Copyright © Evgeny Kukarkin 1994 -
E-mail: jek_k@hotmail.com
URL: http://www.kukarkin.ru/
Постоянная ссылка на этот документ:


Написано в 2006 - 2007 гг

ПОДВОДНЫЕ ГЛАДИАТОРЫ

Вот он, разгром без войны. В России произошел бескровный переворот. Идеи коммунизма кончились, армию стали бешено сокращать и тысячи офицеров, самых классных специалистов, выброшены в новую, ни для кого не понятную жизнь. Меня тоже это коснулось и вот, с небольшой сумой "деревянных" в кармане, выметаюсь из Североморска в родной Питер.

Три месяца живу у мамы и не могу найти хорошую работу. Требуются бандиты, охранники, грузчики, потом опять бандиты, охранники, грузчики и так далее, буквально они требуются везде, зато никому не нужен подводный пловец, владеющий знаниями штурмана, капитана малых судов, минера и черт знает чего. Деньги уже улетели и тут...
Однажды вечером, ко мне домой позвонили. Незнакомый голос спросил.
- Андрей Балашов?
- Да, это я.
- Не могли бы мы завтра встретится и поговорить с вами.
- Кто это мы?
- Меня звать Николай Харламов, я представитель российской ассоциации морских пловцов...
- Я чего то не слышал о такой организации.
- Но теперь то услышали. Так как насчет встречи?
- На какую тему вы хотите со мной побеседовать?
- По поводу работы.
- Работы? Откуда вы знаете, что я ее ищу.
- Я этого не знал. Мы только вчера получили сведения о том, что вы демобилизовались из военно-морского флота и теперь проживаете в Петербурге. Так что, удачно нашли вас.
- Хорошо, где мы встречаемся?
- Давайте встретимся в кафе на Васильевском острове, на углу Среднего проспекта и улицы Репина. Знаете, где она?
- Знаю.
- Вот и отлично. Завтра в семь вечера. До свидания.
И связь прервалась.

За столиком, куда меня привела девочка, обслуживающая посетителей, в креслах уютно развалились два мужика. Я поздоровался.
- Здравствуйте. Я, Балашов.
Худой парень сразу среагировал и протянул мне руку.
- Здравствуйте. Харламов.
Зато второй пожилой мужик ответил мне по-английски.
- Здравствуйте, господин Балашов. Я менеджер фирмы "Дельфин", Николас Браун.
- Очень интересно, - также по-английски отвечаю ему. - Я не ожидал встретить вас в компании с представителем нашей ассоциации.
- Что делать? У вас перестройка, вот и мы постарались тоже перестроится и работать сообща.
Я присел за столик.
- Что будете пить, господин Балашов? - спросил Браун.
- Пиво
Тут инициативу перехватил Харламов, он подозвал девочку - официанта.
- Три кружки "Капитанского" и сушеного кальмара.
Пока девушка носится с заказом, Браун начинает разговор.
- Давно, уволились из армии, господин Балашов?
- Три месяца назад.
- Вы сейчас на отдыхе?
- ... Да...
- Мои друзья из министерства обороны, много рассказывали о вас.
- Обо мне?
- Да, о вас. Ваша знаменитая операция по спасению подводной лодки в Норвежских водах, стала азбукой для всех пловцов мира.
- Спасибо, но я этого не знал.
- А ваши дерзкие операции в Средиземном море, до сих пор изучаются в морских училищах НАТО.
- Вы мне льстите, господин Браун.
- Да, нет. Это правда, вы классный специалист.
Официантка приносит нам пиво и, рассыпанных на тарелке, сушеных кальмаров. Мы неторопливо делаем первые глотки приятного пойла.
- Меня, господин Харламов вызвал сюда, чтобы предложить работу. Теперь, я предполагаю, что работу хотите дать мне вы?
- Вы не ошиблись в предположениях. Я хочу вам преложить кое что. На Мальте есть хорошее военно-морское училище, которое готовит офицеров НАТО. Среди одной из дисциплин, есть кафедра морских диверсантов. Туда требуется преподаватель по тактике и проведению морских операций. Вот я и хочу предложить вам это место.
- Так что же это? Я буду готовить офицеров специалистов по подводным операциям против своих...
- Кто вам сказал, что воевать будут против вас. У нас давно... мир. Ваше государство входит в совет НАТО и стоит ли еще усложнять отношенья. Мы давно переключились на ведение подводных операций со странами, режимы которых представляют угрозу демократии и являются источниками терроризма.
- Это мы уже слышали, однако то, что пловцы НАТО все время копошатся у границ нашей страны не забываем...
- Ну, это вы зря... В Северном, Черном, Охотском и других морях, которые омывают вашу страну, сокращен на три четверти штат морских пловцов. Они перемещены в район Красного моря, сосредоточены у берегов Индонезии, Филиппин, Китая и Индии...
- Я не знаю... Конечно вы меня не очень убедили в том, что опасности у берегов нашей родины нет, но с другой стороны я уж и не такой консерватор и вижу, что действительно есть кой какие военные послабления. Хорошо бы мне подумать над вашим предложением, посоветоваться кое с кем и тогда дать вам ответ.
- Все правильно, господин Балашов. Лучше все тщательно продумать. Поэтому, я считаю, это у нас с вами предварительные разговоры. Если вы все продумаете и не найдете лучшей работы, то все же приходите к нам. Зарплата на преподавательской работе будет у вас очень высокая.
- Договорились.
Я допиваю свое пиво и поднимаюсь со стола.
- До свидания, господа.
- Вот вам моя визитка, - протягивает мне картонку Браун. - Как решитесь, позвоните мне по телефону. Я буду здесь еще неделю. Если надумаете позвонить позже, то господин Харламов поможет вам связаться со мной.

Три дня я мучался. На бирже труда меня поставили на учет и... ничего не пообещали. Мать стала ворчать, подчеркивая, что я проедаю ее пенсию. Пришлось найти визитку Брауна. Я дозвонился до него сразу же.
- Здравствуйте, господин Браун...
- А... Балашов. Очень рад, что вы позвонили.
- Я согласен на ваши условия и готов подписать договор на преподавательскую деятельность.
- Это прекрасно. Не могли бы вы подъехать на улицу Вознесенскую 10, здесь наша контора. Мы составим с вами договор, вы получите подъемные и, надеюсь, после этого, встретится с вами на острове Мальта через месяц. Я вас жду, приезжайте.
- Но у меня нет загранпаспорта...
- Это не беда. Мы, через одну из тур фирм, мы сами сделаем вам паспорт за неделю.

И вот, с большой суммой денег, с загранпаспортом, я прибыл в Одессу. В Морском порту с удивлением узнал, что на Мальту ходит, только один раз в две недели, теплоход. Он уже уплыл три дня назад и мне придется ждать следующий рейс почти полторы недели. Вот тебе и фирма "Дельфин", рекомендовавшая мне этот маршрут, а там уверяли, что каждые три дня ходят суда до Мальты. Пришлось снять квартирку и, от нечего делать, в первый вечер, я решил прошвырнуться по городу.

Я выбрал симпатичный бар с несколькими большими телевизорами и, усевшись за стойку, попросил бутылку пива. В это время по телеку шел футбол, где любимая питерская команда получала очередную плюху от Локомотива. Очень переживаю за своих и тут... получаю легкий толчок в плечо.
- Да отвяжись ты от меня, - слышу капризный женский голос.
И что необычно для этого заведения, голос был на английском языке. Отворачиваюсь от телека и вижу, устроившуюся рядом со мной, весьма симпатичную молодую женщину, отталкивающую от себя здорового мужика.
- Кэтрин, пошли от сюда, - гудит мужик, так же по-английски. - Пойдем, время уже много, пора спать...
- Катись от сюда, ты мне надоел.
- Госпожа, тебе надо утром рано быть в форме. Мы должны быть в управлении порта, ты не забыла...
- Я ничего не забыла и хочу этот вечер провести... как хочу.
- Мне придется применить силу...
- Да кто ты такой? Я тебя не знаю и знать не хочу.
- Я твой охранник, которому ты платишь деньги за свою безопасность и за то, чтобы ты не выкинула какой-нибудь глупости в чужой стране. Давай не будем ругаться, а тихонечко уйдем от сюда.
Кэтрин посмотрела по сторонам и встретившись со мной взглядом, кивнула головой.
- Вы понимаете по-английски? Все слышали?
- Слышал.
- Ну и зря. Пошли, Боб. Здесь, действительно, стало неинтересно.
Они уходят из бара, я досмотрел футбол и тоже тронулся к дому.

Утром на море был шторм, где то около пяти баллов. На пляжах почти нет народа. Я неторопливо прохожу по мокрому песку и уже у бетонной стенки, предохраняющий берег от размыва, меня окликает молодой человек.
- Эй, вы не могли бы мне помочь?
Парень стоит на вершине бетонной стенки и мне, чтобы рассмотреть его, приходится задрать голову вверх.
- Что там у вас случилось?
- Да здесь женщине плохо, мне не хватает сил, чтобы затащить ее в машину, надо отвезти в больницу.
- Хорошо, я сейчас обогну стенку и поднимусь к вам.
Через десять метров стенка кончается и на верх ведут вырубленные в камне ступеньки. Я поднимаюсь на стенку и недалеко вижу, присевшую на скамейку женщину и того молодого человека, что пригласил меня подняться.
- А где ваша машина?
И тут в руках парня неожиданно появился пистолет.
- Только не делайте глупостей, Балашов...
- Что это за комедия?
Женщина поднимает голову и я узнаю в ней вчерашнюю соседку из бара.
- Вас кажется звать Кэтрин? - говорю ей по-английски.
- Вы хорошо запомнили меня.
- Что за дурацкую историю вы устроили?
- Я вчера решила познакомится с вами, пришла в бар, посмотрела на вас и вот... пришла к выводу, вы мне подходите...
- Может разъясните мне, в чем дело?
- Да. Конечно... Мой помощник сейчас вам все объяснит.
Оборачиваюсь к парню с пистолетом и тут в нос ударяет струя едкого газа и я... отключился.

Пришел в себя в маленькой, крохотной каюте на каком то судне. У койки стоит Кэтрин и сует в нос бутылочку с нашатырем.
- Очнулись, господин Балашов. Очень хорошо. Хватит валятся, не пора ли подняться, привести себя в порядок и приступить к своим обязанностям.
- О боже, как болит голова...
- Сейчас вам принесут хорошего кофе, оно быка поднимет...
В каюте появляется молоденькая, симпатичная девушка с подносом в руках. На подносе маленький заварной чайник, блюдечко с колотым сахаром и миниатюрная чашечка. Девушка наливает в чашечку кофе и протягивает мне.
- Возьмите, господин капитан.
Что за чушь? Причем здесь капитан? Я неторопливо выпиваю кофе. Хорошо готовят черти, крепкий, ароматный.
- Налейте еще.
Девушка опять наливает в чашечку. Я осторожно допиваю и ее.
- Мадам Кэтрин...
- Я для вас не мадам... Зовите меня просто... Кэтрин.
- Хорошо, Кэтрин. Теперь, вы, наконец-то, можете мне все рассказать.
- Могу. Лаура, идите, занимайтесь своими обязанностями.
Девушка с подносом торопливо уходит.
- Господин Балашов, мне нужен капитан на мое уютное суденышко. К сожалению, бывший капитан моей яхты внезапно скончался недалеко от этого города, а помощник капитана просто сбежал, когда подвел судно к берегу. Я обратилась к нескольким фирмам с просьбой о помощи и вот одна порекомендовала вас.
- Меня? Но я же не капитан, бывший военный моряк, недавно уволившийся с флота...
- Я все о вас знаю. Знаю, что вы были морским диверсантом и что морских диверсантов учат всему и штурманскому делу, и вождению судов. Мне не нужен дипломированный морской волк, с нудными правилами вождения судов, а нужен дерзкий, нахальный молодой человек, способный протащить яхту через угольное ушко.
- Кто вас меня рекомендовал?
- Я не скрою, я обратилась в фирму "Дельфин"...
- "Дельфин"? Мать твою, они же меня отправили на Мальту.
- Отправили, значит вы там будете. Довезете мою яхту до Туниса, а там я вас отпущу. Из Туниса в Италию идет полно судов, так что до Мальты доберетесь очень быстро.
- Но почему вы со мной не поговорили об этом, там... на берегу?
- И не собиралась... Мне тянуть с переговорами нечего. Я кое что в мужиках понимаю и представляю, как бы вы выламывались на берегу и тянули время. Сейчас вы приведете себя в порядок и мы отплываем. Время не ждет.
- А вы не подумали о том, что я мог бы отказаться, даже здесь, на вашем судне?
- Подумала и пришла к выводу, что в случае отказа, вы никогда не попадете на Мальту. Я уж постараюсь...
- Хорошо, я все понял, но я бы хотя должен знать, на каких условиях, я могу вести эту посудину.
- Не беспокойтесь, я вас не обижу. Чтобы у нас с вами не было недоразумений, у меня в каюте лежит договор, когда выведете яхту в море, зайдете ко мне и подпишите его.
- Мои вещи, документы...
- Все уже здесь, в вашей каюте. Хватит валятся, капитан, идите действуйте.
Во, как меня окрутили.

На мостике невероятный порядок, все блестит и сверкает от чистоты. Рулевой матрос застыл у штурвала идолом и ждет команд. Кэтрин стоит рядом и тревожно смотрит на море. Сама посудина стоит в небольшой гавани, прикрытой со стороны моря мощным каменным молом. В гавани относительно тихо, зато на море - шторм.
- Может мы переждем шторм и пока не выйдем в море? - спрашиваю Кэтрин.
- Если мы сейчас не выйдем в море, то я потеряю все. В Тунисе решается судьба наследства моего отца.
- Тогда можно сесть на самолет и быстрее долететь...
- У вас очень прекрасные советы, но здесь есть масса затруднений, это и дурацкое расписание самолетов в этой стране, и то, что место встречи организовано на одном из островов, где нет аэродрома.
- Хорошо, давайте отплывать. Необходимо связаться с управлением порта и получить добро на выход в море.
- Добра не будет. Диспетчерская порта не разрешает выход в море в шторм. Я вас брала, чтобы вы сделали все так, как я хочу. Поэтому, прошу плюнуть на все распоряжения с берега и отправляться...
- Не боитесь, что яхта утонет?
- Не боюсь.
Я взял в руки микрофон, свисающий с потолка.
- Палубной команде, приготовится, к отплытию.
На палубе яхты откуда то появилось четверо парней. Двое спрыгнули на пристань и застыли у тумб крепления. Я, тем временем, внимательно рассмотрел панель пульта. Разобрался с надписями, приборами и с опаской нажал на рычажок "Пуск". Ближе к корме яхты, раздался слабый гул заработавшего двигателя, корпус судна задрожал от напряжения.
- Отдать концы.
Матросы скинули канаты с тумб и запрыгнули на палубу. Я осторожно запустил правый винт. Яхта медленно стала отходить от стенки.
- Задраить все двери и переборки, закрыть иллюминаторы. Всем штормовое предупреждение, - даю команду в микрофон.
Неторопливо разворачиваюсь, потом разгоняю яхту и несусь в створ между молами. Где то над потолком захрипел по-русски, а потом и по-английски динамик.
- Яхта "Мальвина", выход в море запрещен. Вернитесь в гавань.
Но мы уже на полных порах набирали скорость и неслись в море. Первые волны подбросили суденышко и тысячи брызг с грохотом обрушились на стекла капитанского мостика. Кэтрин отпрянула и прижалась спиной к задней стенке. Теперь яхту бросало то вверх, то вниз и вода с силой то набрасывалась на судно, то водопадом стекала с него. Метрах в трехстах от берега волны стали поменьше и мы шатаясь по ним, пошли по заданному курсу.
- Кэтрин, как вы себя чувствуете?
- Паршиво. Сначала даже молилась.
- Молитесь дальше, до проливов нас еще здорово покачает. Рулевой, курс 170, держать по волне. Изменение ветра, доложить.
- Есть доложить, сэр. Курс 170.
Я оглядел экран радара. За нами погони не выслали.
- Кэтрин, вам лучше уйти в каюту.
- Я ухожу, капитан, но все же, помогите мне добраться до своей каюты. Там еще... договор...
Из-за сильной качки, ее почти бросило на меня. Я схватил тело хозяйки яхты на руки и осторожно понес ее в каюту. Это самое неприятное дело, стены и пол качаются, на трапах и лестницах теряю устойчивость, двери еле-еле открываются. Кэтрин обхватила меня за шею и командует, куда двигаться. С трудом открыл дверь в ее каюту, а там уже небрежно бросил на койку. На столике действительно лежит пачка бумаг. Стал разбираться в них и пробежал глазами самое главное, условия, деньги и чем кончается. Подписал эти бумаги и один экземпляр договора сунул себе во внутренний карман, после этого опять поперся на мостик.

У турецкого берега шторм стих. Мы подплыли к Трапезунду и Кэтрин решила остановится на шесть часов здесь. Она взяла с собой двух приближенных человек с яхты и уплыла на катере на берег. Остальную команду оставила болтаться на посудине.
Воспользовавшись ее отсутствием, я решил получше ознакомится с судном и командой. Облазил нижние палубы, а когда стал подниматься на верхние, то на лестнице наткнулся и чуть не уронил, молоденькую девушку, которая поила меня кофе в первый день моего пребывания на яхте.
- Ой, простите, - испугалась та.
- Да, ничего. Вас кажется звать, Лаура?
- Да, Лаура.
- А кем вы здесь работаете?
- Числюсь официанткой. Мадам Кэтрин взяла меня в прислугу...
- Чего мы стоим на лестнице? Не хотите ли посидеть со мной на палубе?
- Ой, нет, господин капитан. Здесь неудобно и кроме того найдутся нехорошие глаза и уши, которые все сразу заметят.
- Тогда у меня в каюте...
- Тоже нет, господин капитан, не уверена, что это безопасно.
Вот так фокус? Может быть меня прослушивают.
- Очень жаль.
Она не уходит, немного колеблется и потом неуверенно говорит.
- Господин капитан, что то хочет узнать?
- Да. Я попал к вам так неожиданно, что хочется, чтоб кто-нибудь меня просветил. У меня масса вопросов и ни одного ответа.
- Может, господин капитан, пройдет в мою каюту?
- Я... не против.
Она решительно поворачивается, поднимается по лестнице на третью палубу и идет по коридору. Я торопливо иду за ней.

Каюта у Лауры очень маленькая. В ней кроме койки и столика, ничего нет. Она садится на койку и жестом приглашает сесть рядом.
- Так что вас интересует? - задает вопрос девушка.
- Некоторые вопросы, на которые мне пока никто не дает ответа. Например. Что было с предыдущим капитаном этой яхты?
- Он умер. Мы только вошли в Черное море и тут ему стало плохо. Старпом Никополис, определил, что у капитана... сердце.
- А где сам старпом?
- Не знаю. Пропал как то неожиданно. Яхта встала на стоянку в порту, хозяйка ушла на берег, а старпом сказал стюарду, что прошвырнется по пирсу. Так и не пришел обратно, исчез куда то.
- А Кэтрин очень богата?
- Очень. Ее отец миллиардер, владелец почти всего нефтеналивного флота. Он эту яхту ей подарил.
- Это правда, что мы плывем на его похороны?
- И да, и нет. Отец Кэтрин умер две недели тому назад. Его уже похоронили. Как я знаю, мы плывем за завещанием. Через три дня огласят завещание покойного на острове Тур. Там будут все родственники и хозяйка спешит.
- За что вы ненавидите свою хозяйку?
- Кто вам сказал? Я этого не говорила.
- Хорошо. Спасибо за некоторую информацию, наверно мне пора идти.
- Господин капитан, а разве вы... не хотите остаться? Я думала, что... пока нет хозяйки, мы бы могли... немного развлечься. У меня есть бутылочка хорошего вина...
- Разве на яхте мало мужчин? Я думал, что вы могли бы выбрать любого.
- Мне любого не надо. Хозяйка не очень поощряла всякие интрижки на судне, но с вами... она бы мне точно разрешила.
- Это почему же?
Она замялась, потом тряхнула кудряшками волос.
- Перед тем, как отправиться на берег, хозяйка поговорила со мной о вас... Она же просила, если вы будете задавать вопросы, то отвечать на них, все что я знаю. Если будут какие просьбы от вас, то их исполнять. Я поэтому отвечала вам откровенно все. Но... если вы что то действительно ценное получили от меня, то могли бы и отблагодарить за это.
- А как с отчетом? Кэтрит появится здесь и потребует от вас отчета.
- Но она же мне сама разрешила... Исполнять ваши просьбы... Неужели у вас нет желания, например, побыть наедине со мной.
- Нет, у меня такого желания не будет. Я пошел...
- Капитан, вы зря от много отказались. Своим отказом вы меня обидели и это вам так просто не пройдет.
- Пройдет. Не переживай, девочка, ты еще свое возьмешь...

Теперь решил заняться своей каютой. Судя по содержимому тумбочек и шкафчиков, ничего такого нет. Однако, внутри дверцы шкафчика, под маленьким зеркалом, нашел надпись, написанную фломастером по-английски: "Не забыть... Чемпионат 12..." Забавно, неужели это число нельзя было запомнить или записать в записной книжке? Решил исследовать каждый дюйм площади каюты. Кажется, я нашел кое что. Под днищем выдвижного ящичка шкафа, липкой лентой приклеен конверт. Осторожно вскрываю его и на столик выпало несколько листков ксерокопий документов. Первый же прочитанный лист, вызвал у меня удивление.
"Мисс!
Вы опять не выполнили условия нашего договора. Товар не прибыл по назначению и мы потеряли весьма внушительные суммы. Совет требует возместить убытки и накладывает на вас штраф 100.000 долларов. Так как срок договора еще не истек, надеемся, что вы уплатите штраф в недельный срок и будете продолжать работать с нами.
Д-р Мэридит."
Следующий документ вообще лишил меня ориентации в том, что из себя представляет моя хозяйка.
" Кэтрин, любимая моя девочка!
Последнее время, ты живешь не по средствам. Служащие из банка "Оф... Америкен" сообщили мне, что ты берешь большие суммы денег на свои прихоти. В частности, только вчера ты сняла со счета 50.000.000 долларов на покупку какого-то острова. Прошу тебя, будь бережливой.
Крепко целую. Твой папа."
Но вот другой лист, он плохо снят на ксероксе и имеет весьма черный, мрачный вид.
" Доктор Мэредит!
Вы уволены, за попытку дискредитации своей хозяйки. Ваш совет я разгоняю и назначаю новый. Отныне, старый договор теряет силу и вы можете подтереться им в туалете.
Кэтрин."
Странно, почему именно эта информация, оставлена здесь. Уж не для меня ли? Может кто то хотел, чтобы я прочел ни чего не значащую для меня переписку. Я собрал листочки в конверт и так же приклеил его на старую липкую ленту к днищу ящичка.

Перед Босфорским проливом удалось немного отдохнуть. Когда вышел на мостик, Кэтрин уже была там, сидела на стульчике и смотрела в окно. Рулевой матрос следил за курсом, проложенным мной...
- Кэтрин, чего вы не отдыхаете?
- Сейчас начнутся проливы, мое присутствие необходимо, чтобы утрясти все сложности перехода с властями Турции.
- Неужели у вас были с ними неопрятности?
- Пока нет, но береженого бог бережет.
- Хорошо, сидите здесь

Неприятностей не было. Нас просто, по радио запросили, заплатили ли мы пошлину за проезд через проливы. Кэтрин назвала какой то счет и все на этом кончилось. Как раз группа судов двигалась в сторону Средиземного моря и мы проскочили в этой компании до большой воды. Здесь море совсем тихое и качка почти не чувствуется. Я взял курс на Тунис.

Вот он, остров Тур. Это многочисленные коттеджи на берегу прозрачного моря. Дальше, на возвышенности небольшой городок и старая массивная крепость. Мы пристаем к шикарной пристани, где стоят яхты и катера, стоящие не малые деньги. И тут то вот, начались неприятности для меня. На пирсе стоит наряд полиции и как только мы причалили, молодые ребята в форме ринулись на нашу яхту. Они ворвались на мостик и направили на меня оружие.
- Руки... руки поднять... к стенке...
Кэтрин стоит у окна и равнодушно смотрит на берег.
- Кэтрин, что происходит? Очнись.
Между тем, парни ощупывают меня, заворачивают руки за спину и одевают наручники. Хозяйка медленно поворачивается ко мне.
- Я конечно благодарна, что ты меня довез до места, - надменно говорит она, - но на тебя поступила жалоба, что ты изнасиловал мою верную служанку. Я таких вещей не прощаю.
- Этого не было. Кэтрин, неужели, ты веришь такой сплетне?
- К сожалению, верю. Есть много свидетелей, которые подтверждают, что ты длительное время был у нее в каюте.
- Но у нас ничего не было... Мы говорили...
- Довольно. Возьмите его, - кивает она головой полицейским. - Дальше знаете, что делать.
Молодые ребята волокут меня наружу и вышвыривают на пирс.

Странная тюрьма. Сижу в отдельной комнате, без окон, с отличной вентиляцией на потолке. Еще есть две двери, в ванну и туалет. Из мебели: кровать, стол, два стула, подставка для телевизора, сам ТВ и куча спортивных принадлежностей от гантелей до шведской стенки. Второй день не вызывают на допрос, зато кормят до отвала, разрешают смотреть телевизор хоть весь день по всем 50 каналам и даже дают выспаться.
На третий день, наконец то, вывели на допрос. В комнате, с зарешеченными окнами, встретили двое, прилично одетых мужчин. Они вежливо поздоровались со мной. Один, постарше, сразу же приступил к делу.
- Господин Балашов, я рад, что вы прибыли к нам, правда, с небольшими приключениями....
- Ничего себе приключения. Меня обвиняют в какой то вещи, которую я никогда не делал.
- Пока вас никто не обвиняет. Вам предлагают весьма хорошую сделку...
- А...
- Да, подписать контракт, который лежит перед вами на столе. После этого, вас переводят в цивилизованные условия, мы вам предоставляем домик на берегу, полную свободу, кучу денег...
- Что же за такой удивительный контракт?
- А вы почитайте.
Беру со стола стопку листков и начинаю разбираться в содержании документов. В комнате наступила тишина. Мужчины терпеливо ждут, пока я кончу это нудное занятие. Но вот перевернут последний лист и я бросаю бумаги на стол.
- Так вы мне предлагаете стать гладиатором?
- Не совсем так. Есть международная организация по проведению между пловцами или подготовленных для подводного плавания мужчинами, подводных боев без правил. Сейчас проводится чемпионат мира и естественно, нам бы хотелось привлечь для этого, самых лучших бойцов из всех стран. Призовой фонд очень высок, около миллиона долларов.
- Не хотите ли вы сказать, что приглашаете меня добровольно вступить в эту бойню.
- Конечно, у вас нет выхода. Откажитесь, пойдете в тюрьму, причем на несколько десятков лет. Законы этого острова жестоки, за изнасилование можно получить пожизненное заключение...
- Ловко меня подловили.
- Не вы первый, не вы последний. Больше половины состава участников этого соревнования сюда притянуты, буквально, за уши.
- Выходит, фирма "Дельфин" подставная?
- Да. Неужели вы подумали, что на Мальте есть училище для НАТОвских пловцов? Его там никогда не было и не будет.
- А как же Кэтрин? Она ваш агент?
- Мисс Кэтрин хозяйка этого острова и естественно всего чемпионата. Когда вас вычислили, она согласилась помочь привести вас сюда.
- Она же меня подставила, придумала изнасилование и теперь подвела к последней черте.
Мужики пожимают плечами.
- Так как, подписываете или...?
- Ладно, мне все ясно. Не понятно только одно, вот здесь, - я тыкаю пальцем в документ, - есть пункты, где говорится о страховке бойца в случае его ранения. А если его прибьют?
- На все воля божья, нет бойца, нет денег. Мы добровольно приглашаем участников и в договоре о его родственниках или близких не должно быть и речи.
Я все понял, ловко меня подставили. Ладно, подпишу, а там посмотрим...
- Я подпишу эти бумаги, но не могу ли я после этого увидеть мадам Кэтрин?
- Зачем она вам?
- Когда я вел яхту, то фактически подрядился на ее перегон из Одессы до сюда, но денег она мне за это, не заплатила.
Мужики переглядываются.
- Подписывайте, - говорит старший, - мы сообщим мадам о вашей просьбе.

Из тюрьмы меня выгнали.
От моих менеджеров, я получил приличный аванс, снял симпатичный коттедж с бассейном и теперь, развалившись в шезлонге у самой воды, пью сок. Кто то загородил мне солнце. Я поднимаю голову и с удивлением вижу почти раздетую Кэтрин с небольшим чемоданчиком в руке. В бикини, она выглядит прекрасно, все у нее есть и все на месте.
- Здравствуйте, капитан.
- Привет, Кэтрин. Как ты попала сюда? Ворота и калитка на запоре.
- У меня есть ключи. Старые хозяева выдали мне дополнительный комплект. Говорят, ты хотел меня видеть.
- Правильно говорят.
- Я пришла.
- Ты хорошо выглядишь, Кэтрин. На яхте, в роли хозяйки, ты выглядела в роли красивой, неприступной, кровожадной, амазонки, а теперь... вполне обворожительная женщина.
- Спасибо за комплемент. Хотя, он мне совсем не нравится.
- Хочешь сока?
- Нет.
Я поднимаюсь с шезлонга и рукой показываю на него.
- Садись.
- На него не хочу. Лучше сядем на камни, на край бассейна.
Она первая садится и опускает ноги в воду. Присаживаюсь рядом.
- Я принесла тебе деньги, которые ты заработал, - Кэтрин отбрасывает чемоданчик в сторону. Он катится по камням и застревает под шезлонгом.
- Ты мне принесла больше забот и неприятностей.
- Это бизнес...
- Бизнес на крови.
- Называй, как хочешь. Каждый зарабатывает, как может.
- Скажи, ведь ты с моим похищением все продумала?
- Да.
- Тогда скажи, капитан твоей яхты тогда действительно умер?
- Как тебе сказать... Я нашла араба с капитанским дипломом, которому по зарез нужно было попасть в Россию. Вот он и довез.
- А с Лаурой. Неужели ты хотела сунуть ее ко мне в постель?
- Мне кажется, она была и сама не против.
- Но ты же знала, что я ее не трахнул?
- Знала. Но это уже было и не так важно. Важно было заполучить тебя для выступления на арене.
- Ну и стерва же ты, Кэтрин.
Она явно обиделась. Неожиданно оттолкнулась от стенки бассейна и рухнула в воду, обдав меня брызгами. Уже отплыв на средину бассейна, повернула голову ко мне.
- Сам недотепа. Ты мне обошелся дешевле, чем я думала. Везде, не оглядываясь, пихал голову в петлю.
- Врешь, гадина. Ты любым путем, собирала со всего света мужиков умеющих плавать под водой, чтобы потешить свою прихоть, свою кровожадность. Если бы не твои бешенные деньги и не то обстоятельство, в которое я попал, я бы не попался на удочку. Ради своей неуемной страсти, ты даже купила этот остров, украв у отца деньги...
Она поплыла ко мне с бешенной скоростью. У самой стенки вцепилась в камень.
- Откуда ты узнал, как я купила остров?
- Я тебе этого не скажу.
- Ах, ты, задница. Еще не успел приехать сюда и показать себя, а уже корчишь из себя козла..
- Пошла вон.
Я пяткой ударил ей по пальцам. Женщина взвизгнула от боли. Оторвалась от бортика и поплыла на ту сторону бассейна. Там выпрыгнув на берег, замахала своим кулачком.
- Я буду болеть против тебя. Чтобы ты сдох после первого боя под водой. Потом я с наслаждением скормлю твое тело акулам... Так по кусочка, чтобы они рвали тебя подольше на части.
- Я назло тебе буду жить. Возьми свой паршивый чемодан, - вскакиваю с бортика бассейна, из под шезлонга достаю чемодан и с силой запускаю его в ее сторону. - Подавись своими деньгами...
К моему удивлению... попал. Чемодан врезался ей в живот и она кубарем покатилась в зеленый газон. Раздался нечеловеческий вой. Разъяренная женщина подпрыгнула и схватившись одной рукой за живот, завопила.
- Я сама тебя убью.
- Катись от сюда.
Я оглядываюсь, чем бы в нее еще запустить, но кроме шезлонга, ничего не нашел. Схватил его, приготовился метнуть, но тут Кэтрин взвизгнула и бросилась бежать по траве. Шезлонг не долетел до газона, хоть он и перелетел бассейн, но сразу же рухнул на камни и развалился на десятки осколков.

Сегодня нас ведут осматривать аквариум, в котором произойдут бои на первенство мира. Нас - это одиннадцать человек, одиннадцать бойцов, готовых перерезать друг другу глотки в воде, а пока на суше мирно разговаривающих друг с другом или вяло подкалывающих соперников. Среди нас: темпераментный негр с сумасшедшими глазами; смуглый филиппинец - с гибким, как у червя, телом; флегматичный мексиканец, без конца жующий жвачку. Есть пара американцев: один из них здоровенный, как бык, вечно задирающийся и пристающий к другим; другой, наоборот - спокойный на вид, изучающий взглядом каждого соперника. Еще - из европейцев: англичанин - худой и тощий, на вид, как мальчишка; немец - в хорошей спортивной форме и по выправке, очень похож на военного. Больше всего меня удивил индиец, с длинными руками и грязным тюрбаном на голове, повторяющий бесконечные молитвы на своем языке. А вот ребята из Китая, два спокойных парня, расточающие улыбки всем окружающим.
Ведут нас в замок. Большой двор представляет из себя кинотеатр, у стены закреплен огромный телевизионный экран, напротив него, бесчисленные ряды кресел.
- Из-за того, что желающих посмотреть спектакли подводных битв много, - объясняет нам наш ведущий, представитель компании, - здесь установлены дополнительные места для зрителей. Все, что происходит в аквариуме, увидят на экране здесь.
- Где же этот чертов аквариум? - бурчит негр.
- Сейчас увидите. Пойдемте в здание.
Размеры аквариума меня поразили. Это была вогнутая стеклянная стена, высотой метра в четыре и радиусом в 10 метров. Каждые три метра стекла, закреплены в жесткие рамки бетонных столбов. За стеклом, до потолка залита вода. Зато, противоположная стенка внутри аквариума, представляет ровную бетонную стену и это больше похоже на вытянутую сцену, в которую загнали наполовину отрезанный объемный стакан. Вода в аквариуме подсвечивается и через стекло четко видна уже наросшая на бетонной стенке трава и другая слизкая дрянь. Это вогнутое пространство, с большой пользой использовали архитекторы, ряды кресел также установленные по радиусу, пирамидой поднимались к верху. Чуть сзади последних двух кресел, установленных на самом верху пирамиды, галерка, для зрителей менее удачливых в бизнесе и жизни.
- Аквариум, - продолжает рассказывать ведущий, - имеет два люка сверху, через которые бойцы могут выходить на ринг. Вон, на стене, видите лестницы слева и справа, они как раз упираются в люки. Во время боя, люки запираются.
- А что там за решетка, с левой стороны? - пальцем показывает огромный американец.
- Это для фильтрации воды в аквариуме и для его уборки.
- Понятно.
Честно говоря, я ничего не понял. Зачем убирать аквариум через решетки, когда можно это делать через подводные и отводные трубы.
- А где мы будем раздеваться? - скромно задал вопрос мальчик-англичанин.
- На втором этаже, над аквариумом.
- А где мадам Кэтрин? - не унимается американец. - Обещала нам сегодня рассказать о некоторых особенностях выступлений...
- Мадам Кэтрин заболела...
Раздался гул недовольных бойцов. В это время, один из верхних люков аквариума открылся и в воду спустилась человеческая фигура, в прорезиненном гидравлическом костюме, ластах, маской на лице, от которой за спину уходили два гофрированных шланга, упирающиеся в небольшой ранец. На поясе у фигуры закреплен настоящий нож подводных диверсантов.
- Перед вами, - продолжает экскурсию наш ведущий, - боевой пловец одной из частей НАТО. Мы вам его показали для того, чтобы вы знали, что на вас мы оденем. Здесь есть все, регенерирующее устройство, для переработки воздуха, нож, фонарик и ласты...
Я оглянулся на группу и заметил, что у большинства бойцов, это не вызвало ни какой реакции. Значит, о регенераторах и костюме пловца знали почти все. Видно, это не очень хорошо знали два китайца, они внимательно изучали подводного бойца и один все же не вытерпел и задал вопрос.
- А на сколько часов действует регенерирующее устройство?
- На два часа. Вам этого вполне хватит, даже с избытком.
- А нельзя ли использовать свое оружие, ну... тоже нож или кинжал, только другого размера?
- Это как решат судьи, обычно мы стараемся создать равные условия.
- А почему все же мы будем работать с регенераторами, а не в аквалангах? - не унимаются китайцы.
- Работая с аквалангом, вы выбрасываете в воду отработанный воздух, который мешает работать вам самим, а также вызывает неудобства разглядеть, что происходит на арене у зрителей и операторов. Поэтому, лучше опробованных регенераторов пока еще ничего нет.
Врет, регенераторы через десять минут начинают нагреваться и теплый, чуть с кисловатым привкусом воздух, неприятно давит на легкие.
Между тем, пловец покрутился немного в аквариуме и обратно уполз в люк.
- И так, господа, - заканчивает свою речь наш гид, - первое выступление начнется через три дня. Кто с кем будет бороться в аквариуме, вы узнаете после жеребьевки, за пол часа до выступления. Это одно из условий чемпионата.
Все присутствующие в зале медленно стали покидать помещение.
- Ну как вам, господин Балашов, аквариум?
Рядом со мной стоял "тихий" американец.
- Откуда вы меня знаете?
- Я с вами встречался пять лет назад, на Средиземном море. Вы тогда командовали пловцами на судне "Академик Павлов". Много вы нам крови попортили.
- Чего вас то не помню.
- Я Бред Шимански, бывший инструктор по подводному плаванию, в то время создавал на Средиземном море, вместе с капитаном первого ранга Блекстоуном, ловушки для ваших пловцов.
- Ловушки помню. Но это было в прошлом, а не скажите ли Бред Шимански, какого черта вы очутились здесь. Вы... классный инструктор и полезли в петлю гладиаторов.
- Меня сюда направило ВМС Соединенных Штатов...
- Чего? С каких это пор военные моряки США плодят смертников?
- С тех самых, когда вы оказались моим кровным врагом, истребив в водах Испании моих лучших ребят. Я все время охотился за вами и когда мне в разведке НАТО сообщили, что вы ушли из флота и вас хотят завербовать на этот остров, упросил командование тоже направить меня сюда.
- Разведка, оказывается, знает обо мне все, даже просчитала, что я попаду сюда..
- Да, знает, вы у нас на серьезном учете.
- Значит, говорите, будем драться до конца.
- Будем. Если нас жеребьевка не сведет с кем либо посильней нас и мы раньше времени не отправимся на тот свет, обязательно будем драться до смерти.
- Я принимаю ваш вызов, Бред Шимански.

Кто то надоедливо названивает в калитку забора. Я подхожу к переговорному устройству и спрашиваю.
- Кто там?
- Это я, Лаура. Пропустите меня, господин капитан.
Нажимаю на кнопку и терпеливо жду гостью.
Лаура в коротеньких шортах и светлой полу майке, из которой, вызывающе, торчит наружу грудь, входит в прохладу гостиной.
- Здравствуйте капитан. А вы неплохо устроились, мне дом очень нравиться.
- Садись. Что хочешь выпить?
- У вас есть сок? Если можно, апельсиновый.
В холодильнике только мандариновый сок, но я, не переспрашивая гостью, наливаю его в пивную кружку и протягиваю ей.
- На.
Мелкими глотками, Лаура пытается процедить холодную жидкость сквозь зубы.
- Зачем пришла?
- Хозяйка уплыла в Тунис и оставила меня здесь.
- Она же больна. Мне сказали, что ей нездоровится...
- Вы плохо знаете женщин, господин капитан. Если женщина говорит, что она больна, это не значит, что она действительно больна. Видно у нее были причины, чтобы сказать это.
- Для чего вы пришли? Опять организовать очередную провокацию против меня.
- Нет, для других задач.
- Может вы соизволите сказать для каких?
- Хочу перед вами повинится, капитан, за то, что подставила вас, обвинив в изнасиловании.
- Ты этот вопрос согласовала с Кэтрин?
- Нет. Ни с кем не согласовывала. Я пришла сама, потому что посчитала, что если вас убьют, то часть вины за это убийство лежит на мне.
- Неплохо рассуждаешь. Это хорошо, когда у человека есть совесть.
- Не иронизируйте, господин капитан. Мне действительно неприятно.
- С чего ты взяла, что меня убьют?
- Вы по рейтингу, числитесь на восьмом месте.
- Очень интересно. Кто же на первом месте?
- Немец Питер Хорст.
- Так-так. Значит шансов, говоришь, у меня нет?
- Никаких. Немец является ведущим специалистом по проведению подводных боев в Европе. На его счету более двух десятков трупов.
- Питер Хорст говоришь. Кое что я слышал о нем. Неплохо работал у берегов Югославии, Болгарии, Румынии. Загубил свою команду под Севастополем, нарвавшись на боевых дельфинов.
- Это что? Вам помогали рыбы?
- Выученные дельфины, но мы говорим не об этом. Немец, действительно, лучший специалист. Кто же на втором месте?
- Там... два человека претендуют. Некто Шимански, я о нем ничего не знаю и негр Пи Джо. Это человек рыба, у него самое лучшее время в мире, по просиживанию под водой без воздуха. Если вы сорвете с него маску, то он может драться с вам некоторое время и без нее.
- А ты умница, Лаура. Выложила мне все, что знаешь о моих соперниках.
- Это я к вам подлизываюсь, господин капитан, пытаюсь, чтобы вы смягчили свое отношение ко мне.
- И только?
- Нет. Я хочу получить от вас прощение. Конечно..., если вы не против... и еще кое что..., это то, что не получила на яхте. Мужчины, которые мне отказывают, просто заводят меня.
- А вдруг, те, кто откеазывает, они... либо больны, либо не могут на вас смотреть.
- Вы не больны, раз выступаете на таком чемпионате... А в отношении, смотреть на меня или не смотреть... Женщиной надо любоваться раздетой. Поверьте, капитан, женщина с непривлекательной внешностью, гораздо нежней и сексуальней в постели, чем анемичные куклы...
- Я не про это...
Тут на самом интересном месте раздался звонок. Кто-то стоит у калитки в воротах моего коттеджа. Лаура заметалась.
- Ой, кто это?
- Не знаю.
- Мне надо куда то спрятаться, я не хочу, чтобы потом Кэтрин узнала, что я здесь...
- Беги на верхний этаж...
Я подхожу к монитору и вижу перед калиткой огромного мужика в шляпе, почти надвинутой на лицо.
- Вам кого? - спрашиваю по-английски.
И вдруг слышу на родном русском языке.
- Капитан Балашов, тут живет?
- Харитонов... Мать мою... Харитонов...
Я пулей вылетаю из дома и несусь к воротам. Вот он, мой бывший помощник по морским операциям, мичман Харитонов.
- Харитонов...
Открываю калитку и мы обнимаемся.
- Товарищ капитан..., я приехал...
- Молодец... Хотя постой... Как приехал? Ты знал, что я здесь?
От мичмана не отодрать счастливой улыбки.
- Так это... Вы же письмо прислали и деньги на дорогу. Вот я и бросил хозяйство и приехал...
- Какое письмо, какие деньги?
- Да вы что, товарищ капитан? - на лице мичмана впервые пронеслась тень тревоги. - Вот письмо.
Он достает из кармана письмо и передает мне. Я поспешно его раскрываю и читаю. Так и есть, это фальшивка. От моего имени, мичмана приглашали на соревнование по подводной борьбе. Здесь указан путь, как из России доехать до острова, в какой можно остановится в гостинице, адрес моего коттеджа и сколько денег необходимо потратить на дорогу. Сволочь, это работа Кэтрин.
- Заходи, Харитонов. Пойдем, я тебя покормлю и дам отдохнуть, а там... увидим.
- Да я уже поел. Вы мне забронировали номер в гостинице, так вот, я уже там немного подкрепился. Ко мне даже приходили ваши друзья, мы познакомились... Ничего парни.
- Что за друзья?
- Да этот, ваш менеджер и юрист. Я даже договор подписал.
Вот так. Харитонова выманили из России и окрутили здесь.
- Ладно, пошли хоть посидим поговорим. У меня там наверху есть девушка, закачаешься...
- Однако, товарищ капитан, вы здесь время не теряете.
- Да пошли... Я тебе все расскажу.
Мы входим в гостиную коттеджа и я ору во все горло.
- Лаура, где ты? Выходи, мои друзья пришли.
По ступенькам лестницы осторожно стала спускаться Лаура. При виде нее у мичмана загорелись глаза.
- Ух ты...
- Лаура, познакомься, мой лучший друг и товарищ, не раз спасавший мне жизнь, мичман Харитонов.
Девушка перед гигантом выглядит маленькой куклой. Она осторожно подает ему руку и тот, почти сгибается пополам, и целует ей ладонь.
- Дивна, баба, - тихо говорит он по-русски.
- Что он сказал? - вопросительно смотрит на меня Лаура.
- Он в восхищении от вас. Лаура нельзя ли нам чего-нибудь сообразить на троих. Там в холодильнике, есть пиво, рыба, тащи сюда, что можно собрать на скорую руку. Будем пировать, по случаю приезда нового гладиатора.

После пяти бутылок пива, мы расслабились. Лаура все время изучает мичмана и почти молчит. Зато мы не можем остановится и я рассказываю, как меня заманили на этот остров и сделали гладиатором, а он, как бросил невыгодную ферму свиней, сволочную жену брата и с удовольствием понесся в новую авантюру.
- Значит, это она, - Харитонов кивает на Лауру, - тебя фактически и затолкала сюда.
- Она.
- Ну, и вражья сила. До чего же, сволочь, все же красива.
- У меня к тебе просьба. Не можешь ли ты ее вытащить из этого дома. Она перед твоим приходом появилась здесь и уже готова остаться чуть ли не до утра, а я ее, после того как меня обвинили, переваривать не могу
- Это... Конечно, могу. Перекину через плечо и все...
Он глупо смеется и вдруг подмигивает Лауре и говорит ей на корявом английском языке...
- Милашка.... поедем в бар, пить и бай... бай...
Лаура от неожиданности открывает ротик.
- Хорошо, - мичман принимает выражение ее лица за согласие. - Я поеду к себе, товарищ капитан. - Этот громила поднимается и легко отрывает от дивана девушку. - Пошли, красотка, не хрена нажираться дармовым пивом. До встречи, товарищ капитан.
Харитонов легко уволакивает Лауру на улицу.

Сегодня предпоследняя подготовка к аттракциону. Мне разрешили сделать пробный заплыв в аквариуме. Я тщательно проверяю регенерирующее устройство. Сам заряжаю прибор новой ампулой, подгоняю снаряжение, маску, ласты. Желтоватый метис, дежурящий у люка, кивает мне на нож.
- Сэр, для чего он вам? Там никого нет.
- Хочу почувствовать себя бойцом.
- Давайте, чувствуйте. Можно открывать люк?
- Открывай.
Метис откидывает на полу люк и передо мной заплескалась вода. Я натягиваю маску на лицо и "солдатиком" плюхаюсь в воду. В аквариуме светло. Первое впечатление, что ты попал в огромную вытянутую комнату, где стеклянная стена почти не видна, если бы не бетонные столбы, в которую она замурована, не выгибались полукругом. Зато за стеклом, я разглядел зал. К моему удивлению, на первых креслах сидело несколько человек и, как мне показалось, среди них находилась Кэтрин. Вдруг что то грохнуло в ушах. Я поднял голову на верх. Люк, через который вошел сюда, захлопнулся. Это что еще? Противный скрип раздался справа. Решетка, прикрывающая дыру в бетонной стене, стала отодвигаться и тут из черного проема выползла голова акулы. Вот они что придумали, гады. Я выдернул нож из ножен. Если буду жив, зарежу эту сволочь, Кэтрин, наверняка. Эту пакость подстроила только она. Акула небольшая, всего метра два, но порода, судя по всему, самая поганая в мире. Эта дрянь вплыла в аквариум хозяйкой. Лениво поплыла вдоль бетонной стены, развернулась и очутилась недалеко от меня. Сейчас начнется небольшая разведка, а потом резкий наскок. В Средиземном море у меня была встреча с ними не раз и почти все повадки этих тварей я знаю. Вот сейчас она сделает второй круг, приблизится ко мне на небольшое расстояние. Потом еще круг и все ближе и ближе... На шестом кругу, эта дрянь почти приблизилась к голове и я ее оттолкнул свободной от ножа рукой. Теперь ленивые движения акулы исчезли. Она быстро промчалась вдоль стены аквариума и... пошла в атаку. Я срываю маску и буря пузырьков рванула к верху. Хищница оторопела и замедлила движение, пока она пыталась сообразить, что дальше делать, ее тело чуть отклонилось от меня, так, что я почти опять мог ее оттолкнуть, и тут я чуть пригнулся и всадил ей нож в нижнюю часть под челюсть, как раз в "мягкое" место. Лезвие влетело по рукоятку и... осталось в теле хищницы. Я разжал руку и акула отплыла. Сначала она застыла по центру аквариума, потом рванулась к веху, пулей пронеслась вдоль потолка и протерла боком стекло, опускаясь к низу. Это начался танец безумия. Вдруг грохнула крышка люка и я увидел, что он открылся. Пока хищница понеслась в другую сторону аквариума, я, так и не одев респиратор, быстро поплыл к спасительному отверстию. Знакомая рука Харитоныча выдернула меня наружу.
- Товарищ капитан, мне сказали, что вы здесь, а этот тип не пускает.
Метис, с разбитым до крови лицом, лежал на полу и выл. Я скинул ласты, респиратор и подошел к нему.
- Почему ты закрыл люк?
Тот что то забормотал.
- Харитоныч, у тебя сапог, вреж-ка ему еще раз.
Удар ноги моего напарника подбросил худощавое тело. Парень перевернулся в воздухе два раза и врезался в шкафчики для одежды.
- Если ты мне сейчас не скажешь, я тебя скину в люк, вон к той сволочи, что мечется внизу.
- Не... надо..., - хрипит окровавленный рот. - Мне... велела хозяйка...
Теперь этот тип мне не интересен. Я поворачиваюсь к мичману.
- Ты как всегда вовремя, еще бы немножко и та безумная тварь, что носится внизу, попробовала бы меня на обед.
- Чего это вы ей сделали? - смотрит мичман через люк, вниз.
- Оставил нож в теле...
- А... Ну, пусть плавает.
Дверь в раздевалку открывается и появляется Кэтрин с небольшой свитой. Здесь менеджер, юрист, и четверо гладиаторов, среди них негр Пи Джо, Шимански, Питер Хорст и американец.
- Браво, господин Балашов, - говорит первая Кэтрин. - Я видела, как вы расправились с акулой.
- Заткнись, дрянь, иначе я тебя отправлю туда же..., в люк.
- Но... но..., - Питер Хорст выходит вперед и заслоняет хозяйку, тройка гладиаторов послушно выходит к нему. - Как ты говоришь с мадам Кэтрин?
- Так и говорю. Разве вы, мадам, еще не лечите свои ребра от удара чемоданчика с паршивыми деньгами...?
Лицо Кэтрин покраснело от гнева.
- Да..., да... Как вы смеете?
- Смею, раз вы устроили мне такую проверку.
- Я тебя... я тебе... еще не такое устрою...
Она резко развернулась и направилась к двери, приоткрыла ее и задержалась... Потом повернулась к нам.
- Ребята, научите этих невежд, как надо правильно говорить с дамой. Только не очень..., им надо еще выступать на арене.
Кэтрин исчезла и я по-русски сказал Харитонову.
- Ты разобрался, что сказала хозяйка своим холуям?
- Кое что.
- Она приказала им избить нас.
- Правда. Тогда вперед, товарищ капитан.
Гигант вырывает длинную скамейку, закрепленную за пол у стола, и этим орудием двинул Питера Хорста. Хотя немец и прикрывался локтями, но его буквально сдуло с места. Через столы и скамейки он улетел к двери. Шимански и Пи Джо начали уворачиваться, пытаясь вцепиться хотя бы в руки или одежду мичмана. Мне достался американец. Мы дубасим друг друга правильными приемами кон фу и тут я заметил чуть приоткрытую дверцу шкафчика для одежды. Медленно отступаю к ней, и когда американец хотел всадить мне кулаком в лицо, резко открываю дверцу. Кулачище парня попадает прямо в вентиляционную решеточку, прорывает ее и... рука застревает. При попытки выдернуть ее обратно, длинные полоски железа впились в запястье, хлынула на пол кровь. Американцу уже не до меня, он пытается спасти руку, но тут я бью его в незащищенное лицо. После второго удара, этот тип замахал свободной рукой.
- Не надо... Все, я пас.
Между тем, Харитоныч удачным ударом скамейки по голове негра, свалил его под стол. Скамейка от такого препятствия рассыпалась и обломок дерева замелькал перед лицом Шимански. Тот яростно отбивается и тут... прогремел выстрел. Мы замерли. Менеджер и юрист стояли у окна с пистолетами в руках.
- Хватит, ребята, - решительно говорит менеджер, - вы так убьете друг друга и выступать будет некому.
- Это ваша хозяйка натравила нас, - говорю я.
- К, сожалению, она действительно хозяйка и, как хозяйке, ей все можно. А сейчас, расходитесь. Господин Шимански, посмотрите, что там с вашими друзьями, а вы господин Балашов, берите своего друга и уходите от сюда.
- Чего он так быстро говорит? - дергает меня за рукав Харитонов.
- Он предлагает нам пойти отдохнуть. Завтра первые бои и наш руководитель заботится о нашем здоровье.
- Что же он, коровье дерьмо, сразу не мог остановить нас? Может ему тоже, для порядка, навесить кровавую соплю?
Словно разобравшись в русской речи, менеджер наставил пистолет на мичмана.
- Только не шалите, парни, - просит он, - идите по добру, по здорову.
- Пошли, Харитонов, не надо никому пускать кровавой сопли.
Я первый направился к двери. Шимански отошел в сторону и со злостью двинул кулачищем по шкафчику. У двери медленно поднимался с пола Питер Хорст. Он недоуменно смотрел на меня.
- Где я?
- В дерьме.
Я открыл дверь и вышел на лестницу.

Мы с мичманом сидим в баре и обсуждаем происшествие в раздевалке.
- Мне кажется хозяйка, хотела проверить, что мы из себя представляем, - Харитоныч утирает рот после очередного глотка пива, - ну мы им и показали.
- Если бы ты вовремя не пришел, черт знает чем бы все закончилось. Может акула меня бы и сожрала.
- Еще нет для вас такой акулы, товарищ капитан, которая могла бы вас съесть. Они же все тупые, у них цель одна, сожрать, а тут вы им вонючий воздух из респиратора... Акулы любят запах жертвы, а к такому варварскому обращению не привыкли. Конечно она потеряла бдительность и получила по заслугам. Теперь ни жрать, ни спать ей не придется, съедят ее бывшие подруги...
Возле нас останавливается запыхавшаяся Лаура.
- Ребята, я вас давно ищу. Там такое творится, такое...
- Да ты садись, - предлагаю ей стул. - Вот так. Расскажи, что там творится.
- Соревнования перенесли на три дня. Четверым бойцам потребовалась медицинская помощь. Все ругают Кэтрин, особенно члены совета и та, по моему, очень расстроилась.
- Ты нам принесла хорошую новость. Как там с рейтингом?
- Я сама ничего не понимаю. На первое место поднялся, - она ласково погладила руку Харитонова, - ты...
Мичман поплыл, он поцеловал девушку в щеку и... по моему, там и застрял.
- Харитонов, почему бы тебе не прогуляться с Лаурой, она очень хотела бы это сделать.
- Правда. А чего..., я не против.
Мичман улыбается, как дурачок. Потом небрежно обхватывает девушку за плечи и что то шепчет ей на ухо. Лаура взвизгивает от хохота, они дружно поднимаются и идут к выходу бара.
- Можно к вам.
Рядом стоит менеджер.
- Садитесь.
Мужик осторожно опускается на место мичмана.
- Радикулит проклятый, с трудом встаю, с трудом сажусь. Вот и приходится больше стоять или ходить.
- А мне казалось, что среди обитателей Средиземного моря, таких болезней совсем нет.
- Радикулит везде радикулит. Закажите мне виски, капитан.
Я щелкаю пальцем и усталая девушка очутилась рядом.
- Что нужно, господам?
- Двойной виски со льдом. Разбавлять не надо.
- Две порции?
- Нет, одну и еще пива.
- Сейчас принесу.
Она неторопливо отходит от нас и менеджер начинает разговор.
- Я был там..., когда вас травили акулой и вы мне очень понравились.
- Чего же тут хорошего, представление еще не началось, а мне уже приходится играть со смертью.
- Вы чем то очень разозлили Кэтрин. Когда она узнала, что вы хотите осмотреть аквариум, то тут же собралась и примчалась в замок, а дальше вы уже все знаете.
- Так быстро примчалась, что притащила с собой целую свору гладиаторов и вас в том числе.
- Ну это все просто. Я и Томас, наш юрист, сидели у нее, так что она нас взяла прямо из своего дома, а вот про гладиаторов... Видно почувствовала опасность. У Кэтрин это чувство очень развито. Позвонила из дома в бар, где сидели ваши соперники и пригласила их на представление...
- Стерва она.
- Все женщины такого возраста стервы.
- Разве ей много лет?
- Нет. Всего двадцать семь.
- Наследство то она получила?
- Получила, власть денег ей очень здорово ударила по мозгам, отчего она выпендривается.
Появилась девушка с виски и пивом. Менеджер неторопливо сделал первый глоточек и зажмурился.
- Хорошее виски, похоже английское. Вы знаете, что завтра открытия чемпионата не будет? Он перенесен на три дня.
- Знаю. На этом, наверно, Кэтрин потеряет массу денег.
- Думаю, что нет. Из всей четверки гладиаторов, пострадал только американец, что дрался с вами, остальные отделались ушибами и ссадинами. У американца, слава богу, не порваны связки, только попорчена кожа, так что к концу соревнований, он может быть и войдет в аквариум.
- А мне казалось, что Харитонов проломил мозги своим противникам.
- С мозгами у них все в порядке. Силы у вашего друга неимоверные. Потрясающий парень, только... Я немного разбираюсь в этих поединках и могу сказать одно, он не будет чемпионом.
- Почему?
- У него нет класса, как бы вам сказать, умения мыслить в бою. В этом, пожалуй, вы отличаетесь от всех.
- Вы чего-то путаете...
- Не путаю. Я бы поставил только на вас. Когда вы дрались с акулой, я понял, что вы не первый раз встречались с ними. Это спокойствие, принятие неплохого решения с маской и последний решительный удар, все рассчитано до миллиметра. Другой пример, ваш бой с американцем. Он, ведь, так до конца и не понял, что произошло, наверняка считал, что вы дрались на равных, но я заметил другое. Ваши руки, ноги, тело работали в автоматическом режиме, отдельно от головы, а вот она то и искала решения. И нашла, да какое, вы заметили незакрытую дверцу шкафчика и решили использовать этот шанс.
- Слушайте, то что вы рассуждаете, все ерунда. Любой опытный боец, сделает тоже. Давайте лучше выпьем.
Он делает еще глоток и вдруг говорит.
- Мадам Кэтрин, хотела бы попросить у вас извинения.
Я чуть не подавился пивом.
- Это... что? Я чего то не понял.
- Хозяйка хочет попросить у вас извинения. Она просто побоялась вашей очередной вспышки, поэтому не пришла сюда, а попросила меня, чтобы я подготовил почву для вашей мирной встречи.
- Забавная история. С чего бы это?
- Наверно, она тоже в вас что то нашла. Я говорил вам, капитан, у Кэтрин потрясающая интуиция.
- Где сейчас, Кэтрин?
- У себя дома. Но к ней лучше не надо появляться.
- Я и не собирался.
- Значит, она сегодня вечером приедет к вам.
- Конечно, я не очень то хочу с ней встречаться, но раз женщина просит... Может быть все же на нейтральной территории?
- Мадам не хочет посторонних глаз, ждите ее у себя.
Менеджер допивает виски.
- Так я пойду. Вы уж постарайтесь с ней не очень ругаться...
Он долго пытается подняться с кресла, наконец, с гримасой на лице, встает.
- До свидания, капитан. И все же, я считаю, что вы самый лучший боец. Удачи вам.

В коттедже тишина, я уже считал, что Кэтрин не приедет, но где то к часу ночи, свет фар, от подъезжающей машины, вдруг прорвался через окна и полукругом осветил гостиную. Она вошла в светлом коротком платье и в друг застыла по центру комнаты, с удивлением уставившись на стол, накрытый легким ужином с цветами.
- Это вы меня так ждали, капитан?
- Да, Кэтрин. Если ты не против, я бы хотел, чтобы ты присела и поужинала со мной.
- Хорошо. Я сейчас вымою руки.
Не спрашивая меня, где туалет, она уверенно направилась под лестницу. Минут через пять Кэтрин вышла и присела к столу. Я налил ей шампанское, себе пива и поднял фужер.
- Выпьем за нашу встречу.
- Нет, давай выпьем за мирные отношения между нами, за то, чтобы мы никогда не наносили зла друг другу...
- За это невозможно пить.
- Почему?
- Ты принесла мне так много неприятностей, что я даже не знаю, как выбраться из этого дерьма.
- Ты опять начинаешь. Я думала, что сегодня можно помирится, ты мне нанес обиду, я тебе, пора уже простить друг друга.
- Слушай, ты дура или нет. Я никак не пойму. Кто тебе нанес обиду, я что ли?
- Ты, смотри.
Кэтрин ставит фужер на стол, поднимается со стула и начинает очень медленно расстегивать молнию платья под мышкой. Верхняя часть одежды косо падает на бедра и одна голая грудь выплыла наружу. На коже правой стороны тела, под самым полушарием груди видно огромное, вытянутое, сиреневое пятно. Женщина тычет в него пальцем.
- Ты видишь, это твоя работа.
- Это, когда я залепил тебе чемоданчиком...
- Ты чуть не сломал мне ребра. Врач сказал, что просто чудо спасло.
- Ну, видишь, здесь все в порядке, кости то целы.
Кэтрин плюхается обратно на стул, но платья не поднимает и так спокойно говорит.
- Ты сволочь, Балашов.
- Тогда, как мне называть тебя? Ну-ка вспомни, как ты меня сюда заманила, как от моего имени заманила мичмана Харитонова, как устроила встречу с акулой и как приказала отдубасить своим головорезам.
- Это все уже в прошлом. Капитан, я пришла мирится и прошу у тебя прощения, за все, что натворила.
- Ладно, давай выпьем за хорошую погоду.
Она залпом пьет свое шампанское, я тяну пиво. Кэтрин достает из вазочки апельсин и ловко содрав пальцами кожуру, начинает его ломать на дольки. Я наливаю ее фужер по новой.
- Ты долго будешь передо мной сидеть голой?
- Я бы и хотела прикрыться, но не могу, мне больно даже поднять руку. Вот скинуть бретельки, скинула, а обратно не накинуть.
Ну и черт с ней, пусть сидит голой, не дождется моей помощи. После третьего фужера Кэтрин повеселела.
- А ты знаешь, я, ведь, самостоятельно, первый раз провожу такой конкурс. Наверно, от этого много ошибок и лишней траты денег. Раньше всем этим занимался совет, соревнования проходили вялые и бесцветные. С трудом набирали пять местных придурков, готовых за пару долларов подраться под водой. Я же решила собрать самых лучших, со всего мира. Связалась с друзьями отца из разведки НАТО, пентагона. Не поверишь, но у меня оказался огромный каталог всех лучших пловцов мира. А вот дальше было сложно, как достать лучших, как сделать так, чтобы они сумели драться по настоящему...
Я подливаю ей новый фужер и она без тоста машинально выпивает его.
- Представляешь, я набрала уже восемь бойцов, а тут узнала, что в России сокращают армию,, увольняют из рядов военно-морского флота самых... самых... Не могла устоять, мои друзья посоветовали послать в твою страну дельца, от вымышленной фирмы "Дельфин". А дальше ты уже все знаешь.
- Скажи, ты наследство получила?
- Получила.
- Большое?
- Очень. Ой, чего то ударило в голову..., - она провела по лбу ладонью, - А..., давай выпьем еще...
Я опять наливаю ей полный фужер. Кэтрин одним махом выпивает содержимое и теперь трясет головой.
- Что это?
- Ты про вино?
- У меня глаза..., - она дергает веками, - не мог бы ты... мне помочь... Доведи до дивана...
Подхожу к ней и пытаюсь поднять со стула. Тело Кэтрин безвольное, как кисель. Пока тащил ее до дивана, лопнула вторая бретелька и платье свалилось на бедра. Теперь и другая грудь оголилась. Женщина глупо хихикнула.
- А я... почти...
- Заткнись.
Забросил ее на диван. Что же теперь делать с этой гадиной? Удавить? Кэтрин с трудом повернулась на бок, по детски, подложила под щеку ладонь и закрыла глаза. Губы задвигались и я еле-еле разобрал слова.
- ... Сколько... красных шариков...

Утром поднялся рано. Кэтрин еще дрыхла и я решил ее не беспокоить. Приготовил легкий завтрак, поел и отправился к бассейну. Теплое солнышко приятно грело тело. Не знаю, сколько я пролежал на подстилке, но шлепанье тапок заставило меня насторожиться. Перед глазами появились стройные ноги, заткнутые в большие мужские тапки. Я поднял голову. Кэтрин, замотанная от груди большим полотенцем, стояла передо мной.
- Привет.
- Привет.
- Я очень здорово разоспалась. Почему ты меня не разбудил?
- По этому поводу, я не имел ни каких указаний.
Она фыркнула.
- Что было вчера вечером?
- Ничего. Ты напилась, до потери сознания и заснула.
- А разве мы... с тобой... ничего...
- Что можно взять с пьяной женщины? Ни эмоций, ни чувств, ни любви, ни секса, нельзя получить с тела, больше похожего на студень
- Это неправда, у меня нормальное упругое тело, прекрасная кожа. Вот смотри.
Кэтрин срывает полотенце и я вижу стройное, голое тело с большим сиреневым пятном под вздернутой грудью.
- Чего ты хочешь доказать? Что женщина потерявшая от обилия алкоголя сознание, самая лучшая партнерша в любви...? Поверь, это чушь.
Раздается рыканье зверя. Кэтрин выскакивает из тапок и босиком несется к бассейну. Она прыгает в воду и начинает плавать по периметру. У нее даже не болят ребра, на которые она жаловалась вчера. Наконец, Кэтрин успокаивается и выбирается на берег. Она останавливается у моей головы, с нее стекает вода и лужицы на камнях расползаются во все стороны, одна даже закатывается под мою лежанку.
- Я хочу есть, - капризно говорит эта женщина.
- Там на кухне готов завтрак.
- У меня платье порвано, не поеду же я голой в машине.
- Пойди в спальню, в шкафу возьми мою рубашку. Она как раз прикроет все твои интимные места.
Кэтрин со злостью футболит один из тапков в газон и босиком идет к дому.

Через пол часа она уехала от меня, в голубой рубашке.

Харитонов предложил прогуляться по городку. В качестве гида он предложил взять Лауру. Я был не против и вот, наша троица стала болтаться по улицам. В городе полно людей и Лаура поспешно поясняет.
- Соревнование подводных гладиаторов вызвало потрясающий интерес у жителей Средиземноморья. Сюда прикатили богатые люди Марокко, Алжира, Туниса, Италии, Испании. Из других стран тоже приехали любители подводных боев, но, к сожалению, госпожа Кэтрин не могла себя афишировать по всему миру и, поэтому, официальное приглашение получили самые надежные болельщики...
- Капитан, - просит Харитонов, - скажи ей, чтобы говорила помедленней, я не не успеваю сориентироваться...
- Лаура, - обращаюсь я к девушке, - наш друг просит, чтобы ты помедленней говорила, он не успевает переводить...
- Бедненький ты мой, - она обнимает гиганта, - конечно, я для тебя сделаю все.
Но тут наше внимание привлек шум. К густому кустарнику, с ужасом на лице, прижалась молодая девушка. Два здоровенных пса стояли рядом и бешено лаяли на нее. Несколько молодых парней стояли недалеко и, глядя на эту картину, хохотали. Я рванулся к девушке и сильным ударом ноги отшвырнул ближайшую собаку. С визгом, эта зверина пролетела через второго пса и грохнулась о ствол дерева. Вторая собака, прекратила лаять и с удивлением уставилась на меня.
- Пошла вон, - топнул я ногой.
Похоже пес осознал, что я хочу, и отскочил в сторону. Но тут ко мне подошли трое парней.
- Эй, гринго, - сказал самый нахальный по-английски, - ты что делаешь? Да эта собака, знаешь сколько стоит? Если ты нам не заплатишь тысячу баксов, то мы тебя сейчас изуродуем...
Я не стал искушать судьбу, а сильным, резким ударом в челюсть свалил его на траву. Его приятели отскочили.
- Ты, случайно, не гладиатор? - оторопело произнес один из них. - А... я тебя узнал по фотографиям, ты идешь под восьмым номером, по кличке "Капитан".
- Это точно, - к ним сзади подошел гигант. На плечи парней легли тяжелые руки Харитонова, - не задирайте его ребята, этот тип искалечит каждого и будет прав. Берите эту падаль, что валяется у ваших ног, своих собак и валите от сюда, пока целы.
Собаки видно осознали, что с их хозяевами происходит что то неприятное и затихли, стоя недалеко от нас. Харитонов похлопал по плечам онемевших от страха ребят и легонько подтолкнул их к валявшемуся дружку. Они неумело подхватили под руки своего товарища и потащили к лужайке ближайшего дома. Я обернулся к девушке и... обалдел. Это была красивейшая девушка в мире. Светлые длинные волосы, голубые глаза, потрясающая фигура, просто ошеломили меня.
- Мадам, как вы себя чувствуете? С вами все в порядке?
- Да. Я так испугалась.
- Ничего, все пройдет. Вы не против, если мы вас проводим...
- Вот не думала, что здесь потребуется охрана. Папа говорил, что это самый тихий остров на Средиземном море. Я пошла прогуляться и вот надо же... За этой улицей ко мне стали приставать какие то старики, я бежала от них, а здесь чуть не затравили собаками. Вы лучше, доведите меня до порта, а там публики очень много и со мной ничего уже не произойдет.
- Как вас звать?
- Ани, а вас?
- Андрей, а это мои друзья, Лаура и Николай.
Харитонов и Лаура с любопытством прислушивались к нашему разговору. И тут мичман вдруг проявил чувство такта.
- Капитан, мы с Лаурой спешим..., поэтому, проводи Ани один. Я правильно говорю? - обратился он к своей подруге.
Лаура засветилась от радости.
- Конечно, мой господин.
- Встретимся завтра утром. До свидания, товарищ капитан.
Они уходят, а мы с Ани медленно идем по тротуару.
- Я слышала, что говорили эти... с собаками. Это правда, что вы один из гладиаторов?
- Правда.
- Вот здорово. Никто из моих друзей не поверит, что я познакомилась с одним из подводных бойцов.
- Судя по вашему произношению, вы не здешняя.
- Да, мы из Ирландии. Мой папа военный моряк и мы приплыли сюда на своей яхте.
- Посмотреть шоу подводной борьбы?
- В общем то да, но у папы еще здесь дела, так что мы совмещаем приятное с полезным.
- Вы считаете, это приятно, когда два человека под водой уродуют друг друга?
- Но я первый раз слышу об этом. Неужели так опасно? А могут убить?
- Могут.
- Господи, какой ужас, а я не знала об этом. Мне казалось, это как спортсмены на ковре борются и, кто коснулся лопатками ковра, тот проиграл.
- Здесь не так, даже применяют оружие...
- Папа мне не говорил об этом.
- Ладно, больше не будем о соревнованиях. Лучше расскажите, вы где-нибудь учитесь?
- Да, в следующем году кончаю Кембридж.
- И жених есть?
Она засмеялась.
- А вы много хотите узнать. Но вам все же скажу. У каждой порядочной девушки в моей стране уже намечен жених с детства.
- И кто же он? Если можете сказать, скажите.
- Могу. Мой жених моряк, третий помощник капитана на большом корабле. К стати, вас все зовут "капитан", это ваше звание или кличка?
- И то, и другое. Военное звание у меня капитан, такая же и кличка.
- Смотрите, мы уже вышли к порту. Вон там моя яхта. Видите вон ту трубу, а на ней эмблема дракона с пламенем.
С высоты берега все суда были как на ладони. Я разглядел среди сотни яхт черную трубу, на которой нарисованный дракон изрыгал пламя.
- Вижу.
- Если вы не спешите, пойдемте к нам, я вас с папой познакомлю.
- Меня не пустят на территорию порта.
- Почему?
- Хозяйка соревнований, Кэтрин, боится, что спортсмены сбегут с острова, поэтому их в порт не пускают.
- Почему же спортсмены должны бежать, разве нет у них стимула, ведь победителю достанется огромный приз?
- Не все участники соревнований прибыли сюда по своей воле, одних выкрали, других обманули посулами. И потом, кому-то достанется приз, а кое кому что-нибудь и похуже
- Как это, выкрали?
- Да так. Меня, например, заманили сюда, арестовали и предложили на выбор, тюрьму или арену. Я выбрал соревнование.
- Какой ужас.
Мы спустились по крутой дороге к воротам порта. Здесь уже много народа, туристы и зеваки шастают по асфальту туда и сюда. У ворот стоят два здоровенных охранника. Один из них посмотрел в папку, которую держал в руках и что то сказал своему напарнику. Тот преградил мне дорогу.
- Капитан Балашов? - здоровяк похлопывал резиновой дубинкой по ладони. - Мы вас вычислили, вам в порт нельзя. Вы знаете об этом?
- Знаю.
- Очень хорошо. Думаю, что вы будете благоразумны.
- Ани, у вас вечер сегодня свободный. Может сходим в ресторан, на танцы...
- Хорошо. Я свободна.
- Тогда в семь часов, я буду ждать вас в... Эй, ребята, - обращаюсь к охраннику с дубинкой, - Какой самый лучший ресторан здесь?
- "Красотка", он прямо над портом, вон там на главной улице, - он дубинкой показывает на гору
- Точно. Ани, я буду ждать вас там.
- До встречи, Андре.
Ани исчезла за воротами порта. Охранник с дубинкой хмыкнул.
- Думаешь, даст... Она не для тебя, капитан, она дочь известного адмирала.
- Да пошел ты...
Я стал подниматься по дороге на верх.

"Красотка" не ахти, какой шикарный ресторан, но там просторный, светлый зал, даже есть желто-грязные занавески на окнах. Публика, судя по одежде, не бедная и заказывает весьма изысканные яства. Ани появилась не одна, с ней шел крепкий, широкоплечий старик. Они подошли к моему столику и я встал, чтобы приветствовать их.
- Андрей Балашов, - представился я старику.
- Так вот вы какой, капитан Балашов. Ну что же будем знакомы, адмирал Крафт, отец этой ветреной девчонки.
Мы садимся за столик. Подлетает официант и адмирал поднимает палец.
- Мы меню смотреть не будем. Я здесь не первый раз, поэтому знаю всю вашу кухню. Примите от меня следующий заказ: омары под овощным одеялом, вырезка барашка, под соусом Дрейка, толстая отбивная, после жарки, продержанная на пару, хорошего красного вина..., пожалуй, подходит испанский Андали пятидесятых годов и виноградный сок.
- Хорошо, господин. Но у нас маленькая нестыковка. За этим столиком находится один из участников соревнований. К сожалению, хозяйка острова, госпожа Кэтрин запретила спортсменам, выступающим в подводном ринге, пить крепкие алкогольные напитки, поэтому в отношении вина, я могу только обслужить вас.
- Ну и обслуживай. А что можно все таки пить спортсменам?
- Только соки и некрепкое пиво.
- Я не против. Можете идти.
Официант уходит.
- Честно говоря, капитан Балашов, я не ожидал встретить вас здесь, в виде гладиатора, - обращается ко мне адмирал.
- Почему же?
- Имя капитана Балашова известно морским специалистам во всем мире. Вы являетесь эталоном проведения морских операций на многих морях. Когда мне дочка сказала с кем она познакомилась, я не поверил и специально пришел на вас посмотреть.
- Благодарю, вас, господин адмирал.
- Ани также мне сказала, что вас сюда заманили, против вашей воли. Немного зная госпожу Кэтрин, я могу сказать, что она готова на все и поэтому сразу же поверил дочери. Конечно, мне жаль, что самый известнейший специалист так нелепо попался и будет обыкновенным морским пловцом.
- Это не так уж и ужасно, многие известные личности падали со своих высоких мест и становились обыкновенными и даже не плохими людьми...
- Я не про это. Ага, вот и появилась ваша хозяйка, видно она тоже частенько ходит сюда. Госпожа Кэтрин, во всем своем могуществе.
В ресторане появилась Кэтрин в длинном светлом платье, до пят. Сзади нее несколько вышколенных мальчиков, которые почтительно остались у входа в зал. Хозяйка прошла вдоль ряда столиков, раскланиваясь и здороваясь со многими посетителями и, вдруг, оказалась рядом с нами.
- О... кого я вижу, адмирал Крафт. Здравствуйте, адмирал, давненько я вас не видела.
Она протягивает руку Крафту и тот, приподнявшись, почтительно ее целует.
- Ба... Да здесь еще капитан Балашов. Я сегодня с вами еще не здоровалась, капитан. Здравствуйте, мой дорогой.
Со мной не церемонится, подходит сбоку и, ловко изогнувшись, подставляет щеку для поцелуя.
- А это кто? - не унимается хозяйка. - Неужели ваша дочь, адмирал? Браво, у вас очень красивая дочь. Даже мои гладиаторы сумели оценить это. Здравствуйте, милочка.
Но Кэтрин не подает ей руки, она только кивает головой и я вижу, как покраснела Ани.
Вышколенные официанты уже выкатили поближе к небольшой сцене. отдельный столик для хозяйки. Кэтрин, кивнув нам головой, пошла к нему.
- Да она ведьма, - шипит Ани.
- Хуже, это Мегера в юбке, - говорю я.
- Тише, - пытается урезонить нас адмирал, - кругом тысячи ушей, не забывайте это.
К нам подносят омаров и мясо. Официант ловко разливает вино в фужеры, мне достается виноградный сок.
- Давайте выпьем за вашу удачу, капитан, - Крафт поднимает бокал.
- Это не интересно. Удача -это судьба, ее не ублажают. Давайте лучше за счастливое, хорошее будущее, чтобы у вас, адмирал, не было бы войны, чтобы у Ани была прекрасная любовь, сложилась хорошая семья, а мне..., чтобы я выжил.
- Хорошо, давайте за это, - кивает головой адмирал.
Омары чистить надо умеючи. К моему удивлению, Ани легко разобралась с клешнями и шейкой омара и с удовольствием съела содержимое.
- Капитан, - адмирал вытер губы салфеткой, - а как ваше семейное положение?
- Никак. Все не сложилось. Служба отнимает много времени, особенно за рубежом. Женился на одной - развелись, на другой - опять развелись. Причина одна, нет времени на семью.
- Но сейчас то, у вас время свободного полно...
- Адмирал, выиграю приз, обещаю, женюсь. Найду красивую, умную девушку и женюсь.
- Ну-ну, смотрите только, чтобы мадам Кэтрин не нашла вам подругу жизни, раньше чем вы на это замахнетесь.
- Это будет ужасно.
Вечер идет в спокойном темпе. Заиграла музыка, посетители ресторана стали подниматься со столиков и составлять пары для танцев. Я пригласил Ани.
- Пойдемте, потанцуем.
Адмирал милостиво качает головой.
- Конечно, идите.
Мы танцуем под ритмичную музыку, но Ани делает это как то пластично, красиво..., машинально и вдруг задает мне вопрос.
- Я чего то не поняла... папа сказал про вашу хозяйку. Неужели, она может найти вам подругу жизни... Что это значит?
- Это значит то, что если я выиграю это соревнование, то госпожа Кэтрин может наложить на меня лапу.
- Как это?
- Очень просто, либо, найдет для меня подругу, которую сумеет путем юридического обмана или применением психотропных средств, женить на мне. Либо, попытается сделать меня любовником, либо, самое худшее, женит на себе.
- А вы, согласны?
- Конечно, нет. У меня есть два способа постараться от нее отделаться. Первый, - это надо проиграть соревнование и отлежаться длительное время в больнице, а второй - пристрелить, утопить, удушить, сделать такое, чтобы она исчезла с моего горизонта.
- Вы это серьезно?
- Это такой мрачный юмор...
В это время, Кэтрин встала со своего места и направилась в нашу сторону. Она подошла к Ани.
- Милочка, ты извини, я хочу прервать эту идиллию, мне очень нужно поговорить с капитаном.
Ани остановилась, растеряно посмотрела на меня.
- Раз вам так нужно, пожалуйста.
Она пошла к столу. Кэтрин начала покачиваться в такт музыки и сделала первые па.
- Однако, вы не теряетесь, капитан. Стоит вам увидеть красивую юбку, как вы тут же готовы приударить за ней.
- Люблю все красивое.
- А разве я не красивая?
- Вы вне конкуренции.
- Я сегодня вечером приеду к вам, капитан.
- Зачем?
- Я хочу наверстать то, что не сделала вчера.
- У меня соревнования...
- Шоу начнется после завтра, так что отдохнете. Мало того, чтобы вас никто не тревожил, я поставлю возле вашего дома охрану, отключу все телефоны. Так что, отдых вам обеспечу на полную катушку.
- Лучше оставьте меня свободным и не приходите...
- Что?
Кэтрин остановилась и гневно смотрела на меня.
- Капитан, вы, кажется что то недопонимаете. Для меня не должно быть отказов...
- Слушай что я тебе скажу, - мне уже надоело с ней либеральничать. Я подошел поближе и сказал почти шепотом. - А пошла-ка ты...
Женщина отшатнулась. Я повернулся к ней спиной и направился к столику.

Адмирал, вытянув шею, смотрел в зал.
- Чего вы там, капитан, выкинули?
- Что такое?
- Ваша хозяйка места не находит. В полном смысле слова. Она стоит у колонны и лупит по ней кулачком. Ага... вот она развернулась и пошла на выход.
- У нее, наверно, несварение желудка.
- Может быть.
- Была бы я мужчиной, - встряхнула головкой Ани, - я бы ей, так вмазала. Ей перепало громадное наследство, теперь она выпендривается.
- Я могу сказать лишь одно, капитан, - адмирал откинулся на спинку стула. - Это будут самые интересные и самые жесткие соревнования в мире. Мадам Кэтрин сделает все, чтобы достичь своей цели.
- Какой цели, папа?
- Это дочка, мы узнаем в конце соревнования.

Адмирал не очень то доверял мне и поэтому Ани была под его строгим контролем. Вечер мы провели вполне прилично и мне было дозволено проводить их до ворот порта.

Я пришел домой, около двенадцати ночи. Мой коттедж светился от огней, а рядом с ним полно машин, помимо трех легковых, стоит одна санитарная и две полицейские. Я сразу подумал, не произошло ли что-нибудь, может убийство какое... Однако, у дома никого нет, в передней тоже, зато когда я вошел в гостиную, то помимо, одетой в деловой костюм, хозяйки, увидел уже две знакомых личности, юриста и менеджера. Мужики развалились на креслах и с ухмылкой глядели на меня.
- Долго же вы шлялись, капитан, - первой начала разговор Кэтрин, - мы уже ждем вас час.
- Простите, мадам, но я совсем не назначал вам встречу.
- Мы говорим не о встрече, а мы пришли поговорить о более серьезных делах, нарушении вами спортивного режима... и соответственно договора, который заключили...
- Я не понял, мадам... Что я нарушил?
Кэтрин взглянула на юриста и кивнула ему головой.
- Господин Балашов, - прекратил ухмыляться юрист, - когда мы с вами составляли контракт, то пунктом 7-16 оговорили, что вы не будете нарушать спортивный режим, при этом мы попытались перечислить все, что мы понимаем под этим. Во первых, это сроки действия этого пункта, во вторых, в перечислениях указали подпункты, в том числе... Обратите внимание..., я читаю, - этот гад берет наш договор и начинает бубнить, - не употреблять крепкие спиртные напитки, наркотики, спать не менее восьми часов, соблюдать диету и так далее...
- Так что же я нарушил?
- Вы сегодня обожрались так, - презрительно глядит на меня Кэтрин, - что если бы соревнования были завтра, то весь бассейн был бы завален вашими внутренностями. Вы нарушили пункт о соблюдении диеты.
- Вы это серьезно?
- Неужели вы думаете, что мы с вами шутим. Чтобы доказать, что вы нарушаете права, я пригласила сюда экспертов от медицины. Хотите, чтобы мы документально подтвердили, что вы нарушаете режим, то давайте, я позову сюда врачей и пусть они вас обследуют...
- Мадам, мне кажется, что вы уже переходите все рубежи этики и правопорядка.
- К черту, этику и этот ваш порядок. Решайте сами, либо я вызываю полицию, которая уводит вас в тюрьму за изнасилование невинной девушки, либо врачей, которые должны вас обследовать.
Мне хочется ее удавить. К сожалению, эта тварь все предусмотрела, медики и полиция за оградой и, похоже, шутить она не будет.
- Ладно, я согласен и так... без медицины признать, что я объелся...
- Хорошо, я принимаю ваше признание и должна вас наказать. Господа, - обращается хозяйка к юристу и менеджеру, - ваше мнение права я или нет?
- Вы правы, госпожа Кэтрин, - кивает головой юрист.
- Вы правы, - вторит менеджер.
- Отлично. Теперь мы должны разобраться, что делать с господином Балашовым. Есть у кого-нибудь мысли или предложения?
- Можно мне, - менеджер машинально поднял руку. Кэтрин милостиво кивнула ему головой. - Я считаю, что соревнования без господина Балашова потеряют некоторую остроту. Я лично ставлю на господина капитана и предсказываю ему первое место... Простите его.
- А вы что мне посоветуете? - хозяйка в упор смотрит на юриста.
- Уважаемая госпожа, пожалейте господина Балашова. С кем не бывает по молодости, слава богу, что соревнования не завтра, а после завтра...
- Мне все ясно, паршивые миротворцы. А теперь слушайте, что я скажу. Сейчас мы составим новый договор, как дополнение к старому и напишем в нем следующее. Если господин Балашов проиграет, подчеркиваю, проиграет, хоть одну встречу в бассейне, то он... женится на мне. - У всех окружающих, даже у меня, рот открылся от изумления. - Если выиграет соревнование и получит свой приз, то я его отпускаю на все четыре стороны. И последнее, если господин Балашов, откажется подписывать такой договор, то составляем неустойку за нарушение контракта и отдаем капитана в руки правосудия. Пусть судят за финансовую несостоятельность..., так как я уверена, что он не оплатит неустойку за нарушение контракта, и за изнасилование, благо все документы еще сохранились. Вам все ясно?
Менеджер и юрист кивают головами.
- Мне не ясно..., - пытаюсь протестовать я.
Кэтрин поднимает руку.
- Замолчите. Вы уже много мне наговорили, даже оскорбили в общественном месте. Господа, я вам больше не нужна. Без меня оформите договор, а утром представите на подпись. Если господин Балашов будет отказываться, вызывайте полицию.
Кэтрин поднимается с кресло и, гордо подняв голову, идет на выход. Вдруг она останавливается и поворачивается к нам...
- Укажите в новом договоре, что своим свадебным подарком, я обещаю капитану Балашову, новейший пассажирский лайнер "Голубая мечта". До свидания, господа.
Хозяйка убралась, мы все сидим оцепенев, через некоторое время менеджер высказался первым.
- Однако, это самое оригинальное условие, капитан... Ай, да госпожа Кэтрин.
- Пошли вы к черту.
- Господа, - вмешивается юрист, - уже поздно, давайте быстрей составим бумаги и покончим с этим.

Лаура и Харитонов сидят у меня в коттедже и слушают мою печальную ночную историю.
- Ну и, сволочь, - комментирует мичман. - Лаура, неужели ты бы могла свидетельствоватть против капитана?
- Дорогой, меня теперь даже в свидетели не позовут. Достаточно было моего письменного заявления, чтобы Андре засудили. Законы этого острова очень жесткие.
- Так пойди возьми заявление обратно.
- Это невозможно, оно у хозяйки. В полиции его нет. А у госпожи заявление может отнять только бог.
- Ну и наделала ты дел.
- Мичман, все это ерунда, - обращаюсь к нему я. - Лауре приказали, она сделала. С Кэтрин так просто бороться нельзя.
- И все же, я чего не понимаю, - задумчиво говорит мичман. - Приз этих соревнований один миллион, а лайнер стоит все 100. Выходит, выгодней проиграть и женится.
- Конечно, но вот женится то я не хочу.
- А я бы женился. Такой свадебный подарок... закачаешься.
- А как же я? - испуганно смотрит на него Лаура.
- А тебя бы я взял на лайнер. Выделили тебе самую лучшую каюту и любил целыми днями.
- Дурак, - обиделась девушка. - Тебя сначала Кэтрин высосет, а потом выкинет на помойку за ненадобностью. Таким ты мне уже будешь не нужен.
- Не злись, - Харитонов ласково проводит ладонью по ее щеке. - Не нужен мне лайнер. Я выиграю приз, капитан пригласит меня в круиз и на этом лайнере, мы поплывем в Россию.
- А как же быть с капитаном? Он же тоже хочет выиграть приз.
Мичман помрачнел.
- Ему лучше быть хозяином этого лайнера.
- Мичман, я не собираюсь быть хозяином... Моя свобода в выигрыше.
Стало тихо. Потом, Харитонов встал и, схватив Лауру за руку, потащил к двери и тут он мне крикнул.
- Мы будем драться в аквариуме. Все должно быть честно, кто победит, того и приз. Но лучше все-таки, вам, капитан, заранее проиграть.
Они убрались и мне стало тоскливо. Неужели, я потерял лучшего друга.

Весь вечер прошлялся по острову. Заметил, что за мной бродят некоторые личности, которые и не выставляются, но снимают фотоаппаратом все, до чего я дотронусь. Ани так и не появилась в городке, а телефона к ней я не знал. Пришлось убраться домой.

В замке собрались все участники соревнований. Нас, 12 человек, гладиаторов, выстроили в одну шеренгу на сцене в одном из залов этого огромного строения. Народа... полно, с десяток видеокамер уставили свои черные хоботы на участников соревнования. Кэтрин, менеджер, юрист, еще какие то представительные мужчины и женщины, стоят рядом с нами, с правой стороны, небольшой кучкой. У менеджера в руках микрофон.
- Дамы и господа, разрешите мне открыть самые крупные соревнования в мире по боям под водой без правил. Самые лучшие участники со всех стран нашей планеты, собранны здесь, чтобы порадовать вас и вы могли увидеть редкое зрелище настоящего боя пловцов. Руководитель и организатор этого зрелища, мадам Кэтрин вложила много сил и средств для того, чтобы вы получили самые огромные впечатления и ощущения. Я передаю микрофон руководителю соревнования.
Он передает микрофон в руки Кэтрин.
- Дамы и господа, я рада, что наконец то мир увидит самое необычное зрелище. В Европе, Азии и Америке еще можно увидеть закрытые арены, где происходят бои гладиаторов с оружием и без, но вот, чтобы гладиаторы дрались под водой, еще не было нигде. Вы все понимаете, что это сложнее, чем на суше, но это еще больше должно захватывать зрителей. У наших бойцов разрешено, практически, все и это еще больше украшает соревнования. Приз победителю огромный, один миллион долларов и это стоит того, чтобы мы вам показали настоящую мощь и красоту мужского тела. Поздравляю вас, с началом праздника.
Все зааплодировали. Микрофон опять взял в руки менеджер.
- Дамы и господа, сейчас мы проведем жеребьевку на сегодняшний день. По условиям соревнования, жеребьевка должна проводится за несколько часов до проведения шоу, поэтому сейчас на сцену принесут барабан с шарами и мы доверим мадам Кэтрин соединить пары участников. Внесите шары.
Два проворных мальчика втаскивают на сцену прозрачный барабан с шарами, закрепленный на стойке. Кэтрин подходит к нему, крутит ручку и, после остановки барабана, вытаскивает первый шар. Когда она раскрутила его, на пол упал сложенный листок бумаги. Менеджер поспешил поднять его и отдал хозяйке.
- Пи Джо, представитель Южной Центральной Африки - кричит она в зал.
Вопль восторга несется со всех сторон. Кэтрин пытается успокоить их, постукиванием пальчика по микрофону.
- Тише... Внимание. Сейчас мы вытащим второй шар и это будет соперник нашего первого участника Пи Джо.
Под непрекращающийся шум, она вытаскивает второй шар, развинчивает его и в этот раз, записку не теряет.
- Соперником Пи Джо будет... господин Харитонов из России.
Рев и свист пронесся по залу.
- Господа..., господа..., на сегодня мы должны составить еще две пары. Тише, господа... И так, следующий шар.
Она крутит барабан и, в этот раз, подает шар менеджеру. Тот вытаскивает из шара записку и возвращает в руки Кэтрин.
- Питер Хорст из Германии...
И пошло, и пошло. По непрекращающийся шум, хозяйка скомплектовала пары. Питер Хорст - филиппинец Самирал, китаец Ли Ван Дон и... я, представитель России. Наша пара дерется последней. Теперь нас ведут к бассейну.

Всех участников сегодняшней встречи заводят в раздевалку с люками. Здесь обслуживающий персонал помогает одевать снаряжение, а судьи проверяют готовность к бою. Харитонов уже в костюме, но без маски и почему то в носках. Он пришлепал ко мне и сел на скамейку.
- Товарищ капитан, простите, что я наговорил вам вчера. Блажь ударила в голову, вот и... понесло.
- Все в порядке, мичман. Все бывает. Хочу тебе дать совет. Негр здоровый тип, как и ты. Старайся двигать больше ногами.
- Где наша не пропадала...
- Сейчас тебе попался серьезный противник. Только силой его не возьмешь, нужно быть более активным, больше шевелится.
- Понял, кэп. Ну, я пошел. Капитан, я буду драться без ласт. Да, они и не нужны, здесь не разгонишься, места мало.
- Смотри сам. Удачи тебе.
У люка уже стоял судья и кричал нам, чтобы Харитонов спускался в воду. Когда он увидел, что мичман без ласт, его возмущения не было предела, но гигант просто оттолкнул судью, да так, что тот отлетел к шкафчикам, потом натянул на голову маску и прыгнул солдатиком в люк. Все присутствующие в раздевалке, уставились на телевизор, закрепленный на стене. Нам хорошо виден бассейн.

Харитонов спустился на дно, в десяти метрах его поджидал соперник. Пи Джо сегодня в светло синем костюме, в руке у него стандартный нож пловца. В бассейне три раза вспыхнул зеленый свет и началось... Мичман, без разведки, начал медленно подплывать к противнику. Негр тоже сорвался с места и рванулся к нему на встречу. Кажется, они не очень то пытались совершить бурную схватку, рука мичмана успела перехватить запястье руки с ножом Пи Джо. В свою очередь негр свободной рукой вцепился в руку Харитонова, тоже вооруженную ножом. Два гиганта крутятся по полу бассейна и ломают друг другу руки. Проходит минуты три, никакого сдвига. Наконец, мичман зашевелился, он откинул свой зад и поджал коленки, пятки Харитонова оказались на животе Пи Джо. Только теперь тот понял, какая опасность его подстерегает. Негр пытается рывками туловища сбросить ноги противника, но мичман уже начал отжим. Чтобы спасти положение, Пи Джо отпускает руку с ножом Харитонова и так как вторая рука негра зажата, его заносит почти по кругу и их обоих тянет на пол бассейна. Пятка мичмана мгновенно въехала в маску противника. Вторая нога обвила зажатую руку у плечевого сустава. Мичман пытается сломать руку Пи Джо с ножом и тот старается отжать хотя бы его ногу. И тут нож Харитонова резанул костюм негра сбоку, почти под мышкой, вода тут же окрасилась розовым цветом. Противник мичмана запаниковал, он разжал пальцы и выронил свой нож и тогда Харитонов всадил лезвие в зажатую руку. Негр замахал свободной рукой. Мичман не обращает внимание на этот жест и уже коверкает ножом ближайшие части тела противника. В бассейне замигал красный цвет. Двое вышибал прыгнули в люки и спустились на дно. Они с трудом оторвали мичмана от Пи Джо. Израненный черный гигант, скрючился на дне, вода вокруг него, тут же, шаром, окрасилась в красный цвет. Вышибалы отбросили мичмана, подхватили несчастного негра под руки и поплыли на верх, к люку.

Харитонов выполз из люка, сел на пол и с руганью стянул маску с лица.
- Зараза, как только можно дышать этой дрянью, был бы акваланг..., дело другое.
Около него очутился судья.
- Вы нарушили правила, пошли без ласт...
Как ни странно, мичман разобрал его речь и медленно, подбирая английские слова, сказал.
- Пошел прочь, сволочь, мы тут рискуем жизнью, а он... Еще вякнешь, я тебя спущу туда, под воду и захлопну люки.
Судья отшатнулся и отошел. В раздевалку прибежали санитары, они опрокинули Пи Джо на носилки и унесли. Я присел рядом с мичманом.
- У тебя все в порядке?
- Смотрите, товарищ капитан.
Харитонов с силой пытается задрать рукав гидрокостюма. Вся кисть мичмана синяя и распухла.
- У этого же, гада, сил девать некуда.
- Ты хорошо придумал, что пошел без ласт.
- У меня ноги распухли. Лаурка повела меня вчера на какую то приличную тусовку, а туфли мы еле-еле подобрали в местном магазине. Наплясались так, что вся кожа на ногах лохмотьями.
- Лаура, это видно твоя судьба.
- Может это и так, командир.
К нам подходит вышибала.
- Господин Харитонов, вас просят в зал, там публика сходит с ума, хочет увидеть вас.
- Чего он так быстро тараторит? - спрашивает меня мичман.
- Тебя хочет увидеть народ. Просят выйти к нему.
- Эх, валенки бы сейчас.
Он медленно поднимается, идет к своему шкафчику и достает красовки огромного размера.
- Носки сухие есть? - кричу я ему.
- Найду.
Через десять минут, мичман в сопровождении вышибалы, уходит из раздевалки. В дверях появился менеджер.
- Поздравляю вас с началом соревнований, - кричит он всем.
- Что с негром? - спрашиваю его.
- Ничего особенного, рука будет долго заживать, есть мелкие раны на теле, а так все в порядке. Через пол часа на ринг выходит вторая пара. Господа, бойцы, прошу вас быть поактивней, поживее. Не забывайте, вас смотрит весь мир.
- Да пошел ты... - вдруг сказал Питер Хорст.
Вот такого я от немца не ожидал. Менеджер усмехнулся.
- Ухожу, я вижу у вас очень радостная обстановка.

Хорста натянули в красно черный костюм, филиппинец же оказался в сером. Они без всяких эмоций прыгнули в люки и мы уставились на экран телевизора. Самирал сразу же отплыл почти в угол бассейна. Немец спустился на дно и встал в боевую стойку пловца. Замигал зеленый свет и тут филиппинец рванулся к противнику, держа впереди нож. Я покачал головой, он покойник. Опытный немец, наверняка, вовремя отклонится и сумеет сделать ему пакость. К моему удивлению, Питер, просто отплыл к стеклянной стенке, решив пропустить противника. Но филиппинец вдруг резко затормозил в трех метрах от немца и тоже принял стойку пловца. И тут начался танец диких лебедей. Они крутились по кругу, размахивая руками, иногда делали выпады ножами и тут же танцевали опять. Самирал производит очередной выпад и тут Хорст делает встречный взмах. Они расходятся, но что это? От руки филиппинца тянется розоватая дымка, но тот ведет себя так, будь-то ничего не произошло. Опять наскоки друг на друга и вот немец приблизился спиной к стеклянной стенке. Самирал делает взмах ножом, Хорст откидывается назад, упирается спиной в стенку и... оттолкнувшись от нее, как торпеда пробивает водную массу и вспарывает костюм, пытавшего отклонится, филиппинца, от локтя до плеча. Упрямый Самирал опять делает вид, что ничего не произошло, хотя за ним расплывается уже в воде красная полоса. Теперь активность противника Хорста уменьшилась. Развязка наступила через минуту. Филиппинец сделал рывок отчаяния, бросился на немца и... тот, сумел отбить руку к верху, потом, пригнувшись, проплыл у него под животом. Когда камера показала Самирала, тот безвольно распластался на дне. Это конец. Замигал красный свет, вышибалы бросились в люки и вскоре в раздевалку втащили тело филиппинца. Когда с него содрали маску, я понял, это конец. Немец поднялся в другой люк, снял маску и подсел к столу. Он почему то подмигнул мне и сказал.
- Каждого желтого..., - и провел пальцем у горла.
Может он имел в виду, что следующим выступаю я с китайцем.

На мне желтый костюм, у китайца -темно синий. Гибкий, моторный Ван Дон крутится вокруг меня и еще ни разу не сделал выпада. Но во он выбрал момент и выбросил нож вперед, я легко отбил наступление. Еще один бросок и тут я сделал один прием, применяемый не раз при борьбе с иностранными пловцами. Подставляю ему левый бок. Рука с ножом китайца, почти распоров мне костюм, попадает мне под мышку. Я быстро сжимаю его руку локтем. Теперь у меня свободны почти две руки. Ловкий китаец успел перехватить мою руку с ножом, но пальцами второй руки я поддеваю его шланг к респиратору. Он все равно не выпускает мою руку с ножом и мы, так прижавшись, мнемся на дне несколько минут. И вдруг Ван Дон обмяк, он уронил свой нож, бросил сжимать мою кисть с ножом и безвольно задергался. Посмотрев через маски ему в глаза, мне показалось, что он... смеется. Я решил его не вспарывать оружием и, чтобы он жил, отсек шланг и освободив от зажима, оттолкнул от себя. Голова китайца покрылась пузырями воздуха, вода хлынула под маску и было видно, как уровень постепенно поднимается и доходит до носа. Ван Дон вроде пришел в себя и схватив руками перерубленный шланг, согнул его пополам. Вода тут же прекратила поступать внутрь. Теперь ему не до борьбы, китаец заработал ластами и рванулся к спасательному люку. Я развернулся к стеклянной стенке. Вижу чуть освещенный зал и множество голов и рук, поднятыми над головами. Но на первом ряду мне все же удалось разглядеть знакомые лица. Это была... Ани и ее отец.

Сегодня свободный вечер. Мне хотелось отдохнуть после бойни, поэтому забрался в свой коттедж и отключил телефоны. Я валяюсь на надувном матрасе у бассейна и, вдруг, слышу крики у ворот.
- Товарищ капитан, командир, пропустите.
Это Харитонов. Я накинул халат и отправился к воротам. Вижу за узорчатой решеткой целую компанию. Помимо мичмана, здесь Лаура, Ани, ее отец. Открываю ворота и первым ко мне устремился адмирал. Он вцепился в мою руку и стал трясти.
- Поздравляю, господин капитан. Это было потрясающе.
- Господин адмирал, самый сильный бой был не у меня, а у господина Харитонова. Его надо поздравлять.
- Я уже это сделал. Мы тут решили навестить вас...
- Проходите.
Второй ко мне подходит Лаура, она дотягивается губами до щеки.
- Ты был великолепен.
Ани протягивает ладошку.
- Я очень болела за вас. Вообще-то это побоище не для меня. Но вы меня потрясли своим гуманным отношением к противнику...
Я осторожно трясу ее пальчики и приглашаю войти. Мичман мимо меня тащит две сумки.
- Что у тебя там? - спрашиваю его.
- Будем праздновать победу.
- Не рано ли?
- В самый раз, командир. Завтра отдых, а сегодня нам надо размяться.
- Вот узнает Кэтрин, что мы поглощаем спиртное и... выкинет нас из турнира, да еще с большой неустойкой.
Мичман понял мою речь по другому. Он кивнул на стены и неестественно заговорил.
- Для нас пиво, для остальных покрепче.
Все заходят в холл коттеджа. Ани сразу берет на себя инициативу.
- Господин Харитонов, заносите все на кухню, мы с Лаурой попытаемся вам что-нибудь приготовить, а мужчины пусть побеседуют здесь.

Харитонов и я сидим на диване, адмирал устроился в кресле.
- Честно говоря, - ведет беседу адмирал, - Кэтрин проиграла. Все ожидали энергичных сражений, носящихся по аквариуму бойцов, море крови, но тут оказалась рутина. Господин Харитонов десять минут выкручивал руки негру. Следующая пара, не проявила большой активности, а господин капитан вообще показал в два приема неопытному китайцу, как надо драться под водой...
- Господин адмирал, - встревает в его речь Харитонов, - вы бы видели настоящий бой в море, когда группа идет на группу, здесь действительно море крови, масса приемов и выживает тот, у кого трезвая голова.
- Я об этом и говорю. В этом бассейне нет того, что происходит наяву. Я бы вообще, отбросил оружие и устроил настоящую борьбу под водой с неограниченными приемами.
- Я не согласен, - говорит Харитонов. - Тогда у большинства пловцов появится только одно желание - содрать шланг любой ценой. При этом, никакой красоты подводного боя не будет видно.
- Для красоты боя, надо воспитывать пловцов, как гладиаторов.
В холле появляются женщины с подносами.
- Ребята, давайте есть, - предлагает Ани.
Адмирал и девушки пьют вино, мы с мичманом сосем пиво.
- У вас здесь хорошо, - говорит Ани. - Есть даже бассейн...
- Ани, не напрашивайся, - одергивает ее отец. - Пляжей на острове полно...
- Господин адмирал, - останавливаю его я, - Вода в бассейне пресная, не то, что в море и я считаю, что пусть девушки, если захотят, покупаются, а мы к ним присоединимся попозже. Правильно, Харитонов?
- Конечно, я за. Господин адмирал... уступите...
- Ладно, пусть идут.
- Девочки, - вопит мичман, - вперед в бассейн.
Он подхватывает оторопевших девушек под мышки и несет к двери. Мы остаемся с адмиралом вдвоем.
- Лихой, этот парень, - кивает на дверь адмирал.
- Самый лучший пловец и гуляка.
- Я чувствую. Господин капитан, не знаю уж как сказать, но... ходят слухи, что вы женитесь на госпоже Кэтрин...
- Кто это говорит?
- Ну... это мне поделился один старый товарищ. Он заявил, что Кэтрин заключила с вами брачный договор.
- Господин адмирал, не буду вам врать, Кэтрин меня прижала с договорами и суть, как вы называете брачного договора, заключается в том что, если я проиграю хоть один бой, то женюсь на Кэтрин и получаю в свадебный подарок самый лучший лайнер ее флота. Если я выиграю эти соревнования, то получаю приз и... свободен.
- Здорово. Такого бы не мог придумать даже я. Одно только здесь не понятно, а вдруг... Впрочем, не будем об этом. Господин капитан, а не пройтись ли и нам к бассейну?

Ани первая заметила меня.
- Чего вы так поздно, капитан. Давайте к нам.
К нам, это значит в воду. Ани и Лаура плещутся там, Харитонов сидит в одних плавках на краю бассейна.
- А ты чего? - я киваю на воду.
- Не хочу мочить ноги, капитан. Чертовы раны еще не зажили.
Он мне показывает стопы, вид нехороший, пузыри мозолей полопались, а кое где содранная кожа висит лохмотьями.
- Да, вид не важный, ты бы хоть смазал чем-нибудь раны.
- Приду в гостиницу, все там сделаю.
Я раздеваюсь и прыгаю в воду. Адмирал садится на надувной матрац.
- Капитан, - пищит Лаура, - давайте на перегонки. Десять ходов туда и обратно. Николя нас будет судить.
- Давайте.
- Посмотрим, на что способны морские волки, - подначивает Ани.

Гости ушли через час. Я приготовился спать, но вдруг перед воротами загудела машина. Пришлось идти туда. У ворот стоит менеджер.
- Вам чего то не спится? - вежливо говорю я. - А как же ваша спина?
- Со спиной неважно, а спать мне не дает Кэтрин. Она просила вам передать письмо. - Он протягивает мне конверт. - Ответ завтра, при встрече с хозяйкой.
- Чего это она гоняет вас, как мальчишку. Помоложе найти не могла?
- Я для нее не только менеджер, но и советник по некоторым вопросам. Так что не все можно доверять другим.
- Так это вы посоветовали ей отдать лайнер, совместно с женитьбой?
- Да, это продукт, нашей совместной деятельности.
- Идея не плохая, за исключением одного, а вдруг что то со мной случится.
- Мы все проанализировали, капитан, сбоя не должно быть.
- И это ваша мысль, разнести тайну договора среди своих знакомых?
- Нет, это Кэтрин не сдержалась перед гостями. Она уже уверена, что скоро будет свадьба и даже готовится к ней.
- Я не уверен в этом.
- К сожалению, вам придется все равно проиграть. Кэтрин всегда одерживала победы и если что то решила, того добьется.
- Посмотрим.
- До свидания, господин капитан.
- До свидания.
В коттедже я вскрыл конверт.
"Любимый мой!
Нам надо бы обсудить некоторые вопросы подготовки к свадьбе. Хорошо бы провести регистрацию в Тунисе. У меня там прекрасное поместье на берегу Бизертского озера, почти рядом со столицей. Приглашения можем разослать заранее. Я уже начала это делать и первые сто штук пригласительных билетов отослала видным представителям королевской линии в Европе, Америки и Азии. Всего, я приглашу 370 человек, но это без учета твоих гостей. Я бы желала, чтобы ты составил свой список приглашенных и скорее отдал его мне. Любимый, ни каких ограничений. Сколько хочешь, столько и приглашай.
Твоя на век, Кэтрин."
Я просто в душе отматерился.

Сегодня дерутся еще три пары. По жеребьевке, Шиманскому достался индеец, второму, задиристому американцу - попался мексиканец, а моложавому англичанину - второй китаец.

В раздевалку меня не пустила служба охраны. Офицер протянул картонку.
- Вот оденьте, пожалуйста. Вам забронировано место в зале.
- Но там мои друзья, - я махнул рукой в сторону двери.
- Ничего не знаю. Господин Балашов, это приказ хозяйки. Вам надо его выполнить.
Похоже, Кэтрин взялась за меня всерьез.

Везде полно зрителей, они шатаются во дворе, в коридорах, зале. Только вошел в него, как дежурная по залу подошла ко мне.
- Господин Балашов, ваше место наверху, рядом с госпожой Кэтрин.
В это время, кто то из зрителей узнал меня, он дико завопил, показывая на меня пальцем.
- Здесь, Балашов.
Крики восторга пронеслись по рядам. Несколько людей окружили меня, появились блокноты, листки бумаги.
- Подпишите..., подпишите..., подпишите..., - неслось со всех сторон.
Я торопливо царапаю чей-то ручкой по бумаге. Неожиданно загудел гонг. Аквариум засверкал блеском электрических фонарей. Все бросились по своим местам. Поднимаюсь наверх и слышу нежный голос.
- Капитан, здесь ваше место.
Кэтрин сидит, как королева, на своем троне. Рядом, на ступеньку ниже, еще один трон, правда пустой. Это для меня. Плюхаюсь в него и слышу.
- Рада видеть тебя, дорогой мой.
- Я тоже.
В аквариум спустился американец в зеленом костюме и мексиканец в золотистом. Три раза мигнул зеленый фонарь. Схватка началась.
Мне понравился мексиканец. Флегматичный на суше, в воде он преобразился, как будь-то попал в родную стихию. Американец, напротив, в воде потерял активность. Мало того, он схватил шлепок ластой по маске, что весьма прискорбно для профессионала. Развязка наступила через пару минут. Мексиканцу ловко удалось перехватить локоть американца с ножом и развернуть его. Его нож мелькнул у респиратора на спине, вспорол подводной и отводной шланги и, кажется, шею пловца.

В зале свет, раскрасневшаяся Кэтрин, обратилась ко мне.
- Ну как? Тебе понравился бой?
- Нет. Очень неравная пара.
- Вот это и хорошо. Зрители ждут, что то необычное и это получилось.
- Я еще раз убеждаюсь, что ты кровожадна.
- Я расчетлива. Этот бой стоит больших денег и зрители остались довольны тем, что не зря внесли их в мою копилку. Андре, я тебе вчера послала письмо, ты приготовил список гостей?
- Нет еще.
- Поторопись, милый, сегодня последний день. Заказы нужно делать уже сегодня. Если списка не будет, то гости будут только с моей стороны. Я считаю, это несправедливо.
- Неужели нельзя потерпеть до конца соревнований?
- А чего ждать. Так и так будет свадьба, я ее наметила как раз, после соревнований. Вот почему надо подать заявку на количество мест сегодня.
- Хорошо. У меня нет определенного количества гостей. Я бы хотел пригласить всех оставшихся в живых участников соревнования, а также адмирала Крафта с его дочерью и Лауру.
- Ладно, я приму эту заявку без списка.

Вторая пара - американец Шимански и грязный индеец. Даже в воде, прежде чем начать бой, индеец долго кланялся в зал, сложив ладони для молитвы. И все же я не ожидал, что это будет самый длинный и тяжелый бой. Шимански гонялся за индейцем по всему аквариуму. Кажется все, - загонит в угол и... не тут то было, ловкий, гибкий противник американца, то под ним, то сверху или сбоку, уходил в пространство аквариума. Неожиданно, индеец прекратил удирать, к изумлению всех зрителей, да и самого американца, он ринулся навстречу своему врагу и, пользуясь его растерянностью, даже сумел перехватить руку Шиманского с ножом. Для всех это было шоком. Противник Шиманского показал настоящий класс, ловко изворачиваясь другой рукой с оружием, кажется сумел поранить плечо американцу. Тот отчаянно пытался отбиться и, кажется, принял правильное решение, откинувшись назад, попытался перехватить нож из другой зажатой руки. Это удалось, хотя нож индейца все же задел гидрокостюм Шиманского. И тут его противник сделал неверный шаг, отбиваясь оружием от ножа американца, он отпустил его запястье и тот сумел, надвинувшись на индейца зацепить освободившейся ладонью его маску. Видно, как маска съезжает с лица и пузыри воздуха рвут воду. Индеец пытается поправить ее рукой, но Шимански не дает и все... Бросив нож, противник Шиманского несется к спасительному люку, американец гонится за ним и всаживает свое оружие в задницу индейцу.

Я не узнаю Кэтрин. Эта энергичная женщина кричала и визжала, как весь зал. Когда бой закончился, она хлопнула ладонью меня по плечу.
- Ты видел? Это же то, что я все время ищу. Потрясающее зрелище.
- Я тебя поздравляю. Если ты не против, то прикажи своим охранникам, чтобы меня пропустили в раздевалку.
- Это зачем?
- Проверить состояние моего главного соперника, господина Шиманского.
- Он сейчас появится здесь.
- Не думаю, ему нужна медицинская помощь.
Она, из бокового кармашка юбки, вытаскивает трубку.
- Але... Это врач? Как Шимански?... Зашиваете руку... Хорошо. - Она убирает трубку. - Действительно, ему оказывают медицинскую помощь. Значит, ты считаешь, что твоим основным соперником будет Шиманский?
- Да.
- А как же господин Харитонов?
- Если он встретится с Шиманским, то может быть проиграет ему, если рука американца к этому моменту заживет.
- А тебе, Харитонов может проиграть?
- Может, если сделает хоть одну небольшую ошибочку.
- Однако, ты не находишь, что у тебя слишком высокое мнение о себе.
- Я профессионал. Знаю, что и профессионалы иногда могут ошибаться, но я исхожу всегда из чисто психологических понятий. Господин Харитонов хорошо подготовлен, очень силен и если будет драться со мной, то его будет давить моя бывшая власть командира, даже если сейчас я ей не обладаю.
- Я поняла. Значит, Шимански.
- Думаю он.
- А Питер Хорст?
- За ним тянется слава победителя, но его победы на уровне сильного мальчика над малышом. Драться будет неплохо, но при первом упорном сопротивлении скиснет...
- Откуда ты все это знаешь? Даже я, разбираясь в архивах ЦРУ и КГБ, не нашла таких ярких характеристик.
- Мне положено это знать. В архивах нет того, что знают пловцы каждой страны. Подготовка российского пловца на голову выше, чем любого пловца НАТО. Этим и объясняется причины многочисленных поражений наших противников.
- А ведь Шимански НАТОвец, а подготовлен, как ты говоришь, лучше Харитонова.
- Да, лучше. У американца есть одна изюминка, это ненависть к русским. Эта ненависть обостряет все его чувства и заставляет четче реагировать под водой и меньше ошибаться. Вот сейчас, он с трудом выиграл у индейца, потому что не обладал ненавистью. Харитонов, к сожалению, этой злостью к любой нации не обладает.
- Надо же? Я и не догадывалась о таких вещах.

В аквариум спускается следующая пара: Питер Хорс и второй китаец. Оба в разноцветных гидрокостюмах. Зал затихает и после мигания зеленой лампочки, оба противника начинают сходится. Когда пловцы сделали первые выпады, я понял, что немцу будет не сладко, а может даже очень плохо. Несмотря на сопротивление воды, руки и нож китайца вращались, как пропеллер. Хорст, похоже, был этим обескуражен и решил не ввязываться в ближний бой. Он все время пятился, пытаясь держать китайца на вытянутую руку. Выпад китайца, еще, немец отбивается из всех сил и видно, что не успевает. Он всплывает на середину бассейна, но быстрый китаец тут как тут. Это очень красиво, когда два бойца находятся во взвешенном состоянии, голова к голове, корпуса вытянуты в противоположные стороны и тела поддерживаются на весу, только ластами. Быстрые движения китайца, Хорс выбрасывает для парирования нож и... лезвие противника скользнуло снизу по его запястью. Кровь дымкой окружила руку Питера. Он растерялся и тут же новое неуловимое движение китайца... Рукав гидрокостюма вспорот и теперь красное пятно интенсивно стало расширятся. Питер бросил нож, обхватил здоровой рукой раненую руку и ринулся к спасительному люку.

Кэтрин явно разочарована.
- Лучше бы он его прикончил, - констатирует она. - Но каков китаец? Молодец. Ты был прав, мой дорогой, немец годен для запугивания мальчиков.
Поднимаюсь со своего места.
- Я лучше пойду, сегодня мордобой закончен.
- Разве ты не хочешь побыть со своей невестой. Я бы хотела, чтобы ты сегодня провел день со мной.
- Извини меня, Кэтрин, но ведь я в соответствии с договором, еще не твой жених и если выиграю эти соревнования, то никогда им не буду.
- К сожалению, ты им будешь. Я об этом позабочусь.
- Это мы посмотрим. А сейчас, пока. До завтра.

Выхожу из зала и натыкаюсь на адмирала с Ани.
- Андре, - трясет мою руку адмирал, - рад вас видеть. Мы были в зале и там я заметил вас.
- Здравствуйте, господин адмирал.
- Мы с Ани решили подождать здесь, надеялись, что вдруг вы выйдите один.
Я выдергиваю ладонь из рук адмирала и протягиваю ее девушке.
- Здравствуйте, Ани
- Здравствуйте, Андре.
- Господа, я очень проголодался, вы не против, если мы сходим куда-нибудь... поесть.
- Конечно, - кивает головой адмирал, - я даже знаю здесь ближайшее кафе. Пойдемте проведу.
Мы выбираемся из замка и топаем в городок. На одной из заросших зеленью улиц, действительно находим кафе, со странным названием. "Съем осьминога".
- Вот сюда, - показывает рукой адмирал.
Я и Ани сели за столик, а адмирал поднял руку.
- Господин Балашов, у меня к вам просьба. Я сейчас должен быть в управлении порта, получить разрешение на продление стоянки яхты. Вернусь сюда через минут двадцать- тридцать. Вы уж, пожалуйста, займите Ани...
- Хорошо, господин адмирал.
Адмирал убрался и девушка мило улыбнулась мне.
- Закажите мне что-нибудь из салатов. Сегодня не хочется мяса.
Я щелкнул пальцем и симпатичный парень появился перед столиком.
- Что нужно, господам?
- Два пива и два салата из овощей.
- Это все?
- Для начала, да.
Парень уходит, Ани облокачивается на стол и вытягивает ко мне свою длинную шею.
- Я хочу серьезно с вами поговорить, Андре. Мне папа рассказал о странном брачном контракте, заключенным между вами и госпожой Кэтрин. Это правда, что в случае вашего поражения, Кэтрин выходит за вас за муж?
- Да, это так.
- Сами то вы хотите выходить женится на ней?
- Не хочу.
- А на что же вы тогда надеетесь?
- На то, что я выиграю это соревнование.
Ани разочаровано качает головой.
- И вы уверены, что вам дадут выиграть. Когда я первый раз вас встретила, то поражалась всем тем необычным событиям, которые вас окружали. Мне папа много чего объяснил, во многом я разобралась сама и теперь уже не удивляюсь ничему. Андре..., когда вас столько раз тыкали носом в грязь, неужели вы наивно верите, что победите.
- Я должен победить.
- Послушайте меня, Андре. Кэтрин может перед соревнованием вас изуродовать, отравить, задержать, придумать тысячу способов, чтобы вы не явились на бой, а может быть и хуже, вам вколют какую-нибудь гадость и вы противника даже пальцем не коснетесь.
- Может вы и правы.
- Слава богу, что вы наконец то дошли до этого. У меня к вам предложение. Плюньте на эти соревнования, на эти деньги, на эту свадьбу и удерите куда нибудь. Хотите, мы вам с папой поможем. Садитесь на нашу яхту и мы уплывем.
- По условиям контракта, если я нарушу хоть один пункт, то меня посадят тюрьму на несколько лет. Я не уверен, что в Средиземноморском бассейне найдется страна, которая не поддержит Кэтрин. Они все с удовольствием постараются поймать меня и выдать ей. Уверен, что и вы пострадаете при этом. Адмиралу может все обернуться неприятностями по службе, а вас обольют грязью во всех газетах.
- Я об этом не подумала. Так придумайте, что-нибудь такое..., вы же самый лучший моряк в Европе.
- Думаю.
Нам принесли салаты и пиво. Мы молча едим. Неожиданно появился адмирал.
- О... как все удачно..., - он плюхается на стул, - оказывается мне беспокоиться не о чем. Стоянку яхты продлили и без моего вмешательства. В управлении порта мне сообщили, что мы с дочерью приглашены на вашу свадьбу Андре, которая состоится сразу же после соревнования. Эй, - он машет рукой мальчику, обслуживающему нас и когда он подходит, говорит ему. - Шампанского и хорошую отбивную.
- Значит, мы будем свидетелями всех этих трагических событий, - тоскливо говорит Ани.

Вечер я провалялся один в своем коттедже.

Сегодня у аквариума новая жеребьевка из победителей предыдущих боев. Мне достался энергичный китаец, мексиканцу попался англичанин, а вот Харитонова судьба свела с Шиманским. Но тут я заподозрил, что все это подтасовано Кэтрин, недаром она выслушала мой прогноз по поводу победителя и сделала свои выводы. К сожалению, придраться не к чему, на глазах зрителей, она вытаскивала билетики из барабана.

Я первый спрыгнул в аквариум и приземлился на дно. Китаец через минуту оказался напротив. Замигал зеленый свет. Китаец медленно стал приближаться ко мне. Я оттолкнулся от пола и поплыл к бетонной стене. Мой противник ускорил темп, ласты на нем задвигались энергично, вскоре он догнал меня и мы паровозиком понеслись по площади аквариума. Китаец пытался, хоть как то опередить меня, но каждый раз перед его маской мелькали мои ласты. Я корпусом и ногами не позволял ему сделать лишнего рывка. Нож моего противника заметался, теперь он хотел зацепить хотя бы ногу. Я увернулся, поджал одну ногу в коленке и вдруг резко бросил ее навстречу китайцу. Тот уклонился, но ласта все же шлепнула его по маске. Это его разозлило, теперь он пихал свой нож куда попало. Я поплыл вдоль стенки и вдруг китаец с силой вонзил свой нож в ласту, буквально пригвоздив ее к стене. Все, это моя победа. Лезвие вошедшее в такую резину, практически сразу не вытащишь. Я резко согнулся в сторону противника, дернув ногой, выдрал с нее ласту и напал на китайца. Сначала тот не понял, что произошло, он пытался стряхнуть ласту с ножа, и тут я вплотную наехал на него. Мой противник все же среагировал, он бросил ненужный нож с ластой и хотел удрать, но я уже вцепился в его руку. Взмах руки и шланги перерезаны полностью. Тот заметался и замахал рукой. Я его отпустил, паренек как пуля понесся к спасительному люку.

В раздевалке Харитонов крепко пожал мне руку.
- Все было классно, командир. Вот что значит, не лезть на нож, а дразнить противника.
- Смотри, как бы тебя сейчас не разозлили...
- Не боись, командир. Я знаю, что эта сволочь, с которой мне придется драться, может и пустить мне кровь, но я все же не из того теста сделан, постараюсь дать ей отпор.
- Будешь драться без ласт?
- Нет. С ластами,
- А как же ноги?
- Ничего, выдержу, уже немного зажили. Что мне посоветуешь, командир?
- Тебе нужен ближний бой. Вцепись в американца как угодно, во что угодно, не давай ему быть активным. И запомни, у него ранена одна рука. Хоть ему рану и зашили, но характер у Шиманского дрянной, он будет делать все, до боли в глазах, и будет рваться к победе.
- Я понял.
- Тогда, давай. Ни пуха, ни пера.
- Пошел к черту.

Харитонов ведет наступление. Шимански отбивается легко. Мичман пытается перехватить руку противника, но... у него ничего не получается. Это поистине захватывающее зрелище, кажется, что бойцы не чувствую сопротивление воды и руки мелькают, как ветряные мельницы. Они вращаются в воде, как космонавты, практически не касаясь дна. Вот Шимански ловко зацепил кончиком ножа локоть мичмана, тот успел двинуть свободной рукой в ему в бок и они разлетелись. Я вижу, как гидрокостюм Харитонова на сгибе руки расползся и похоже у него распорота кожа. Гигант не реагирует на рану и опять бросается в драку. И вот тут произошло то, что и должно случится. Ярость Харитонова погубила его осторожность, он торпедой понесся на Шимански и... получил удар ножом в плечо В свою очередь мичман вцепился в больную руку противника и так крутанул ее, что даже мне, здесь, в раздевалке показалось, что в воде раздался вопль и послышался хруст кости. Похоже Шимански потерял сознание, оставив нож в теле мичмана, он вяло потянулся ко дну. В свою очередь, гигант тоже выпустил противника из рук и вцепившись рукой в нож американца, пытается его выдернуть из своего тела. Это ему удается и тут Харитонова зашатало. В последних усилиях, он потянулся наверх, к спасительному люку.
Я помог ему выбраться и гигант без сил рухнул на пол у люка. Кровь тут же потекла из ран на пол.
- Врача, срочно врача, - ору я.
Я сдернул с него маску, освободив лицо для свободного дыхания. Выхватив нож из его руки, вспарываю гидрокостюм на плече и обрезаю его на руке. Рядом со мной очутился врач. Он оголил рану на плече и начал ее обрабатывать тампоном.
- Зря он вытащил нож, - вдруг сказал врач.
- Почему?
- Крови много вытечет, похоже повреждены сосуды.
- Так заткните рану чем-нибудь.
- Пробую.
Из другого люка спасатели вытащили Шимански. С него сдергивают маску и тут же раздается вопль.
- Врач, сюда... Похоже он мертв.
Я бросаю Харитонову и подскакиваю к американцу. У того необычно синее лицо и вытаращенные глаза. Прикасаюсь пальцами к шее, похоже пульса нет. Чьи-то руки тоже щупают шею. Рядом со мной другой врач в белом халате.
- Он то почему? - недоуменно гляжу на него я.
Врач понял, что я хочу спросить.
- По моему, это шок, сильный болевой шок под водой. Человек потерял сознание от судороги горловых мышц.
- О Боже, сделайте что-нибудь, может еще не поздно.
- Поздно, я не могу расслабить мышцы.
Врач делает укол Шимански, но тот даже не дернулся. Я понял это конец. А он еще так хотел сцепиться со мной в финале. В раздевалке появились санитары с носилками. Харитонова и американца укладывают на них. Подхожу к мичману, у того тяжелое дыхание, но он успевает меня спросить.
- Командир, кто победил?
- Ты.
- Это хорошо, - пытается улыбнуться он. - Жаль, что я уже не выйду в финал. Скажи Лауре, что я отделался царапиной и скоро поправлюсь, пусть не очень то беспокоится...
Носилки потащили к дверям.

Последний бой мексиканца и англичанина я даже не стал смотреть. Выбрался из раздевалки и поплелся по лестницам из замка. На улице солнце и морской ветерок. Иду сам не знаю куда, просто так иду и все.
И вдруг оклик.
- Капитан, господин капитан.
Пришел в себя и оглянулся. На большом валуне у железного забора сидит негр Пи Джо, с рукой на перевязи.
- Пи Джо? Как ты здесь очутился?
- Выкинули, господин капитан. Выкинули с коттеджа.
- Не понял. Ты можешь объяснить в чем дело?
- А чего объяснять -то. Я же проиграл вашему другу. Получил несколько неприятных царапин в бок, ранение в задницу и руку, а также некоторую приличную сумму за участие в соревнованиях. И вот тут и началось. Врачам дай, долги отдай, купил билет до дома, а уже денег на аренду коттеджа не хватило. Все здесь продумано , эта, засранка, хозяйка засадила в кабальное положение всех ребят, что участвовали в бойне.
- Когда ты едешь домой?
- В том то и дело, что даже домой не еду. По приказу хозяйки все участники этой резни, раненые, проигравшие, здоровые, все отправляются после соревнования в Бизерту на чествование самой Кэтрин и победителя.
- А билеты? Она после этого, отправит тебя домой?
- Билеты у меня отобрали. Сказали, что выручат за них деньги, а на них купят мне костюм на торжество, провезут до Туниса и еще должны выдавать мне каждодневно пять долларов на кормежку. Как раз этой суммы за билеты на все и хватит.
- Вот сволочь, убить ее мало за это.
- Я бы ее гадину утопил. Столько наобещала и вот...
- А где ты сегодня спать будешь?
- Да на берегу. Там же за день камни нагреются, ночью тепло, так что на песочке спать будет приятно.
- Пошли ко мне, у меня есть диван.
- Нет, господин капитан, вас хозяйка хоть и ненавидит, но очень уважает. Мне говорили, что она к вам часто ездит, стоит ли к ней еще раз попадаться на глаза. И потом, если я ее увижу, то наверняка не сдержусь, наговорю столько, что ее охрана убьет сразу.
- Как хочешь.
- Как там... соревнования?
- Идут. Завтра последний день.
- А кто вышел в финал?
- Пока я, а сейчас в аквариуме дерутся мексиканец и англичанин. Один из них будет драться со мной.
- Ничего себе. Где же Шимански, Питер, ваш здоровяк Харитонов?
- Сегодня погиб Шимански, остальные ранены, ты еще их увидишь в Бизерте.
- Вот так...
- Ну хорошо, если ты ко мне не хочешь идти ночевать, то хоть поесть то со мной в каком нибудь заведении сейчас можешь.
- Нет, господин капитан, я жду моих друзей. Они придут и мы пойдем гульнем на мои пять долларов, ужремся и пропади она пропадом эта жизнь.
- Возьми у меня еще десятку.
- Взаймы?
- Нет, это мой долг, за твою руку.
- Это, конечно, за нее мало, но давай.
Я выкладываю ему деньги и в этот момент у камня появляются две бородатые личности.
- А вот и мои друзья, - говорит Пи Джо. - Мальчики, у нас сегодня есть бабки на три бутылки крепкого. Помогите мне подняться и вперед. До свидания, господин капитан, увидимся в Бизерте.
И тут я понял куда мне себя деть. Надо найти Лауру и успокоить ее, а потом разыскать Ани, выплакаться у нее на груди, если это соизволит адмирал.

Лауры в гостинице не оказалось. Администратор сказал, что она, как раз пол часа тому назад, выбежала из номера вся зареванная и умчалась в госпиталь.
Адмирала с Ани перехватил на улице недалеко от замка, когда толпы людей выбирались от туда, после соревнования. Адмирал подвел ко мне Ани и, как всегда, затряс мою руку.
- Поздравляю, вы в финале.
- Я не присутствовал на последней схватке. Не подскажите, кто выиграл?
- Англичанин. Вам достанется непростой соперник. Ани, девочка, поздоровайся с нашим другом.
Я нежно пожимаю ее руку.
- Вы сегодня были превосходны, капитан, - воркует она.
- Я сегодня чуть не потерял хорошего товарища.
- Я знаю. Как он?
- Увезли в госпиталь. Пока не знаю.
- Это правда, что американец умер?
- Правда.
- Но мне показалось, что его даже ножом не задели.
- Он умер от болевого шока. В первой схватке его ранили, эта рана решила судьбу...
- Как все это неприятно.
- Пойдемте куда-нибудь...
- Простите, господин капитан, - говорит мне адмирал, - но мы не можем, у нас сегодня очень много дел. Завтра, после соревнований, мы отплываем в Тунис, хотим там сделать кое какие покупки перед свадьбой...
- Господин адмирал, вы неуверенны, что я выиграю?
- Не уверен. Я еще удивляюсь, как вы дошли до финала. Завтра госпожа Кэтрин покажет вам, на что она способна.
- Ну что же, я очень сожалею, что так все получается.
- Ничего, господин капитан. Мы еще увидимся.
Он отдает мне честь, а Ани милостиво поднимает руку. Вот так, а я еще мечтал выплакаться на ее груди. Поплелся в свой коттедж.

У меня в коттедже гости. Это Кэтрин с ее охраной и своими советниками, менеджером и юристом.
- Здравствуй, милый, - она подходит ко мне и целует в щеку. - Где ты пропадаешь сегодня? Говорят, ушел после второго боя в город и даже не зашел поговорить со мной.
- О чем? Кажется мы уже обо всем переговорили.
- Дорогой, общение между влюбленными всегда необходимо. Я решила сегодня остаться на всю ночь в твоем гнездышке.
- Может тебе врезать еще раз. Господь предлагал это сделать дважды, один раз ты уже получила...
- Не груби, веди себя культурно, - почти шепотом говорит она. - Здесь много посторонних и не следует выставлять себя, как человека безумно влюбленного в свою невесту. Ведь все так это поймут, когда ты поднимешь на меня руку.
- Что за чушь ты несешь?
- Это не чушь. Чтобы тебя посторонние не раздражали, я отпущу всех, даже охрану. Ты хочешь этого?
- Твое присутствие меня раздражает.
- Не глупи. Господа, - Кэтрин обращается к окружающим, - прошу вас покинуть этот дом. Мне нужно с моим женихом обговорить подготовку к свадьбе. Охране выйти за периметр ограды и быть там всю ночь.
- А как же, наши предложения..., - вякнул менеджер.
- Никаких предложений, всех прошу уйти.
Гостиная постепенно освобождается, последним уходит менеджер, который еле-еле поднялся с кресла из-за болей в спине.
- Ну вот, мы одни, - торжествует Кэтрин.
- Слушай, Кэтрин, что тебе от меня надо? Почему ты привязалась ко мне?
- Андре, ты мне безумно нравишься. Сначала, когда с тобой пообщалась еще там, на яхте, думала, что вот попался дурачок, а потом разобралась, не такой уж дурачок. Не гнешь свою спину передо мной, сам себе хозяин... А ведь я, между прочим, обожаю, когда мне сопротивляются.
- Хочешь меня сломать?
- Хочу.
- Я боюсь, что ты играешь с огнем.
- Но это же замечательно. Давай не будем опять ссорится.
Я устало опустился в кресло. Рядом, на ручку кресла села Кэтрин, она запустила руку в мои волосы.
- Что ты сегодня делал в городе?
- Встречался с Пи Джо.
- Ну и... что? - насторожилась она.
- Да ничего. За исключением того, что уезжает он от сюда нищим.
- Сам виноват, не сумел победить, значит нечего претендовать на большие деньги.
- Но ты даже от него отняла билет до дома...
- Конечно. Это же твое требование, чтобы все участники соревнований и здоровые и раненые были на нашей свадьбе, вот я и стараюсь. А провозить эту ораву бесплатно до Бизерты, не собираюсь.
- У меня, для тебя, нет слов, кроме тех, которыми по хамски можно обозвать тебя.
- Не обзывай. Чего ты злишься?
- Да потому что это классные морские подводники, которые по международным меркам стоят приличные суммы, а ты их унизила до нуля.
- Правильно сделала, в следующий раз злее будут.
- В следующий раз они к тебе не приедут.
- Не приедут, так привезем. Разве ты забыл, как приехал сам.
- Вот теперь я тебя обзову, сволочь, ты.
Она выпустила мои волосы и соскочила с кресла.
- Я не благотворительная организация и не собираюсь осыпать деньгами тех, кто плохо отработал на ринге. И потом, прекрати меня обзывать и оскорблять.
- Слушай, отвалила бы ты...
- Ну уж нет. - Я вижу, как она начинает злится. - Я тебе, засранцу, создаю благоприятные условия, позволяю то, что не позволяю другим, а помимо этого еще к свадьбе преподношу подарок, современное судно стоимостью, чуть ли, не сто миллионов долларов, а ты все время воротишь нос. Да если ты так дальше будешь себя вести, то я тебя сделаю подстилкой проеденной молью перед моей постелью...
- Ой, как ты меня испугала.
И тут эта мегера набросилась на меня с кулаками. В воздухе понеслись непристойные звуки. Я не ожидал такого напора, кресло опрокинулось и мы покатились по полу. Чтобы ее унять, пришлось, подмять под себя, оседлать и распять руки над головой. Она все не унималась, рычала и чуть не кусалась. И тогда я принял самое радикальное решение. Вцепился своими губами в ее губы и мы первый раз поцеловались, тем бешенным поцелуем, который постепенно переходит в неистовый, разнузданный секс. Я отпустил ее руки, приподнялся и одним махом превратил ее одежду в тряпье. В разные стороны разлетелись ошметки платья и трусиков. Она не сопротивлялась, только огромными ошеломленными глазами смотрела мне в лицо. А дальше... всю ярость, все злость и ненависть я внес в эту непонятную любовь.

Кэтрин сидела на диване, замотавшись в покрывало от дивана. Одна рука, выглядывающая из под края ткани, чуть подрагивала, лицо блестело от пота, а волосы непонятно спутались, образовав дикий хаос застывшего шторма.
- Что это... было? - тихо спросила она.
- Может ты сходишь в ванну и приведешь себя в порядок.
- Погоди, я посижу немного.
- Тогда я пойду помоюсь.
Она промолчала и я поплелся в ванну. Когда через тридцать минут вернулся обратно, в наброшенном халате, Кэтрин застал в той же позе.
- Иди, я там тебе все приготовил.
- Спасибо. Я задаюсь одним вопросом, что произошло? Что то бешенной кометой счастья пронеслось между нами с такой силой, что я до сих пор ни чего не могу понять. Это больше чем страсть, больше, чем физическая радость...
- Тебе не надоело заниматься психоанализом? Иди в ванну или я тебя снесу туда сам.
- Я согласна, снеси.
По прежнему с ней не церемонюсь, грубо хватаю ее тело, укрытое покрывалом и, перекинув через плечо, иду в ванну, там прямо с покрывалом запихиваю в воду.
- Отмачивайся. Я пошел спать в гостиную, а для тебя кровать в моей спальне. Не приходи ко мне, завтра последняя схватка и я хочу выспаться.

Утром просыпаюсь в полной тишине. В коттедже пусто, ни Кэтрин, ни охраны. У шкафа с одеждой, бардак, костюмы, рубашки, нижнее белье выкинуты на пол. Я не стал убирать, выбрал все, что мне нужно, остальное ногой сбил в кучу. Пора отваливать на последнюю схватку.

У замка огромное количество народа. Чтобы не протискиваться через зрителей, отправился к черному ходу. У двери тоже небольшая толпа и мое появление вызвало у них кучу восторга.
- Балашов...
- Господин Балашов...
- Господин капитан...
Со всех сторон потянулись ручки и фотографии. Я торопливо подписываю, то что мне подсовывают и тут получаю шлепок пор плечу.
- Капитан, - раздается знакомый голос.
Я оборачиваюсь, рядом стоит Пи Джо и двое его товарищей.
- Привет, Джо.
- Капитан, - повторяет он, - проведите меня и моих друзей с вами. Денег на билеты нет, телевизор в кабачке не позволяют смотреть, опять таки заказать ничего не можем. Возьмите нас с собой, мы в раздевалке будем вести себя... нормально.
- Пошли, Джо, бери своих мальчиков.
Охрана у дверей попыталась запротестовать, но я на них цыкнул, а одного схватил за грудки и немного тряханул. Так Пи Джо со своей компанией проникли в раздевалку.

Англичанин уже там. Он кивнул мне головой, потом подошел ближе.
- Капитан, у меня к вам просьба.
- Я вас слушаю.
- Предлагаю схватку более усиленной.
- Это как?
- Да так... Мы берем с собой еще по одному ножу. Я видел, как вы издеваетесь над своими противниками, отсекая им, как сопливым мальчишкам, шланги для дыхания. Такого позора я не хочу. Будем биться до конца.
- До конца, так до конца. Одного не пойму, почему вы так агрессивны? За что вы то ненавидите меня?
- Очень хорошо, что вы это спросили. Несколько лет тому назад, в своем доме, на одном из островов Средиземного моря, подчеркиваю в доме, а не в море, был зверски убит мой отец, капитан Блекстоун. Я подразумеваю, что тогда, это могли сделать только вы, потому что, только вы были его кошмаром. Поэтому, я хочу вас зарезать...
- Нормальное желание. Будем драться с двумя ножами. А сейчас мне надо переодеться
Пи Джо стоит рядом и слушает наш разговор. Когда англичанин отошел от меня, он спросил.
- Это правда, что вы зарезали его отца?
- Тогда было время такое. Шла непрерывная борьба под водой между НАТОвскими пловцами и русскими. Бились жестоко. Однажды, капитан Блегстоун нарушил подводный кодекс чести и стал воровать наших офицеров прямо на суше. Это стоило ему жизни.
- Во как. А все же, кто его убил?
- Один русский моряк. Его фамилию я тебе не скажу, это вообще закрытая тема.
- Хорошо, капитан. Давайте я вам помогу одеться.
Но сразу одеться мне не дали. В раздевалке появился мужчина и две женщины в белых халатах.
- Господа, -обратился мужчина к нам. - Господа судьи, просили провести допинг контроль участников соревнования. Поэтому прошу задержаться на пару минут и сдать вашу кровь.
- И много выпьете нашей крови, - кривится в улыбке англичанин.
- Всего сто кубиков. Не беспокойтесь, не ослабнете, соревнование отменили на тридцать минут, чтобы вы пришли в себя.
Две женщины стали на столе размещать свои препараты. Я покорно иду к одной и, сев на скамейку, подставляю свою руку.

На дно аквариума, мы с англичанином опустились одновременно. В руках у нас ножи. Я оттолкнулся от пола и несильно заработал ластами, мой противник поднялся повыше и тоже не спешил напасть первым. Все же мы сблизились и нож англичанина, встретился с моим. Я поразился его подготовленности, он прекрасно работал двумя руками сразу, его ноги не только загребали воду, но и еще пытались задеть меня. Мы вертелись, как черти во взвешенном состоянии. Вот он оторвался от меня метров на шесть и понесся опять в атаку. От его удара у меня вывернулся из ладоней нож с левой руки, но сила инерции была такова, что я очутился под его животом, и мой второй нож полоснул его по ляжке.
Англичанин оторвался на несколько метров и развернулся лицом. Гидравлический костюм на левой ноге от бедра до колена разошелся и выглядел, как открывшийся от изумления рот. Теперь я пошел на него. Мой противник по прежнему агрессивен. Вот теперь я почувствовал, что с одним ножом тяжело. Лезвие его ножа прошило мой рукав и мне ничего не осталось, как прижать пальцами его кисть, так и замерли, сталь ножа англичанина прижалась к моим сухожилиям, а я сжал его под кисть руки и бешено давлю. Лезвие ножа второй руки противника давит на лезвие моего оружия. И тут, я дернулся, отбросил его руку с оружием, и резко развернулся, прижавшись боком к нему, локтем въехал в лицо англичанина. За это получил скользящий удар по плечу. Нож его пролетел перед грудью, чтобы не получить удар в сердце, пришлось отжаться от тела моего противника и вторым ударом рукояткой ножа, раздавить стекло маски. Англичанин держится, хотя я знаю вода сочится под маску. Пузыри уже прорвались и пошли на верх. Вторая рука англичанина по прежнему беспокоит меня и приходится еще больше развернувшись боком, подпустить ее к моей груди. Кончик лезвия, почти уперся в гидрокостюм напортив сердца, я сдерживаю его своим оружием, пытаясь вздернуть в верху. И тут мы застыли, одна моя рука сжимает запястье, вторая отжимает смерть. Минута тянется часом, голова противника окуталась вырывающимися пузырями. Мы медленно опускаемся на дно аквариума, хотя пытаемся еще шевелить ластами. Вот лопатки англичанина оказались на бетоне, я на нем. Пузыри бешено летят от его головы. И тут я почувствовал облегчение. Лезвие ножа, давящее на кисть ослабло, вторая рука, державшая меня у смерти, вдруг поползла в сторону и мне ничего не осталось, как приподнять корпус тела и освободив руку с ножом, всадить лезвие под маску. Даже я услышал в воде, как что то хрустнуло и англичанин стал безвольным, как тряпка. Я оттолкнулся от него и чуть всплыл, подо мной раздувался шар красного цвета.

Когда выбрался через люк, на пол раздевалки, там орали все окружающие. Пи Джо сдернул с меня маску и орал в ухо.
- Капитан, мы победили... так ее заразу.
Два амбала вытянули из другого люка англичанина. С его лица сорвали разбитую маску и все увидели белое, неузнаваемое лицо. Подбежавший врач, прижал два пальца к шее. Потом кивнул головой.
- Мертв.
Пи Джо помогал снять костюм.
- Я все видел, капитан, это потрясающе. Настоящий бой, настоящая победа.
- Я сейчас представляю рожу нашей хозяйки, ведь она надеялась, что я проиграю и поэтому готовила мне сюрприз.
- Неужели, обещала много денег за проигрыш?
- Хуже, хотела женить меня на себе. Но теперь я свободен.
- Женить, за проигрыш?
- Вот такая дрянь наша хозяйка...
- Действительно, гадина...
И вдруг динамик над нашей головой, забубнил нудным голосом.
- Господа и дамы, леди и джентльмены, уважаемые зрители и болельщики, наша госпожа, хозяйка соревнований, госпожа Кэтрин, хочет сделать объявление.
В динамиках раздался знакомый голос.
- Уважаемые господа и дамы, только что мы видели прекрасный бой между известным русским пловцом Андреем Балашовым и английским морским котиком Ральфом Клестом. - Странно, а он мне представился внуком Блекстоуном, а фамилия его Клест. - Все видели, что заслуженную победу одержал капитан российского флота, господин Балашов. Однако, только что мне принесли заключение врачей и судей. К сожалению, в крови господина Балашова нашли наркотик Б3М и поэтому судьи не могли вынести победу известному капитану и после долго обсуждения решили его дисквалифицировать, а присудить первое место... другому русскому пловцу, господину Харитонову, который одержал победу в полуфинальном поединке. Я думаю, что зрители поймут справедливость решения суда и правильно оценят его решение. Так как господин Харитонов еще в госпитале, то его чествование, я думаю, мы проведем через дня два- три.
- Чего? -вытянул рожу Пи Джо. - Да она же украла у вас победу. Любой морской пловец знает, что с наркотиками под воду ходить нельзя, это же может вызвать глюки.
- Вот, гадина. Ее же за это стоило убить.
- Неужели, после этого вы захотите женится на ней?
- У меня нет выбора, либо женится, либо садится в тюрьму.
- Да она же подстроила все...
- У тебя есть другой вариант? По моему нет. Лучше посмотри, что там у меня с плечом...
- Небольшой порез. Сейчас стащим окончательно костюм и заклеим рану.

В раздевалке появляется Кэтрин в сопровождении свиты, здесь менеджер, юрист, несколько журналистов и охрана.
- Дорогой, как я рада видеть тебя, - Кэтрин, без церемоний, подходит ко мне и целует в щеку. - Ты был великолепен. Я очень переживала за тебя и убедилась, что равного тебе нет. К сожалению, судьи присудили победу не тебе, а другому. Но это пусть тебя не огорчает, я все твои неудачи компенсирую...
Тут она откидывается от меня и замечает Пи Джо и его друзей.
- А этот... зачем здесь, да еще в окружении каких то бездельников...
- Я пригласил Пи Джо и его товарищей сюда, посмотреть матч и заодно помочь одеться мне.
- Это необязательно было делать, здесь полно служащих, которые обслуживают вас. Охрана, где вы охрана, выведите этих... от сюда.
Словно из-под земли появились здоровые мальчики, которые стали выталкивать негра и его друзей из раздевалки.
- Ах ты, сука, - вопит Пи Джо у двери, - я еще доберусь до тебя. Ты еще узнаешь, кто такие ребята из Нижнего Кейптауна...
- У тебя очень испорченные друзья, дорогой..., - она еще раз тянется ко мне и целует в щеку.
- Только не надо читать мне морали, я без тебя разберусь, с кем мне дружить.
Кэтрин усмехнулась.
- Дорогой, мы скоро поженимся и, поверь, у тебя будут еще лучшие друзья, чем эти. Я конечно, не отказываюсь от своих слов и всех этих калек, неудачников, которые проиграли соревнование, приглашу на нашу свадьбу, но, надеюсь, что это будет последняя твоя встреча с ними. А сейчас займемся нашими проблемами. Господа, - обращается она к журналистам. - Господин Балашов, сделал мне предложение, чтобы я вышла за него за муж, которое я с радостью приняла. По нашей договоренности, независимо от результата последней финальной встречи господ Балашова и Блейкстоуна, мы решили справить нашу свадьбу в моем имении в Бизерте. Свадьба будет через три дня. Так, дорогой?
Ее рука вцепилась в мой рукав и она сжала пальчиками мою мышцу.
- Капитан, под-твер-дите..., - почти в ухо шепчет она.
- Да, подтверждаю.
Похоже у журналистов небольшой шок и по их рожам я вижу, что они хотели бы быстрей удрать от сюда, чтобы разнести такую сенсацию по всему миру.
- Господа журналисты, - продолжает Кэтрин, - у нас очень мало времени, но мы постараемся найти немного минут, чтобы ответить на ваши вопросы.
- Господин Балашов, - поднял один из нетерпеливых руку, - а когда вы сделали предложение госпоже Кэтрин, до соревнования или только что?
- Господин Балашов, - за меня заговорила Кэтрин, - сделал мне предложение после первого дня соревнования.
- Я задаю вопрос госпоже Кэтрин, - поднимает руку второй журналист. - Выходит вы заранее знали, что господин Балашов, участвуя в дальнейшей борьбе, останется жив, раз согласились на его предложение после первого дня соревнований.
- Да, я это не скрываю. Я была уверена, что господин Балашов выиграет все соревнования, так как тщательно изучила всех бойцов. Господин Балашов был самым лучшим и он останется им, несмотря на сбой в последней борьбе.
- Господин Балашов, - поднимает руку третий журналист, - это правда, что вы принимали допинг до соревнования?
- Господин Балашов, - опять за меня говорит Кэтрин, - меня тоже удивил этим, однако я еще сомневаюсь в диагнозе врачей и специалистов. С того момента, как я с ним познакомилась, то ни разу не замечала каких либо признаков применения наркотиков. Думаю, что мы еще подадим апелляцию с требованием провести повторный анализ.
- Тогда напрашивается второй вопрос, а если повторный анализ подтвердит ошибку судей, первое место вернут господину Балашову?
- Все может быть, но зачем бежать впереди паровоза, надо сначала все выяснить. Господа, у нас больше нет времени, нам надо спешно собраться и еще сутки плыть до Бизерты, так что извините, свадьба не ждет. На этом, разрешите нашу встречу прервать.
Охранники сразу отделили нас от журналистов. Мне протягивает руку менеджер.
- Господин Балашов, я хочу поздравить вас, с большим событием в жизни.
- Катитесь вы... Это ваша идея про допинг?
- Наша, совместная...
- Тем более... катитесь, пока я вас не послал...
- Господин Балашов, я тоже вас поздравляю, - юрист не тянет ко мне руку, а опасливо прячет ее за спиной.
- Вас тоже послать?
- Дорогой, - вмешивается Кэтрин, - хватит пугать моих друзей. Пойдем займемся делами.
- Но почему мне так не везет?
- Не стройте из себя юродивого..., - хмыкает менеджер, - женится на госпоже Кэтрин, это надо считать счастьем.
- Я не ожидал, что помимо злобных советов, ты еще и великий подонок.
- Господа, господа, все.., хватит препираться, через пять часов отплываем в Бизерту. Надо еще собраться и собрать всех друзей моего жениха. Пойдемте, господа...

Кэтрин мне не доверяет. Под охраной, меня привели на яхту, которую я когда то вел из Одессы до этого острова. Мне выделили шикарную каюту и заперли ее с наружи. Точно через пять часов, как и обещала Кэтрин, включили двигатели и судно медленно отчалило в сторону моря. А через три часа ко мне зашла сама хозяйка.
- Ну как дорогой, ты отошел от подводных драк? - она тянется ко мне губами.
- От них отошел, а вот от тебя..., пока еще нет.
- Ну зачем так мрачно, дорогой. Вспомни последнюю нашу встречу в коттедже. Там ты был вулкан, буря, цунами и, судя по всему, мы по достоинству оценили друг друга. Я надеюсь, что мы еще с тобой продлим эту серию.
- Зачем ты меня закрыла в этой каюте?
- Разве я тебя закрыла? Двери всегда для тебя открыты. Если хочешь, можешь пройтись по палубам, даже встретить своих старых знакомых. То, что тебя заперли здесь, поверь, это недоразумение. Я была так занята, что попросила нашего менеджера проследить за тобой. Дело в том, что сотни твоих поклонников искали с тобой встречи, устраивали на улицах демонстрации, вот и... не обошлось без моей просьбы. К сожалению, менеджер перестарался, он все понял не так и запер тебя здесь. Только ты не возмущайся..., я его накажу...
- Посоветуй ему теперь не встречаться со мной. Я тоже постараюсь его... наказать.
- Хорошо, дорогой. Я ведь урвала немного времени, чтобы поговорить с тобой и о делах.
- Разве, раньше, ты не обо всем со мной говорила? По моему, вполне достаточно, всяких договоров и предложений по поводу свадьбы.
- Ты же тогда не верил, что проиграешь соревнование, поэтому естественно, мы не могли все до конца решить.
- Хорошо, выкладывай, что у тебя там еще.
- Мои помощники неплохо подготовили свадьбу, расписали по времени все события, разместили заказ на торжественный ужин, распланировали размещение гостей, но вот я еще не решила один вопрос. Это, что делать после свадьбы? У меня есть несколько предложений. Первое, - путешествие в Америку, где я хочу представить тебя своим родственникам и знакомым, которые не приедут в Бизерту. Потом, если ты захочешь, мы можем слетать в Россию и познакомится с твоими родственниками и друзьями. Второе, - это плюнуть на все и махнуть отдыхать в Дубай или Индонезию. И наконец, третье, сесть на твой лайнер и прокатится в кругосветное плавание...
- У тебя грандиозные планы, но я бы хотел услышать самое главное. А что ты распланировала для меня после свадебного путешествия?
- Мы будем с тобой работать. Я заниматься делами фирмы отца и другими финансовыми вопросами, а ты тоже займись чем-нибудь. Разве мало дел можно найти для таких мужчин как ты, например, создавать свой маленький флот. Одно судно у тебя уже есть, надеюсь, что ты заработаешь на нем денег и купишь еще несколько судов.
- Ты что меня за дурака считаешь? Спихнула ты мне этот лайнер, потому что он не окупал себя. Как-никак я плавал по морям и более-менее знаю коньюктуру рынка...
- Чего ты сердишься, на первых порах, я тебе помогу, а потом сам решай.
- Ладно, я понял, после свадебные проблемы мы еще не решили. Поэтому, согласен на третье твое предложение, пусть свадьба закончится кругосветным путешествием. Надо же уже начинать бизнес и окупать непредвиденные расходы.
- Вот и отлично, дорогой. Тогда я пойду к себе.
Эта лиса целует со смаком меня в лоб и убирается из каюты.

Харитонова я нашел в каюте Лауры. Гигант сидит на крошечной койке, до пояса раздет и обмотан бинтами. Одна рука в лубке, в другой он держит бутылку с пивом.
- Капитан, - вопит мичман, -капитан. Лаурка, бутылку капитану. Извините, здесь даже приткнуться негде, вот только рядом местечко, присаживайтесь, товарищ капитан.
Лаура полезла под столик и достает бутылку пива, передает мне, а сама плюхается на колени Харитонову.
- Я хочу тебя поздравить, со званием чемпиона мира, - поднимаю бутылку, - за тебя.
- Пустое, товарищ капитан. Я же понимаю, что чемпионат выиграли вы. Это хозяйка вас подставила. Так уж у нее чешется в одном месте, что готова идти на все.
- Я же пришел еще за тем, чтобы предложить вам круиз после нашей свадьбы, по всему свету.
- Извините меня, товарищ капитан, но я пожалуй откажусь. Во первых, мне надо вылечится как следует. С этой раной в руке, врачи повозятся долго. Во вторых, я на духу терпеть не могу твою будущую жену и больше встречаться мне с ней совсем не хочется. Как ты думаешь, Лаурка, не стоит нам плавать по всему свету?
Женщина кивает головой, хотя по-русски ничего не понимает.
- Не хочешь, как хочешь. Приз получил?
- Чек хозяйка выдала, а вот пояс чемпиона сказала - позже. Это будет одним из представлений на твоей свадьбе.
- Как вы умещаетесь здесь вдвоем?
- Очень просто, - ухмыляется Харитонов, - Я на койке внизу, а она спит на мне, правда, пока только с одной стороны.
- Ладно, отдыхай, а я обойду других ребят.
- Валяй, товарищ капитан, Заходите к нам, а то скучища необыкновенная.

Пи Джо, небритый, валяется в койке. Он мрачно посмотрел на меня, когда я, без стука, ввалился в каюту.
- Джо, как настроение?
- Лучше не спрашивай, самое поганое. Чего спрашивать о настроении униженного пловца.
- Ты служил где-нибудь?
- Служил, в военном морском флоте Южноафриканской республики. Как и все пловцы в Америке и Европе имел подготовку по классу А. А эта дура, свела все мои заслуги на нет.
- Не могу тебя утешить, единственное что хочу сказать, плывем в Африку, где пить за меня будем на Севере, а твой дом на Юге...
-Иди ты в...

Мы заскочили в Бизерту, чтобы разместить всех приглашенных гостей по гостиницам и отелям. Потом яхта вошла в Бизертское озеро и через минут сорок мы пристали к берегу с райским садом.
- Вот мое гнездышко, - воркует Кэтрин. - Вон там, за деревьями, видишь... крыша, это дом...
Яхта застыла у мостков, на которых столпился много встречающих. Десятки голосов стали приветствовать Кэтрин и она, как царица величаво кивала головой.
- Андре, возьми меня за правую руку и выведи на мостки.
По трапу вывожу Кэтрин к людям и тут началось чествование мой невесты. Ее стали засыпать цветами, поцелуями. Пришлось выпустить ее руку и наблюдать за церемонией. Красивый, стройный парень, со слезами на глазах, встал перед ней на колени и прижал голову к ее животу.
- Моя королева, - завопил он, - неужели ты забыла меня.
Кэтрин оглянулась, увидела мой ехидный взгляд и стала поспешно отдирать красавчика от себя.
- Аполо, прекрати, встань, здесь много посторонних.
- О королева...
Женщина подняла руку и щелкнула пальцами. По трапу сбежало два охранника и ловко под руки оттащили от нее парня. Кэтрин, прорезая толпу, двинулась к берегу. Охранники отпустили парня, тот сразу прекратил плакать и стал торопливо счищать запачканные колени. Я подошел к охраннику.
- Это кто? - киваю на красавца.
- Откуда я знаю.
- Эй, ты кто такой? - теперь обращаюсь к парню.
- Это я должен спросить, кто вы такой?
- Вот что, голубчик, если я тебя еще раз увижу рядом с мадам Кэтрин, то оторву тебе голову.
- Да ты знаешь с кем говоришь?
- Меня это мало волнует. Иди лучше, помойся.
Ударом кулака в грудь, сбрасываю его с мостков и не спеша иду за толпой к берегу.

У трехэтажного, полу стеклянного дома, встречающие расходятся, я и Кэтрин входим внутрь.
- Ну как тебе, нравиться здесь?
В доме все сделано со вкусом, кругом стильная мебель, много картин и росписи.
- Красиво.
- А зачем ты спихнул Аполо в воду? Я заметила это краем глаза.
- Он не понравился мне.
- Но мне он нравиться и ты не имеешь право командовать здесь.
- Вот как ты заговорила, может мы сразу и разведемся, а может и не будет делать свадьбу. Раз тебе нравиться он, тогда, возьми своего хлыща, да и подведи под венец.
Кэтрин остановилась и с бешенством посмотрела на меня.
- Это мне решать, кого вести под венец. И к тому же, я пока здесь хозяйка и свои проблемы могу решать сама.
- Что ты от меня хочешь? Получить раба? Я думаю, ты получишь хорошую оплеуху, если при мне будешь вести себя, как шлюха.
Женщина хотела влепить мне пощечину, но я перехватил руку.
- Хватит заниматься повторением пройденного, иначе я запущу в тебя вот этой китайской вазой, - киваю на вазу, стоящую на полке камина. - Будешь потом опять показывать мне синюшные бока...
Кэтрин пискнула от злости, вырвала свою руку и побежала к лестнице. Опрятная прислуга отвела меня в приготовленную комнату, принесла вещи и я стал распихивать по шкафам одежду.

Через пол часа меня пригласили на обед. В столовой, за большим столом, в легкой кофте и шортах сидит Кэтрин. Она кивает на соседнее кресло и говорит таким голосом, словно между нами ничего не было.
- Мой дорогой, садись рядом.
Я присаживаюсь и тут же прислуга вкатила в комнату каталку с кастрюльками и открытыми яствами. Началось таинство разложения пищи.
- Как ты устроился? - спрашивает Кэтрин.
- Нормально.
- Мне кажется, мы зря с тобой ссоримся.
- Может быть.
- Давай договоримся, если я часто буду употреблять слова: я хочу; требую; это мое, командую здесь я, то нежно погладь меня по руке и я пойму, что понесла чушь.
- Хорошо, а я, если ты будешь разумно себя вести, не буду запускать в тебя вещами, колотить посуду и давать пощечины.
Она усмехнулась.
- Ты неисправим и это, пожалуй, мне очень нравиться.

Жизнь в коттедже скучна и неинтересна. Кэтрин почти дома не бывает, где то мотается по Тунису, с шиком устраивая свою свадьбу. Прошло два дня. В это утро, все носились по комнатам, как ошпаренные. Мне принесли свадебный костюм и две женщины одели меня в него, без конца, что то проглаживая и подшивая. Когда загудела за окнами машина, темп взвинтился до своего пика и меня, подталкивая к дверям, женщины продолжали доглаживать и подравнивать. У коттеджа стоит открытый Кадиллак, в котором, помимо шофера, сидят двое парадных мужчин. Одного я сразу узнал, это юрист Кэтрин, другой кивает мне головой и представляется.
- Герцог Лолентальский.
- Очень приятно, Андрей Балашов.
- Садитесь между нами. Мы, по этикету, будем вашими сопровождающими.
- Куда мы сейчас поедем?
- В собор, там будет венчание и там соберутся все гости.
- Далеко это?
- В столице, это всего два часа езды.
- А мои ребята там будут?
- Вы хотите сказать, гладиаторы, - вступает в разговор юрист, - они уже там.
Я сажусь между мужиками и машина трогается с места.
- Кэтрин где?
- В Тунисе.
- Это ничего, что я не крещен? -обращаюсь к юристу.
- Кого это волнует? Наша церковь лояльна ко всем концессиям и безбожникам. Вы только не возникайте, хотя... можете и поломаться. Лишние пол часа покрутитесь, но вас все равно обвенчают.
Больше было говорить и не о чем. Мы вырвались на шоссе и машина на приличной скорости понеслась на восток.

У собора полно народа. Под восторженные крики, толпа расступилась и мы прошли по живому коридору до ворот. Мои сопровождающие доводят меня до алтаря и ставят перед священником. Неожиданно, в соборе наступила тишина, я оглянулся, Кэтрин, одетая в свадебные наряды, в сопровождении пожилого мужика, неторопливо направлялась к нам. Наконец, мы стоим рядом и слушаем нудные наставления пастора, потом соглашаемся, что берем друг друга, кто в мужья, кто в жены и кажется все... Я не сопротивлялся, уныло плыл по течению. Фарс продолжается. Мы вяло целуемся, автоматически напяливаем на пальцы кольца и уже под руку идем на выход. На улице полно солнца и людей. Кругом крики, в людском проходе, на лестнице, сыпятся лепестки роз и цветов. Мы спускаемся ступенек десять и тут... Перед нами из толпы выскочил... Пи Джо.
- Ты, сука, прими от меня подарок.
Он махнул перед Кэтрин чем то блестящим.
- Ой, - вякнула та и согнулась, выронив цветы из руки.
Пи Джо нырнул в толпу.
- Кэтрин, - очухался я, - Кэтрин, что с тобой?
- Меня... Уби..ли...ли.
И тут она повалилась на меня. Я подхватил ее и с ужасом увидел растекающееся красное пятно на белом платье под грудью. Поднимаю это, не легкое, тело и пытаюсь бежать вниз.
- Дорогу, дорогу... Срочно врача.
В нашем Кадиллаке только шофер. Я закидываю Кэтрин на заднее сидение и запрыгиваю в машину сам.
- Гони в госпиталь, в больницу, в любую ближайшую лечебницу - ору шоферу.
Он понял, с хозяйкой произошло что то ужасное и машина рванула к ближайшей улице.

В госпитале "Святого Франциска" врач вышел ко мне через пятнадцать минут.
- Вы ее родственник?
- Я ее жених.
- Я вас сочувствую. Она умерла. Мы уже ничего не можем делать.
Я устало свалился на диванчик в коридоре. Вот и все. Кончилась моя Одиссея.

Через три дня похороны. Я живу в ее коттедже на берегу Бизертского озера. Гости разъехались, зато прикатили все родственники из Америки, Европы и черт знает откуда. Почти все меня не знают и неохотно общаются со мной.
В коттедже появился юрист и менеджер Кэтрин. Эти сразу заперлись со мной в кабинете и юрист, сев во главе стола хозяйки, начал речь.
- Господа, наша хозяйка погибла от рук подонка и, я собрал вас, чтобы высказать общую ситуацию сложившуюся после ее смерти. Конечно, госпожа Кэтрин еще не успела сделать завещание и это очень печально. Десятки родственников со своими юристами примчались сюда, что кромсать ее наследство. Я хотел бы представлять вас в этом деле, господин Балашов. Вы согласны?
- Я не против.
- Так вот, что твердо наследуете вы, так это лайнер, никто не будет оспаривать ваш договор с Кэтрин. За что нам придется драться, так это за оставшуюся часть наследства. Если нет завещания, то самые ближайшие наследники, это родители, дети и муж. Наследники второй волны, братья, сестры, дедушки, бабушки и внуки, тоже хотят получить кусок пирога. В основном , нас будут давить они, так как детей у вас нет, а родители Кэтрин умерли. У них вполне большие козыри выиграть тоже, хотя бы потому, что вы еще и дня не пробыли в мужьях у Кэтрин. Есть еще другие обстоятельства, это сложность в родственных процессах, у кого сколько капитала и акций вложено в компанию и прочие неприятные мелочи.
- Вы юрист, вы и разбирайтесь в этих делах. Постарайтесь сделать так, чтобы я в накладе не остался и сумел вам выплатить хороший гонорар.
- Спасибо, господин Балашов. Я понял, что мы с вами сумеем договорится.
- Я бы хотел договорится и с менеджером. Не могли бы вы продать мой лайнер и получить за него десять процентов от стоимости.
- Господин Балашов, это такое неожиданное предложение, но стоит подумать. Пожалуй, я займусь этим за пятнадцать процентов.
- Я согласен. Продавайте.
- Тогда, -подводит итог юрист, - мы обо всем договорились и каждый приступает к своим обязанностям .

На похороны пришло много народа. Я с трудом отсидел всю церемонию и когда все уходили с кладбища, у машины меня задержал хорошо одетый мужчина.
- Господин Балашов?
- Да, я.
- Я инспектор полиции, Икар Арсак. Не могли бы вы уделить мне пару минут.
- Садитесь в мою машину, там поговорим.
- Видите ли, у меня здесь у самого есть машина, давайте прогуляемся по кладбищу.
- Хорошо. Что вы от меня хотите?
Мы неторопливо движемся по аллее между могил.
- В бумагах госпожи Кэтрин мы нашли любопытный документ. Это заявление в полицию и касается оно того, что вы изнасиловали некую Лауру служанку госпожи.
- Если у вас есть некоторые подозрения, что я якобы это сделал, так найдите эту служанку и допросите ее. Раз эта бумага не была в полиции, то она явно служила для моего шантажа.
- А вас шантажировали?
- И не раз. Раз вы нашли эту бумагу, то вы должны были найти еще несколько бумаг касающихся меня...
- Вы подразумеваете договора?
- И договора в том числе.
- К стати, один договор имеет любопытное содержание. Вас, госпожа Кэтрин в случае проигрыша соревнования, заставляет женится на ней. Поэтому вы и женились?
- Да, в соответствии с договором.
- А вы не хотели женится?
- Нет, не хотел.
- И госпожа Кэтрин, этот договор слепила, пытаясь вас тоже шантажировать?
- Вы правильно догадались.
- Тогда напрашивается одна важная версия. Не вы ли, пользуясь вашей неприязнью к госпоже Кэтрин и неудачно сложившейся судьбой негра Пи Джо, фактически вложили нож в руки убийцы.
- Эта всего лишь версия. Убийца сам должен все рассказать.
- Пи Джо уже ничего не может рассказать, его нашли мертвым, вчера на пляже Туниса. Кто то перерезал ему горло.
- Мне очень жаль.
- Но нам кажется, что это сделал, кто то из ваших друзей. Осторожный негр, хорошо знающий приемы боя, умеющий дать отпор противнику и вдруг... ему перерезали горло. Такое мог совершить убийца, которого он знал в лицо.
- Что вы от меня хотите? У вас много версий, все бумаги у вас, друзья, о которых вы говорите, у вас на виду, действуйте.
- А вы нам ни в чем не хотите помочь?
- К сожалению, нет.
- Хорошо, господин Балашов, я думаю, на этом мы пока, остановимся, но мне кажется, что мы еще с вами встретимся. А пока, до свидания, господин Балашов.
- До свидания.

Прошло еще два дня и, наконец, все родственники Кэтрин, я и с десяток юристов, очутились в нотариальной конторе, где решалась судьба наследства.
Седой нотариус, взял бумаги и стал говорить.
- Господа, госпожа Кэтрин ушла в мир иной. К сожалению, она не оставила после себя завещания и это послужило некоторым осложнением в юридическом оформлении раздела имущества, принадлежавшего умершей. Все собравшиеся здесь, заинтересованные стороны, попытались разобраться в большом наследстве госпожи Кэтрин и наконец то пришли к единому мнению. Итак, я зачитываю содержание этого решения. Судоходную компанию "Кэтрин и Компани" делят два брата Кэтрин...
Дальше пошел нудный перечень судов, терминалов и заводов, переходящий к новым хозяевам. Потом пошел дележ недвижимости на земле и тут я наконец то услышал свою фамилию...
... - Муж госпожи Кэтрин, господин Балашов, получает в наследство, коттедж на берегу Бизертского озера, отель в Австрии, в Альпах, завод по переработке драгоценных камней в Австралии, в селении Бирбон, в ста километрах от Сиднея, пассажирский лайнер "Голубая мечта" и миллион, двести тысяч долларов в английском национальном банке...
Нормально, для нищего капитана из России. Дальше, нотариус прочел остальной раздел наследства и в конце попросил.
... - Итак, все присутствующие согласны с содержанием документов?
В кабинете тишина. Старый юрист, представляющий братьев Кэтрин, посопев сказал.
- Я думаю, все договаривающиеся стороны уже сто раз обсосали каждую строчку документов и было бы не честно кому-нибудь сейчас возникать против. Конечно, среди нас есть горячие головы, готовые даже в суде биться за более жирные куски пирога, но я хочу их предупредить. Кто будет возражать, вообще ничего не получит. Мы пока, разделили наследство госпожи Кэтрин в Тунисе, в Америке бы такого не произошло... У меня все.
Опять в кабинете тишина. Тогда нотариус поднялся со своего места
- Прошу всех наследников перечисленных в этих документах подписать их.

Уже после конторы, я спросил юриста.
- Почему это так мирно разошлись родственники Кэтрин? Согласились со всем и никто даже не пискнул.
- Виной тому вы? Кэтрин родилась и почти всю жизнь прожила в Америке, имеет гражданство этой страны. А там, суровый закон о наследстве, вы бы получили здоровенный куш, а всем остальным достались бы крохи.
- Так почему мы не обратились к Америке?
- Здесь палка о двух концах. Родственники Кэтрин не бедные люди и смогли бы завести юридическую волынку на несколько лет. Я не представляю, как бы вы там бились в судах, без денег, без гражданства и решил, что лучше поделим мирно все здесь и хоть что то получим.
- Правильно решили.

Живу в коттедже на берегу Бизертского озера. Скучища неимоверная. Как будь то все меня забыли. Куда то исчез Харитонов, получив свое, убрался менеджер, юрист в Тунисе, заканчивает формальности перевода денег национального банка на мое имя. Я убрал больше половины прислуги из дома.
В этот вечер взвыла сирена на озере. Я вышел из коттеджа и направился к берегу. Знакомый силуэт яхты с накрашенным драконом на трубе, подплыл к мосткам. Только я поймал фал и прикрутил его к тумбе, как на мостки спрыгнул адмирал Крафт.
- Здравствуйте, господин капитан.
- Здравствуйте, господин адмирал. Как хорошо, что вы меня навестили, а то я совсем умирал со скуки.
- Я и приплыл, чтобы оторвать вас от нее. Знаете, что, капитан, забирайтесь ко мне на яхту. Мне бы с вами надо переговорить.
- Хорошо.
Я забираюсь на суденышко и адмирал ведет меня в свою каюту.
- А где Ани?
- Я ее оставил на Мальте. Вот, садитесь. Что будете пить? У меня здесь есть все, бренди, виски, водка, вина, соки...
- Давайте водки, соскучился по ней.
- Отлично.
Адмирал открывает бар в стене каюты, выдергивает от туда бутылку водки и бренди. Наливает мне и себе долю алкоголя в небольшие стаканчики.
- Давайте выпьем, - предлагает адмирал, - за то, что все кончилось. Я даже не могу сказать, хорошо ли, плохо ли, но все, что вы пережили, это уже в прошлом. За новую жизнь, капитан.
Мы выпиваем до конца и Крафт подвигает мне брикет с соленой соломкой.
- Закусывайте, капитан. Была бы здесь Ани, взгрела бы она меня за такой прием. Ладно, если узнает, то простит. Так вот капитан. Я ведь был на ваших соревнованиях со специальным заданием. Помните, я вам говорил об этом... в ресторане. Скажу честно, когда мы узнали, что вы уволились из ВМС России, то очень расстроились. Такой интересный офицер, без конца ставивший в тупик все службы ВМС США и НАТО и вот тебе... остался без работы. Объединенный штаб НАТО, решил предложить вам один интересный проект. В связи с большой аварией и гибелью судов и кораблей в морях и океанах, было предложено создать специальную группу быстрого реагирования. Выделить в эту группу, спутники связи, самолеты, вертолеты, суда, места базирования, специалистов подводного плавания и все это передать вам. Все понимают, что только пловец с таким опытом подводного плавания, как вы, может организовать такое подразделение, для спасения людей в затонувших судах.. Вы понимаете о чем я говорю?
- Понимаю. Это как у нас в России, министерство по чрезвычайным ситуациям, только в более узком масштабе.
- Точно. По сигналу СОС, вам будут представляться все полномочия прежде всего для спасения людей, а уже потом материальных ценностей. Почему нужен военный моряк? Да потому что по статистике, от пиратов, особенно в районах Китая, Индонезии, Гвинеи, Вьетнама и других, гибнет или находится в плачевном состоянии больше всего судов, чем от столкновений, пожаров или посадки на мель. Придется, может быть и применять оружие. Так как, капитан, решитесь взяться за это дело.
- А то, что я невысокого звания, это ничего?
- Дело не в звании, а в квалификации. Для начала, дадим вам звание капитана второго ранга, а там... сами повышайтесь, до адмирала.
Господин адмирал, я даже думать не буду. Безделье просто убивает меня. Я согласен.
- Это прекрасно. Давайте выпьем еще, за вашу новую должность. Эй, Ани, девочка, хватит прятаться. Выходи. Извините, капитан, что обманул вас, но Ани с этой свадьбой, очень расстроилась, вообще не хотела с вами встречаться.
В каюте появляется Ани. Я поднялся с места.
- Ани...
- Здравствуйте, Андрей. Правильно я сказала по-русски. Вот мы опять встретились.
- Я скучал по вас.
- Я догадывалась. Ваша неудачная попытка женится, чуть не разбросала нас в разные стороны.
- Ани, - прервал наш разговор адмирал, - давай собирать маленький торжественный стол. Утром мы плывем в Англию, представлять молодого человека объединенному штабу ВМС НАТО.

Яхта прошла Гибралтар. Мы с Ани стоим на мостике.
- Ани, можно вас спросить. А когда у вас свадьба с вашим женихом?
- Ее не будет, Андри. Мой жених, к сожалению, не сдержался и стал жить с другой женщиной. Но он оказался порядочным человеком и вернул мне кольцо.
- Тогда я могу просить твоей руки?
- Ты делаешь мне предложение?
- Да.
- Андре, я согласна стать вашей женой. Но давай немного подождем. Получится нехорошо, у тебя только что погибла жена и ты не дождавшись и месяца, вдруг женишься на мне. Если мы любим друг друга, то три месяца выдержать сможем.
- Ты у меня умница...
Вот так буднично и просто. Я протянул к ней руки и только она вложила в мои ладони свои пальчики, притянул ее к себе. Потом мы поцеловались.
Вокруг яхты, одобрительно плескалась вода.
 

Санкт-Перебург 2006 - 2007 гг.

© Copyright Evgeny Kukarkin 1994 -
Постоянная ссылка на этот документ:

[Главная] [Творчество] [Наши гости] [Издателям] [От автора] [Архив] [Ссылки] [Дизайн]

Тексты, рисунки, статьи и другие материалы с этих страниц не могут быть использованы без согласия авторов сайта. Ознакомьтесь с правилами растространения.

Евгений Кукаркин © 1994 - .
Официальный сайт:  http:/www.kukarkin.ru/
Дизайн: Кирилл Кукаркин © 1994 - .
Последнее обновление:
Официальные странички писателя доступны с 1996 г.