Copyright © Evgeny Kukarkin 1994 -
E-mail: jek_k@hotmail.com
URL: http://www.kukarkin.ru/
Постоянная ссылка на этот документ:


Написано в 2006 г. 

КУХНЯ СМЕРТИ

Начальником технологического отдела цеха была пожилая мымра. Эта фурия ни когда не наносила макияжа, одевалась до безобразия просто, в какой то глухой балахон неопределенного цвета и ни разу не распускала волосы, они у нее всегда были скатаны в комок на затылке. Зато следила за нами, как сыщик, не разрешая расслабится ни на минуту.
- Григорий Павлович, - это ко мне, - Эдуард Максимович, - это уже к моему коллеге, - приехал рефрижератор. Проконтролируйте приемку и закладку мяса.
Мы послушно поднимаемся и тут же получаем замечание.
- Эдуард Максимович, наша работа любит точность, прошу вас не оставляйте документы на столе, уберите их и сдайте в первый отдел, а вы, Григорий Павлович, в прошлый раз оставили в столе расчеты по закладке мяса. Это большой промах в вашей работе. Я прошу, чтобы это было в последний раз.
- Хорошо, Инна Сергеевна, - вяло, но дружно ответили мы и начали убирать бумаги.
Я тщательно проверяю стол, лишнюю бумагу демонстративно бросаю в крошильный автомат и включаю его. Слышится вой довольной машины и вскоре мелкая труха посыпалась в отходную корзину. Эдуард, в это время, смылся в первый отдел.

В рефрижераторе привезли парную баранину. Приемщик, пожилой мужик, дядя Федор, с группой солдат раскладывает каждую тушу на столе и тут же ее взвешивает. Эдуард стоит рядом, с листом бумаги и записывает состояние мяса и его вес. Его дублирует весовщица Клава, которая громко кричит, после каждого взвешивания, примерно так.
- Сорок четыре килограмма, сто восемьдесят два грамма.
Я понимаю, это для нашей мымры, которая подключилась к видеосистеме и сейчас следит за нашими действиями.
Мясо, после взвешивания, везут в промывочную и разрубочную. Моя задача проследить этот процесс. В больших ваннах с холодной проточной водой четыре женщины щетками скребут туши.
- Маша, - зову я одну из них, - вот здесь не доскребла, под ляжкой пятно.
Добросовестная Маша послушно подбегает ко мне.
- Ой, точно, Григорий Павлович, я сейчас.
Это мне плюс, Инна Сергеевна, отметит мое рвение. После промывки баранину везут на нержавеющих тачках в разрубку. Безжалостные гильотины со смаком рубят мясо на толстые пластинки, и тут же подавальщица швыряет их на зубчатую ленту транспортера, которая идет вверх, почти под самый потолок. Баранина сыпется в большую емкость - скороварку, с целой системой предохранителей, пароотводов и механических съемников на крышке. Это сооружение занимает почти пол цеха и высотой с два этажа, его опоясывают металлические лестницы и балконы.
- Григорий Павлович, - слышится в динамике, это мымра, она и здесь не оставляет меня без внимания, - зайдите к диспетчеру. Возьмите у него данные по последней проверке установки.
Я мысленно чертыхаюсь и иду в угол цеха, где ярко светятся окна обслуживающего персонала.
- Девочки, привет.
Девочки, это молоденькая Люба, только что со школьной скамьи и вечно молодая Вера Ивановна, женщина весьма неопределенного возраста.
- Григорий, на возьми, мы уже все слышали.
Вера Ивановна подает мне акт проверки опрессовки скороварки.
- Все в порядке?
- А чего с ней будет. Через каждые три дня проверяем. Сам начальник ТБ над душей стоит, как ваша мымра. Да мы все понимаем, что это необходимо, поэтому относимся вполне нормально. Правда, Люба?
Люба краснеет и кивает головой.
- Григорий, ты не задерживайся, а то опять попадет...
- Иду. Увидимся после... в столовой.
Инна Сергеевна не прощает задержек по работе и за каждую лишнюю минуту потерянного времени, готова нудно читать лекцию на целый час, конечно после работы.

Наконец баранина загружена, залита водой. Глухо задраивается люк, в который только что засыпали мясо, нелепо торчащий в огромной крышке. Включаются автоматы подогрева и вакуумные машины, для отсоса воздуха. В цехе непродолжительно воет сирена, начинают захлопываться многочисленные герметичные контрольные двери, люди, работающие в этом помещении, переодеваются в скафандры. Процесс начался. Мы с Эдуардом идем на свои рабочие места. Мымра уже натянула скафандр, нам пришлось спешно последовать ее примеру. Пока мясо варится, можно не одевать гермошлем, чем мы и пользуемся. Мой коллега сразу занялся подсчетами количества мяса, его категорийности и потерями при проведении технологического процесса, а я сверкой цифры акта с допустимыми по инструкции значениями. Через двадцать минут мы закончили работу и предстали перед мымрой.
- Начинайте первым, Эдуард Максимович, - сухо говорит она.
- Значит так. Мясо сегодня досталось второй категории, мы с Федор Ивановичем отбраковали три тушки, этих баранов подсунули из морозильников, снаружи они подтаяли, а внутри еще осталась промороженная ткань.
- Вот, сволочь, Григорьев, - прервала его мымра. - Ну я ему покажу.
Григорьев начальник мясокомбината, поставляющий нам баранов. Я представляю, как мымра теперь будет есть его поедом, когда он появится у нас.
- Итак загружено...
Эдик называет цифры принятой баранины, сколько загружено, каковы предполагаемые потери, сколько залито воды и каков расчет режима варки на данное количество.
- Молодец, хорошо поработал. Все данные в рапорт и мне на подпись.
- Есть.
- А что вы скажете, Григорий Павлович?
- Как вам сказать, Инна Сергеевна. Мне не нравятся цифры, которые я получил.
- Выкладывайте, что у вас.
- Я сверил акты проверки скороварки за два года. Мне, кажется, предохранительный клапан Геллера медленно "плывет", пока он в переделах нормы, но находится на верхней планке. Вот график.
Мымра рассматривает лист бумаги и кусает губы.
- Почему раньше не заметили?
- Наверно, все следовали инструкции, есть значение в пределах, ну и хорошо. Я только сейчас и решился сравнить их с прошлыми данными, и то, только потому, что в тот раз мне показалось, что тогда результаты испытаний были другие.
- Подготовь докладную, на остановку скороварки для ее профилактики и ремонта. Посчитай трудозатраты и количество материала для этого.
- Но там надо будет вскрывать вытяжку, клапан Геллера выходит туда. Ремонт даже за двое суток не сделаешь.
- Вот и пиши. Я сегодня еще утру нос начальнику ТБ. А по поводу времени... есть начальство, пусть они решают...

Проходит еще немного времени. Мы готовим документы и передаем их Инне Сергеевне. Она кивает головой.
- Через двадцать минут будет выемка мяса и жировой пленки. Ваше присутствие обязательно. Мясо все взвесить и сдать по накладной.
- Есть.

Цех, как бы вымер, только несколько фигур в нелепых скафандрах стоит у скороварки и ждут, когда откроется крышка. Вот она поднялась и на гидравлических затворах отошла в сторону. Пар резко удар в потолок цеха и стал растекаться по помещениям, окутывая все туманом. Сразу же запахло вареным мясом. Загудел динамик.
- Подцепить решето.
Над скороваркой появляется кран-балка. Специальный автомат подцепляет нержавеющий стержень, торчащий из бульона и медленно начинает его поднимать. В чуть коническом решете скопилось все вываренное мясо. Теперь все ждут, когда с него стечет в емкость жидкость. Две девушки, стоящие рядом со мной, трудятся у стенки скороварки, они торопливо, из спец крана, берут отвар в пробирки на анализ и тут же исчезают. Но вот ручейки из решето кончили свой бег и, несмотря на периодические капли, кран тащит мясо в угол цеха к весам. Здесь несколько рабочих все вываливают в большие герметичные тележки и взвешивают их. Эдик парится рядом, сегодня его день. Мымра нас меняет каждую смену. Взвешенное мясо частично увозят в холодильник, а остальную часть в нашу столовую.
- Выровнять верхний уровень, - раздается команда по динамику и тут же загудели сливные трубы.
Это сливается пока не охладившийся жир и навар с поверхности бульона. Засигналила зеленая лампочка, уровень достиг предельного значения.
- Слить отстой, - поступило новое распоряжение.
Под скороваркой конусный отстойник, где скопились отходы мяса и костей, проскочившие отверстия решета. Отходит задвижка и вся эта труха выкатывается наружу и уносится по трубам в канализацию. Опять мигают лампочки уровня и задвижка встает на свое место.
- Включить охлаждение, - гудит динамик. - Всем покинуть опасную зону.
Гигантская крышка медленно возвращается на свое место. Люди поспешно отходят от скороварки. Мы с Эдиком возвращаемся к себе в отдел. У мымры включен телевизор, где видны внутренности цеха. На него можно было бы и не смотреть, так как наше помещение на антресолях, на втором этаже и стеклянная, герметичная стенка смотрит в цех, через которую все можно увидеть и так... Динамик у нас над головой и мы слышим все команды.
- Питательная среда в норме, - пищит чей то девичий голос.
- Добавить экстракт, - это приказывает голос погрубей.
Где то там по трубам, в скороварку посыпался в бульон порошок кукурузного экстракта, добавляют еще немного аминокислот. Двигатели мешалок трудятся во всю...
- Питательная среда готова, - опять пищит голосок. - Обороты мешалки в норме, температура в норме.
- Повышенная готовность, - гремит динамик.
После этих слов, взвизгивает сирена. Мы поспешно одеваем гермошлемы.
- Добавить штамп, - раздается команда.
По телевизору видно, как к скороварке подходят две фигуры в скафандрах, одна осторожно несет чемоданчик. Они поднимаются по лесенке на эстакаду, которая обвивает скороварку и подходят к загрузочному люку. Одна фигура, штурвалом оттягивает крышку, другая - вытаскивает из чемоданчика герметичную пробирку со штампом и бросает ее в люк. Тут же крышка закрывается и тот же пищащий голос, докладывает по динамику.
- Штамп добавлен. Включить шток дробилки.
Завыл двигатель, это специальный поршень давит пробирку.
- Промыть подводы.
- Подводные системы промыты и перекрыты..
- Отключить мешалки.
- Мешалки остановлены.
- Все, - через шлем гудит рядом Эдик, - раствор отравлен.
- Где расчеты по отваренному мясу? - это мымра своим противным голосом, искаженным гермошлемом, отрезвляет нас.
Эдик делает расчеты, а я выписываю по ним накладные. В скафандрах жарко, хотя приводная вентиляция и гонит холодный воздух, я чувствую противную влагу, скапливающуюся между лопаток.
В этом проклятом цеху мы без обеда должны просидеть четыре часа, пока не закончится весь процесс. Прошло немного времени и опять ожили динамики.
- Колонии заполнили всю поверхность бульона, - пищит голосок.
- Подкатить бомбу для жидкого раствора.
В мониторе видно, как к скороварке на рельсах подкатывается автоматическая тележка и подстраивается к ее стенке. Пневматические захваты прижимают контейнер, закрепленный на тележке к горловине торчащего механизма.
- Инна Сергеевна, а для чего берут жидкий раствор? - спрашиваю я.
- Для чего, для чего? Много будешь знать, скоро состаришься. Тебе достаточно знать то, что видишь.
- Бомба заполнена, - пищит голос в динамике.
- Откатить бомбу.
Захваты разжимаются и контейнер откатывается в сторону.
- Приготовиться к выпарке, включить насосы и обогреватели.
Идет процесс образования порошка со смертоносными бактериями чумы.
Через час вся операция кончается. Пластмассовые скребки сметают прилипший порошок со стен и он скатывается в отстойный конус. Открывается нижняя задвижка и все высыпается в спец контейнер.
- Приготовится к нейтрализации отходов и промывки скороварки.
Идет автоматическая обработка стен чана, специальными растворами, убивающими бактерии, потом промывка водой. Несколько раз с внутренних стенок берутся анализы. Скороварка готова к новой порции баранины.
Кажется, все. Опять воет серена и последний раз раздается команда.
- Отбой. Всем пройти дезактивацию.

Нас отпустили на обед.

В столовой горы баранины. Она тушеная, жареная, вареная, каких только здесь нет из нее блюд. Подавальщицы откормлены и жирны. Физиономии солдат и офицеров гарнизона расползлись по горизонтали, они сидят в соседнем помещении и лениво обгладывают кости. Я уже эту баранину видеть не могу. Первое время объедался до ушей, а теперь один ее вид вызывает отвращение.
- Гриша, Эдик, идите сюда.
Это Юлька и Даша, неразлучные подруги, работающие фасовщицами в сборочном цехе. Они сидят за столом и машут нам руками.
- Вы чего-нибудь нам заказали? - спрашивает их Эдик.
- Да.
Зная наши вкусы, девчата уже принесли мне кучу салатов и компот, а Эдику молочный суп и пельмени.
- Спасибо, девчонки, - потирает от удовольствия руки Эдик. - Я слышал, вы там бастуете...
- Мы не бастуем, у нас простой, - отвечает Юлька. Она старше Дашки на два года и поэтому всю инициативу разговора берет на себя. - Не пришел войлок из Монголии...
- Как так, я же видел на складе, его горы, - удивляюсь я.
- ОТК забраковала этот войлок, по качеству он не тот.
Эдик как автомат работает ложкой и не успел я съесть и половины помидорного салата, как он уплел суп.
- А что у вас.
- Опять загрузились бараниной.
- Господи, теперь нам придется вкалывать две смены. Сейчас автоматы наготовят нам горы ампул... Пока войлока нет, это все будет скапливаться..., а потом...
- То ли дело в жидкостном отделе, - мечтательно говорит Даша. - Сиди за пультом и кнопки нажимай.
- Там разливочная? - чавкая, спрашивает Эдик.
- Своего рода так. У вас же в цехе "бомбу" с отваром берут и туда отвозят.
По столовой бродит стеснительная Люба из нашего цеха, она разглядывает посетителей. Взгляд ее упирается в меня и девушка направляется ко мне.
- Григорий Павлович, - краснеет она, - вас просит зайти к себе главный инженер.
- Прямо сейчас?
- Прямо сейчас. Туда уже приглашены Инна Сергеевна и начальник ТБ.
- Вот черт, компот не допить. Сейчас, Люба, иду.
Люба кивает головой и уходит, девчонки возмущенно галдят.
- Эта, мымра, наверняка совещание организовала. Именно, когда у людей обед или отдых, ей все не имеется, - ворчит Юлька.
- Мужика бы ей надо хорошего, - вдруг замечает Дашка, - после этого, к людям относилась бы добрей.
- Ладно, девочки, извините, я пойду.

Главный инженер рассматривает мои графики. Мымра и начальник ТБ, внутренне подобравшись, сидят за столом и смотрят на бумаги. Я сажусь недалеко от них, с краю стола.
- Молодой человек, - говорит мне главный. Это пожилой, усталый человек, вечно в заботах, болезнях и проблемах, - я тут прочел вашу записку и ваше предложение по ремонту объекта А...
Объект А, это скороварка.
-...Не могу только согласиться с вами по поводу продолжительности ремонта. Объект должен работать круглосуточно...
- Я шел от норм и инструкций, утвержденных министерством. Скороварка должна пойти на профилактический ремонт на двое суток. Во-первых, для клапана Геллера нет специального стенда, чтобы его отрегулировать, поэтому придется регулировку проводить на самой скороварке, подняв в ней давление до нужного предела. Во-вторых, так как клапан выходит в вытяжку, то после его вскрытия и проверки, придется вытяжную систему проверять на герметичность. Остаются другие работы, это сварочные, замены и подгонки мембран в клапане...
- Стоп. Инна Сергеевна, когда у нас по плану, профилактические работы?
- В этом квартале мы их уже провели. В следующем квартале будут где то в середине...
- Может мы зря панику поднимаем?
- Нет. Вы же по графику видите, клапан Геллера «поплыл». Каждая опрессовка, позволяет снять на приборах, при каком давлении работают предохранительные клапана. Этот же стоит на верхнем пределе, никто уже не может гарантировать, что завтра не получим сброс...
- Но ведь это же при давлении, у нас же, колонии бактерий разрастаются без давления и высокой температуры.
- В клапане ослабли мембраны, он может при давлении, просто открыться, а потом , не закрыться совсем.
- Хорошо. Вы меня убедили. Я поговорю с генералом и договорюсь с ним об остановке объекта А. Можете идти по своим местам.

Конец рабочего дня. Наше предприятие находится в черте города. Когда-то давно, лет пятнадцать назад это была окраина, потом ее застроили жилыми домами и теперь мы оказались в густонаселенном районе. Я, Эдик, Дашка и Юлька вползаем в "Запорожец" Эдика и он развозит нас по своим домам. Мы с Дашкой живем в одном доме, только в разных парадных, недалеко от работы. Можно было бы дойти до дома и пешком, всего пятнадцать минут, но чтобы не обидеть друга, соглашаемся шикануть в машине. Поэтому, первыми Эдик высаживает нас, он останавливает машину точно по центру, между парадными, где мы живем. Мы выходим и Юлька кричит в окно.
- Гриша, не забудь, сегодня вечером у меня...
- А что будет?
Я действительно чего то не помню, в связи с чем...
- Ты что забыл? Мы спрыскиваем мой и Дашин диплом.
Это я действительно забыл. Даша и Юлька пять лет учились в институте на вечернем факультете и вот... только что защитились и получили корочки.
- Ой, девчонки, я действительно забыл, что вы уже взрослые.
Острый кулачок Даши попал мне под ребро.
- Так ты нас до сих пор считал малявками?
- Честное слово, не думал, что вы вырастите.
- Юлька, поезжай, я ему мозги вправлю.
Машина отъезжает и Дашка вцепилась мне в рукав.
- Ах ты, негодник, вместо того, чтобы меня поцеловать и поздравить, ты еще устроил представление. А ну, быстро.
Она закрыла глаза и подставила щеку, но я обхватил ее голову двумя руками и прижимаюсь к губам. Мы долго стоим и качаемся под ветром. Дашка, наконец, отрывается.
- Ну, нельзя же так... Весь дом видит.
- Что он только не видел за свою жизнь. Пошли ко мне.
- Неудобно. Твоя мама там.
- Тогда к тебе.
- У меня сестренка дома...
- Она уже взрослая и все поймет.
Я опять притягиваю Дашку к себе и целую. Когда мы отрываемся друг от друга, Дашка вдруг соглашается.
- Пошли ко мне. Я тебя пельменями угощу. Вчера целую гору сама наделала. Весь морозильник забит.
- Пошли.

У Дашки трехкомнатная квартира. Папа с мамой уехали работать на полигон в Семипалатинск, оставив своих двух дочерей охранять жилплощадь. Дашка старшая, ее сестра Галя на три года моложе, она учится в медицинском институте. Когда мы вошли в квартиру, то увидели на полу гору книг, развалившись среди них, Галя готовила конспекты.
- Дашка, ты мне весь кайф портишь, - вопит она. - Только я вошла в струю, как ты появилась заслонкой , да еще приволокла с собой сладкого мужика. Гришка, иди поцелуй распутную Магдалину в лоб.
Я подхожу к ней, опускаюсь на корточки и схватив ее голову, целую в лоб.
- Вот так, - констатирует она, - какие теперь в голову занятия после этого полезут.
- Мы тебе мешать не будем, - улыбается Даша, - идем на кухню варить пельмени. Пошли Гриша.
Под ворчание Гали, мы убираемся из комнаты.

Даша натянула передник и начала заниматься варкой пельменей. Попутно она заводит разговор.
- Гриша, все хотела тебя спросить, неужели находясь на такой опасной работе, мы живем без проколов? Как-то не вериться, что нас судьба обходит.
- О чем это ты?
- Как тебе объяснить. Ведь наш почтовый ящик, самое страшное предприятие в городе. Где-нибудь может быть прорыв и чумные бактерии могут вырваться наружу, тогда катастрофа...
- Этого не может быть, у нас все предусмотрено.
- Неужели никогда ничего не было?
- От Эдика я слышал только о двух ЧП. Одно из них было с капитаном Смоленцевым, отправляясь по переводке в Ленинград, он украл здесь один штамп с бактериями, только что разработанным новым видом чумной палочки и там, в институте, посеяв его, объявил своим изобретением.
- И что с ним сделали, когда разоблачили?
- Ничего, убрали в Архангельск, на сибирскую язву. Теперь копошиться там.
- А что было за второе ЧП?
- У нас в цехе работает Вера Ивановна, такая пожилая женщина...
- Я ее знаю. Очень приятная, не смотря на возраст, она очень моложава.
- Так вот, лет пять назад, она была послана курьером в Ленинград и везла туда пробирку с бактериями. Знаешь как перевозят? Специальный герметичный контейнер, в него, вставляют, прокладки и в них закрепляют ампулу со штампом. Она эту ампулу привезла разбитой.
- Что ты говоришь? Кто-нибудь погиб?
- Нет. Хорошо, что вскрыли контейнер в лаборатории в Ленинграде и там сразу приняли меры. По этому делу была создана комиссия и... Веру Ивановну перевели в наш цех, в отдел ТБ.
- А у нас на работе не было никогда ЧП?
- Пока нет.
- И никто ни разу не умер от чумы?
- Нет.
- А если она вырвется, мы сразу же заразимся.
- Во первых, она не вырвется, технически это невозможно, а во вторых, прежде чем запустить какой-нибудь новый вид чумной палочки в производство, целый отдел разрабатывает противоядие, вернее противочумную сыворотку. Когда она будет готова, только тогда начинается новый производственный процесс.
- А разве много разновидностей чумных палочек?
- Много. Новые разрабатываются для того, чтобы наш противник не успел изготовить сыворотку. Представляешь, такая бомба шлепнется на Англию. Сразу половина англичан заражена и начинает загибаться, сыворотки то у них старые, не действуют на бактерии и им конец.
- Это же ужасно. Мы, как нелюди, разрабатываем и изготовляем страшное орудие войны. Когда я первый раз пришла работать в наш почтовый ящик, меня всю трясло от страха, даже руки сводило, а потом... как-то ничего. Привыкла. Смешиваю микрокапсулы с войлоком и упаковываю их в головку снаряда или ракеты. Даже не думаю, что держу в руках хрупкую смерть.
В дверь врывается Галя.
- Запах у вас..., у меня даже желудок свело. Дайте хоть что-нибудь пожевать.
- Сейчас, насыплю тебе тарелку.
Даша дуршлагом вылавливает пельмени из кастрюли и заполняет ими три тарелки.
- Галя, тебе с чем, маслом, уксусом, кетчупом, перцем, сметаной?
- Лучше с бульоном.
Мы рассаживаемся за стол и осторожно поглощаем горячие пельмени.
- У тебя зачеты? - спрашивает Даша, Галю.
- М...м..., - мычит ее сестра, чуть не подавившись, - вечно ты... Завтра и два.
- Так какого черта ты здесь сидишь?
- Мужчиной запахло и пельменями.
- Дорогая, бери тарелку... и катись туда, в ту комнату на пол.
- Всегда так, младшей вечно достаются объедки. Тебе Гришка, а мне шишка.
Галя берет тарелку и убирается с кухни.
- Так на чем мы остановились? - спрашивает меня Даша.
- На поцелуях, - стараюсь перевести разговор я.
- Кому что? Одной нужен мужик, другому - поцелуи.
- Ты не права, мне еще нужна женщина.
Я подхожу к ней и обнимаю ее.

У Юльки бедлам. Стол ломится от водки, вина и закуски. Эдик без пиджака, со съехавшим набок галстуком, руководит пьянкой.
- Ребята, - орет он, - выпьем за наших изумительных женщин.
Все дружно поднимают рюмки и звон стекла переливается в комнате.
- Я чувствую, что сегодня не доберусь до дома, - шепчет мне на ухо Дашка.
- Это почему?
- Я уже пьянею, а что будет дальше...
- Я тебя отвезу.
- Сам то, не закосей.
- Постараюсь.
Пир идет своим чередом. Сегодня какое-то настроение у всех напиться. Ко мне пробирается Эдик, он втискивается между мной и Дашкой.
- Ребята, - его язык немного заплетается, - я... только ш-ш-ш..., никому... узнал... Юльку и тебя, - он поцеловал в висок Дашку, - переводят из фасовки...
- Зачем? - вырывается у Даши.
- Так... вы же с корочками, - рука Эдика тянется к столу, он вытаскивает из тарелки Даши кусок колбасы и почти проглатывает его, - а все..., кто с корочкам..., переводят в инженеры.
Тут Эдик глупо рассмеялся, упершись в наши спины, оттолкнулся и покачиваясь пошел на свое место.
- Я тебя поздравляю, - говорю Даше.
- С чем?
- С новым местом...
Она пьяно смотрит на меня.
- Оно где?
- На работе.
- А... А мне плохо...
- Тогда пошли домой.
- Пошли.
Я вытаскиваю ее худенькое тело из-за стола и волку в прихожую.

Мне удалось поймать такси и втиснуть Дашку на задние места. Когда приехали к ее парадной, она заснула и пришлось вытащить ее из машины, взвалить на плечо и в таком виде, я попер Дашку домой. У дверей квартиры долго обшаривал ее карманчики, пока не нашел ключ в тайнике юбки. В квартире темно, но чтобы не будить сестру Даши, тихонечко, ощупью тащу пьяную девушку в ее комнату. Там сваливаю бесчувственное тело на кровать, сдергиваю с нее туфли и так же на цыпочках иду в гостиную, где заваливаюсь на диван.

Кто-то трясет меня за плечо.
- Гриша, вставай.
На диване у моих ног сидит Галя в махровом халате.
- Сколько время?
- Схватился, уже семь.
- Вот черт, мне же к восьми на работу.
- Успеешь. Какого дьявола, ты спишь здесь, а не в чей-нибудь кровати?
- Чего? - смотрю на нее в изумлении.
- Ничего. Приперся ночью и завалился здесь, нет чтобы прийти ко мне или прилечь под бок Дашки.
- Я разумно решил соблюдать нейтралитет.
- Ладно, с твоим дурацким нейтралитетом. С тебя приходится, раз вовремя разбудила..., ты мой должник.
- Только не бери по крупному, а то со старлея пока взять нечего.
- Это я сама разберусь.
- А где Даша?
- Где ей быть, после вчерашней гулянки отмокает в ванной, приходит в себя. Давай поднимайся, соня, а то действительно опоздаете.

Инна Сергеевна внимательно нас разглядывает, будь-то первый раз видит. Мы с Эдиком на вытяжку стоим перед ней.
- Сегодня, один из вас покинет цех... Пришла разнарядка из отдела кадров. Я подумала и решила, что этим счастливцем будет... Григорий Павлович.
- Я? А куда меня?
- Учитесь сдерживаться, молодой человек. Вы направляетесь в технологический отдел предприятия, так сказать, на повышение... Будете вести одну из групп... Там скажут, что делать. На ваше место присылают нового инженера. Прошу вас, пол дня проработать здесь, ввести новичка в курс дела, остальные пол дня проведете на новом рабочем месте.
- Разрешите вопрос, Инна Сергеевна?
- Говорите.
- А что решили по поводу клапана Геллера?
- Пока решения не принято. Вместо вас им займется Эдуард Максимович. Передайте ему все бумаги по этому делу.
- А когда придет новичок?
- Через пять минут. Но вы не должны терять время и ждать его, в цех въезжает рефрижератор. Приступайте к приемке баранины. А вы, Эдуард Максимович, пойдите в ТБ цеха, возьмите акт опрессовки скороварки, они теперь, по приказу главного инженера, будут проводить испытания каждый день.

Приемщица Клава и я рассматриваем клейма на ляжках туш, проверяем свежесть мяса и взвешиваем каждую из них. Знакомый голос окликает меня.
- Гриша, привет.
- Юлька? Что ты здесь делаешь?
- Меня назначили в этот цех технологом.
- Значит ты, заменяешь меня?
- Ну, да. Сегодня с утра вызвали в отдел кадров, поздравили с окончанием высшего учебного заведения и... сразу дали новую работу. Вот пришла.
- У Инны Сергеевны была.
- Была. Она меня отправила сюда.
- Тогда бери ручку, журнал и начали. Не забудь, все наши действия наша начальница контролирует по монитору.
- Понятно. Я въезжаю в работу.
Мы продолжаем прием баранины.

Эдик, прибытием Юли очень доволен. Он побежал с ней в кладовую, подбирать для нее скафандр. Все идет своим чередом. Мясо разрубили, засыпали в скороварку, отварили, вынули и приступили к основному этапу, подготовке бульона к принятию бактерий чумы. Моя мымра уже в скафандре приняла нашу троицу в отделе.
- Документы готовы? - сразу начала она.
- Да, - дружно сказали я и Эдик.
- Тогда по порядку. Где накладные и акты приемки, Григорий Павлович?
Я передаю ей бумаги, она быстро перелистывает их.
- Очень хорошо. Теперь ваше время работы в цехе кончилось. Я хочу с вами попрощаться и пожелать вам удачи на новом поприще.
Инна Сергеевна протягивает мне руку.
- До свидания, Григорий Павлович.
- До свидания Инна Сергеевна.
- Можете идти.
Я киваю Юльке и Эдику и, взяв из стола личные вещи, ухожу из отдела. По цеху зазвенел сигнал тревоги и голос в динамике захрипел.
- Приготовится к засыпке концентрата. Всем одеть скафандры.

Арнольд Николаевич, начальник технологического отдела встретил, как старого знакомого.
- Заходи, Гриша, садись. Как поживает наша уважаемая Инна Сергеевна?
- Она по прежнему энергична.
Арнольд Николаевич рассмеялся.
- Другого отзыва я о ней и не ждал. Ну а ты как, готов к трудовым подвигам?
- Трудно сказать, пока наше пребывание здесь - уже подвиг.
- Молодец, сразу чувствуется ответственность. Вот что, Гриша, пойдешь в комнату 238, это теперь помещение будет числиться за тобой. Там будет сидеть твоя группа. Заниматься вы все будете, новой темой "Волк". Познакомишься со своей группой и после обеда топай в корпус "И", на тебя уже выписан туда пропуск. Там встретишься с майором Ципляевым, основным разработчиком темы. Он тебе все объяснит, с ним и будешь в дальнейшем держать контакт. Начальнику конструкторского отдела так же уже дано указание связаться с тобой, вы с ним будете проектировать новую установку по теме. Кроме этого, Инна Сергеевна просила меня, чтобы ты взял на себя курирование вопроса по клапану Геллера, так как считает, что тех отдел не должен отклонятся от этой темы.
- Хорошо, Арнольд Николаевич. Я чувствую, что Инна Сергеевна и здесь не может оставить меня в покое.
Он опять смеется.
- Приворожил ты старушку. Давай топай, Гриша, в 238. Там уже заждались тебя.

Я вошел в небольшую комнатку и застыл на месте. За первым столом, обращенным в проход, сидела и улыбалась Даша. За ней моложавый парень с ужасно морщинистой кожей на лице, я его знаю, это Сергей Сергеевич, талантливый технолог, но ужасный любитель спиртного. Он уже был и зам главного технолога, и ведущим инженером, и руководителем темы, но пьянка каждый раз сбрасывала его все ниже и ниже, теперь он докатился до нас. Последний член группы, сидит у самого окна,... та самая стеснительная Люба, из нашего цеха.
- Да я вижу здесь все знакомые.
- Здравствуйте, Григорий Павлович, - смеется глазами Даша.
- Привет, Гриша, - хмурится Сергей Сергеевич.
- Здравствуйте, - пищит голосок у окна.
- Здравствуйте. Мне нравится то, что мы более менее уже знаем друг друга и можем без всяких церемоний заняться делом.
Мой стол стоит напротив них. Я сажусь лицом к моим коллегам и продолжаю разговор.
- Нам передают тему "Волк", откровенно говоря, я даже не знаю, что это такое...
- Я знаю, - прерывает меня Сергей Сергеевич, - пакость, лучше не придумаешь. Опять новый вид бактерии, под который надо разработать непрерывный технологический процесс. Наши ученые свихнулись на идее непрерывности, как будто хотят весь мир завалить снарядами и ракетами начиненными чумными палочками...
- Очень хорошо, что вы уже все знаете. Значит поможете мне и моим коллегам решить все проблемы. Сегодня у нас следующая программа. Через пол часа мы обедаем. После, я встречаюсь с разработчиками темы. Сергей Сергеевич, вы займитесь пока цеховым вопросом, а именно клапаном Геллера на скороварке. Изучите все материалы по этому делу и скажите мне ваши предложения. Дарья Степановна и Любовь... Как тебя Любочка по отчеству?
- Васильевна...
- Понятно. И Любовь Васильевна сделайте нашу комнату живой. Свисните занавески и цветы у завхозихи, в общем... приведите все в хороший вид, а также обеспечьте всех канцелярскими принадлежностями, бумагой, кальками, миллиметровками, копировальной бумагой, сами разберетесь. В конце дня все должны быть на месте и отчитаться о проделанной работе. Вопросы есть?
Все промолчали.
- Раз нет. Тогда вперед.

В столовой наши девушки дерзнули нас покритиковать.
- А мой то... как петух, - смеется Юлька, - нос задрал и тянет: "Юлия Семеновна, вы должны знать сколько концентрата надо добавлять в скороварку, а не гадать по пальцам..." А мымра, так взглядом и ест...
- У меня начальник не лучше, - отвечает ей Дашка и начинает подделывать голосовые интонации под меня. - "Придете в конце дня и отчитаетесь, что вы сделали..."
- Как власть портит наших мужиков.
- Не говори.
- Ладно вам девчонки, - успокаивает их Эдик, - знаете пословицу. Дружба - дружбой, служба - службой. Меня мымра сгрызет, если я хоть намек ласки сделаю тебе.
- Бедненький, как ты только сдерживаешься.
Все смеются. Эдик обращается ко мне.
- Гриша, ты прислал ко мне Сергея, а он по-моему чокнутый. Посмотрел графики, чертежи клапана и тут же мымре сказал: "Надо останавливать работу скороварки, иначе завтра может случиться авария." "С чего вы взяли?" - спрашивает она. "Здесь заложена ошибка, - говорит он, - площадь мембраны велика, резина уже прошла срок годности, ее просто при очередной раскачке прорвет..."
- А что Инна Сергеевна?
- А что она? Сослалась на решение генерала и главного инженера.
- Учти, Сережа опытный в этом деле. Может он прав, надо остановить завтра процесс.
- График то на клапан стал стабилен. Просто черта подошла к верхней планки и стоит. Мымра тоже колеблется, для страховки приготовила две служебных записки, но пока сама не уверена...
- А что будет если мембрану прорвет? - спрашивает Даша.
- Там понимаешь какая вещь, - отвечает ей Эдик, - высокое давление возникает только при варке баранины, но резина может лопнуть и при создании вакуума, то есть при выпаривании бульона. Если мембрана в первом случае прорвется, то возможен выброс пара в атмосферу, если прорвется во втором случае, то возможен выброс чумной палочки на город...
- Господи, какой ужас.
- Даже если мембрана клапана прорвется в первом случае и это не заметят, - уточняю рассказ Эдика я, - то все равно, бактерии чумы могут легко выскользнуть наружу. Мы же забрасываем в скороварку штамп. Колонии бактерий быстро разрастаются на поверхности бульона и в этот момент могут спокойно вытягиваться через клапан в атмосферу.
- Разве воздух тяги не идет на обработку? - удивляется Даша.
- Тяга, тяге рознь. У нас часть тяг выходит прямо на улицу, а часть на спец переработку. Клапан Геллера был рассчитан на варку баранины, поэтому высокое давление должно было контролироваться им. При выпарке бульона, где идет вакуумная вытяжка и естественно возможен захват чумной палочки, есть другой клапан, он как раз тянется в спец тягу.
Мы уже все съели, расслабились и теперь пользуемся крошечными минутами отдыха, при этом лениво перебрасываемся словами.
Вдруг Эдик заторопился.
- Осталось две минуты. Мымра нам задаст жару. Побежали Юлька.

Майор Цыпляев, очень подвижный мужик. Он сразу повел меня в лабораторию и размахивая руками стал азартно говорить о новом чудовищном изобретении, новой палочки чумы.
- Представляешь, только мы смогли сделать это чудо, ни американцы, никто в мире не додумался до этого. Во-первых, в отличии от предыдущих разновидностей, мы сумели совместить бактерии с низкокипящими жидкостями. Представляешь, что будет, ампула разбивается, жидкость испаряется и все бактерии разносятся в пространство с быстротой молнии. От них спастись практически невозможно, они проникают в рот, глаза, даже через материю. Во-вторых, против нее в мире еще нет ни одной сыворотки. В-третьих, помимо жидкостной фазы, мы в лаборатории получили еще и твердую фазу, в виде дисперсной пыли. Настолько мельчайшей, что ничтожное дуновение ветерка может распылить один миллиграмм по всей этой комнате. В отличии от старой технологии, где нужны только грубые порошки, надо продумать именно вариант изготовления пыли. В четвертых, палочка прекрасно чувствует себя в воде, даже в соленой и отлично там размножается. Одной капсулы, это примерно два грамма, достаточно, чтобы отравить реку Миссисипи. Бактерии этой разновидности свободно передаются человеку при контакте воздушном или телесном. Правда, чудо?
- Наверно. Один только вопрос. Мы уже разработали на нее противочумную вакцину?
- Я же тебе говорю, нет. Никто еще не разработал.
- А как же наши инструкции, стандарты и постановления о создании производственных процессов, только в случае выработки вакцин.
- Этим уже занимается капитан Кругликов. У него вроде все идет нормально. Но я договорился с генералом, что пока Кругликов занимается поиском противоядия, необходимо параллельно вести конструкторские и технологические разработки. Поэтому вам необходимо взять от меня лабораторную технологическую документацию и начинать разрабатывать цепочки производственных процессов, с оформлением их в конструкторские идеи.
- Договорились.

Я все же выловил по телефону капитана Кругликова и договорился с ним о встрече у корпуса "И". Худощавый офицер нервно потирал пальцы.
- Что надо, Григорий Павлович?
- Меня заставляют делать тех процесс по "Волку".
- Так. И вы, ссылаясь на инструкции об изготовлении противочумной вакцины, не собираетесь его делать.
- В том то и дело, что собираюсь. Генерал приказал параллельно с вашими разработками, готовить документацию на производство.
Капитан задумался и, также потирая руки, сказал.
- У меня ничего не выходит. Навряд ли я даже в эти два месяца, что то придумаю.
- Но мы же уже через месяц должны сделать первые наброски и эскизы, а там уже начнут заказывать первые детали.
- Послушайтесь умного совета, Григорий Павлович, если можно, не делайте этого, пока мы не сделаем сыворотку.
- А когда же вы ее сделаете?
- Не знаю, может месяц, может год, может десять лет. С этими новыми видами очень сложно. Традиционными методами, тепловой обработки, мы ничего не получили, палочки либо гибнут, либо сохраняют свои свойства, другие методы пока не дали положительных результатов. Представляете, вы разработаете тех процесс, построите новый цех, но если произойдет сбой, это будет трагедия, для всех...
- Что же вы мне посоветуете сделать?
- Напишите генералу докладную, сошлитесь на те многочисленные инструкции и стандарты, которые у нас есть, оставьте себе копию и ждите дальнейшей команды. Если заставят работать дальше, пусть ваша задница на всякий случай будет прикрыта этим листком.
Я вижу что он нервничает и куда-то торопится.
- Хорошо, я послушаюсь вашего совета.

Комнату не узнать. Два чахлых цветочка и занавески придали ей более-менее уютный вид. Дашка и Люба разбирали на столах завалы канцелярских принадлежностей. Сергей Сергеевич что-то рисовал на листке бумаги, когда я сел за свой стол, он подал мне схему.
- Что это?
- Я считаю, что это нужно делать срочно. Нужно переделать тягу с клапана Геллера в спец тягу.
- Вы просмотрели все графики?
- Да. Он на грани.
- Оформите в виде служебной записки со схемами, все, как надо. Вам помощь нужна?
- Хорошо бы.
- Дарья Степановна, помогите Сергей Сергеевичу.
- Но я...
- Тсс... Это срочно.
Они стали согласовывать схемы, а у меня тоже возникли творческие заботы, клепал докладную генералу про новую разработку.

Работа кончилась и все стали расходится. Даша подошла к моему столу.
- Домой-то идешь?
- Не могу. Мне надо сейчас встретиться с главным технологом.
- Вот что значит, пойти на повышение. Сразу же удлинился рабочий день. Тебя подождать?
- Нет, не надо, неизвестно сколько мы там проговорим.
- Смотри сам, - многозначительно сказала она.

- Как первый день, Гриша?
- Хреново. Нацарапал вам две бумажки.
- Давай, показывай свое творчество.
Главный технолог читает служебную записку, просматривает схемы, потом долго задерживается над докладной. Наконец поднимает голову.
- Все написал грамотно, как надо. Твою служебную записку я сам отправлю главному инженеру, пусть шевелится, а вот по поводу докладной... генерал упрямый мужик, что ему заехало под хвост, то уже ни чем не выбьешь. Я то понимаю, почему ты написал эту бумажонку, себя бережешь... Конечно, это верно, но... все же я на этой докладной своей подписи не поставлю. Иди-ка ты в канцелярию, зарегистрируй этот документ и положи в папку генерала. После этого не высовывайся, занимайся схемами по новой тематике и жди событий.

Дашка меня все же дождалась у проходной.
- А говорил на час. Я же знала, что ты все провернешь быстро.
- Эдик уже уехал?
- Конечно. Пошли пешочком.
- Лучше сорвемся в кино.
- Нет. Я голодная, как волк... Странно, я стала боятся этого слова. Кстати, а что с твоей докладной?
- Сунул в папку к генералу.
- Как бы он тебя потом не того...
- Посмотрим. Может и не съест.
- Слушай, сегодня же четверг. Пойдем на танцы?
- Тогда мне надо заскочить домой, успокоить старушку и переодеться.
- Потом приходи ко мне...
- Естественно...
Я поцеловал ее в щеку. Мы быстро добрались до дома и разбежались по квартирам.

- Гриша, где ты пропадаешь? - спросила меня мама.
- Ой, мам, некогда, все служба.
- А мне соседка говорила, что видела тебя вчера здесь у дома.
- Я ночевал у Даши.
Она покачала головой.
- Мог бы и заскочить на минуту.
- Некогда, ма. Я и сейчас переоденусь и побегу.
- Есть то будешь?
- Давай, чем-нибудь перекушу.
Я торопливо ем, меняю рубашку и брюки, потом, помахав маме рукой, помчался к Даше.

Даша стоит в дверях и расстроено разводит руками.
- Ну ты подумай, эта... дура, не сдала зачет.
Я понимаю, что дура, это ее сестра Галя. Она сидит в комнате на диване и вопросительно смотрит на меня.
- Привет, Гриша.
- Здорово, двоечница.
- Уже сказала.
- Постой, у тебя же было два зачета. Ты оба завалила?
- Один.
- Ну это еще хорошо. Ты полностью опровергла пословицу, что за двумя зайцами погонишься, ни одного не поймаешь. Одного ты поймала.
- Она бы могла не гонятся за двумя зайцами, - тоном учительницы говорит Даша, - могла бы раньше сдать хоть один. У нее все мальчики в голове, поэтому все в последнюю минуту.
- Никакие у меня не мальчики в голове, у меня только мужчины...
- Постойте. Это же не трагедия, еще пересдаст..., - вмешиваюсь я.
- Конечно, пусть только попробует не пересдать, я ей волосы выдеру. Теперь на пол года стипендии лишилась.
- Даша, ты поела?
- Нет, конечно.
- Она все меня пилила, - попыталась вякнуть Галя.
- Даша, поторопись, иди на кухню, подкрепись, тебе надо еще переодеться.
- А вы куда собираетесь? - спрашивает меня Галя.
- На танцы.
- И я хочу.
- Шишь тебе, - отрезвляет ее Даша. - Никаких забот, завалила и... на танцы.
- Да чего ей дома то делать, лить только крокодиловы слезы, пусть идет, -заступаюсь я.
Даша возмущенно разводит руками.
- Ну и воспитатель.
- Правильно, Гришенька, - вопит Галя, - мне надо забыться, даже забыть эту страшную трагедию.
Даша, махнув на нас рукой, уходит на кухню, а Галя подскакивает ко мне и вдруг целует в щеку.
- Ты умница, Гриша и по идее должен достаться мне, а не моей сестренке, козе...
Она бежит в другую сторону, в свою комнату. Сорок минут в квартире стоит бедлам. Сестры принаряжаются и выскакивают ко мне в гостиную, спросить совета, как на них все сидит. Конечно, Галя натянула юбку по... и рискнула чуть оголится до груди, а Даша, одеть зеленоватое платье в обтяжку.

На танцевальной площадке жарко. Галя сразу растворилась в толпе поклонников, а мы с Дашей старались среди танцующих сохранить пару. Уже почти час на площадке, я не выдерживаю такого темпа.
- Даша, пошли попьем чего-нибудь.
- Ой, Гришка, так замечательно...
- Я весь мокрый.
В это время, в зале кто-то взвизгнул. Несмотря на громкую музыку, мне показалась, что это голос Гали. Я остановился.
- Даша, погоди минуточку, я сейчас.
Пробиваюсь, через толпу к выходу. Около Гали три парня, они волокут ее к дверям.
- Эй, ребята, вы не слишком торопитесь? - кричу им.
- Крот, успокой эту падлу, - просит один из этих нахалов своего дружка.
- Гриша, они тебя могут порезать, у них нож, - вопит упирающаяся Галя.
От троицы отрывается здоровенный тип с могучей шеей и идет ко мне.
- Ты чего хочешь, сука?
- Ты, меня здорово оскорбил, Крот. Придется тебе попросить извинения.
Эти слова странно подействовали на двух его приятелей, державшись Галю. Они сразу бросили ее и подошли к своему дружку. Тот открыл рот от изумления.
- Это еще что за тип?
- Это литер с "чумного" - подсказал кто-то из толпы.
Парни заколебались.
- Не хватало нам еще с этой конторой связываться, - сказал один из них. - Пришьют, что мы из-за бугра и что-то вынюхиваем. Пошли от сюда.
- Э... нет, постойте. А как же извинение.
- Да пошел ты...
И тут я врезал этому здоровяку с толстой шеей, кулаком в живот. Он сразу согнулся, выпучил глаза и стал захлебываться от нехватки воздуха. Вторым ударом в это выступившее лицо, опрокинул его на плечи друзей.
- Э... остановись..., - пытается прекратить драку самый разумный из них. - Крот попросит извинения. Ну-ка ты, извинись, - толкает он в спину, пришедшего в себя здоровяка.
- Да что я...
- Заткнись, из-за тебя все пострадают, не догадываешься во что вляпались, пришьют черт знает что.
- Извини...
Он сверлит меня ненавидящим глазом. Парни разворачиваются и уходят. Толпа любопытных тоже рассасывается. Около меня оказалась Галя.
- Здорово ты его.
- Помолчала бы. Из-за тебя весь сыр-бор.
- Я не виновата. Они стали приставать, пошли, да пошли...
- Куда пошли?
- Сам не догадываешься что ли.
- К другим почему-то не пристают.
- Так другие что... так себе, а я красивая...
- Выступающие части у тебя красивые, а на лице отчаяние от несданного зачета, это и привлекает идиотов. Пошли домой, хватит нам эксцессов. Дашку вот, возьмем...
- Гришенька, прости меня. Ну, дура я. Не хотела вам мешать, а так мечтала потанцевать с тобой... Рада была, что пользуюсь успехом, другие вот... приглашают...
- Пошли к Даше.
Она как побитая собака идет за мной в зал. А Дашка по прежнему танцует, рядом с ней извивается хлюпик. Я останавливаю ее.
- Даша, пошли домой.
- Так рано.
- Так надо.
Она сразу посмотрела на сестру.
- Что ты еще выкинула?
Та пожимает плечами и молчит.
- У нее голова болит.
- Ладно, я ей потом пропишу голову. Пошли домой.
Всю дорогу до дома они молчали, но по лицу Даши я понял, она кипит и потом наедине выложит сестренке, все, что о ней думает.

До половины дня вся наша группа технологов, занималась подбором документации, для начала разработки нового проекта. Перед самым обедом зазвонил телефон. Даша подняла трубку.
- Але... Да, он здесь... Хорошо, скажу.
Она положила трубку на аппарат и взволновано сказала.
- Григорий Павлович, вас просят зайти к генералу. Он ждет.
Сергей Сергеевич оторвал голову от бумаг.
- Гриша, не давай ему раздавить себя. Он уважает только сильных...
- Ой, - пискнула Любочка у окна.
- Ладно, пожелайте мне ни пуха, ни пера.
Девушки дружно прокричали.
- Ни пуха, ни пера.
- К черту.
Я пошел к двери.

Генерал без пиджака, в одних подтяжках, сидел развалившись в кресле. В руках он держал докладную и гневно смотрел на меня.
- Чего вы здесь наваляли.
- Я не навалял, а выполнял требования ГОСТ, положений и инструкций, установленных для нашей области производства.
- Подумайте, какой он умный, один только знает, как надо работать, а остальные выходит ничего не понимают...
- Я говорю это потому, что специалист в этой области и прекрасно понимаю, чем может кончится то или другое нарушение любой инструкции.
- Да как ты разговариваешь...? - загремел гневом его голос.
- Нормально.
- Вон от сюда.
Перепуганная секретарша, уставилась на меня, когда я выскочил из кабинета.
- Что такое?
- Генерал выгнал.
- Господи, что теперь с тобой будет?
На ее пульте замелькал красный и гневный голос потребовал.
- Виктория Дмитриевна, этот... еще не ушел. Срочно верните его ко мне.
- Иди, тебя опять он просит.

Генерал сопит и изучает мою бумагу.
- С капитаном Кругликовым говорил?
- Говорил?
- Ну и что он?
- Пока не может изготовить сыворотку и неизвестно когда изготовит.
Генерал подтягивается к столу берет трубку и командует.
- Найдите капитана Кругликова, позовите к телефону.
Через минуту трубка ответила.
- Здравствуйте. Доложите, что у вас с сывороткой... Да... Понятно... Так что мне прикажете делать, ждать?... У меня куча таких очень грамотных, один даже передо мной сидит... Какой вам надо срок?... Ну нет, так не пойдет. Два месяца. Через два месяца сыворотка должна быть у меня.
Он бросил телефон.
- Так вот, старший лейтенант, начинайте работать с конструкторами, через два месяца сыворотка будет готова.
- Разрешите идти?
- Идите.

В столовой вся компания выжидающе смотрит на меня.
- Как дела? - тревожно спрашивает Даша.
- Через два месяца сыворотка будет готова.
- Генерал надавил на Кругликова?
- Да.
- Чует мое сердце, будут у нас здесь еще неприятности.
- Как клапан? - спрашиваю Эдика.
- Никак. Еще держится. Зато мымра с Юлькой сцепилась.
- Да что ты говоришь? Юля, что произошло?
- Да, дура она, не чесанная...
- Серьезный аргумент.
- Гриша, понимаешь, зашла к Вере Ивановне взять у нее, как обычно, все данные по клапану, та и говорит:
- Юля, доложи Инессе Сергеевне, что клапан похоже подозрительно себя ведет...
- Где он ведет себя подозрительно, - говорю я. - Вот на графике, вчера была старая отметка, а сегодня чуть-чуть даже упала.
- Не может такого быть, чтобы показания клапана стояли, стояли и вдруг поползли вниз, - отвечает мне Вера Ивановна.
И вот я стою перед мымрой и говорю ей.
- Инна Сергеевна, Вера Ивановна просит обратить внимание на график.
- А что с графиком? - удивляется та. - Чуть отклонения в рабочую область.
- Вера Ивановна говорит, что так быть не может.
- Мало ли, что она говорит...
- Но она же опытный человек.
- Девушка, - тут оскалилась она, - не лезьте не в свое дело. Здесь я начальник и мне ли не знать, что где творится.
- Людям, с которыми работаете, надо доверять, - отвечаю я.
- Как она взвилась. Гриша, что с тобой?
- Эдик, срочно в цех.
- Чего это ты?
- Да брось ты жевать эту дрянь. Бежим.
- Неужели ты думаешь...?
- Да...да...да.
Мы срываемся с места и несемся через столовую, чуть не сметая попадающихся на встречу людей. Сзади бегут Даша и Юля.

В цехе все идет своим ходом, только что промытая и продезинфицированная скороварка, открыла свой верхний люк и сохнет. Инна Сергеевна сидела в кабинете и смотрела отчеты.
- Инна Сергеевна, срочно перекройте входы и выходы в цех, всем объявить химическую тревогу и одеть скафандры. Вызывайте главного инженера, технолога.
- Ты с ума сошел.
- Инна Сергеевна, так надо, похоже клапан сегодня потек...
Она побледнела.
- Этого не может быть? По графикам все в порядке, он пошел вниз.
- Вызывайте, Инна Сергеевна. Он пошел вниз, потому что, это не клапан открылся, это мембрана где-то потекла и давление в скороварке сразу упало.
Сзади стоит Юлька и шепчет на ухо Эдику, я слышу, что она говорит.
- Слава богу, сюда Дашку не пустили, у нее нет пропуска.
Инна Сергеевна подняла трубку, набрала номер.
- Игорь Кириллович, у нас авария, похоже выброс в атмосферу. Срочно объявите тревогу, - в трубке видно до главного инженера не дошло, что-то он стал спрашивать и уточнять. - Не ужели вы не поняли, у нас вырвалась в атмосферу чума...

Началось что то дикое. Завыла сирена, все забегали. Пришел главный инженер, начальник спец отдела, главный технолог. Все стали одеваться в скафандры.
- Давно всем говорили, берегитесь клапана, - ворчит главный технолог, - все знали и все спокойно ждали аварии.
- Генерал приказал, сказал, что скороварка до профилактического ремонта дотянет, - оправдывается главный инженер
- Теперь же он нам и всыплет, все свалит на нас. Если в городе проявится чума, тогда вообще хана.
- Не каркай. Может и мембрана на месте.
- Ну как же, жди...
Я через стекло, выходящее в цех, вижу, как к вентиляционной трубе скафандры подвозят мостки. На них забирается человек и яркая дуга газорезки бликами замелькала в цеху. Все присутствующие, кроме Инны Сергеевны столпились сзади меня.
- Где слесаря? - слышу голос мымры в динамике.
По цеху к месту аварии бегут два человека в скафандрах.
- Если клапан порван, надо обработать тягу, - почему то сказал главный технолог.
Все молчат. Автогенщик убрался и видно, как в вырезанной дырке тяги копаются слесаря. Время идет, а мы замерли и ждем. Вскоре слесаря стали спускаться с мостков, осторожно держа, что-то в руках и тут же у скороварки на полу принялись потрошить свое сокровище. Вскоре один из них стал махать, что то держа в руках.
- Что там? - не выдерживает главный инженер.
Кругом тишина. Слесаря направились в дезактивационную камеру, все отходят от окна и садятся по стульям вокруг стола мымры.
- Может все в порядке? - опять не выдерживает главный инженер.
- Инна Сергеевна, - вдруг заговорил динамик под потолком, взволнованным голосом Веры Ивановны, - слесари только что промыли мембрану, я просмотрела, она лопнула... У резины прошли все сроки.
- Вызывайте аварийную команду, все тяги в атмосферу разбирать, обработать дез растворами, цех промыть. Пусть после этого из сан лаборатории снимут мазки.
- Поняла.
- Кто будет докладывать генералу? - спрашивает мымра.
- Наверно надо мне, - говорит главный инженер.
Он подходит к столу снимает трубку и набирает номер.

Всех нас, кроме Юльки приглашают на ковер. Теперь из цеха выйти так просто нельзя. Мы идем в промывочную камеру, где наши скафандры промываются дез растворами, потом сушатся. Молодые женщины в масках из сан лаборатории делают мазки с нашей одежды и кожи и тут же под микроскопами исследуют их. Мы терпеливо сидим и ждем окончания результатов. Наконец, отпускают, все в порядке.

На этот раз генерал одет по полной форме с целой горой наградных планок на груди.
- Ну..., - мрачно он смотрит на нас. - Докладывайте.
- В цехе авария, - начал главный инженер, - в скороварке лопнула мембрана клапана Геллера. По всей видимости, в атмосферу произошел выброс...
- По всей видимости? Да вы что? Понимаете, что это значит? Мы почти в центре города. Это значит, что сейчас начнется такое... Почему лопнула мембрана?
- Несколько дней тому назад, я вам уже докладывал об аварийной ситуации и просил остановить процесс..., - начал главный инженер.
- Ну и что? Несколько инженеров знают, что скороварка в аварийном состоянии, сидят и ждут этой аварии?
- Товарищ генерал, вы дали указание, сдвинуть график профилактического ремонта на следующий квартал и досрочно провести ремонт объекта.
- Значит я виноват. Ну, нет. Это ваша вина, сидите, как клухи и все ждете указаний. Почему не настояли, не доказали? Неужели, не понятно... это вам не трактор испортился, который можно починить или выбросить на свалку, это страшное оружие... вырвалось на свободу, его не остановить. Если чума пошла в город, все пойдете под суд. За халатность.
Мы удрученно молчим.
- Начальник режима, приступайте к плану аварийной ситуации городских районов. Все должно быть по возможности тихо. При первых сообщениях о пораженных, докладывать мне, - генерал мрачно глядит на нас. - Можете идти.

Главный технолог уже в коридоре сказал.
- Ну что я вам говорил, стрелочник будет виноват.
- Не каркай, - отвечает ему главный инженер. - Сейчас основное внимание - город. Моли бога, чтобы там ничего не произошло.

День проходит нервно. В нашей комнатке уже все знают о ЧП. Мои коллеги выслушали мой рассказ.
- Какой ужас, - отреагировала Даша.
- А мы не сможем заразиться? - испуганно лепечет Люба.
- Нам всем сделали прививки против этого вида, - замечает Сергей. - Нам легче, а какого другим людям. Если чума ворвется в город, а там прививок не делали, сами понимаете какие должны быть последствия. Вот почему при разработке темы "Волк", я говорил о том, что вакцина нужна сразу. Случись такое происшествие и всем конец.
- Капитан обещал сделать вакцину.
- Это все ерунда. Вакцина по плану не делается, это иногда занимает слишком длительное время.
- А тебя могут наказать? - спрашивает меня Даша.
- Генерал обещал всем, кто непосредственно знал о неисправности, сорвать голову, если в городе будет трагедия...
- У Инны Сергеевны были какие-нибудь бумажки, чтобы прикрыться? - спрашивает Сергей.
Я понимаю, что он имел в виду.
- Не знаю. Первым неисправность заметил я, а потом пошло по инстанции.
- Боюсь, что всегда попадает первому.
- Не каркай, - бросается в атаку Даша. - Гриша не виноват.
- Я замолкаю.

Закончилась работа, мы с Дашей вышли к проходной. Наши друзья уже ждут нас. У Эдика с Юлей, тоже поганое настроение. Они оба расстроены. Мы садимся в машину и Эдик говорит.
- Я узнавал у метеорологов, куда дул ветер...
- В какой район?
- Кажется в ваш.
- Может еще ничего не будет.
- Это мы узнаем завтра. Правда, если узнаем. Первых больных изолируют и постараются скрыть от всех причину трагедии и чем люди больны.
- Почему бы не сделать сейчас прививки людям? - спрашивает Даша. - Ведь сыворотка то есть.
- Пока еще никто не заболел. Никто не хочет поднимать панику.
- А ведь завтра суббота.

Я и Даша стоим перед домом. Машина Эдика ушла и не хочется расставаться.
- Пошли ко мне, - предлагаю я.
- Лучше ко мне, вдруг Галка ушла.
- Пошли.
Но Галка не ушла, она кайфует, развалившись на диване и читает книгу под звуки магнитофона.
- Привет, двоечница.
- Ой, Гриша пришел.
Галя спрыгивает с дивана и обнимается и целуется со мной.
- Галка, ты чего? - рыкает на нее Даша.
- Подумаешь, поцеловать настоящего мужчину нельзя.
- Целуй своих придурков, благо их у тебя в изобилии.
- Гриша, видишь, какая у меня сестра, она не хочет, чтобы я целовалась с умными, только предлагает дураков.
- Дураки слаще...
- На этом я уже обожглась.
- Вызову папу, пусть тебя хоть раз по настоящему отдерет, - ворчит Дашка.
- Дашенька, но я не виновата, что вот такая. Не получилась, как ты, за что же меня ругать. Сама говорила, каждый человек индивидуальность и не должен походить на другого, вот я и не похожу на тебя.
- Началось... Гриша, пошли на кухню, что-нибудь сообразим поесть.
Даша почти силком тащит меня на кухню.

Вечер я провел с сестрами, мы играли в карты и веселились до упада. Трудно играть с жуликоватыми девушками. Около часа я ушел от них.
Мама спала, я тихонечко разделся и завалился спать.

Меня разбудил телефонный звонок.
- Григорий Павлович? - раздался в трубке голос Инны Сергеевны.
- Да, я.
- Срочно приезжайте на работу.
- Неужели началось?
- Да. Я вас жду.

Несмотря на субботу почти все начальство собралось на рабочих местах. В цехе уже сидел Эдик, мымра с каменным лицом напротив его. Я вошел и присел рядом с Эдиком.
- Кто пострадал, Инна Сергеевна?
- Начальник отдела снабжения, сотрудница отдела и кладовщик.
Отдел снабжения напротив нашего цеха.
- Разве им не делали прививки?
- Нет.
- Где они?
- Из положили в наш изолятор.
- Может это совпадение, может простудились?
- С них уже сняли мазки и нашли палочки чумы.
- Что же теперь делать?
- Я пригласила вас, для того, чтобы подготовились. У нас наверняка будет комиссия. Надо аккуратно просмотреть документы. Все материалы по клапану Геллера собрать в единое целое. Не поленится, побегать по канцеляриям и вытащить от туда всю переписку по этому делу. Мембрану срочно отправить на экспертизу.
- Куда?
- Свяжитесь с экспертным отделом милиции, аналитической лабораторией университета и заводом по изготовлению РТИ. Узнайте, кто может по полной форме провести обследование. А теперь, все за дело.

Сижу один в комнатке технологов и пишу отчет о моей работе в цехе. Вдруг дверь открывается и на пороге бледная Даша.
- Гриша... Гриша, беда.
- Что такое?
- Твоя мама заболела.
- Что?
- Мама заболела и Галя тоже.
Голова пошла у меня кругом.
- Как же так?
- Утром с Галей стало плохо и тут я обнаружила у нее под мышкой опухшие железы. Хотела тебе позвонить, но телефон то ли отключен, то ли занят. Я не знала, что делать и помчалась к тебе домой... А там.. мама твоя почти в беспамятстве, как дверь открыла, даже не понимаю. Тут же у дверей она и упала. Еле-еле дотащила до кровати, а потом догадалась где ты и помчалась сюда.
- Может это случайность?
- Я уже смотрела, у них под мышками раздулись лимфатические узлы.
- Врача вызвала?
- Нет. Игорь, поехали быстрей домой. Я не знаю, что делать.
- Сейчас. Только сообщу Инне Сергеевне.

- Инна Сергеевна, мне надо срочно домой.
Она сидит презрительно сжав губы.
- У меня заболела мама..., - она по прежнему ни слова, - похоже у нее чума.
- Где ваш дом?
- На Возвышенке.
Мымра берет телефонную трубку.
- Это изолятор, мне врача Виктора Сергеевича... Здравствуйте, Виктор Сергеевич, это я, Инна Сергеевна... Да... У меня к вам просьба. Заболела мать у одного сотрудника нашего предприятия. Симптомы те же... Нет ли у вас места в изоляторе?
- Два места, - говорю я.
Она прикрывает трубку рукой.
- Почему два?
- У Даши, из нашего технологического отдела, она живет рядом со мной, заболела сестра.
Мымра разжимает руку.
- Простите, Виктор Сергеевич, нужно два места... Да... еще один случай, тоже... у сотрудницы нашего отдела заболела сестра... Что? Одиннадцать коек... Только можете взять одного человека... Хорошо, он решит сам... Машину надо послать на Возвышенку, а Григорий Павлович будет сопровождать ее.
Мымра повесила трубку.
- Вот что, Григорий Павлович. Виктор Сергеевич может предоставить только одну койку. Решайте сами, кого к нам послать. А сейчас идите к изолятору, там будет стоять санитарный фургон, можете взять его...
- Спасибо, Инна Сергеевна.

В коридоре стоит у стенки Даша.
- Ну что?
- Нам дают фургон. Поехали домой.
У изолятора стоит санитарная машина, я толкаю Дашу в кабину.
- Давай, залезай, поместимся.
- Это машина для вас? - спрашивает шофер.
- Для нас.
Я еду и мучительно думаю, кого отправить в изолятор маму или Галю. Прекрасно понимаю, что только в изоляторе есть надежда выжить. Так кого же? Машина подъезжает к дому и тут меня выручила Даша. Она сказала шоферу.
- Сначала сюда, - и показала рукой на свою парадную.

Галя вся горит, она бессмысленно смотрит, как ее одевают и перекладывают в носилки. Мы ее выносим и запихиваем в машину.
- Теперь к твоей маме, - тянет меня к кабине Даша.
- Нет. Ты поезжай с Галей в изолятор. Мама не поедет. В изоляторе было только одно место.
Она смотрит на меня распахнутыми глазами и вдруг у нее задрожали губы.
- Гриша...
- Поезжай. Все будет хорошо.
- Гриша...
- Не расстраивайся, дурочка. Мама правильно поймет меня.
Я отвернулся от нее и пошел к своей парадной. Трудно сказать, поймет меня мама или нет, но если она обо всем узнает на том свете, то может и поймет.

Мама в беспамятстве. Я вызвал по телефону скорую помощь. Через пол часа приехала усталая врачиха. Она бегло осмотрела мать и коротко бросила.
- В больницу.
- Хорошо.
Она с изумлением уставилась на меня.
- Почему вы не спрашиваете, что с ней?
- Я знаю. У нее инфекционное заболевание.
- Откуда? Вы врач?
- Что то вроде этого. Это опасная болезнь доктор и зря вы ходите без маски.
Врачиха побелела.
- Вы думаете, что у нее чума?
- Не думаю, а знаю.
Она откинулась на стул.
- Я догадывалась, это уже одиннадцатый человек и все одни и те же симптомы.
- Отвезите ее в больницу, изолируйте всех больных и мед персонал, а так же людей, которые были связаны с больными...
- Почему же вы тогда так смело ходите без маски?
- У меня прививка против чумы.
- Я дам команду в вашей квартире провести дезинфекцию.
- Хорошо, доктор, а сейчас поспешите в больницу.
Санитары выносят мать, исчезла врачиха, сваливаюсь на стул и с ужасом думаю, что я наделал.

Наш район на карантине. Его оцепили войска и милиция. По квартирам ходят одетые в прорезиненные костюмы врачи и милиция. Меня дополнительно обследовали, всю квартиру облили какой то гадостью, от которой стала болеть голова. Все съестные продукты сразу пришлось выкинуть. Я позвонил на работу.
- Але. Инна Сергеевна...
- Это вы, Григорий Павлович?
- Да, это я. Не могли бы вы меня вызволить от сюда. Кругом все оцеплено и мне никак не прорваться на работу.
- Хорошо. Я сейчас позвоню начальнику спецотдела. Пусть он для вас сделает зеленый пропуск. Вы сейчас дома?
- Да.
- Когда сделаем пропуск, позвоним. Игорь Павлович, один вопрос. Вы маму отправили в наш изолятор?
- Нет. Туда поместили сестру нашей сотрудницы.
- Я так и думала. До свидания, Григорий Павлович.

На работе буквально все. Даша не смотрит мне в глаза, хотя чего их показывать, они покраснели и распухли от слез. Сергей задумчиво смотрит на меня и постукивает карандашом о папку.
- Введи меня в курс дела, - прошу его.
- Инфекция охватила два района. Сейчас они полностью локализованы. Всем живым делают прививки. Все больницы закрыты.
- Сколько умерло, сколько лежит в больницах, ты знаешь?
- Это не знает никто. Все засекречено.
- А что твориться здесь?
- Прибыло сразу две комиссии. Меня уже вызывали для дачи показаний. Я им рассказал все, что знаю о клапане Геллера.
- Меня вызывать будут?
- Обошлись, по моему, без тебя.
- А вы что сейчас делайте?
- Я мысленно ругаюсь и ни хрена не делаю. Надо же, сколько бессмысленных жертв. Во первых, наше предприятие среди жилых районов, почти в центре города, это же идиотизм. Во вторых, все знали, что клапан поплывет и ни черта не шевелились, только усиленно смотрели в рот генералу, а что скажет он. В третьих, какой придурок спроектировал предохранительный клапан в общую тягу. В четвертых, почему в документации на клапан нет рекомендации по замене мембраны через определенный срок. В пятых...
- Стой. Здесь действительно много вопросов. Пусть разбирается в этом комиссия. Нам надо думать о дальнейших наших действиях. Сейчас основная задача... "Волк". Что будет, если инфекция вырвется из пробирки? Как мы будем локализовать ее?
Сергей разводит руками.
- Я пас. Знаю одно. Если нет сыворотки, делать цех нельзя.
- Ты мне не поможешь составить еще одно умное письмо генералу? С выкладками и расчетами...
- Помогу, но для тебя, вернее для твоей карьеры, это будет концом.
- После того, что я пережил, мне этот конец не страшен. Мы должны это сделать для других.
- Взвесь все сам, Гриша.
- Я уже взвесил.
Даша подняла голову и впервые за этот день в упор посмотрела на меня. В них была мука. Люба, открыв рот, глядела тоже на меня.
- Даша, как Галя?
- Меня туда не пускают.
- В обед сходим к ней.
Зазвонил телефон. Даша подняла трубку.
- Але... Да, здесь... Передам.
Она аккуратно опустила трубку на рычаг.
- Гриша, тебя вызывают к генералу.

Он сидел один, мрачный с крепко сжатыми губами.
- Садись, Григорий Павлович. Разговор у нас будет серьезный. Это происшествие выбило все предприятие из графика. Комиссии задолбали всех, кто хоть краешком причастен к ЧП. Проглядывающиеся выводы весьма не радостные. Со своей стороны, я тоже должен сделать организационные выводы и наказать виновных. Главного инженера и главного технолога я снимаю. Нечего безропотным кошкам сидеть на важных местах. У меня есть предложение, поставить вас главным технологом. Как вы на это смотрите?
- Не пойдет...
Генерал с удивлением смотрит на меня.
- Это почему же?
- Я же сразу отменю проектировку цеха под тематику "Волка". До тех пор, пока не будет античумной сыворотки, цех строить не дам.
Массивный человек сжал губы и засверлил меня взглядом. Мы долго молчим.
- Черт с вами, отменяйте "Волка". Идите в отдел кадров, я позвоню туда.
Я уже было подошел к двери, как генерал крикнул мне в спину.
- Постарайтесь побыстрей запустить объект А...

В комнате все сидят по прежнему, когда вошел, коллеги вопросительно посмотрели на меня.
- Ну что? - первой не вытерпела Даша.
- Ничего. Меня повысили.
- Как повысили?
- Так. Я теперь главный технолог предприятия.
Люба ахнула. Даша выпрямилась, а Сергей воскликнул.
- Но ведь ты же против "Волка".
- Я поставил условие, что "Волка" не будет.

В столовой уменьшилась порция баранины, это и понятно, скороварка стоит на простое. Эдик, как то необычно вяло ест, Юлька тоже только тычет вилку в тарелку.
- Какие новости? - спрашивает меня Эдик.
- Гришу вызывал генерал, - за меня отвечает Даша. Эдик и Юля насторожились и сразу бросили есть, - Он предложил ему должность главного технолога.
- Да что ты говоришь? Ну и что?
- Гриша согласился.
Происходит немая сцена. Первым очнулся Эдик.
- Что ты сделаешь с мымрой, то есть Инной Сергеевной? Ее за эту аварию обещали наказать.
- Не знаю. Я хочу с ней поговорить.
- Не наказывай ее, Гриша. Она, правда, тоже виновата в этом деле, но, пожалуй, лучшего технолога цеха я еще не видел.
- Она очень переживает, - поддерживает Эдика Юля.
- Я и не пытаюсь наказать ее. Все будет нормально, ребята. Как там в цехе дела?
- Клапан заменили, сейчас переделывают вытяжку в спец тягу, а ночью будут делать опрессовку скороварки. Проверять все клапана.
- Завтра будет готово?
- Завтра, наверно и начнем, Инна Сергеевна уже заказала рефрижератор баранины.
- Странно все это, - замечает Даша. - В городе чума, а у нас как -будьто произошла поломка колеса, его поставили и все опять завертелось и ни каких забот, и никого не волнует, что там происходит во внешнем мире.
Все деликатно молчат, понимают, что у нее горе.
- А как у тебя мама? - задает мне Юлька вопрос.
- Я уже раз сто звонил в больницу, куда ее положили, никак ответа.
- Заблокированы телефоны?
- Нет, приятный женский голос отвечает, что она лежит в корпусе "Б", в девятой палате, но пока диспетчерская больницы не имеет сведений о ее состоянии.
- Сволочи, - неожиданно ругнулась Юля, - а как... Галя?
- Мы с Дашей сейчас пойдем в изолятор, узнаем как дела.

Главный врач изолятора, увидев нас, сразу забубнил.
- Вы зря ходите. У пациентки очень тяжелое состояние. Делаем, что в наших силах...
- Надежда есть, Виктор Сергеевич?
- Никто еще не отказывался от надежды. Только десять процентов из ста иногда выживают. При развитии этой болезни, даже новые вакцины иногда не действуют...
- А можно нам, к ней в палату?
- Да вы что? Там инфекция. Мне нельзя никого пускать...
- Но мед персонал то ходит?
- Ходит, им положено.
- Но у меня же такая же прививка, как и у них. Виктор Сергеевич, я буду соблюдать все меры предосторожности. Мне надо поддержать ее.
- Почему вам, а не сестре?
- Даша, ты мне разрешишь зайти к ней?
Она прислонилась к стене и кивает головой, слезы текут по ее щекам.
- Ну вот видите, родственники мне разрешили...
Виктор Сергеевич колеблется.
- Хорошо, переодевайтесь, но только на пять минут.

Она лежит с красным от жары лицом, глаза устремлены в потолок.
- Галя... Галя...
Глаза медленно перемещаются на меня.
- Кто это?
Маска уродует мое лицо и она явно не узнает.
- Это я, Гриша.
- Гриша... Гриша... Пришел значит...
- Пришел.
- А я думала... конец...
- Нет, не все потеряно, все зависит от тебя, как ты будешь бороться...
- Ты меня мог бы полюбить, Гриша?
- Мог.
- Я ведь люблю тебя, давно люблю..., как ты появился у нас... Все ломалась, не хотела Дашке перебегать дорогу. А сейчас... думаю зря... Драться за тебя надо было.
- Ты еще успеешь это сделать.
- Я не умру, как ты думаешь?
- Нет. В этой больнице есть надежда, что вылечат.
- Передай Дашке, пусть родителей не тревожит, если умру, тогда только вызывает.
- Передам.
- Не могу поцеловать тебя. Мысленно, я у твоих губ.
Кто то бьет меня по плечу. Сзади в скафандре стоит сестра, она кивает головой в сторону дверей.
- Я пошел. До встречи, Галя.
- Я люблю тебя...

Дашка расспрашивает в коридоре.
- Ну как она?
- Держится молодцом.
- А что говорила?
- Чтобы родителей зря не беспокоила, вызвала только в том случае, если ей будет хуже.
- И больше ничего?
- Я ее успокаивал.

Бывший главный технолог сдавал мне дела.
- Это судьба всех главных технологов, - внушал он мне. - Только случиться ЧП, так с него и с главного инженера всегда сдирают больше шкур. Случись ЧП крупного масштаба и они летят как пешки. Так и я лет десять назад принял это место, после того, как лопнула ампула при перевозке у курьера.
- За что же наказали тогда того главного?
- За то, что плохо продумали контейнер, в котором перевозилась ампула. Вот здесь в сейфе, - он кивает на массивный железный шкаф, - вся переписка, отчеты, приказы. Эту муру можешь даже не изучать. Пожалуй, передавать тебе больше и нечего, ты и так знаешь все. Большинство людей тебе знакомо, крутись с ними сам. Дам на прощание тебе несколько советов. Не ломай кадры, они неплохо подобраны. Я старался сделать так, чтобы все были на своих местах.
- А что делать с Инной Сергеевной?
- Ничего. Ты будешь в тяжелом положении, тебе придется доказывать генералу, что она нужный человек. Судя по тому, как ты согласился принять это место, он тебя и в этот раз послушает.
- А вы уже знаете, что я отказался от "Волка".
- Знаю. Все предприятие знает. Генерал устроил разнос исследовательскому центру и, как бы им в укор, преподнес разговор с тобой. Пожелаю, тебе удачи в работе. Пока.
Главный освобождает мне место и, взяв тяжелую сумку, набитую вещами, пошел к двери.

- К вам пришла на прием Инна Сергеевна, - донесся по селектору голос секретарши.
- Впусти.
- Разрешите.
В кабинет вошла моя бывшая начальница.
- Садитесь, Инна Сергеевна.
Она осторожно усаживается на край стула.
- Я пришла... я принесла заявление об уходе.
Мымра кладет мне на стол рапорт об увольнении. Я бегло пробегаю его.
- Я не могу вас отпустить, Инна Сергеевна.
- Поймите, Григорий Павлович, это я виновата, в том, что произошло с клапаном. Если бы я внимательнее отнеслась к акту Веры Ивановны, такого могло бы и не быть. Мое самолюбие задела молодой технолог и я отклонилась от нормы осторожности. И потом, генерал, не простит мне такого случая.
- Скажите честно, вам не хочется уходить от нас?
Она задерживается с ответом, потом выдавливает.
- Нет.
- Хотите, я вам могу предложить должность моего зама.
Инна Сергеевна уставилась на меня, как на привидение.
- Ваше решение может кому то не понравиться.
- Может. И мне придется доказывать, что так нужно.
- С вами я согласна работать.
Теперь я уставился на нее с любопытством.
- Почему вы меня так быстро оценили, в цехе я этого не замечал.
Она заколебалась.
- Видите ли, Григорий Павлович, я ценю толковых людей, пожалуй вы больше всего походили к этой категории, поэтому я вас и выдвинула на повышение. Но больше всего меня поразило другое, это ваше человеческое качество. Вы отдали койку в изоляторе другому человеку, а не матери - это окончательно перевернуло мое мнение о вас
- Давайте сейчас не будем об этом. Ваш рапорт я разорву. Кого вы предлагаете на свое место?
- Эдуарда Максимовича, мне кажется он как то изменился и возмужал при последних событиях.

Генерал торопился. Когда я вошел, он стоял у стола и держал наготове портфель.
- Только быстро, Григорий Павлович. У вас какие-нибудь затруднения?
- Я только что подписал приказ о назначении Инны Сергеевны моим замом.
Генерал словно споткнулся, он застыл, потом медленно повернул голову ко мне.
- Так, это дело твое, подписал, так подписал. Здесь, правда, есть одно но... В акте комиссии перечислены виновники этой трагедии. Инна Сергеевна там тоже есть.
- Я знаю. Но там целый перечень известных людей, но вы их естественно трогать не будете.
- Слушай, Григорий Павлович, не зарывайся.
- Товарищ генерал, вы меня брали на эту работу, не для того, чтобы технологией производства руководили через меня вы, а для того, чтобы я тащил этот груз. По этой причине, я должен отстаивать свои интересы.
- Чего же ты не отстоял клапан?
- Трудно пробивать сознание людей, которые задавлены своим начальством.
Он насупился.
- Труднехенький мне попался главный технолог. Смотри сам. Раз считаешь, что так надо, то делай по своему. А сейчас, я спешу.

Захожу в комнату с моими бывшими коллегами. Похоже никто не уходит домой.
- У же конец работы, чего вы ждете.
- Вас, - пискнула Люба. - нам уже можно идти?
- Сейчас уйдете, но сначала я кое что скажу вам. Даша, с завтрашнего дня переходишь работать технологом в цех. Там Эдик будет старший, а вы с Юлей, будете помогать ему.
- А что с Инной Сергеевной? - в один голос спросили Даша и Люба.
- Она переходит моим замом. В общий отдел технологии переходит Сергей Сергеевич и Любовь Васильевна. Группа в этой комнате временно расформировывается. Сергей Сергеевич, пока держите на заметке капитана Кругликова, если он достигнет какого-то результата по "Волку", сразу связаться со мной. Вот теперь можете идти.
Сергей и Люба уходят из комнаты, Даша задерживается.
- Гриша, нам звонили из первого отдела и просили передать, в связи с тем, что район, где мы живем закрыт, в пригороде организована гостиница, для сотрудников нашего предприятия. Там нам представляют номера...
- Хорошо, мы сейчас поедем туда, только я перед этим позвоню в больницу к маме. Она кивает головой. Я сажусь на телефон и долго не могу прорваться в диспетчерскую больницы. Наконец там подняли трубку.
- Вы не скажите, как самочувствие Анны Львовны....? Она в корпусе «Б», палата номер девять.
Слышно как листают журнал и вдруг голос сказал.
- Простите, вы кто ей приходитесь?
- Сын.
- Анна Львовна скончалась. Не бросайте трубку с вами хотят поговорить.
Волна отчаяния ворвалась в мою голову.
- Але, - слышится мужской голос, - с вами говорит глав врач больница. Ваша мама была поражена страшным инфекционным заболеванием, поэтому вам надо явиться в нашу больницу для устранения некоторых формальностей.
- Каких, к черту, формальностей?
- Мы не сможем выдать вам ее тело. К сожалению, чтобы не распространять инфекцию, мы вынуждены сами... ее кремировать.
- Хорошо. Я к вам потом заеду...
Я их понимаю, знаю, какую заразу подцепила мать... Бросаю трубку и тупо смотрю на стену.
- Ну, что, что с мамой? - прорывается сквозь завесу глухоты Дашин голос.
- Она умерла.
Слышны всхлипывания.

Гостиница - это переделанная тур база. Здесь уже разместились сотрудники нашего предприятия, которые живут в заблокированных районах. Наш завхоз, подполковник Беленький, расталкивал прибывающих по номерам.
- Игорь Павлович, у вас 17 номер, Дарья Николаевна, ваш следующий - 18.
- У нас нет вещей..., - говорит Даша.
- Полотенца, мыло, простыни, бритвенные принадлежности, халаты, все на месте. Вечером в столовой будет готов ужин, утром - завтрак.
Я вхожу в свой номер и не раздеваясь, заваливаюсь на кровать.

Она пришла после ужина, в накинутом халате, села на кровать и провела рукой по моей груди.
- Прости меня, Игорь.
- За что?
- Что так вышло, с твоей мамой и моей сестрой.
- Знаешь, что сказала по этому поводу Инна Сергеевна? Она сказала, что другого от меня и не ожидала, только поэтому она согласна работать со мной дальше.
Глаза Даши наливаются влагой, она падает мне на грудь.
- Я буду сегодня с тобой. Я хочу быть с тобой.

Сегодня опрессовка скороварки с новым клапаном, я присутствую при этом. Инна Сергеевна тоже пришла и молча стоит в стороне, слушая команды раздающиеся по динамику. Эдик и Юля застыли у окна в цех. Даши нет. Она побежала в изолятор узнать насчет Гали. В емкости искусственно поднимается давление и вот слышна команда.
- Клапан сработал, сбросить давление.
- Сколько было в этот момент в скороварке? - спрашивает Юля Эдика.
- Сейчас, Вера Ивановна скажет.
Словно его подслушав звенит телефонный звонок. Эдик берет трубку.
- Вера Ивановна... Да... Все в порядке...? Хорошо...
Инна Сергеевна кивает нам головой и выходит из помещения. Эдик стоит у стола и растеряно смотрит на меня.
- Гриша, все в порядке. Клапан сработал в заданной точке.
- Раз в порядке, закладывай баранину.
Мне теперь здесь тоже делать нечего. Я ухожу.

Из кабинета звоню в изолятор.
- Это Виктор Сергеевич?
- Я.
- Это Григорий Павлович, здравствуйте. Как Дашина сестра?
- Еще тяжело, кризис наступит только через два дня. Если вытянет до этого времени, будет жить.
- А как остальные?
- Плохо. Начальник отдела снабжения, его инженер и кладовщик скончались. Остальных тянем..., но... по-моему, скоро двоим уже не помочь.
- Это все родственники...?
- Да. Своих пораженных почти и нет.
- Спасибо за информацию Виктор Сергеевич.
- А я вас в тот раз так и не поздравил с новой должностью...
- Еще успеете, кончится эта чертовщина, ох...и справим же мы...
- Что?
- И поминки, и должность.

Прошло три дня. В городе по прежнему карантин, наш район перекрыт и мы с Дашей ездим в гостиницу ночевать. Скороварка уже два дня выдает свою огромную порцию чумных бактерий. Все предприятие трудится день и ночь нагоняя потерянный план. Господи, сколько же мы наделали этих бомб, головок ракет и черт знает что. По моим прикидкам, можно засыпать двойных слоем бактерий земной шарик и умертвить всех. Я сижу за рабочим столом и вдруг заскрипел селектор.
- Григорий Павлович, - обращается секретарша, - к вам Инна Сергеевна.
- Впусти.
Она по прежнему такая же, волосы пучком, без макияжа, без улыбки, губы сжаты. Молча подошла к столу и застыла, ожидая приглашения сесть.
- Садитесь.
Теперь деловая женщина, словно по взмаху волшебной палочки, достает из папки несколько бумаг.
- Григорий Павлович, у меня несколько серьезных вопросов.
- Да, пожалуйста...
- Первый, что делать с Сергей Сергеевичем?
- А что с ним, я не в курсе дела.
- Он второй день напивается... Я знаю, он ходит в лабораторию к капитану Кругликову и они дают ему там спирт.
- Составьте на него акты.
- Они готовы.
Эта пунктуальная женщина выдает мне три оформленные листа, первые два- акты подтверждающие пьянство с подписями свидетелей, третий - докладная. Я читаю их - все верно и правильно составлено.
- Хорошо. Он сейчас где?
- Ждет в приемной, я сказала ему чтобы подошел.
- Я его приму, что еще?
- Я сделала небольшие перестановки в отделе. Любовь Васильевну...
- Кто это?
- Да Люба же, из цеха. Ее я перевела в помощь технологам жидкостного участка. Там, после аварии нужно пересмотреть все. Изготовление жидкостных капсул, требует улучшения техники безопасности. Придется ввести новые поправки в технологию.
- Я не возражаю.
- Цех фасовки, необходима реконструкция. Вы мне спустили план на следующий год. Там требуется около 50 головок боевых ракет в месяц и около пятисот авиационных бомб, снарядов 100 и 150 миллиметрового калибра. При сегодняшнем состоянии, план цех не потянет. Необходимо пустить конвейерные ленты и увеличить места фасовщиц.
- Я уже подумал об этом. Мы с энергетиками, главным конструктором и главным механиком уже обговорили этот вопрос. Вам надо с ними состыковаться и начинать разрабатывать технологические цепочки, по которым и будет идти перестройка, что естественно не должно мешать каждодневному выпуску изделий.
- Хорошо. Я поняла. У меня все. Разрешите идти.
- Идите. Пригласите мне сюда Сергей Сергеевича.

Он опух, глаза потухшие, рубашка и пиджак мятые.
- Садись.
Сергей Сергеевич плюхается на стул.
- Ну и видок у тебя, Сергей.
- Гриша, я...
И тут он схватился за лицо.
- Что случилось?
- Моя дочь умерла... Два дня тому назад. Вот от этой гадости умерла. Она заразилась на улице, когда скороварка сделала выброс... Не помогли ей и в нашем изоляторе. Скажи, зачем мы делаем эту дрянь? Куда ее столько много? Склады ломятся от наших снарядов и бомб. А мы еще... еще и еще...
- У меня мама тоже умерла в больнице...
- Прости, Гриша, у тебя тоже большое горе. Скажи мне, в чем твоя мама и моя девочка виновата? В чем виноваты другие, умирающие там...? Капитан Кругликов мне говорил..., от друзей в первом отделе он слыхал о посланных сведениях в Москву. Там сказано, что в городе уже умерло шестьсот человек и, представляешь, в ответ, от туда сверху спустили приказ, сократить число жертв... И знаешь как сократили? Зачеркнули один ноль. Теперь по статистике в городе умерло шестьдесят человек. Моя девочка не попала в список этих шестидесяти. Ее увезли сжигать в спец печи, а там..., где сбросят пепел неизвестно.
- Мою маму так же...
- Я все чаще и чаще задумываюсь. Зачем мы здесь работаем? Мы же убийцы. Ты это понимаешь, мы убийцы. Шестьсот человек, одним махом, из-за какого-то клапана, отправили на тот свет. Сколько еще умрет в больницах неизвестно. Скажи, тебя разве не мучает совесть.
- Мучает.
- Так зачем же ты здесь сидишь?
- Я еще так не задумываюсь, как ты.
- Вот это и жутко...,- он уныло уставился в пол. - Что ты со мной будешь делать?
- Что ты делал там, в лабораторном корпусе?
- Как тебе сказать. Есть там Машенька, я к ней был неравнодушен. Сейчас хожу плачусь, надо же кому-нибудь плакаться и заливаю свое горе.
- Ты понимаешь, что ты наделал?
- Понимаю. Написать рапорт об увольнении?
- Да, это будет лучше, чем увольнять за пьянку.
Сергей кивает головой.
- Дай лист бумаги, я напишу здесь.
Он царапает на бумаге рапорт и отдает мне.
- У меня к тебе просьба. Дай отработать две недели, не увольняй сразу.
- Ты не будешь пить?
- Этого я тебе обещать не могу, постараюсь конечно сдержаться. Но напоследок хочу сказать. Ты хороший парень Гриша, но лучше вали от сюда, пока генерал не раздавит тебя.
- Спасибо за предупреждение, а сейчас иди на рабочее место.

Только ушел Сергей, зазвонил телефон.
- Гриша, это я, Даша.
- Я слушаю тебя.
- Гриша, Галя пошла на поправку. Кризис прошел.
- Слава богу. Сколько ей еще лежать?
- Карантин будет недели две.
- Это мы переживем.
- Гриша, она просит, чтобы ты пришел к ней.
- Освобожусь, приду сразу.
- Я тогда побегу.
- Пока, целую.
- Я тебя тоже.

К Галине вырвался в конце дня. Виктор Сергеевич разрешил зайти к ней, но все равно переодевшись и в маске. Она по прежнему с яркими щеками и блестящими глазами лежит, вытянувшись на койке.
- Пришел, - шевелятся ее губы.
- Галя, привет.
- Я так тебя ждала. Где ты был?
- Работал. К тебе не пускали.
- Врачи сказали буду жить.
- Я это знаю.
- Я все вспоминаю тебя. Закрою глаза, а ты там... мой.
- Поправляйся быстрее, мы об этом потом поговорим.
- Дашка все время с тобой?
- Да.
- Сколько еще придется ломать копий...
- Ты о чем?
- Я должна бороться...
- Лучше быстрей приходи в себя. Скоро кончится лето, а тебе надо скинуть с себя ореол двоечницы.
- Клянусь, я все сдам, для тебя сдам.
- Не клянись, лучше учись и быстрей кончай институт, чтобы не быть всю жизнь клухой.
- Поговорил бы со мной о другом. Это все самой разумеющееся, а главное это... любовь. Гришенька, полюби меня. Пусть глаза мои лопнут, если хоть раз тебе изменю взглядом или телом...
- Галка, поговорим об этом потом. Меня сейчас ждет автобус, мы теперь живем в гостинице, так что, мне надо спешить. Пока, до следующей встречи.
- До свидания, мой дорогой.
Вот попался сестренкам... С Дашкой все ясно, а с Галей... Боюсь ей отказать, она же еще... в больнице.

Сергей Сергеевич держался долго, за три дня до увольнения, он опять напился. Я об этом узнал, проводя оперативку с цеховыми технологами в своем кабинете. Звонок заставил меня вздрогнуть. Я поднял трубку.
- Григорий Петрович, ЧП.
- Кто это говорит?
- Капитан Кругликов. У меня только что украли пробирку с новым штампом "Волка".
- Как могли, кого вы пустили в лабораторию?
- Да. Это ваш технолог Сергей Сергеевич. Он пришел к нам пьяный, и пользуясь тем, что меня не было на месте, а лаборанты были заняты в тяге, взял пробирку с моего стола и пошел к двери.
- Где он сейчас?
- Ходит по коридорам и размахивает пробиркой, кричит, что ее разобьет и все сдохнут.
- Черт возьми.
Я откладываю трубку и хватаюсь за красный телефон.
- Срочно объявить тревогу, захлопнуть все двери корпуса "И". Перекрыть движение по территории, загерметизировать корпуса.
- Кто это? - слышу недоуменный ответ в трубке.
- Я тебя расстреляю, собака. Быстро..., вырвалась чума.
Завыла сирена и захлопали двери. Теперь берусь за отложенную трубку.
- Кругликов, где он сейчас может находится?
- По моему, если не вышел на лестницу, то в нашем коридоре или может... в другом месте...
- Можно это проверить?
- Я не могу, я захлопнут...
- Кто мне может сказать, где он?
- Включите общее радио, спросите у людей. Пусть вам позвонят.
Набираю телефон радио центра.
- Але. Это главный технолог. Дайте мне громкое радио на все корпуса. Хочу обратится ко всем.
- Говорите, мы вас подключили.
Я беру микрофон.
- Внимание, обращаюсь ко всем сотрудникам нашего предприятия. Только что, пьяный сотрудник нашего предприятия совершил кражу ампулы из лаборатории с очень опасным вирусом. Он где-то бродит с пробиркой по помещениям и грозится ее разбить. Всем сотрудникам, осмотреться на месте и определиться, где он. Жду звонка в кабинет главного технолога.
Кругом сразу зазвонили телефоны. Первый звонок - нового главного инженера.
- Григорий Павлович, это правда?
- Да.
- Дьявольщина, только что приступил к обязанностям и на тебе, ЧП. Командуй дальше.
Еще звонок.
- Я его вижу через стекла двери, - раздался женский голос.
- Где вы находитесь?
- В корпусе "И" на втором этаже.
- Выходит он в коридоре?
- Да. Но коридор заперт автоматическими дверями.
- Много там людей вместе с ним?
- Сейчас посмотрю... Один, два... Семь человек.
- Вы можете сказать кто там?
- Всех по фамилиям не знаю, но так определится могу. Там Надежда из лаборатории Кругликова; Виктор Иванович, зам начальника шестой лаборатории; два технолога из цеха, лаборант Кеша из шестой и еще две женщины из восьмой лаборатории.
- Не отпускайте телефон. Я сейчас.
Я оглядываю лица сидящих в моем кабинете.
- Чьи технологи?
- Мои, наверно, - отвечает побледневший Эдик.
- Что? Даша и Юля?
- Они. Они там, чтобы взять штамп для следующей порции в скороварке.
- О черт.
Я опять хватаю радио-микрофон.
- Сергей Сергеевич, - несется через динамики, - ты меня слышишь? Это я, Григорий Павлович. Прошу тебя, не делай глупости. Вокруг тебя люди, они погибнут. Зачем еще жертвы...
Откладываю микрофон и хватаю телефонную трубку.
- Как вы думаете, он слышит меня?
- Слышит, динамики везде... - отвечает невидимая женщина, - он что-то кричит в ответ, но из-за стекла мне не слышно.
- А где люди?
- Разбежались от него во все стороны. Жмутся по углам. Женщины замотали лица подолами платьев, мужчины по моему рубахами.
Это им не поможет. Если меня не обманывал разработчик, бактерии проходят через грубую ткань.
- Не вешайте трубку.
Опять хватаю микрофон.
- Сергей Сергеевич, ты не изменишь мир, не надо... Хочешь, будешь работать дальше. Ты нужен нам. Только, не губи невинных людей.
В руке уже телефонная трубка.
- Ну что он там?
- Чего-то опять кричит. О боже мой, он швырнул пробирку в стенку. О...
- Что, что происходит?
- Я вижу... Все напротив меня... По стене растекается жидкость и... тут же исчезает, она, по моему, испаряется...
Я рухнул в кресле. Поднял микрофон и четко сказал.
- Группа зачистки, в корпус "И" на второй этаж. Наружу вышел микроб. Обязательно дезинфицировать и продуть коридор. Всех, кто находился в опасной зоне отправить в изолятор. Врачу изолятора, срочно очисть палаты для восьми человек...
Звонки на столе не утихают, опять звонит главный инженер.
- Григорий Павлович, коридор не продуть, там ни приточной, ни вытяжной - нет.
- Прошу тебя, у меня свои заморочки. Дай команду, крайним комнатам коридора открыть двери. В одной перекрой приток воздуха, в другой вытяжку, хоть что-то отсосешь. Людей только одень в скафандры.
- Понял. Сейчас сделаю.
Беру следующую трубку.
- Григорий Павлович, это Виктор Сергеевич. Куда мне деть выздоравливающих.
- Доктор, сколько их у тебя?
- Пять.
- Попроси автобус у начальника спец отдела, пусть их отправит в гостиницу, где мы сейчас живем. Перед этим как следует, продезинфицируй их.
Опять звонок.
- Григорий Павлович, звонят из приемной генерала. Вас просят подойти к генералу.
- Я задержусь немного. Двери заблокированы. Сейчас дам команду, пусть нас откроют.
Поднимаю трубку красного телефона.
- Вы меня слышите?
- Да.
- Пока идет зачистка корпуса "И", двери там открыть только группе зачистки и дезактивации. Выставить вокруг корпуса охрану. Никого туда не впускать, кроме аварийных команд, и не выпускать. Дальше работайте, в соответствии с аварийным планом. Можете разгерметизировать другие здания.
Щелкнули двери моего кабинета, сработал автоматический сброс замка, и я обратился ко всем присутствующим.
- В связи со сложившейся аварийной обстановкой, всем пройти на свои места.

В кабинете у генерала уже главный инженер, его лицо серого цвета, заместитель генерала, полковник Малышев и начальник спец отдела. Генерал кивнул мне на кресло.
- Я все слышал, - сразу начал он. - Такое ЧП требует комиссии и тщательной разборки. Естественно, вы будете наказаны. Из всего случившегося не пойму одного, какого дьявола пьяный технолог делает в лабораторном корпусе, кто дал ему туда допуск.
- Он получил допуск, когда работал по теме "Волк".
- Черт знает что. У Кругликова совершенно секретные уникальные штампы валяются на столе, технолог шатается по совершенно секретной лаборатории и свободно таскает пробирки. Вы что, все ошалели?
Мы молчим.
- Начальнику спец отдела, - генерал повысил голос, - разобраться и подать докладную. Главному инженеру сориентировать все службы на ликвидацию катастрофы и разобраться почему, нет тяг в коридорах...
- Они и не должны быть, там естественная циркуляция воздуха, от одной лестницы до другой.
- Значит неправильно был заложен проект, потрудитесь его исправить. А с вами, главный технолог... пока не знаю, что делать. Все происшедшее произошло по вине ваших людей.
- Товарищ генерал, я виноват в этой трагедии... и готов отвечать за все, что случилось.
Генерал кивает головой.
- Хорошо. Все, кроме полковника Малышева, могут идти, - говорит он.

Инна Сергеевна сидит передо мной, как всегда подтянуто.
- Вы знали, что Сергей Сергеевич делал в корпусе "И".
- По моим данным, он ходил туда к знакомой лаборантке, которая давала ему спирт.
- Мы что-то упустили. Не ведаем, где наши технологи бродят по предприятию... Сколько он времени пропадал там?
- Трудно сказать. Технологи нашего отдела очень часто проводят время в цехах, особенно в связи с реконструкцией их. Я не учитывала время и не могла подумать, что кто-то мог отклонится в другую сторону
- Тогда все почти ясно. Надо продумать этот вопрос. Ведь в цехе со скороваркой, все были у вас на виду.
- Там стояли теле датчики.
- А кто нам не разрешает поставить их везде и операторскую сделать в отделе.
- Я продумаю этот вопрос...
- Готовьтесь, Инна Сергеевна, занять мой пост.
- Вы уходите?
- Придется. Такие катастрофы не могут быть безнаказанными и потом, я не люблю, когда об меня вытирают ноги.
- Хотите, чтобы вытирали об меня?
- Это как вы себя поставите на новом месте.
Она задумчиво смотрит на меня.
- Не уходите. Вы технолог от бога. Таких почти у нас нет. Хотите я с генералом поговорю?
- Нет.

Я пришел в изолятор к Виктор Сергеевичу. Он мрачно встретил меня.
- Гриша, только не спрашивай меня ни о чем.
- Там Даша.
- Знаю.
- Может быть она...
- Не надейся. Все хреново. Первый анализ крови показал, что чума уже бродит в их телах. Допустить тебя к этому новому зверю не могу. Сывороток против этой палочки нет, лекарств нет. Они все покойники.
- Что же делать? Самое противное, чувствовать себя бессильным.
Доктор разводит руками.
- Гриша, я ничего не могу сделать. Даше написала тебе письмо. Мы его обработали, так что извини, многие буквы плохо видны. Вот оно.
Он протягивает мне конверт. Я вытаскиваю и разворачиваю лист бумаги.
"Гришенька!
Как все глупо получилось. Я уже все поняла. Перед тем, как потерять сознание, хочу тебе сказать. Гриша, я люблю тебя. Прощай, дорогой.
Боже мой, как страшно умирать...
Проследи за Галей...
Твоя Даша".

Я лежу на кровати в своем номере и отупело смотрю в потолок. Кто то садится ко мне в ноги. Сквозь полумрак, замечаю знакомые черты.
- Галя.
- Тише. Мне все рассказали, я все знаю.
- Как же все дико получилось.
Вдруг она зарыдала. Кровать сотрясается от взрывов плача.
- Как... я маме... сообщу.
Я ничего не ответил. Потихоньку Галя затихает.
- Можно... я посижу у тебя?
- Сиди.
Она облокотилась на спинку кровати и замерла. Молчим уже час и вдруг я почувствовал, как мои ноги придавила тяжесть. Галя сползла на кровать и нелепо свернулась калачиком. По ее посапыванию и всхлипыванию, я понял, она спит.

Я плохо спал и утром поднялся только от стука в дверь. Галя лежит рядом прижавшись к стенке. Я поднялся и подошел к дверям.
- Григорий Павлович, вам пора вставать, опоздаете на работу.
Это полковник Беленький.
- Тихо. Спасибо. Я уже встал.
Привожу в себя в порядок, одеваюсь и, прикрыв Галю одеялом, выскакиваю за дверь.

Прибыла комиссия. Где-то заседали, допрашивали людей, изучали документацию и все это прошло мимо меня. Единственное, что кратко сообщила мне по телефону Инна Сергеевна, это ее вызывали на допрос. Перед самым концом рабочего дня генерал вызвал на расправу.
- Что же мне с тобой делать, Григорий Павлович?
- Я написал рапорт об увольнении.
- А чего тебя увольнять, комиссия частично признала тебя виновным. В основном виноват Кругликов, который поощрял пьянство твоего технолога со своими девицами. Но в каждой вещи должна быть своя закономерность. Слишком много людей за тебя просили и мне пришлось пойти на уступки. Я тебя не уволю, но и на своем месте здесь оставить не могу. Выбирай, либо главным технологом такого же предприятия в Архангельск, либо технологом цеха, но здесь на объекте А.
- Можно мне подумать?
- Конечно. Три дня не больше. Если меня не застанешь, пришлешь записку секретарше.
- Разрешите идти?
- Иди. Кстати, карантин в городе сегодня снимается. Можешь переехать домой.

В гостинице меня ждет Галя. Она с какой то грязной сумкой сидит в моем номере.
- Я думала, что ты не приедешь сюда. Все уже уезжают по своим домам, а тебя все нет и нет.
- Я приехал за тобой. Мне военные дали машину.
- Гришенька, миленький...
- Поехали, я не могу держать шофера.
Подталкиваю ее к двери и мы выходим в коридор. Здесь сразу нарываемся на полковника Беленького.
- Григорий Павлович постойте, генерал приказал выдать вам компенсацию.
- За что?
Он замялся.
- Понимаете, милиция сообщила на предприятие, что какие то бандиты или воры, пока был район в карантине, очистили вашу квартиру.
Одно другого не легче, это какая то цепь невезения и все с проклятого клапана Геллера. Полковник протягивает чемоданчик.
- Это вам.
Я беру его и не прощаясь, толкаю Галю в спину, прямо к выходу.

В моей квартире разгром. Все что можно хорошее вынести - вынесли. Остатки одежды, бумаги, всякие ненужные безделушки разбросаны на полу. Остались полупустые полки шкафов и голые кровати. Галя прошла по квартире и взглянула на меня.
- Здесь надо начинать все сначала.
- Стоит ли.
- Что ты задумал?
- Может быть мне переехать в другой город, у меня появилась такая возможность.
Она застыла.
- А как же я?
- Давай не спешить. Нас еще впереди ожидают большие неприятности...
Она все поняла и кивнула головой.
- Проводи меня до моей квартиры. Я почему то боюсь туда входить.

Ее квартиру мародеры не тронули. Галя побежала на кухню и я услышал возглас.
- Надо же, в холодильнике, не все испортилось. Ты никуда не уходи, я сварю тебе кофе.
Фотокарточка на книжной полке привлекла мое внимание. Даша и Галя в обнимку стоят на берегу реки. Я осторожно открываю дверцу и вытаскиваю фотографию, потом прячу ее в карман. Кажется все. Тихо, чтобы не скрипнула дверь выхожу на улицу.

Теперь я выметаюсь из кабинета. Инна Сергеевна сидит рядом и терпеливо ждет, когда освобожу для нее место.
- Что вы решили, Григорий Павлович? - спрашивает она.
- Еще не знаю, Инна Сергеевна, но все складывается к тому, что мне надо ехать в Архангельск.
Она трясет головой.
- Ты правильно решил.
- Итак, в шкафу письма, деловые бумаги, вы их потом посмотрите, постарайтесь не мешать кадры, они неплохо расставлены на местах.
Странно, я почти повторяю слова предыдущего главного технолога.
- С Эдиком, что будет? - продолжаю я.
- Эдуардом Максимовичем? Ничего. Если бы вы остались, я бы вас объединила. Оставила обоих в цехе. А сейчас, чтобы не зря шляться по предприятию и ждать своей участи, пока возвращайся в цех и потрудись там.
- Хорошо. До свидания, Инна Сергеевна.
- До свидания, Гриша...
Она впервые меня назвала по имени.

Эдика я не узнаю, что то изменилось в нем. Взгляд стал жестче и лицо приобрело суровость.
- Я звонил доктору, - сообщает он мне, - у Юли, и у Даша поднялась температура, они обе без сознания.
- Там в таком положении все восемь человек.
- Неужели это все?
- Им уже ни чем не помочь.
- Гриша, скажи и зачем нам это? Столько страданий в последнее время. Мы же сумасшедшие, наклепали столько страшного оружия. Все склады в России забиты нашими бомбами и ракетами. Почему никто не думает об этом.
Что то я уже слыхал... Ну да, Сергей Сергеевич, сотворивший беду, говорил мне об этом. Может Эдик потом тоже свихнется, задавая себе такие вопросы, возьмет достанет ампулу и трах... ее на улице или откроет скороварку, когда будет выпариваться раствор...
Мне не удалось ответить другу. На мое счастье, в цехе засигналил автомобиль. Мы оба повернулись к окну.
- Смотри, пришел рефрижератор. Я пойду принимать баранину, а ты сходи к Вере Ивановне, возьми у нее результаты испытания скороварки, - предлагает мне Эдик.
 

Санкт-Петердург 2006 г.

© Copyright Evgeny Kukarkin 1994 -
Постоянная ссылка на этот документ:

[Главная] [Творчество] [Наши гости] [Издателям] [От автора] [Архив] [Ссылки] [Дизайн]

Тексты, рисунки, статьи и другие материалы с этих страниц не могут быть использованы без согласия авторов сайта. Ознакомьтесь с правилами растространения.

Евгений Кукаркин © 1994 - .
Официальный сайт:  http:/www.kukarkin.ru/
Дизайн: Кирилл Кукаркин © 1994 - .
Последнее обновление:
Официальные странички писателя доступны с 1996 г.