыми людьми и делать комплементы некоторым дамам.

Стол у Бориса похож на шведский, тарелок много, зато разнообразия в еде почти нет. У этого жмота, даже выпивка дешевая, низкого качества и я предлагаю девушкам, удрать в город в какое-нибудь питейное заведение.
- Ну вот, папа мне точно говорил, - пищит Наденька, - что за вами нужен глаз да глаз.
- А что, может прошвырнемся, - усмехается Елена. - Как-никак, мы приставлены к нему, чтобы его охранять. Вот мы и будем его охранять там, в городе.
- Мы должны Федор Ивановича не охранять, а не давать ему улизнуть от сюда.
- Надька, смотри, какая здесь скука, ни танцев, ни остроумных людей, поверь мне, здесь через пол часа никого не будет.
Словно в подтверждение ее слов, к нам подошел в накинутом плаще, заместитель мэра города.
- Федор Иванович, я вас ищу, сейчас уезжаю от сюда, хорошо бы нам поговорить кое о чем. Приезжайте ко мне в мэрию, мы там обсудим с вами одну проблему.
- Хорошо.
Заместитель сматывается в прихожую. Надя сжала губы.
- Никуда я не поеду. Надо, еще, здесь все убирать.
- Лена, едем? - предлагаю я.
- Едем.

Сидим с ней в машине и вдруг она рассмеялась.
- Ты чего? - спрашиваю ее.
- Вот ведь, как получается. Я на тебя тогда на дороге наехала, ты меня за это избил и потребовал деньги, а теперь мне как то нет желания мстить.
- Ты забыла один фрагмент еще.
- Какой?
- Я извинился и отвез после аварии тебя домой.
- Было такое. А знаешь, ведь хотела тебя растерзать. Потом смотрю, уже в машине, парень то нормальный. Вчера Надька пристала, говорит, хочешь с президентом самой известной компании в стране познакомлю, молодой, симпатичный. Мало того, не женатый. Я согласилась, а это был ты. Обалдела, когда увидела. Еще раз убедилась, что ты молодчина, ни кому не проговорился о нашей встрече на дороге.
- Хватит мне петь песни. Лучше скажи, как твоя нога?
- Чего нога? Нормально. Синяк только остался.
- Как ты смотришь, если мы поедем не в ресторан, а ко мне домой.
Она усмехнулась.
- Ты не думаешь, что очень спешишь?
- Сама сказала..., парень то я нормальный.
- Ну если только так, то поехали.
Мы накупили в ближайшем супермаркете, хорошего вина, фруктов и двинули ко мне.

Прошло два месяца после моей поездки в город N.
Уже осень забрасывала улицы лиственными отходами, дули холодные ветра и было неуютно без солнца и от коротких световых дней. У меня на работе сегодня много посетителей. Днем прибыл даже местный мафиози Джафар со своей шайкой телохранителей.
- Ай, Федя, - на его лице радость встречи и блеск золотых зубы, - что же ты, дорогой, забыл обо мне совсем?
Один из его охранников в грязных ботинках сразу наследил на ковре и блестящем паркете.
- Ты бы не мог свою свиту оставить в приемной?
- А... Ты прав, дорогой. Мальчики, подождите там.
Мальчики выходят из кабинета, а Джафар, тем временем, усаживается в кресло и достает пачку дорогих сигарет. Я поспешно, перегибаюсь через стол, подвигаю ему пепельницу. Странно, с чего бы это глава местных бандитов посетил меня?
- Тепло у тебя, - делает первую затяжку Джафар, - а у меня еще в доме пол не доделали, хочу его отеплить. Приехал я, конечно, к тебе не из-за пола, а по другому делу. Дочка моя все проявляет к тебе интерес. Когда же ты сумел ее покорить?
- Дочка?
Черт, причем здесь дочка. Вообще, зачем все таки приехал этот хитрый кавказец.
- Ну да, моя Леночка прямо потеряла покой.
Леночка? Неужели это... Я вспомнил аварию на дороге, вечер после дня рождения Бориса. Это все же порох, а не женщина...
- А... Лена. Случайно с ней познакомился на дороге, потом встретились на дне рождения у знакомых, а там... погуляли. Сам знаешь, Джафар, мне все некогда, вон какую махину на своих плечах тащу.
- Знаю, знаю. Но все же заехал бы в гости. Кстати, завтра губернатор устраивает первый городской балл. Ты знаешь об этом?
- Уже получил приглашение.
- Во... Приезжай, дорогой, я скажу дочке, что ты там будешь.
- Может быть приеду, а может быть и нет. Сейчас у меня большой проект...
- Опять кого то проглотить хочешь?
- Хочу.
- Феденька, дорогуша, приезжай, твой проект от тебя никуда не убежит.
Глазки его стали колючими. Пожалуй, не стоит раздражать городского бандита, пока с ним отношения нормальные.
- Ладно, приеду.
- Правильно. Раз приедешь, то у меня к тебе еще одно дело. Слышал я краем уха, что ты купил в городе N. большое предприятие, и разместил там милицейский заказ.
- Было такое дело.
- Нельзя ли мне поиметь кое что из этого заказа.
- Почему нельзя, можно. Плати деньги, товар твой.
- А милицейские не будут на тебя после этого давить?
Это что то новое, обычно мафиози берет часть прибыли себе, à тут готов заказывать и платить. Может быть виной всему его дочь?
- За что же? Они свое получат, ты получишь свое.
- Раз так, то это меня устраивает. Я тебе дам список, что мне надо и прошу тебя, никому ни слова, что покупаю...
- Заметано.
Джафар копается во внутреннем кармане и протягивает мне листок бумаги.
- Вот.
Я рассматриваю список. Этот тип даже цены знает, у каждой позиции точный расчет.
- Договорились. О сроках... я позвоню позже.
- Тогда, пока. Я поехал к себе. Успокою дочку, скажу, что скоро встретитесь.

У же в конце рабочего дня, в кабинете вдруг появилась она..., Софья, в красивом белом пальто, сапогах и милой шляпке на голове.
- Федор Иванович, это я.
Она стояла в дверях и ждала чего-то. Мне только что секретарша сообщила по селектору, что она войдет и не хотелось перед ней проявлять своих чувств.
- Здравствуйте, Софья Николаевна.
Я подошел к ней, сухо поздоровался за руку, потом предложил.
- Давай, я помогу тебе раздеться, у меня здесь в гардеробе есть место.
От такой встречи, женщина чуть поморщилась.
- А у тебя, здесь поблизости, есть вода, где можно помыть хотя бы руки?
- Да. Вот здесь за дверью душевая.
- Очень хорошо, - обрадовалась она, - а то знаешь, приехала в гостиницу, а там где то авария, отключили горячую воду.
Снимаю с нее пальто, шляпу, вешаю в вделанный в стенку шкаф и она пулей летит в душевую. Пока я говорил по телефонам и подписывал бумаги, минут через двадцать, наконец, появилась Софья. Кофточка на ней расстегнута до живота, почти приоткрыв грудь, лицо розовое, мокрые волосы небрежно заброшены назад.
- У тебя здесь очень шикарно. Приеду на свое предприятие, обязательно сделаю также, устрою в кабинете душ.
- Это хорошо, а теперь остынь и начни все о делах.
- Значит так, - она уселась поудобней в кресле напротив и начала говорить. - Предприятие выпустило на рынок около семидесяти видов изделий...

Доклад окончен и я вполне доволен, несмотря на трудности, Софья тянет руководство хорошо.
- Ты молодец. Я доволен, что сделал правильный выбор.
- А я нет. Трудно быть директором, иногда забываешь, что ты женщина. Вообще то, я неслась сюда не для отчета, а чтобы... побыть с тобой.
- Это очень хорошо. Поэтому, посмотри в своей сумочке, может найдешь там помаду, расческу, тени и приведешь себя в порядок.
- Ой, извини. Я сейчас.
Она опять убегает в душевую и вскоре появляется с вполне приличным макияжем на лице, кофточка застегнута, волосы расчесаны и прибраны.
- Значит так, - подвожу итог деловой встречи. - Завтра заседание совета директоров, они будут заслушивать твой отчет о проделанной работе. Все то, что ты здесь говорила, повторишь там. Понятно?
Софья кивает головой.
- Сейчас мы с тобой поедем в ресторан и отметим нашу встречу.
- А потом?
- Что потом?
- Где мы с тобой будем спать?
Глаза блестят, черт ее знает, может действительно больна бешенством...
- За сколько?
Теперь цвет глаз меняется и вижу в них ярость.
- Тысяча долларов.
- Не пойдет. Ты с каждым разом дорожаешь, а тело и эмоции остаются прежними, причем на сегодня, условия встречи гораздо хуже, чем у тебя дома.
- Скупердяй, я подорожала из-за тебя. Если бы ты не сделал меня директором, то осталась бы на том же уровне, что и была сначала. Сам говорил, престиж превыше всего, вот престиж и заставляет меня ломить цену.
- Интересно, сколько же тогда стоит жена министра?
- По крайней мере здесь пахнет квартирами, дачами или Мерседесами.
- Слава богу, что ты еще не жена министра, а директор предприятия.
- Слушай, Федор, мне иногда хочется тебя убить. Так будем мы сегодня спать вместе или нет?
С ее темпераметром, только ломать дома.
- Будем.
Она успокаивается и идет к шкафчику за своей одеждой. Я подхожу, чтобы помочь ей одеться. Уже натянув шляпку, вдруг повернулась ко мне.
- Да поцелуй хоть меня, чурбан невоспитанный.
И сама решительно обнимает за шею и целует в губы. Софья долго околдовывала меня волшебными чарами любви и наконец оторвавшись, пристально смотрит в глаза.
- Если ты, негодяй, еще раз попытаешься меня купить, я разобью твою голову... ну хотя бы вот этим письменным прибором.
Она тычет пальцем на мой стол, где бронзовый орел вцепился в малахитовую гору, напичканную письменными принадлежностями.
- А мне казалось, что ты с удовольствием брала деньги.
- Вот они твои деньги.
Софья резко раскрывает свою сумку и кидает мне в грудь зелененькие бумажки.
- Здесь все, что ты оплатил мне, - гневно рычит она.
- Так кто же тогда стоял там, на панели, кто торговал собой, кого же я покупал?
- Не мучай себя такими вопросами, каждая женщина по своему влачит свою несчастную судьбу. Я тогда была на грани срыва и очень довольна, что на моей дорожке, именно в тот момент, попался ты. Это все, что могу тебе сказать и больше не задавай ни каких вопросов, иначе мир хороших иллюзий лопнет и опять наступит обычная серость и темнота.
- Уговорила. А теперь поехали, отметим нашу встречу.

Софья немного окосела после ресторана и когда я привез ее в свою квартиру, сразу залезла в ванну и долго отмокала в прохладной воде. Наконец она появилась в гостиной, в обмотанном до груди полотенцем и с тюрбаном на голове из моей рубашки.
- Как у тебя все необычно? - оглядывает она мою квартиру уже трезвым взглядом..
- Что тебя так удивило?
- Ты, президент крупной компании, человек с деньгами и светлой головой. Однако, живешь в такой тихой, маленькой квартирке. Неужели, нельзя купить и поселиться в огромном, светлом, доме.
- Средств нет.
- Врешь. Президент такой компании и нет денег.
- Не вру, моя бывшая жена ободрала меня.
- Вот это меня потрясает. Неужели нашлась такая женщина, которая обвела тебя вокруг пальца.
- Нашлась, в этом виноват я. Еще когда мы поженились, то не имели ничего, а потом, вдвоем стали вкладывать деньги в бизнес. С ее стороны, деньги давал папа, свои - я зарабатывал сам. Мы сделали сначала производство, потом компанию, а потом наступил развод. Жена потребовала - все пополам. Юридически она права. Пришлось ее уговорить на то, что все наши заработанные деньги и квартиру, я отдаю ей, а компанию оставляю себе.
- И много денег ей отдал?
- Много, несколько миллионов...
Директорша присвистнула, свалилась на диван и прощупала взглядом комнату.
- Вот что значит, холостяцкое жилье, никаких радующих взгляд безделушек, все строго и все при деле, здесь видак с телевизором, там комбайн с усилителями, тюнером и магнитофоном, на столе компьютер и набор телефонов... И все равно, я не верю, чтобы ты, умный мужик, и не смог выцарапать себе хоть немного денег при разводе...
- Смог, еще до разговора с женой о деньгах, я незаметно сумел часть из них перевести в недвижимость и это осталось мне. Я купил недостроенный коттедж. Остальные, до копейки ушли ей.
- Ну вот, обрадовал женщину, хоть сделал какой то стоящий поступок. Так почему не живешь в том доме?
- Я же сказал, он недостроенный.
Интересно, за что твоя бывшая жена, разошлась с тобой. Может за то, что ты педант или имел кучу любовниц?
Мне кажется, она знает обо мне все
- Ни то, ни другое, я сам ушел и потом, как ты говорила, зачем копаться в старом белье. Наше прошлое, это наше прошлое...
- Ты прав. Ну я жду...
- Чего ты ждешь?
- Когда ты отнесешь меня на кровать.

Утром, я просыпаюсь от тяжести и ударов. Софья, совсем голая, оседлала меня и лупит одной рукой по физиономии, в другой руке она трясет перед носом миниатюрными женскими трусиками и бюстгальтером.
- Проснись... Откуда эти вещи у тебя? - еще удар по щеке. - Где ты их взял? Да проснись же. - Этот замах я успел перехватить. - Почему они у тебя?
Одуревший ото сна, я смотрю на нее и пытаюсь вникнуть в смысл вопроса. Почему у меня женское нижнее белье?
- Ты лазила по моим столам? - первое, что я нашелся спросить.
- Они у тебя открыты. Я из любопытства заглянула и нашла вот это.
- Там еще были документы, деньги... оружие.
- Черт с ними. Ответь мне лучше, ты занимаешься любовью со всякой швалью, которые оставляет тебе для аромата эти вонючие трусики?
- Дай подняться. Слезь с меня, пожалуйста.
Вот пустил к себе монстра в квартиру. Она все обшарила, может это воровка... Софья встала на пол и пошла к двери гостиной комнаты. У самой двери, она швырнула трусики и бюстгальтер на пол.
- Я первая пойду в ванну, - вдруг спокойно говорит она у косяка.
Пока она моется, я откидываюсь на спинку кровати. Говорил Ленке, не оставляй мне своего барахла, а она тогда все смеялась. Это чтобы не забывал, шептала она и швырнула трусы и бюстгальтер на компьютер. Между прочим, интересную вещь я заметил, Софья во время умеет останавливаться. Пожалуй, это мне нравится.

Мы пьем кофе на кухне. Софья, как и вчера, в тюрбане из моей рубашки и халате.
- Так чьи эти вещи? - шипит женщина.
- Слушай, ты мне часто говорила, чтобы я не вмешивался в твою прошлую личную жизнь. Какое ты имеешь право вмешиваться в мою?
Она молчит, а потом уже справившись с собой, спокойно говорит.
- Ты прав, нам ни к чему выставлять на вид наше прошлое. Конечно, ты можешь ни о чем не говорить, но все же, можно у тебя полюбопытствовать, чье это барахло?
Вот дает, не мытьем, так катаньем.
- Жены.
- Как жены? Разве она к тебе приходила после развода?
- Нет. Это когда я уходил из ее дома, то утащил трусики с собой.
- Странно, ты случайно не маньяк?
- Случайно, нет. Все таки память о первой любви сохраняется в этих предметах.
Директорша потеплела и вроде поверила.
- Мы сейчас поедем на мой отчет?
- Конечно.
- У тебя есть запасные ключи? Я хочу после отчета переехать из гостиницы сюда.
- Постой. А зачем тебе это надо? У тебя в гостинице идут командировочные. Все знают где ты остановилась...
- Боишься сплетен.
- Нет, тебя. Твоего шального характера, ты же можешь ночью убить из-за чего-нибудь. Набила же мне физиономию за трусики.
- Слушай, как мне, действительно, хочется тебя убить иногда. Так даешь ключи или нет?
Ну и характер. Который раз, так выстрелит словами в упор, что по неволе сломаешься.
- Сейчас принесу.
В своем столе нашел связку ключей и принес на кухню.
- Вот, возьми.
- У меня есть время, выгладить себе юбку, а то она замялась...
- Есть. Всего двенадцать минут.

Отчет на совете директоров прошел хорошо. Мои помощники хвалили Софью Николаевну. Я предложил ввести ее в совет директоров нашей компании и все согласились. Когда заседание кончилось и присутствующие разошлись по своим местам, а Софья укатила к себе в гостиницу, ко мне в кабинет вошел Борис.
- Федя, можно к тебе.
- Заходи.
Он садится и начинает нервно потирать руки.
- Слушай, Федя, давай с тобой поговорим откровенно. Ты что то последнее время темнишь. Я до сих пор не пойму, как ты нашел Софью Николаевну и рискнул поставить ее на должность директора?
- Тебе бы самому хотелось занять это место?
- Хотелось. Неужели я не потянул бы?
- Может быть и потянул.
- Так в чем дело?
- Хорошо, я буду перед тобой откровенным. Вообще то, я действительно собирался поставить директором тебя, но... - как бы здесь лучше соврать, - вечером того дня, когда я приехал в город N., ты мне дал машину, помнишь...
- Помню.
- Так вот, так как мне не хотелось идти в ресторан при гостинице, я решил поехал перекусить в какую-нибудь забегаловку. В кафе, недалеко от центральной площади, подсел к столику, за которым сидела одинокая женщина. Мне она очень понравилась. Когда мы разговорились, то оказалось, что она работает на том же предприятии, которое мы хотели купить. Это была Софья Николаевна, она тогда поразила меня эрудицией и знанием местного производства. Вот тогда то я и сломался, решил, что это достойный кандидат в директора.
- Ты ее трахнул?
- Нехороший вопрос. Но я тебе отвечу. После кафе мы разъехались в разные стороны.
- Значит, ты похоронил мое директорство. А я так верил в тебя.
- Не суетись, скоро мы разработаем новый проект, купим еще одно производство и ты будешь там директорствовать.
- Ну это еще в будущем и, потом, заранее об этом лучше не говорить, вдруг мы ничего не купим, а если что то и приобретем, то мне может не понравиться место, само производство... Честно тебе скажу, мне очень нравиться город N. и там вот хотелось бы пожить и поработать. Федя, а если бы Софья Николаевна заболела или предположим отказалась от должности директора, ты бы меня туда поставил?
- Поставил. Но знаешь, Боря, не могу понять, что тебя так тянет в этот город. Сейчас у тебя, здесь в центре, квартира, семья, машина, все есть, зачем же там устраиваться заново.
- Я тебе скажу. Под тобой, я никогда не буду самостоятельным, так могу и пробыть клерком до конца своих дней. А там... буду независимым, можно где развернуться. Потом войду в совет директоров...
- Понятно. Придется тебе подождать, если Софью Николаевну переведут сюда, в центр, тогда поедешь принимать производство.
- А если не переведут?
- Тогда жди , когда мы купим новые заводы.
Он насупился.
- Успокоил называется.

Я не узнаю свою квартиру, она вымыта и выскоблена. Софья, укутавшись в платок, спит на диване.
- Эй, - трясу ее за ногу, - вставай.
Она поднимает голову и по детски, кулачками протирает глаза.
- Ты пришел? Там, на кухне, я приготовила поесть.
- Вставай, нам надо успеть в магазины, пока их не закрыли.
- Зачем?
- Купить тебе вечернее платье и ехать на балл.
Ее глаза изумленно смотрят на меня.
- Какой балл?
- Сегодня, губернатор собирает городскую элиту.
Софья заволновалась. Она, как ошпаренная, вскочила и стала носится по квартире.
- Слушай, а там разве меня пропустят? Я же не имею пригласительного билета.
- Пропустят, ты же будешь со мной.
- А как ты меня представишь? Неужели, как жену?
- Так и представлю. Директор предприятия, Софья Николаевна.
- Не лучше ли попроще. - ядовито щурится она. - Любовница президента фирмы такая то.
- Это будет посложнее и вызовет непредвиденную реакцию у всех.
- Вот как. Но я не хочу быть официальным лицом...
- По другому я тебя представить не могу, если отказываешься, тогда поеду один.
Она пристально смотрит на меня.
- Нет, не отказываюсь. Пожалуй, поедем в магазин за платьем.

Мы выбрали длинное, почти до пят, вечернее платье вишневого цвета, такого же цвета красивые туфельки с высоким каблучком. Софья тут же в магазине переоделась и потребовала, чтобы я отвез ее еще в салон красоты.

На балл чуть запоздали, но губернатор и его жена от двери не отходил и поэтому вышло все по этикету, поздоровались, высказали комплементы друг другу и вошли в зал.
Все мужчины невольно поворачивали головы в ее сторону и мне было приятно вести такую красавицу среди гостей. К нам подошел Борис с Надей. У той открылся рот, так она внимательно осматривала Софью. Борис отнесся к ней небрежно, поздоровался и сразу начал разговор со мной о гостях, которые пришли сюда. Неожиданно он сообщил.
- А ты знаешь, здесь Джафар со своей дочкой.
- Где?
- Вон там у окна. Он уже о тебе спрашивал.
Вот черт. Надо идти представиться.
- Софья Николаевна, пойдемте, я вас представлю почти второму руководителю города.

Джафар и Леночка были в окружении почтительных гостей и поклонников дочери. Когда мы подошли, все замолкли. Джафар нахмурился, а Лена начала краснеть, ее губы сжались в яркий бутон.
- Здравствуйте, - начал я. - Позвольте вам представить, директора одного из предприятий нашей компании в городе N. Софью Николаевну.
Джафар прекратил морщить лоб, растянул губы в улыбке, показав свои золотые зубы.
- Ты меня поразил, Федя. Но больше всего я поражен увидев вас, - сказал он и, как джентльмен, подхватил ее руку и поцеловал. - Вот не ожидал увидеть здесь не только директора, но и красивую женщину.
Ишь, как распелся и где только этот разбойник научился галантно относиться к женщине. И заговорил сразу же правильно, без своего дурацкого акцента. Лена тоже встрепенулась и уже смотрела на Софью с какой то бабьей завистью. Все окружающие наперебой стали здороваться с моей попутчицей, потом Джафар подхватил ее под локоть и сказал мне.
- Позволь, я утащу твою знакомую, сам представлю ее моим друзьям, а ты пока развлеки мою дочь.
И тут же толпа гостей вокруг нас рассосалась. Поклонники Лены поспешно разбежались.
- Ну вот, - обращается ко мне Лена, - мы и поменялись ролями. - На том вечере, мне поручили развлекать тебя, а здесь наоборот. Но прежде чем мне что либо сказать, ответь на два вопроса. Первый, почему ты, после нашей последней встречи, ко мне не звонил и меня не искал?
- Извини, я все время занят, на работе засиживаюсь почти до часу ночи. Стоило бы тревожить тебя так поздно.
- Стоило. Второй вопрос, когда мы встретимся опять?
- Когда я буду свободным...
- Это не ответ. Захочешь, время найдешь. Так когда?
Ну что за девка. Один раз переспали вместе, теперь не оторвешь.
- Через дня два или три.
Надо Софью быстрей отправить обратно в свой город, а то эта натворит бед.
- Тоже неопределенно, но уже хоть что то есть. Твоя подчиненная, эта директорша, очень недурна, наверно все мужики сходят по ней с ума.
- Сходят. По-моему твой отец тоже из этой компании.
- Это мы еще посмотрим, - многозначительно сказала она. - Слушай, Федя, я так соскучилась. Почему бы нам сейчас не удрать от сюда, ко мне домой? Папа наверняка задержится, у него еще много дел в городе, поэтому до утра не будет, маман в Париже, а служанки будут молчать.
- А что мне делать с Софьей Николаевной? Я обещал ей свое покровительство и даже довести после окончания балла до гостиницы.
- Ты, меня, променяешь на нее?
- Я человек слова, в бизнесе врать надо врагам. Раз обещал - выполняй.
- Но она же, - капризно сжала губы Лена, - не твой бизнес, а просто красивая шлюшка.
- Зря ты так. Софья Николаевна директор большого производства и если бы у нас не было доверия друг к другу, то эта часть моей компании просто бы развалилась.
- Какие вы противные, мужики. Женщина хочет, а они... не могут.
Похоже настроение у дочки мафиози совсем испортилось и когда после краткого выступления губернатора перед нами, начались танцы, Лена демонстративно ушла в пару с каким то молодым пижоном, имевшим наглость пригласить ее в моем присутствии. Я стал бродить среди гостей выискивая Софью. Нашел ее у столиков в кафе. Несколько мужчин, во главе с Джафаром окружили директоршу и спаивали ее шампанским.
- Разрешите, господа, - ворвался я в их компанию, - Я хотел бы пригласить Софью Николаевну на танцы.
Все сразу застыли, кроме Джафара, он опять нахмурился
- Зачем ты здесь? - удивился мафиози, - Где моя дочь, ты ее бросил?
- Она захотела танцевать с другими.
- Странно... Ну-ка отойдем в сторону.
Мы отходим и он уже требовательно спрашивает.
- Что произошло?
- Леночка хотела удрать с этого балла со мной, но я отказался. Она обиделась и пошла танцевать с каким то знакомым...
- Зачем она хотела удрать?
- Повеселиться на стороне.
- Дура, ну до чего же, дура. Вот что, Федя, дорогой, ты на нее не обижайся, еще придет в себя, будет выть в подушку, поймет, что глупость сделала. То что ты не сорвался с этой тусовки, правильно сделал. Пойдем, выпьем шампани и немного разомнемся.
Вернулись в кружок друзей мафиози, Софья с ухмылкой смотрела на меня.
- Господа, - сказала она нам, - сегодня вечер развлечений и я не хотела бы отключится от избытка шампанского в начале праздника, поэтому прошу мне больше прекрасного напитка не предлагать и разрешить пригласить одного из вас на танец.
- Конечно, - закивал головой Джафар.
- Тогда, я вас приглашаю первым, - она схватила мафиози за руку и потащила в зал.

Софья имела колоссальный успех. Джафар через три танца с ней, вдруг куда то исчез и вокруг директорши замелькали второстепенные лица. Она переходила из рук в руки, а я следил за ней, спрятавшись за колонну. Среди танцующих мелькнуло беззаботное личико Лены, где то у сцены тряслась, поглупевшая от восторга, Надя. Мне вдруг стало на все наплевать, я прорвал кольцо вертящихся пар и, подойдя вплотную сзади Софьи, негромко сказал.
- Ты здесь остаешься? Я ухожу.
Она остановилась, развернулась и с изумлением посмотрела на меня.
- Иди.
- Деньги на такси я передам швейцару.
После этого двинулся через зал к выходу.

Софья примчалась через двадцать минут, после того, как я вошел в квартиру и сразу набросилась на меня.
- Что ты за демарш выкинул там? Ушел, бросил меня, а ведь танцы обещали до утра.
- Мне надо выспаться, завтра на работу.
- Хорошо, - вдруг спокойно согласилась она и... стала, не стесняясь меня, раздеваться.
- Ты бы могла там и остаться.
- Зачем. Я и так довела некоторых кобелей до умопомрачения, но мне они не интересны.
Скинула платье, нижнее белье, расшвыряв все по углам и голышом пошла в сторону ванны. Через пол часа, еще влажная, розовая женщина, в моей рубашке появилась перед кроватью.
- Феденька, я вела на балу себя безобразно, с тобой так и не станцевала, но... ты сам виноват, представил меня окружающим, как постороннюю женщину. Но все это, я считаю, ерунда, важно другое, во всей этой кухне поняла одну вещь, этот ваш, Джафар ведет не по правилам свою игру и вы в ней, как запутавшиеся в сетке паука, мухи.
- Может быть ты поделишься со мной, что заметила?
- Поделюсь. Мне показалось, что этот разбойник хочет прибрать тебя в свои руки, женить на своей дочке и таким образом приблизить компанию к себе.
- Это я знаю. Давно знаю.
- Знаешь и так спокойно говоришь.
Похоже сейчас придет в ярость.
- Говорю спокойно, потому что это не входит в мои планы и я не собираюсь жениться на Елене.
- На ком же тогда, ты собираешься жениться?
- Пока не решил.
- Может у тебя много кандидатур и ты от меня всех скрываешь?
- Слушай, Софья, что ты от меня хочешь?
Наступила пауза и вдруг она сказала очень спокойно.
- Ничего не хочу. Единственное мое желание, это сначала выжать в постели из тебя все соки, а потом разорвать на части.
Она рухнула на кровать и потянулась ко мне руками.
- Ну, иди же ко мне.

Я провожал Софью на вокзал. Уже на перроне, она, как маленькая девочка, прижалась к моей груди и зашептала.
- Как мне трудно без тебя там.
- Ты же справляешься...
- Справляюсь, но тяну все через силу. Мне бы уверенный тыл.
- Я скоро приеду. Наверно, поближе к Новому Году.
- Приезжай побыстрей, Феденька.
И тут она разрыдалась.
- Ну, чего же ты... успокойся, - я ласково глажу ее по волосам. - Все будет хорошо.
- Когда... когда будет?
- Скоро. Тебе пора уезжать. Иди в вагон.
Осторожно ее отрываю от себя, но она хватает мою голову руками и... страстно целует. Тихо дернулся состав и вагоны медленно поплыли перед нами. Выдергиваю голову из ее рук.
- Поезд... Опоздаешь.
Подхватываю ее под мышки и заталкиваю к проводнику в открытую дверь. Вагон удаляется и, высунувшаяся головка с развевающимися волосами, все быстрей и быстрей удаляется от меня.

Борис стал выпивать, я уже дважды на работе засекал его с сильным запахом алкоголя. Однажды, поймав в коридоре, спросил.
- Боря, что с тобой?
- Ничего.
- Мне не нравиться, что ты выпиваешь.
- Я не пью, но я расстроен, что мой друг обманывает меня.
- Ты о чем?
- Я ведь узнал, ты спал с Софьей, а все время утверждал, что нет. Она ведь в нашем городе два дня не жила в гостинице, а была у тебя дома.
- Ну и что же тут такого?
- А то, что вы все сговорились. Теперь никогда моего продвижения не будет. На директорство в городе N. придется положить крест. Я уже здесь начинаю закисать.
- Не гони время, у нас все впереди.
- У тебя, может быть.
- Боря, сдержись. Может Софья Николаевна уйдет сюда и место освободится.
- Она уже никуда не уйдет. Ты меня извини, Федя, не хочу больше об этом говорить, лучше пойду к себе.

В город N. я решил приехать, никого не предупредив. Взял отпуск на неделю и купил билет на поезд.
N., за время моего отсутствия, очень изменился. Улицы покрыты мягким одеялом белого снега и тот, под лампами фонарей, переливается разноцветными мигающими точками снежинок. Прохожие стали неприветливей, укутавшись в теплые шубы и шапки.
Но в гостинице, сразу почувствовал особенности этого города. Десятки полураздетых девиц легкого поведения заполонили холлы и ресторан. Они голодными глазами, рассматривали меня, будь-то я чудо с того света. Из номера позвонил на предприятие и нежный девичий голос пискнул в трубку.
- Алле...
- Мне Софью Николаевну.
- Она занята, у нее совещание.
- Прервите, скажите приехал Федор Иванович. Поверьте, Софья Николаевна вам за это ничего не сделает.
Похоже девушка в замешательстве.
- Я не знаю...
- Давайте, давайте.
Несколько раз в трубке прозвенел зуммер и наконец знакомый голос недовольно спросил.
- Але...
- Привет, Софья, это я, Федор. Какого черта, ты занимаешься производственными делами, когда я жду тебя уже второй час в гостинице.
- Федя? Приехал, значит... Сейчас... всех отпущу.
Она так грохнула трубкой, что у меня в ушах зазвенело.

Женщина сошла с ума. Софья ворвалась в номер и сразу же вцепилась мне в губы. С трудом оторвал ее.
- Да разденься же.
- Феденька, я сейчас. Боже, как я соскучилась.
Шубка, шляпа, сапожки полетели в разные стороны на пол. Она опять прильнула ко мне.
- Я так ждала... Ждала... Дождалась.
Все, мне не открыть рта. Софья толкает меня всем телом, оглянуться не успел, как грохнулся спиной на кровать...

Пришел в себя от этого безумства через два часа. Софья лежала раздетая рядом и смеялась.
- Ты чего?
- Ты представляешь, сегодня вечером мой, завтра мой. Это настоящее бабье счастье, когда долго любимого нет и вот он весь... здесь, весь запал, все что накопила отдаю, одним махом...
- Дурочка, а что будет потом, когда всю энергию отдашь, завянешь.
- С тобой? Да с тобой лучше умру, до конца буду наслаждаться этой изумительной любовью.
- Не забудь, у тебя производство. Кто тогда его потянет?
Она застыла.
- Ну вот, ты про прозу. Мне ведь действительно надо вернуться к себе в кабинет. У меня день сегодня, как назло, сумасшедший. Ладно, Феденька, я сейчас соберусь и уеду на производство, а вечером мы встретимся. Постараюсь освободится к восьми и подъеду к тебе, - она приподнялась с кровати. - Господи, где же моя одежда? Здесь все расшвыряно, словно прошло землетрясение.

Ей никак не уйти, ее губы без конца ищут меня и долго она стояла у дверей, пока я ее не вытолкнул в коридор.
- Иди быстрей, до вечера.
- Феденька... Федька, я по моему люблю тебя...
И тут она побежала по коридору.

Уже восемь вечера, Софьи нет. Прошло пол часа, час, а ее все нет. Я опять позвонил в приемную.
- Але..., - пискнул тот же испуганный голосок.
- А где Софья Николаевна?
- А вы кто?
- Да друг же ее, звонил вам сегодня утром.
- Да, да... У нас несчастье, Софья Николаевна в больнице.
- Что за черт, что произошло?
- В нее стреляли, - девушка заплакала, - понимаете... она выехала из проходной, а в нее стали стрелять...
Вдруг трубка заговорила жестким мужским басом.
- Але, это кто говорит?
- А вы кто?
- Майор милиции Кривошеев Андрей Григорьевич.
- А я президент фирмы "Хорст", руководитель этого предприятия Федор Николаевич.
- Не могли бы вы подъехать сюда?
- Вы лучше скажите, что с Софьей Николаевной? Жива она?
- В очень тяжелом состоянии, но жива.
- В какой больнице лежит.
- В нашей, Октябрьской.
- Товарищ майор, я лучше не к вам, а в больницу, встретимся позже, обязательно поговорим.
Швырнул трубку и, схватив куртку бросился из номера.

В больнице ни у кого ничего не удается узнать. Только в приемной, любезная старушка со шваброй, сообщила, что какая то молодая женщина лежит в операционной и врачи уже второй час ей делают операцию. Долго сидел под дверью, пока из нее не вышел усталый человек в халате и подошел ко мне.
- Вы кто? Родственник больной?
- Я ей самый близкий человек.
- Плохо дело. Мы сделали все, что могли. К сожалению надежд на спасение нет.
- Что нужно, доктор, скажите, может я помогу.
- Вы не Алладин с волшебной лампой и навряд ли поможете.
- Не тяните время. Говорите, что надо.
- Хорошо. Нужна клиника доктора Верста в Германии под Мюнхеном. Только там делают операции с селезенкой...
- Сколько времени нужно, чтобы доставить ее туда? Хватит ли ей времени, чтобы долететь?
Теперь доктор внимательно посмотрел на меня.
- Вы что, можете ее отправить туда?
- Могу.
- Тогда поспешите. Самолет до Мюнхена летит от сюда четыре часа, плюс время на подготовку, итого... за шесть часов может быть она и не умрет.
- Где у вас городской телефон?
- У меня в кабинете.

Обзвонил местный аэропорт, как назло, в Европу на сегодня рейсовых самолетов нет, а частников - раз два и обчелся. Еще этот вид транспорта у нас не так развит. Тогда, с отчаяния набираю мобильный телефон Джафара, знаю, этот гад все может.
- Привет, Джафар, это я, Федор Иванович.
- Феденька, дорогой, привет. С чего бы это ты вдруг осчастливил меня, взял, да позвонил.
- Джафар, мне нужна твоя помощь. Я в городе N., здесь только что произошло покушение на Софью Николаевну, чтобы спасти ее, нужен срочно самолет до Германии. На здешних авиалиниях сейчас нет ни рейсовых самолетов, ни свободных.
- Говоришь, на Софью Николаевну? Странно, но ладно я с этим потом разберусь. Но ты знаешь, дорогой, это же не так просто достать самолет и отправить за границу.
- Джафар, сколько?
- Хе..., хе... ты думаешь я маг... Хотя постой, есть идея. Сколько говоришь? Много... На шестьсот тысяч баксов потянет.
Дьявол, где же мне достать такие деньги? Я же на мели. Была не была.
- Джафар, я заплачу.
- Мне нужны наличными...
- Будут тебе наличные, но только когда вернусь. Сейчас то не могу.
- Понимаю. Зная тебя, как делового человека, даже поверю, но у меня одно условие. Если не вернешь через три дня денег, то все собственные акции своей фирмы передашь мне.
- Хорошо, гони сюда самолет, да пусть не тянут, а сразу же оформят документы на перелет через границу.
- Сейчас это дельце оформим, в соседнем городе есть личный самолет моего дружка. Через пол часа жди на аэродроме. Пока, Федор Иванович.
Я отрываю голову от трубки и оборачиваюсь к хирургу, сидящему напротив.
- Доктор, за мой счет, созванивайтесь с Германией, самолет через пол часа будет на аэродроме.
- А деньги? Гарантии, что пятьдесят тысяч долларов за операцию будут?
- Будут.
- Это я сейчас. Верст мой хороший друг, мне поверит и поможет.
Я выбрался из кабинета врача и тут же напоролся на человека в милицейской форме.
- Это вы, Федор Иванович?
- Да я.
- Майор Кривошеев. У меня к вам несколько вопросов.

Я сам довез Софью до аэропорта. Джафар не соврал, прислал небольшой самолет, даже документы оформлены по норме, никаких затруднений с местными правоохранительными органами не было. Самолет улетел, а я заспешил в гостиницу за вещами и на вокзал, чтобы уехать на первом же поезде до родного города.

Почти полночь, с вокзала отправился в фирму. В огромном здании, кроме охраны, никого нет. В моем кабинете, разрывая непривычную тишину, грохочут ходики часов. Прежде всего в сейфе отыскиваю ключи бухгалтерии и кассы, у меня хранятся, на всякий случай, их дубликаты. Потом выхожу из кабинета и иду по коридору в сторону кассы. Там взламываю печать на двери, открываю ее и включаю в комнате свет. Тут же на стене, висит ящик с охранной сигнализацией. Набираю код и нейтрализую тревогу. Огромный сейф стоит у окна. Подбираю ключи и наконец тяжелая дверца распахивается. На полках вижу пачки денег, это зарплата сотрудников фирмы за месяц. Беру только доллары, складываю их на столе и потом считаю. Всего семьсот тысяч баксов. Запихиваю деньги в полиэтиленовый мешок и здесь же, на столе, пишу расписку, что это я взял доллары. Этот клочок бумаги кладу на пустеющую полку и закрываю сейф, после этого убираюсь из комнаты.

Из своего кабинета звоню домой, главному бухгалтеру. Там долго не брали трубку, наконец сонный голос спросил.
- Але...
- Наум Михайлович, это я, Федор Иванович...
- А... Федя, ты что, с ума сошел, уже больше часа...
- Наум Михайлович, это необходимо было позвонить сейчас. Я на фирме и вскрыл нашу кассу. Выдрал от туда семьсот тысяч долларов...
- Чего? - бухгалтер сразу проснулся. - Федор Иванович, да ты что делаешь?
- Подробности потом. У меня просьба, приди пораньше на работу и не подымайте паники. Я появлюсь днем и все объясню.
Трубка что то завопила, но я бросил ее на место. Что же дальше? Из стола, достаю небольшой диктофон и запихиваю его в карман. Итак, я готов к расчетам.

Утром, прежде всего, позвонил к Джафару и договорился о встрече у него дома. Потом съездил в банк и отправил в Мюнхенскую больницу пятьдесят тысяч долларов.

Дверь открыла Лена и сразу заулыбалась, будь то между нами ничего не произошло.
- Феденька, здравствуй, как я рада тебя видеть. - Она осторожно чмокнула меня в щеку. - Пойдем, папа тебя ждет.
Она пропустила меня в прихожую, где сидел один скучающий охранник и повела по коридору. Перед красивой, отделанной под орех дверью, Лена остановилась и постучала.
- Папа, Федор Иванович пришел.
Я поспешно сунул руку в карман и включил диктофон.
- Пусть войдет, - раздался голос Джафара.
Лена открыла передо мной дверь и протолкнула в комнату. Джафар подходил ко мне с протянутой рукой, он был небрежно одет, в подтяжках, его второй охранник сидел в углу и читал книгу.
- Федя, привет.
Мы пожали друг другу руки.
- Ленусик, прогуляйся, лапочка, мы здесь с Феденькой поболтаем.
Дочка закивала головой и смылась из комнаты.
- С чем прибыл, Федя? - спросил Джафар.
- С деньгами. Я принес шестьсот тысяч долларов.
Я протягиваю ему полиэтиленовый мешок.
- Эй, Джарик, - повернул голову мафиози в сторону охранника, - оторви задницу от стула. Хватит тебе мозги засорять, лучше пересчитай деньги.
- Хор... Джеф, - буркнул Джарик.
Он лениво поднялся, подошел ко мне, взял мешок и вернулся к столу. Здесь вывернул мешок наизнанку, засыпав стол пачками долларов. После этого стал ковыряться с каждой пачкой.
- Федя, ты молодец, сразу деньги достал. Не ожидал от тебя такой прыти. Слушай, дорогой, на кой хрен ты мне принес такие деньги? Продай свои акции и бери деньги обратно.
- Если я продам акции, то фирма будет твоя, а я уже там буду не нужен.
- Зачем так говоришь, обижаешь меня. Я тебя оставлю в компании...
- Кем?
- Ну, каким-нибудь директором.
- Нет, Джафар, это мое детище. Я сделал эту компанию, я ее и должен дальше развивать.
- Зря, дорогой, отказываешься. На эти деньги, что остались бы у тебя, открыл бы новую фирму. Капитал то хороший. Я бы тебе крышу новую сделал, ни одна налоговая, ни мэрия, ни другая организация к тебе бы не сунулись.
- Нет, Джафар, не пойдет. Лучше помоги мне в другом. Хорошо бы узнать, какой сволочи нужно было стрелять в Софью Николаевну?
- Мда... Я знаю, кто заказал и весьма удивился, когда узнал о покушении.
Я чуть не подпрыгнул от такого сообщения.
- Так скажи мне.
- Не могу. У нас свои законы и не все можно говорить.
- Сколько?
- Что сколько?
- Сколько тебе заплатить за эту информацию. Тридцать тысяч баксов хватит?
- Ты, Федя, стал слишком богатый, швыряешься деньгами направо и налево. Однако, раз ты такой толстосум... за пятьдесят, так уж и быть, я скажу тебе имя.
- Бери свои пятьдесят.
Залезаю во внутренние карманы пиджака и вытаскиваю пять пачек долларов. Джафар их не берет, а небрежно кивает на стол, где охранник досчитывает деньги.
- Сложи их туда.
Я подхожу к столу и бросаю пачки в еще не сосчитанную кучу.
- Так я слушаю, кто же это.
- Это твой самый лучший друг, Борис. Он заплатил киллеру двадцать тысяч, чтобы тот разделался с Софьей Николаевной. Киллер оказался моим парнем, поэтому эту информацию узнал я.
- Твой парень, сказал тебе до покушения на нее или позже?
- До.
- Так как же ты... позволил ему стрелять в нее?
- Только не подумай, я не хотел ее смерти. Во всем виноват ты. У меня были свои планы на тебя, Ленку хотел пристроить... Ведь влюбилась же она в тебя. Потом я узнал, что Софья Николаевна спит с тобой и, похоже, что она тоже втюрилась. Все свелось к одному, она мешает мне, всем моим расчетам... Сказал этому, мудаку, чтобы только попугал ее...
- Шестьсот пятьдесят тысяч долларов, - раздался голос Джарика.
- Что же ты наделал, Джафар?
- Ну жива она, чего ты еще стонешь? Киллер малость перестарался, я ему за ослушание еще мозги проветрю. Джарик, - он повернулся к столу, - деньги сложи в чемодан.
- Прощай, Джафар.
Я повернулся и пошел на выход.
- Ты куда?
- Очищать компанию от всякой дряни.

Секретарша улыбнулась мне, когда я вошел в приемную.
- Добрый день, Федор Иванович.
- Добрый день. Срочно, ко мне, кассира, главного бухгалтера и экономиста. После этого... Бориса пригласи через двадцать минут. А к часу собери всех директоров совета, и моих заместителей. Как хочешь, вытащи их из под земли, сдери с небес, но чтобы кворум был.
- Хорошо, Федор Иванович, - сразу изменила голос секретарша, почувствовав что то необычное.

Кассирша ворвалась ко мне в испуге.
- Федор Иванович, зачем вы взяли из сейфа семьсот тысяч долларов? Это же зарплата наших сотрудников.
Появились главный бухгалтер и главный экономист.
- Садитесь, - скомандовал я всем.
Они смирненько расселись за столом.
- Так вот. Вчера произошло ЧП. Было произведено покушение на директора нашей фирмы в городе N..
Кассирша пискнула и вжалась в кресло, Наум Михайлович напрягся и только экономист смотрел на меня не пошевельнувшись.
- Киллер, только ранил ее, - продолжал я, - и ранил тяжело. Местные врачи не смогли оказать существенную помощь и мне пришлось отправить Софью Николаевну на операцию в Германию. Время, чтобы она жила, врачи отпустили немного и пришлось организовал для нее самолет. Все эти деньги я потратил на лечение и поиски мерзавца, который на нее покушался. Вот поэтому, я и решился на такой рискованный шаг, взять их из кассы. Вот почему, я собрал вас сейчас и хотел бы услышать от каждого свое мнение. Что делать дальше?
Они молчали.
- Ну чего же вы, давайте? - пытаюсь их взбодрить.
- Конечно, вы поступили правильно, - медленно начал главный бухгалтер, - но хоть какие-нибудь документы..., ну там договор с Германией о лечении, договор с авиационной компанией? Может быть мы и... что-нибудь сделали.
- Вот что у меня есть. Это копия счета в банке, сколько денег я отправил в Германию на лечение, - я протягиваю бухгалтеру несколько листков бумаги. - Здесь же копии, которые я получил от летчика самолета. Он привез мне оформленное разрешение на перелет в Мюнхен. Это все, что я имею.
- Не густо. Но на эти документы списать деньги не возможно. Ну, хотя бы можно возместить утащенную сумму. Где-нибудь занять, взять кредит в банке, ограбить может быть...
Кассирша пискнула в испуге.
- Только не это...
- Занять такую сумму, - говорю я, -это значит попасть в кабалу кому либо и может быть со смертельным исходом. Наши денежные акулы, когда у клиента кризис, сразу вздуют процентные ставки. С банками хуже, когда буду вести переговоры, они, наверняка, наведут все справки и ворам... уже, почтения не будет.
- Неужели у вас нет хоть каких-нибудь наличных, ну хотя бы процентов тридцать от суммы, может мы прокрутим...
- Нет.
- Есть только один выход, - вдруг вступил в разговор экономист. - Это списать затраты на непредвиденные обстоятельства, ну там землетрясение, наводнение, грабеж, пожар и так далее, но при этом вам придется покинуть предприятие.
- Это почему же?
- Мы обязаны отчитаться перед банком о потерях, но они в свою очередь обязаны обратится в правоохранительные органы и сообщить о том, что у нас произошло. Как руководителя компании вас сразу привлекут к ответственности и никто не может предугадать, как повернется дело. В том случае, если вы покинете нас, то кой кому, конечно, захочется потрепать нас, но потери компании, которая не имеет к вам претензий, сразу же пройдут автоматом.
Они смотрят на меня с сочувствием. Я понимаю, это приговор. Конечно можно остаться, побороться и мне бы может быть, действительно, ничего не сделали бы, но я то знаю и другое, то что не договорил, все знающий, экономист. За правоохранительными органами маячит фигура Джафара, который давно их купил и если мафиози надо, они просто скрутит меня и приберут фирму к своим рукам.
- Есть еще один вариант, - это ожила кассирша, - продать ваш контрольный пакет акций, и вы покроете всю недостачу.
- Нет. Этот вариант не подойдет. Я лучше уйду.
- Но по нашим правилам, контрольный пакет акций должен быть только у сотрудника фирмы. Вам все равно, часть акций придется продать, - спокойно сообщает мне главный экономист.
- Да, я это знаю и правила нарушать не буду. Кому надо, тому акции или продам, или передам. Заверяю вас, это будет сотрудник фирмы.
Они кивают головами, но в их глазах я вижу затухающую преданность.

Борис испуган, вижу по его морде.
- Федя, что случилось? - сразу спрашивает он.
- Разве ты не догадываешься?
- Нет.
- Было покушение на Софью...
- Да, что ты говоришь?
- То и говорю. Киллер, который в нее стрелял, сказал, что ты заплатил ему двадцать тысяч долларов.
Я умышленно не сказал ему, что убийцу не поймали.
- Какие доллары?
- Не крути, Борис. Зачем ты это сделал?
- Федя, я никого... не нанимал.
- Борис, я не хочу крови. То, что у нас с тобой было в прошлом, со вчерашнего дня пропало. Не хочу тебя больше видеть, поэтому выбирай, либо я тебя увольняю, либо ты пишешь заявление по собственному желанию.
- Но, Федя...
- Стоп. Ты решился?
- Хорошо, я пишу заявление по собственному желанию.
- Пиши здесь в кабинете, вот листок бумаги.
Борис старательно выводит каракули на бумаге, отдает ее мне и, поднявшись, идет к двери. Так и ушел не попрощавшись.

Шесть главных директоров и четверо моих заместителей сидят за большим столом и слушают меня.
- Вчера произошло ЧП. Тяжело ранили директора нашего филиала Софью Николаевну. Я вынужден был для ее спасения, никого не спросив, вытащить деньги из сейфа нашей компании и отдать на лечение. Деньги большие, семьсот тысяч долларов.
Директора зашевелились, зашумели.
- Тихо, - продолжил я, - Так как подотчетности о растрате денег никакой нет, то вся вина за этот прямой грабеж, лежит на мне. Взвесив все обстоятельства, за и против, я решил уйти из фирмы, передав бразды правления другому человеку.
- Федор Иванович, - прервал меня самый старший из нас, бывший обкомовец партии, но очень умный и преданный фирме человек, Григорий Павлович, - этого не надо делать. Бросьте себя корить, вы спасали человека и правильно сделали. Через два месяца фирма наберет потерянные деньги и все будет нормально.
- Может быть. Но тогда я вам не сказал самого главного. Мне уже сделал одно предложение, некто Джафар, вы, наверно, о нем уже кое что знаете. Так вот, этот Джафар, узнав о моих трудностях, предложил мне продать ему контрольный пакет акций фирмы, таким образом прибрав ее к своим рукам. Этот же тип не упустит возможности, за эту растрату, сделать со мной все что угодно. Я ухожу от сюда для того, чтобы спасти фирму от бандитских структур. Мало того, чтобы ко мне никто не приставал, у меня есть еще одно решение, свой контрольный пакет я передаю Софье Николаевне. Поверьте, по деловым качествам, это будет достойный президент фирмы, а пока, до ее выздоровления, дела фирмы передаю своему первому заму.
Теперь все задвигались и загудели.
- Федор Николаевич, - спросил главный экономист, - а как же ваши проекты по покупке новых предприятий? Без вас они пропадут.
- Поверьте, Софья Николаевна, не пройдет спокойно мимо любого проекта.
- А если Софья Николаевна не поправиться или может быть хуже..., - проговорил худощавый директор филиала в нашем городе.
- Никаких но...
- Если бандиты захотят, - заметил Наум Михайлович, - то никакие силы не остановят их. Все равно они нас возьмут... Не мытьем, так катаньем.
- Предлагаете сразу сдаться. Нет, не дождетесь. Действительно, мы лакомый кусочек для бандитов, наши активы и объем капитала превышают их заработки в несколько раз. Запомните только одно, у кого больше денег, того меньше кусают. Пока наша служба безопасности работает неплохо и может дать любым силам отпор, поэтому, чтобы разорить фирму, нужно натравить на нас силу, власть и закон, но уже в другом, не местном масштабе. К сожалению, у них сейчас появился повод, пощипать нас, почти что на законном основании. Виной всему оказался я, руководитель фирмы, который фактически украл семьсот тысяч долларов. Только ради спасения фирмы, я и ухожу.
- Федор Иванович, - опять говорит главный экономист, - вы говорили, что потратили часть денег на поиски убийц. Уже есть какой-нибудь результат?
- Есть. Я знаю его имя. С ним мы еще разберемся.
Все молчали.
- Раз мы все обговорили, - делаю последнее заключение я, - то до свидания, уважаемые коллеги и друзья. Я только что подал заявление об увольнении своему заму. Совет директоров может уже после моего ухода, проголосовать за мою отставку.
Некоторые коллеги и друзья поднялись со своих мест и потянулись ко мне с прощальными рукопожатиями и добрыми словами напутствия.

Дома я не успел переодеться, как раздался телефонный звонок.
- Федор, это я Джафар.
- Еще раз здравствуй, Джафар.
- Я слышал, дорогой, что ты уходишь с поста президента фирмы?
- Да, сделал такую глупость.
- А как же акции, кому ты продал акции?
- Я их передал Софье Николаевне.
- Ха... Интересные вещички. Ну, хорошо, когда ты рассчитаешься со своим должком в шестьсот пятьдесят тысяч долларов?
- О чем ты говоришь, Джафар? Я с тобой во всем рассчитался.
- Чушь, я не видел деньги и даже не трогал их.
- Хорошо, я тебе напомню кое что.
Беру диктофон, включаю его и подношу к трубке. Подержал немного и потом говорю.
- Ты удовлетворен, Джафар? Это запись всей нашей беседы.
- Силен, хитер, бродяга. А я то думал, чего это он так спокойно уходит и расписки не берет. Ладно, твоя взяла, очень жаль, что ты сделал такой умный ход с фирмой. Я ведь за Ленку... вообще то хотел с тобой разделаться, но видно не судьба, ты все наперед рассчитал...
С той стороны запищали гудки. А через пол часа опять телефонный звонок.
- Алле..., - настороженно говорю я.
- Дядя Федя, - слышу рыдающий голос, - дядя Федя, это Настя... У нас несчастье... папа застрелился...

Прошло пол года. В первый месяц, меня действительно потрепали правоохранительные органы за грабеж денег, фирма сумела отвертеться, а от меня отстали по непонятным причинам, видно кто то воздействовал сверху. Потом, я продал квартиру, переехал в коттедж за городом, устроился на работу в заграничную фирму, приобрел новых друзей и вроде оклемался от полученного удара. От своих знакомых узнал, что Софью вылечили, она полтора месяца пролежала в больнице в Германии, потом отдыхала в санатории и..., вернувшись в наш город, принялась за бывшую, мою контору. Говорят, очень круто принялась, на смену мне пришел настоящий президент фирмы.

Коттедж у меня достроили не полностью. Дом и внутренняя отделка выполнены основательно, а вот забор и плитка вокруг дома еще не закончены. Так и живу, перебираясь с улицы через горы песка, разбросанной плитки и кирпичей для забора, в свой дом. Это было в выходной день. Однажды вечером, заныл дверной гонг. Заглянул на монитор. Вроде, стоит женщина из-за огромной шляпы не видно лица.
- Вы к кому? - спрашиваю в динамик.
- Да открывай, черт, это я.
Я открыл дверь и... попал в объятия шикарной, красивой женщины.
- Федька... Феденька, милый..., - слышу родной голос Софьи. - Я же тебя все время ищу...
Она припала ко мне и я потерял чувство времени.
- Господи, сколько я тебя искала, - отрывается она от меня и смотрит счастливыми глазами, - мучилась по ночам, мечтала о тебе... Теперь никогда не отпущу. Ты нам нужен, нужен компании, твои идеи, мысли должны принадлежать ей, нужен мне, я же без тебя живу, как на чужой планете. Очень часто, закрою глазу и вижу как ты меня несешь к постели... - Софья опять целует меня в губы и вдруг шепотом говорит. - Ты же меня сейчас понесешь к постели, правда?

 

© Copyright Evgeny Kukarkin 1994 -
Постоянная ссылка на этот документ:

[Главная] [Творчество] [Наши гости] [Издателям] [От автора] [Архив] [Ссылки] [Дизайн]

Тексты, рисунки, статьи и другие материалы с этих страниц не могут быть использованы без согласия авторов сайта. Ознакомьтесь с правилами растространения.

Евгений Кукаркин © 1994 - .
Официальный сайт:  http:/www.kukarkin.ru/
Дизайн: Кирилл Кукаркин © 1994 - .
Последнее обновление:
Официальные странички писателя доступны с 1996 г.