Copyright © Evgeny Kukarkin 1994 -
E-mail: jek_k@hotmail.com
URL: http://www.kukarkin.ru/
Постоянная ссылка на этот документ:


Написано в 2006 г.

СОВЕТНИК

В министерстве обороны меня принимал генерал Тейя. Еще в Москве я читал на него досье и весьма удивлялся пронырливости этого вояки. Нигде не воевал, но имел кучу орденов и медалей, был самой представительной фигурой в стране. Султан часто посылал его за границу на всякие там торжества, учения и просто так, решать свои деликатные вопросы.
Худой, с чуть коричневатой кожей мужчина, с золотыми погонами и поясом, с желтыми лампасами, в белой военной форме, с массой разноцветных орденов на груди, радушно встретил меня, причем на чистом английском языке.
- Полковник Петрофф, очень рад вас видеть.
Пожалуй я самый молодой полковник в нашей армии. Часть внеочередных званий я получил за войну в Афганистане, а когда меня спешно отправляли советником в Бутан, то по быстрому присвоили звание полковника, не дав даже года прослужить в звании подполковника. Как объяснили мне в генеральном штабе, не гоже представлять в этой богатой африканской стране, низших по званию офицеров.
- Я тоже вас рад видеть, господин генерал, - ответил я ему, тоже на английском языке.
- Как долетели?
- Все в порядке. Немного жарковато было в самолете, но... все же добрался.
- Я еще плохо вас знаю господин полковник, но хотелось бы выяснить одно обстоятельство. Мы просили у вашего генерального штаба прислать боевого офицера со знанием нашего языка. Судя по орденам, вы действительно имеете боевые заслуги, а вот с языком...
- У меня все прекрасно с языком, - ответил я ему уже по-арабски.
- О... Вы даже неплохо говорите на нашем языке.
- Спасибо, господин генерал.
- Ну что же, господин полковник, наш командующий, султан Абу - Али Шахирмахш, срочно укрепляет армию, в связи с напряженным положением в государстве. Он попросил у крупнейших мировых стран прислать к нам военных советников и я рад, что ваша страна откликнулась на предложение нашего повелителя.
- Я постараюсь честно служить вашему повелителю и правительству.
- Очень хорошо. Я еще не могу точно сказать, где вы будете служить. Генеральный штаб рассмотрит вашу кандидатуру и сообщит вам в какую из действующих частей вы будете распределены. Но если это связано с назначением на более высокую должность, то это только прерогатива нашего повелителя, тогда он может решить вашу судьбу. Поэтому, пока идет рассмотрение вашей кандидатуры предлагаю, отдохнуть, ознакомится со страной, ее формой жизни и как только решится вопрос с вашим назначением, то мы сразу же вам сообщим.
- Простите, господин генерал, а не может ли этот процесс затянутся надолго?
- Не беспокойтесь, господин полковник, без должности не останетесь. А в отношении времени... потерпите. Вас поставят на учет с сегодняшнего числа, так что деньги уже начисляются на ваш счет...
Генерал Тейя поднялся со своего кресла, представ передо мной в блеске своих орденов и золотой отделки мундира. Я понял, что аудиенция закончена, тоже поднялся со своего места.
- Очень рад с вами познакомится, господин полковник, - продолжил генерал. - Кстати, где вы сейчас остановились?
- В отеле "Белый лотос".
- О... хороший отель. Когда вы мне понадобитесь, я пришлю за вами туда.
- До свидания, господин генерал.
- До свидания, господин полковник.
Я одел фуражку и отдал ему честь.

В отеле прохладно и не очень людно. Ловкий, обслуживающий персонал буквально рассыпался перед каждым клиентом.
- Господину офицеру, что-нибудь надо, - на неплохом английском спросил молодой парень в желтой форме.
- Где здесь можно поесть?
- Если господин хочет, то ему все принесут в номер. Если нет, то при отеле есть неплохой ресторан и даже кафе. К сожалению крепкие напитки в нашей стране запрещены и их здесь нет, но есть бары для иностранцев, где делаются исключения, и вы можете отправится туда.
- И где этот бар?
- Он по нашей улице направо, метров двести, называется почти так же, как и наш отель, только просто "Лотос".
- Хорошо, я сейчас пойду туда.
Парень вежливо откланивается.

Мне нужно переодеться, снять эту горячую форму и одеть что-нибудь полегче. В номере, судя по приметам, никто не шарил в моих вещах. Это меня порадовало, так как я везу посылку для неизвестного мне человека и не хотелось бы, чтобы ее вскрывали. Посылку навязали в последние часы перед вылетом из Москвы. Мой начальник, генерал С. привез ее в аэропорт и почти в приказном тоне предложил взять с собой. Сказал, что тот, кому она предназначена, найдет меня...
Неторопливо, стягиваю форму и одеваю белую рубашку и брюки. Кажется готов, пойду посмотрю, что за чудо страна, в которую приехал.

Служитель не обманул, бар "Лотос" действительно находится недалеко от отеля. У входа стоят два араба в цивильной одежде и, судя по всему, не пускают в заведение своих соплеменников. Я прохожу мимо них и сразу попадаю в европейский бедлам. Где-то в полутемном зале грохочет музыка, вспыхивают разноцветные прожектора цветомузыки и почти обнаженные молодые люди, очумело трясутся в такт барабанов. У стойки бара полно народа, с трудом нахожу свободное место и прошу по-английски у бармена пиво. Холодная бутылка тут же оказалась передо мной. Вскрываю ее и после первого же глотка, слышу голос соседа на хорошем английском языке.
- Вы, случайно не датчанин?
Лысоватый, здоровый мужчина с широким лицом, улыбался мне.
- Нет, я русский.
- А..., а я немец, Курт Маер.
- Александр Петров.
- Очень хорошо, Александр. Давно здесь? Я вас чего то здесь раньше не видел.
- Прилетел только сегодня.
- Ясно. Случайно не военный. Здесь сейчас собираются только одни военные.
- Военный, а вы тоже?
- Да, я летчик.
- А я пехота.
- Давай выпьем, Александр, за наше знакомство.
Мы стукнулись бутылочками пива и немного его отпили.
- Курт, а вы давно здесь?
- Уже два месяца
- Ну и как?
- Если вы хотите спросить, какую нишу здесь занял, то скажу, что занял. Меня назначили консультантом при младшем брате султана. Он отвечает за военно-воздушные силы страны.
- Я не про это? Какая здесь обстановка?
- Сложная. Я сам еще плохо в ней разобрался, но... вон посмотрите, за столиком у окна сидит человек и пьет, кажется, водку.
Действительно, за столиком сидел в одиночестве худощавый, моложавый мужчина, перед ним стояла до половины пустая бутылка водки и блюдце с какой-то коричневатой рыбой.
- Вижу.
- Пойдемте к нему. Сейчас вы будете в шоке.
- Это почему же?
- Пойдемте, пойдемте, возьмите еще по бутылочке пива и пошли.
Я заказал две бутылочки пива и мы пошли с Куртом к незнакомцу.
- Разрешите к вам присоединится? - вежливо попросил у незнакомца Курт.
Оглянув нас холодным взглядом, тот на корявом английском языке произнес.
- Садитесь...
- Господин Гонек, я хочу познакомить вас с русским офицером, прибывшим на службу к султану, - представляет меня Майер.
Теперь незнакомец пристально смотрит на меня и протягивает ладонь.
- Полковник Гонек.
- Полковник Петров.
Я пожимаю крепкую жилистую руку.
- Я рад с вами познакомится, господин полковник.
- Полковник Гонек, - поясняет мне Майер, - служит как раз не у султана, а у... повстанцев.
Я действительно растерялся.
- Как же так? И вы здесь, свободно ходите?
Гонек скривил губы в улыбке.
- Вы видно еще здесь новичок, полковник.
- Я только сегодня сюда прилетел.
- Это и заметно. Я действительно служу у родственника султана Хаджи Бабу Шахирмахша, который как раз и является противником вашего правителя. У него тоже своя армия, такие же наемники, как и вы. Только находится он в западных районах страны. А здесь я, для того, чтобы послать почту домой и выпить стаканчик хорошей, нормальной водки, так как ее, проклятую, найти можно пока только здесь.
- Что же, так свободно пришли и так же свободно уйдете?
- Конечно. Линии фронта здесь нет. Сел в джип приехал сюда, также свободно уеду.
- Пытались задержать?
- За что? Мы, полковник, еще не начали войну, только готовимся к ней.
- А кому это надо?
- Смелый вопрос. Но я также прямо и отвечу, война нужна не местным султанам и их родственникам, война нужна сильным мира сего. Им сейчас нужен поверженный султанат, разграбленный, сожженный и сломленный. У мировых поставщиков нефти это богатое государство, как кость в горле. Сами посудите, из-за независимой политики султана, а это выражается в свободной цене, по которой он торгует нефтью, или сколько он сырья бросать на рынок, или попытки объединить арабские страны, да и из-за многих других хитросплетений политики, убытки терпят все европейские и американские компании. Вот и нужен сговорчивый монарх, который устраивал бы всех. Его нашли, я как раз обслуживаю его.
- Значит, война будет?
- Конечно, я в этом не сомневаюсь. Спросите полковника Майера, этот хитрюга все знает, даже когда она начнется, только притворяется, что работает консультантом и всего то. Правда, Курт?
Немец расплылся в улыбке.
- Полковник, я пока не знаю, когда она будет, но заверяю вас, когда начнется война, перед самыми военными действиями, постараюсь предупредить вас о ее начале, чтобы вы действительно не были арестованными здесь.
- Вот видите, полковник Петроф, - как то дружелюбно склоняется Гонек ко мне, - какие здесь странные события. Но я уверен, если война начнется, мы с вами еще встретимся и не один раз.
- Конечно, - хмыкает Майер, - у вас будет один фронт. Мне даже интересно посмотреть, как бывшие европейские братья будут лупить друг друга.
- Вы, пошляк, Майер. Я ценю в противнике прежде всего офицерскую косточку и дух благородства. Это как в фехтовании, пока вы в маске, то бьетесь до первого укола, а потом в баре за кружкой пива можете быть прекрасными друзьями.
- Дай бог, Гонек, чтобы у вас так было.
Мой будущий противник выпил пол стакана водки, пальцами подцепил кусок рыбы и проглотил его, потом закрыл пробкой все еще не допитую бутылку и стал подниматься.
- К сожалению, это моя норма, а я за рулем, так что не обессудьте, господа, пора ехать. До свидания, полковник Петроф, до свидания, Майер.
Он крепко пожимает нам руки, запихивает бутылку в карман и пошатываясь уходит из бара.
- Видел какие здесь дела, - говорит Курт.
- Вернее, услышал.
- Вот именно. Давай и мы сменим эту дрянь, - он кивает на бутылочки с пивом, - на более серьезные вещи. Сейчас я закажу хорошие английские виски с содовой.
Майер поднимается из-за столика и уходит к бару. Вскоре он возвращается с двумя фужерами.
- Во, давай выпьем за нашу встречу.

Проснулся я в своем номере. Оказывается, так и не раздеваясь, я завалился на диван. Пришлось приводить себя в порядок, вымыться в ванне, побриться, переодеться и... отправиться поискать место, где можно было бы поесть. При отеле есть, что то на подобии толи кафе, толи ресторана, где расторопные официантки ловко обслуживали клиентов. Я занял столик и тут же рядом оказалось хитрющее лицо девушки с наглухо завязанным платком на голове.
- Что хочет , господин заказать? - на плохом английском сказала она.
- Жаренной картошки, жаренной рыбы с салатом и крепкий кофе.
- У господина хороший вкус... Какой рыбы...?
- Неси любой, но свежей и мягкой.
- Я поняла, господин.
Она убралась и тут словно по волшебству перед столиком оказался пожилой красивый араб с аккуратной черной бородой.
- Разрешите к вам подсесть, господин полковник, - на арабском говорит он мне.
Не спрашивая моего согласия, он плюхается на стул напротив меня.
- Судя по тому, как вы ко мне обратились, вы знаете кто я.
- Да, знаю. Вы полковник Петрофф, прибывший в нашу страну, служить султану.
- Однако, я не знаю вас.
- Теперь узнаете, я руковожу одним из отделов службы безопасности султаната, мое звание генерал, а зовут Аль Мансур Ильдар, или просто генерал Ильдар.
- Рад познакомится, господин генерал.
- Как у вас первые впечатления о нашей стране, полковник?
- Нормальные, господин генерал.
- Кажется, за столь короткий период пребывания у нас, у вас появились новые друзья?
- Это вполне естественно, господин генерал, всегда трудно быть одиноким в незнакомой стране.
Индар кивает головой.
- Однако, по нашим наблюдениям, вы познакомились с личностями весьма недружелюбными к нашему правителю.
- Вы кого имеете в виду?
- Полковника Гонека.
- Вполне нормальный мужик, неплохо мыслит, разбирается в политической обстановке в вашей стране... и я не замечал недружелюбных высказываний от него в отношении к султану.
- Вы все правильно заметили.
В этот момент перед нами с подносом появилась официантка, увидев моего соседа, она вздрогнула и чуть не уронила поднос.
- Ваше....
- Замолчи, - резко сказал ей генерал, - обслужи клиента.
Передо мной появилась тарелка с жареной рыбой, тарелка с жалким помидорным салатом и немного желтой картошки. Кружка черного кофе осторожно опустилась по центру стала.
- Господину еще что то нужно?
- Пошла от сюда, - сказал Ильдар.
Девушка тут же испарилась.
- Так на чем мы остановились? - уставился на меня генерал.
- Мы остановились на том, что мое замечание о полковнике Гонеке, вы отметили, как правильное.
- Верно. У меня даже в связи с этим появилось к вам предложение. Да вы ешьте, ешьте, - заметив, что я не притронулся к еде, кивнул он мне головой.
Я принялся разделываться с рыбой, генерал тем временем пристально следил, как я это делаю, потом вдруг сказал.
- Хорошо если бы вы продолжили свою дружбу с Гонеком.
- Зачем?
- Он нам нужен...
- И вы это хотите сделать через меня?
- Хотим.
- Тогда кто такой Курт Майер и какое он имеет отношение ко всему этому?
- Майер... жулик. Еще в Германии, когда младший брат султана учился там, он сумел его обкрутить и теперь здесь сидит в должности, которой нет ни по одному штатному расписанию.
- Так может с жулика и спросить легче...
- Я понимаю к чему вы клоните, но... хочу сказать, Майеру такие дела доверять нельзя.
- Вот как, значит подвернулся я... Вы же меня не знаете. Как вы можете доверять мне?
- Вы не подвернулись, вы просто вписались в расклад политических интриг. А по поводу доверия..., мне и моим сотрудникам пришлось не спать всю ночь, чтобы полностью собрать о вас информацию. Мне нравится, что вы воевали, что хороший семьянин, что знаете несколько языков и самое важное, умеете держать язык за зубами. Вроде так, по-русски выражаются
- Вы все чего то не договариваете...
- А зачем вам все знать. Я вам предлагаю весьма приемлемое предложение. Мало того, обещаю хорошую протекцию, чтобы вы заняли приемлемую должность и были более ближе к султану, чем остальные иностранцы.
- Предположим я соглашусь, но как я смогу встречаться с Гонеком, если он служит на другой стороне?
- Это все просто. Война, если она будет здесь, будет не такой, как в Европе или других странах. Здесь не будет окопов, линий фронта, зато небольшие потасовки будут всегда... Так вот, в перерывах между драками, у вас появится возможность встретится с полковником и обменятся мнениями. Я позабочусь, чтобы у вас было время для связи с ним.
Вообще то это забавно, - подумал я, - такого еще в мировой практике не было. Я воюю с противником, а в перерывах обмениваюсь с ним впечатлениями, об этой глупой бойне.
- Кажется, вы меня уговорили, господин генерал.
- Ну, вот и хорошо. Вы ешьте, а то все остынет. Я вам больше мешать не буду. Хочу, напоследок, вам сказать приятную новость. С нашей помощью, султан уже обратил внимание на ваше появление в его стране и хочет завтра видеть вас на приеме во дворце. К вам пришлют приглашение. До свидания, господин полковник.
Ильдар ушел. Я позавтракал, допил кофе и ко мне тут же подлетела официантка.
- Что еще нужно господину?
- С кем я беседовал?
- С его величеством, братом султана, с самим Аль Мансур Ильдар Шахирмахшом.
- Он министр внутренних дел?
- Нет, он руководит безопасностью страны.
- Сколько я должен?
- Нисколько, его величество оплатил ваш заказ.

Впереди целый день и надо как то убить время. Я решил пройтись по столице султаната и посмотреть на ее. Жара сразу же вцепилась в меня и первые струйки пота предательски вымочили рубаху под мышками и на спине. Чтобы меньше испытывать влияние солнечных лучей, я старался идти в тени улиц. Несмотря на жару, на улицах много народа, а автомобилей, мотоциклов и велосипедов столько, что забиты все проезжие части. Город мне понравился, чистый, светлый, с многочисленным количеством садов, садиков, парков, аллей, с неожиданными одиночными экземплярами деревьев, кустарников или цветов и, конечно, разнообразной национальной архитектурой.
На пересечении двух улиц, где много магазинчиков, мешая ряды автомобилей, с ревом несется огромный грузовик, не соблюдая никаких правил движения. За ним увязались две полицейские машины, сиренами предупреждая улицы о возможной, непоправимой беде. У перекрестка, не успевшая увернуться от грузовика, красная спортивная машина, как пушинка взметается в воздух, прокатилась по крыше лимузина из соседнего ряда машин и с тупым грохотом врезалась в ствол дерева у обочины дороги. Грузовик, по видимому, больших повреждений не заимел и с успехом продолжал удирать от полиции. На спортивную машину, было жалко смотреть, правая сторона от носа до дверцы была начисто смята. Ее задняя часть, задрав крышку багажника, прочно вмялась в дерево. От туда начал струится дымок и вскоре из багажника появились язычки пламени.
Я первый подбежал к машине и с левой стороны попытался открыть дверь. Увы, ее заклинило и пришлось, ударом локтя разбить стекло. Прижатая к креслу подушкой безопасности, бледная черноволосая девушка не подавала признаков жизни. На месте шофера, несмотря на среагировавшие, но лопнувшие подушки безопасности, раздавленное тело мужчины, замотанное в лохмотья резины, на которое было ужасно смотреть. Когда выдернул стопор дверцы, неожиданно она распахнулась и я понял, что дело дрянь. Несмотря на подушку безопасности, нижняя часть моторного отделения все же вдавилась в пассажирский салон и прижала ноги девушки к креслу. За моей спиной собралась толпа любопытных, я повернулся к ним.
- Эй, у кого есть нож, срочно дайте острый предмет.
Какой-то молодой араб протянул мне кинжал, я им ткнул в резину воздушного мешка. С шумом вырвался воздух и подушка начала быстро терять свои упругие формы. Голова девушки вместе с ней опустилась к переднему проему, бывшего лобового стекла. Я отбросил кинжал его хозяину. Стопор перемещения кресла, к сожалению, стоит с правой стороны и мне до него через зажатые ноги не пробраться. Сзади загалдела толпа, я оглянулся, багажник заполыхал огромным пламенем, люди в страхе стали отбегать от машины. Мне некогда раздумывать. Я почти лезу девушке на спину и протягиваю мимо ее бедер руку к нижней части кресла. Вот этот, проклятый рычаг, он совсем не двигается, а спина уже чувствует подъем температуры. Дикими усилиями рву рычаг и... кресло чуть сдвинулось назад. Я сполз со спины девушки, схватил ее под мышки и стал выволакивать из машины. Слышу треск рвущейся материи, но ноги девушки уже освободилось из тисков и, схватив ее в охапку, несусь в сторону...
Сзади слышен хлопок, мы падаем на землю и волна горячего воздуха проносится над спиной. Я лежу на ней и когда поднимаю голову с удивлением вижу, что огромные глаза, на испачканном кровью лице, открыты.
- Как себя чувствуете?
- Нога...
- Сейчас, потерпите немного.
Я поднимаюсь и только тут замечаю, что платья на ней почти нет. Жалкие лохмотья нижнего белья чуть прикрывают живот и спину. Попка и красивые ноги оголены полностью и красны от крови. Пришлось, подобрать девушку, прижать к себе и бежать к первому попавшемуся магазину. Двери открылись и звон колокольчика задребезжал над головой. Здесь продают обувь. Я сметаю туфельки и босоножки с прилавка и кладу на него девушку. Рядом со мной очутился старик араб и полная женщина в яркой одежде.
- Что вы делаете? - возмутился старик.
- У вас йод, бинты есть?
- У нас ничего нет, мы не больница.
- Телефон есть, вызовите врача.
Ворча, старик отходит. Женщина, вытянув голову вдруг говорит.
- Аптечка у нас есть, только вот воды мало. Здесь от крови ничего не видно...
- Купите где-нибудь в бутылках, я заплачу.
- Хорошо.
Она отходит, а я пытаюсь рассмотреть раны на ногах. На левой, большой порез, почти по всей икре ноги, на правой - лодыжка распухла и стопа чуть смотрит в сторону.
- Ты извини, - поднимаю голову и говорю девушке, - но я тебе должен дать по морде...
- Что?
Ее большие глаза, кажется еще больше расширились.
- Говорю, по морде...
И тут я ей закатил затрещину, голова мотнулась в сторону, а я тем временем схватил нижнюю часть ноги и резко дернул в сторону. Стопа развернулась и встала на место. Это мы проходили еще в Афганистане, когда исправляли многочисленные вывихи, полученными военными в неласковой для нас стране. Здесь нужен эффект неожиданности, чтобы меньше человек чувствовал боли, ему сначала причиняли другую боль. Девушка тем временем ойкнула и чуть не потеряла сознание, но когда она все же пришла в себя, то шепотом спросила.
- За что?
- Все в порядке, у тебя был вывих, теперь все в норме. Я тебе исправил ногу, три дня поболит, потом будешь... бегать.
- За что? - опять не поняла она.
- Это такой метод лечения, я тебе вправил ногу.
Ее руки зашевелились, поползли по телу.
- Где мое платье? О... Я же... голая...
- Ничего страшного, я тебя сейчас прикрою.
Подхожу к следующему прилавку и тоже, смахнув с него обувь, выдергиваю скатерть. Эту тряпку набрасываю ей на нижнюю часть тела, оставив наружу только ноги.
- Ты видел меня голую? - изумленно смотрит на меня девушка.
- Видел. Что тут такого? Тебя же надо было выручать из беды...
- Ты видел меня голую, - уже как эхо говорит она.
Опять появился противный старик.
- Не могу вызвать скорую помощь. Телефон занят. Что ты наделал? - глядя на второй прилавок уже почти вопит он.
- Успокойся, не видишь человеку плохо.
- Она женщина. После нее товар не продать.
- Заткнись, иначе я тебе разнесу твой магазин в щепки.
Это аргумент, сразу успокаивает старика. Он отходит от меня к двери и пристально изучает скопившуюся напротив магазина толпу, окружившую место аварии. Тихо передо мной появилась полная женщина В руках она держит большие бутылки с водой.
- Вот, купила. С вас двадцать центов, господин.
- Я отдам. Тряпка есть?
- Есть, сейчас принесу... и аптечку принесу...
Я прямо из бутылки поливаю ноги девушки и протираю их тряпкой. Порез большой, но это терпимо. В аптечке есть йод и бинты. Осторожно обрабатываю раны йодом, потом туго перевязываю ногу бинтами. Чтобы мухи не садились на кожу, прикрываю ноги остатками скатерти. Теперь можно заняться и ее головой. Смываю с лица грязь и кровь и теперь замечаю, какое красивое лицо появилось передо мной. Ран на нем нет, просто подушка безопасности придавила ей носик, вызвав обильное кровотечение. Правда одна щека чуть припухла от пощечины, но это... ерунда. Большие глаза по прежнему изучают меня.
- Ты меня трогал... голую.
- Конечно, я бы тебя тогда не спас.
- А где Рахим?
- Это кто?
- Он сидел рядом, за рулем.
- Не видел, - мне не хотелось говорить ей правду. - Носом не дыши.
Я заткнул ей ватой носик.
- У меня ноги не будут... изуродованы. Я не буду хромой?
- С твоими ногами все в порядке. Будешь танцевать.
- А ты кто?
- Иностранец. Есть такая страна Россия, я приехал из нее сюда, только вчера.
- Вы врач?
- Нет. Я военный.
В это время старик отскакивает от двери. В магазин входят двое арабов в ослепительно белых одеждах и полицейский. Не обращая на меня внимание, они почтительно подходят к девушке.
- Уважаемая Назур, как мы рады, что с вами все в порядке. Мы отстали от вас и не могли во время прибыть сюда, не возможно было пробиться через поток машин. Как вы себя чувствуете? - спрашивает один из прибывших арабов.
- Пока болят только ноги.
- Я позвонил вашему брату, сейчас он выезжает сюда и везет своего лекаря.
Я понял, что теперь девушкой займутся всерьез, поэтому дотронувшись до локтя полной женщины, протягиваю ей зелененькую бумажку доллара.
- Вот, возьмите, - шепотом говорю ей на ухо. - Нельзя ли выйти из вашего магазина другим путем?
Она берет деньги и кивает головой, потом трогается в глубь магазина, поманив меня пальцем. Мы выходим в какие то дворики, а от туда на узенькую улочку.
- Идите туда, - показывает мне женщина рукой.

Вечером, от нечего делать, отправился опять в "Лотос". Курт Майер уже напился пива и с десяток пустых бутылочек столпились у него на столе.
- А... Александр. Я думал ты не придешь. Ведь завтра большой прием во дворце, а как я узнал, через свои каналы, ты приглашен туда... Повезло же тебе, я долго рвался на встречу с султаном и только через месяц, после моего прибытия в это пекло, пригласили, а тебя сразу.... Тебе надо бы подготовиться...
- Чего готовиться то.
- Быть в форме, не пить сегодня всякой дряни и... вообще выспаться. От того, как ты завтра будешь выглядеть, может решиться твоя судьба.
- Спасибо за внимание, Курт, но ко мне посыльный с приглашением еще не приходил.
- Не сомневайся, придет.
- А чего ты напился?
- Я... А со мной уже все решили и я же на прием не приглашен.
- Это почему же? Ты же как-никак занимаешь высокую должность, консультанта...
- Александр, все просто. Монарх меня уже лицезрел, назначил на должность, теперь я в соответствии с его милость, должен служить, а не шляться по дворцам. Султан и тебя примет один раз, потом... может быть попадется редкий случай, когда встретитесь с ним еще.
- Все ясно, придется мне плотно поесть и действительно не притрагиваться к спиртному.
- Это дело, а я закажу себе еще одну бутылочку...

Курт не ошибся, поздно вечером в мой номер в отеле, пришел посыльный, который принес приглашение на торжественный прием в честь независимости страны..

Во дворце предпочтителен вид военной формы. Десятки офицеров из разных стран, в парадном одеянии, стоят кучками в светлом зале с позолоченной отделкой. Я еще никого не знаю, но это не мешает мне присоединится к одной из групп, форма одежды которых, мне до боли знакома.
- Здравствуйте, господа, - говорю им на русском языке.
- Ну вот, я говорил, что русского обязательно пригласят, - смеется высокий, светловолосый военный. - Разрешите представиться, полковник Питерс, военный атташе Латвийской республики, а это полковник Алимжанов, военный советник при президенте Узбекистана, а это, - он многозначительно посмотрел на коротенького угрюмого человечка в генеральской форме, - господин генерал Симак, представитель Украины.
- Полковник Петров, представитель России.
- Это что то новенькое, неужто русские решили усилить здесь свое представительство?
- Ни в коем случае, они решили усилить армию султана.
Теперь все с интересом уставились на меня. На лице генерала, даже исчезли черты угрюмости и появились проблески любопытства.
- Я слышал, - просипел он, - что султан набирает добровольцев в свою армию. Неужели, он даже приглашает их на такие приемы... В генштабе могли бы просто распределить их по частям.
- Вот это я не знаю? Я только прилетел в эту страну позавчера, а вчера мне прислали приглашение в котором говорится, что монарх, хочет видеть меня.
Все с вниманием слушаю меня.
- Вы что, с султаном раньше встречались? - осторожно спросил Петерс. - Знакомы с ним?
- Нет.
- Может... знакомы с родственниками?
- Да нет же, господа. Говорю честно, я ни с кем не знаком.
- Я думаю, - вдруг заговорил Алимжанов, - наверно военный министр России договорился с султаном...
- Навряд ли, - замотал головой Симак, - я сам читал обращение султана к руководителям государств, где он ставил первым условием, что присланные военные будут распределятся в вооруженные силы страны только через национальную комиссию при ген штабе. Это значит, никаких протеже.
- Вон, уже забегали, - Петерс кивнул в сторону пустующего трона. - Сейчас начнется построение.
В зал вошло двое гражданских. Один из них, был с большой папкой в руках, другой, поднял руку и зычно обратился сначала на арабском, потом на английском языках, с просьбой, приготовиться к построению. Первыми, стали выстраивать послов разных государств и именитых гостей, далее, генералов и крупных чиновников самого султаната. Зато в конце, пошла мелкая шушера, в виде атташе, представителей разных стран и просто приглашенных... Мы вытянулись в длинную линию, щеголяя парадными мундирами и орденами. Я оказался рядом с Алимжановым, генерала Симака и Петерса распределяющие увели вперед. Вдруг запели трубы, ударили барабаны и с зал, в сопровождении большой свиты, вошел султан. Правитель ничем не выделялся среди своих сопровождающих лиц. Он выглядел, как все генералы этой страны, скучное лицо с глубоко посаженными темными глазами, в белой, вышитом золотом генеральской форме, с буйным количеством орденов. В его свите я заметил своих новых знакомых, генерала Тейя и генерала Ильдара. Султан и свита двинулись вдоль построения, все время задерживаясь перед каждым человеком. Это была очень длинная процедура и мы с Алимжановым успели за это время обменятся мнениями о стране.
- Вы давно здесь? - спрашиваю его.
- Давно, почти год.
- Ну и как обстановка?
- Ничего хорошего. Сейчас в стране какой то психоз. Все готовы воевать, но кто с кем и как, пока трудно разобраться.
- Неужели не известен противник...?
- Основной, пока известен, но внутри страны идет сплошная драка между родственниками султана. Советники правителя меняются чуть ли не каждый день. Вчера, например, попал в катастрофу и погиб, старший сын третьего брата султана Рахим Шах. Говорят, ему подстроили аварию в городе.
Странно, я был свидетелем аварии и вроде не заметил, чтобы грузовик умышленно врезался в красную машину.
- У брата султана было много врагов?
- Как и у всех правителей, но все считают, что это люди Хаджи Бабу Шахирмахша.
- А на самом деле?
- Это я не могу вам сейчас сказать, но думаю, что поживете здесь еще немного и... во всем разберетесь.
Правитель со свитой приблизились к нам. Лицо у султана совсем сонное и видно, что он с трудом переваривает нудную рутину знакомств и рукопожатий.
- Полковник Петрофф, - раздается знакомый голос генерала Ильдара.
Вялая рука султана дотрагивается до моей ладони.
- Мой повелитель, - продолжает Ильдар, - вы обещали полковнику должность...
- Да... да... Конечно...
- Кроме того, - генерал склоняется к уху и что то шепчет султану на ухо.
Вдруг лицо правителя оживает.
- Так это вы вчера спасли мою дочь?
- Простите, ваше величество, а разве... она была вашей дочерью?
И вдруг улыбка расползлась по лицу султана.
- Господин полковник, я могу и обидеться... Но..., меня растрогала ваша наивность. К тому же, я должен вас как то отблагодарить за проявленное мужество. Сегодня, в честь праздника, моя жена устраивает праздничный ужин и, естественно, хотела бы с вами познакомится.
- Благодарю вас, ваше величество.
- А по поводу должности, я хочу вас видеть советником при генерале Маджибаде. У меня уже с ним была беседа по этому поводу и он очень рад будет с вами поработать.
- Спасибо, ваше величество.
Правитель милостиво кивает головой и идет дальше продолжать представление.
- Однако, вы далеко пойдете, полковник, - хмыкает стоящий рядом Алимжанов. - Вон уже, приглашены на ужин...
- Кто такой генерал Маджибад?
- Вы случайно не с луны свалились, полковник. Генерал Маджибат ключевая фигура в иерархии генералитета страны. Он является командующим вооруженными силами центрального района страны.

Вечером, я опять во дворце. В весьма большом зале, отделанном золотым орнаментом по белому фону стен и потолков, самая старшая жена султана принимает приглашенных. Она сидит на небольшом троне, рядом монументом вытянулся сам монарх. Его остальные жены, дети и родственники почтительно стоят или сидят сзади трона, равнодушно разглядывая прибывающих гостей. Рядом с султаншей, с раскрытой папкой, стоит генерал Тейя и представляет ее величеству каждого приглашенного человека. Здесь опять очередь, впереди знатные господа, позади - безродные. Я, естественно, отношусь к ним. Своих новых друзей по предыдущему приему я не вижу, зато меня удивляет здесь наличие симпатичных женщин, в традиционных платка на голове, пестрых мундиров министров и военных страны. Через минут тридцать подходит и моя очередь. Я как галантный кавалер, почтительно прикладываюсь к ручке султанши и слышу над головой бубнящий голос генерала Тейя.
- Господин полковник Петрофф, назначенный его величеством военным советником при генерале Маджибаде. Приглашен его величеством, по просьбе вашего величества.
Я выпрямляюсь и тут, в нарушении этикета, султанша перехватывает мою руку.
- Как вас звать, полковник?
- Александр, ваше величество.
- Александр... Я хочу поблагодарить вас, за спасение моей дочери Назур.
- Ваше величество, я был там случайно и уверен, что это мог бы сделать любой настоящий мужчина.
- Дорогая, - слышу голос с другой стороны трона. В наш разговор вмешался султан, - полковник даже не знал, что спасал нашу дочь.
- Теперь я рада познакомится с настоящим мужчиной. Не могли бы вы чуть наклонится ко мне.
Я с удивлением склоняюсь к ее голове и слышу почти шепотом вопрос.
- Это правда, что вы видели ее голой?
- Да, ваше величество. Когда выдергивал ее из горящей машины, то, к сожалению, порвал платье.
- И трогали ее тело руками?
- Да, ваше величество. Я пытался оказать ей первую медицинскую помощь.
- Вы женаты?
- Да, ваше величество. У меня есть жена и дочка.
- А вы знаете, что по нашим законам, девушка не должна показывать себя раздетой мужчине до замужества.
- Нет, ваше величество, не знал. Здесь особый случай, ваша дочь могла бы погибнуть и было не до соблюдения закона. Наверняка, должны быть какие то исключения не карающие мужчин за такие действия.
- Да, есть. Это выдать, опозоренную девушку замуж за того, кто посмел ее видеть и трогать раздетой.
- Но у меня жена...
- У нашего повелителя четыре жены, большинство из приглашенных гостей тоже имеет по несколько жен. Я не вижу препятствий к этому.
- Они есть, ваше величество, я иностранец, у нас разная вера и в наших странах разные законы..
- Мы подумаем над этим.
Она милостиво улыбнулась. Я понял, что должен уступить место следующему. Выпрямился, кивнул головой и подошел к султану, с ним проще, он пожал руку и дружески подмигнул. Вот это попался.

В другом зале несколько длинных столов. Для монарха и его семьи, шикарный стол в начале зала, а дальше по назначению: стол для родственников, стол для высших сановников, для гостей рангом пониже и совсем для простолюдинов. Напротив каждого кресла табличка, с указанием, кто должен сюда сесть. Я обошел стол для простолюдинов и себя там не нашел. Пришлось обратится к церемонмейстеру, высокому тощему арабу в нелепой рубашке до пят.
- Вы, господин полковник Петроф?
- Да.
- Ваше место за столом номер два.
- Простите, но там... по-моему, сидят родственники его величества.
- Ничего не знаю. Мне приказано поместить вас там. Пойдемте я вас провожу на ваше место.
Он повел меня среди столов и вскоре подвел к креслу, напротив которого действительно на табличке была выведена моя фамилия. Сажусь в кресло и оглядываюсь. Почти все гости стола с любопытством смотрели на меня. Рядом со мной, с левой стороны сидела она... Назур, в этом дурацком пресловутом платке, бледная, как смерть, зато с невероятно яркой губной помадой.
- Здравствуйте, госпожа Назур, - кивнул я ей головой, но она не шелохнулась.
Так как все, по прежнему, смотрели на меня, я с ними вежливо поздоровался тоже. С правой стороны сидела тоже весьма симпатичная девушка с озорными глазами. Она склонила ко мне голову.
- Не смущайтесь. Как вас звать?
- Александр.
- Не смущайтесь, Александр, появление нового человека всегда вызывает любопытство у моей родни.
- Я постараюсь вести себя нормально.
- Постарайтесь. От вас сейчас требуется больше внимания к моей сестре Назур. Бедная девочка перенесла такой шок. Кстати, зовите меня Суринав.
- Я постараюсь запомнить.
Официанты стали разносить еду и Суринав, отвернувшись от меня, стала рассматривать, что ей принесли в тарелке.
- Госпожа Назур, - вежливо обратился я к ней, - как вы себя чувствуете?
- Нормально, - разжались яркие губки, - врач сказал, что вы все сделали правильно.
- Простите меня за грубое отношение к вам тогда...
Она кивнула головой.
- Вы ни в чем не виноваты. Мне объяснили, почему вы меня... ударили и потом..., это я должна была благодарить вас за спасение.
- Госпожа Назур, я бы мог просить вас об одном одолжении.
- Я вас внимательно слушаю.
- Не могли бы вы помочь мне разобраться с этим сложным дворцовым этикетом. Я человек новый и много чего не понимаю.
- Например, чего?
Я наклонился к ней и прошептал в самое ухо.
- Почему вы, дочь его величества, оказались за столом родственников?
- В этом виноваты вы.
- Я?
- Да. Это очень сложный вопрос и я, потом расскажу вам об этом. А сейчас, прошу вас, отвлеките свое внимание на прием пищи, а то весь стол смотрит на нас.
- Хорошо.
На столе нет алкогольных напитков, зато соков, фруктов и салатов полное разнообразие. Нам подают тушеное мясо и я замечаю, что интерес ко мне потихоньку пропадает.
- Назур, - это через меня Суринав обращается к своей двоюродной сестре, - твоя мама сердится на тебя, что ты ничего не ешь.
Я взглянул на соседний стол. Первая жена султана пристально смотрела в нашу сторону.
- Я ничего не хочу.
- Дорогая, съешь, что-нибудь, не серди свою маму.
Девушка неохотно отщипывает виноград и по ягодке отправляет в рот.
- Александр, - теперь Суринав обращается ко мне, - Назур немного приболела и, естественно, у нее нет настроения. Но обычно девочка весела и жизнерадостна. Она любимица всей семьи...
- Может она расстроилась, что ее перевели за этот стол.
Суринав с любопытством посмотрела мне в глаза.
- Может быть, но еще этот праздник омрачен тем, что горе пришло в нашу семью, погиб Рахим Шах, старший сын брата султана. Он попал в аварию вместе с Назур. Вы спасли ей жизнь, а вот Рахима уже нет. Султан приказал похоронить его вчера вечером, чтобы сегодня было меньше слез.
- Я с полным сочувствием отношусь к вашему горю. А не подскажите мне, скоро кончится ужин?
Она мило улыбнулась.
- Скоро. Скоро будет вечерняя молитва и все уйдут исполнять свои обязанности.

Через четверть часа все зашевелились и стали покидать столы. Суринав обняла Назур и подвела ее ко мне.
- Александр, мы пришли попрощаться. Я теперь уверена, что будем встречаться чаще...
- До свидания, девушки. До свидания, Суринав, - я подхватил ее свободную руку и поцеловал ее, - до свидания Назур.
Она тоже протянула мне руку и когда я взял ее ладонь, то она вздрогнула. Большие глаза, пронизывали меня невидимым светом. Нежно поцеловал ее руку и Назур нехотя отвела ее в сторону.
- До свидания, - услышал я ее полушепот.

На улице очень темно. Свет немногочисленных фонарей едва освещает красивый сад и стены здания. У выходных ворот дворца меня поджидал генерал Ильдар.
- Господин полковник, вы не против, если я вас подвезу к отелю?
- Не против.
Он приглашает меня садится в большой черный "Опель", стоящий недалеко от ворот. Когда мы разместились в машине, генерал сказал.
- Вы делаете большие успехи, господин полковник, - я промолчал на это замечание и Ильдар продолжил. - Я сам не ожидал, что вас понесет на эту улицу, где произошла авария и вы спасете принцессу. Этот случай ускорил ваше назначение на весьма высокую должность. Скажу вам честно, для вас я предлагал султану другое место, должность советника при штабе султанской гвардии. Монарх почти согласился и тут привозят дочь и она рассказывает, что она и ее брат попали в аварию и ее из горящей машины вытащил какой то иностранец, русский, который недавно появился в нашей стране. Я сразу догадался, что это вы... - Генерал завел машину и мы тронулись по грунтовым дорожкам к шоссе. Он неплохо ведет "Опель". - Султан, после этого, сам решил вашу участь.
- Я благодарен вам за участие в моей судьбе.
- Это просто не моя помощь, так решил Аллах, а ему все видно.
- Господин генерал, скажите, что значит, когда меня сажают за стол с родственниками монарха.
Ильдар засмеялся.
- А вы разве не поняли?
- Нет.
- Можете себя считать почти нашим родственником. Ваша свадьба с Назур решена...
- Но у меня жена, дети...
- В нашей стране количество жен допустимо до четырех...
- Но вера... другая вера...
- А что вера... Сегодня вы верите в Иисуса, завтра в Аллаха, после завтра в Буду. У вас же европейцев давно прогрессирует мысль, что бог един. Даже если вы не верите не во что, это не значит, что можете нарушать обычаи страны , которой вы служите.
- Очень здорово, а что будет потом, когда я вернусь в Россию?
- Во первых, вы можете здесь остаться. Во вторых, если вы вернетесь на родину, то не нарушите ее законы. По моим сведениям, в вашей стране есть много людей, которые верно служат Аллаху и по законам шариата даже имеют несколько жен. Здесь другой вопрос, как помирятся ваши жены...
Машина подъехала к отелю и генерал поспешил мне сообщить, самое главное.
- К стати, я ведь решил подвести вас не для того, чтобы мы поговорили о ваших личных делах. Дела государства тоже не следует сбрасывать со счета. Я хотел вам сообщить две вещи. После завтра в столицу приедет полковник Гонек, хорошо бы вам с ним вечером встретится. Мне кажется, он уже знает о вашем назначении и сам заинтересован во встрече.
- Вы поспешили ему сообщить об этом?
- Да, это сделала наша служба И потом, завтра утром вам надо явится в штаб округа и представится своему начальнику. Постарайтесь только одно, не удивляться нелепостям наших военных.
- Неужто их так много?
- Сами увидите и не ссорьтесь с офицерами.
- Постараюсь. У меня к вам вопрос. Полковник Курт Майер тоже будет при моей встрече с Гонеком?
Генерал поморщился.
- Мы постараемся его изолировать.
Я медленно выбрался из машины.
- До встречи, господин генерал.

В штабе округа обо мне уже знали. Тощий, как тростинка адъютант генерала Маджибада, услужливо согнулся в поклоне.
- Господин полковник, господин генерал ждет вас.
Он вводит меня в большой кабинет, где за длинным столом расположилась огромная туша, одетая в генеральский мундир.
- Господин генерал, - фальцетом запел адъютант, - господин полковник Петрофф, прибыл.
Огромная голова, с заплывшей складками жира шеей, закачалась в знак согласия.
- Здравствуйте, господин полковник.
- Здравствуйте, господин генерал.
Адъютант исчез из кабинета и генерал мне предлагает.
- Садитесь, господин полковник, - он ждет когда я устроюсь в кресле. - Где вы сейчас живете?
- В отеле "Белый лотос".
- Наш главнокомандующий, его величество султан Абу Али Шахирмахш, попросил, чтобы я сообщил вам, что в розовом дворце, в западной части столицы, вам предоставляются апартаменты и он просил переехать вас туда и, желательно, побыстрее.
- Я благодарю его величество за милость оказанную мне.
- Мне приятно работать с офицером, которого отметил сам султан.
Что за фигня, чего он лебезит. Придется мне тоже не ударить в грязь.
- Я думаю, что его величество не зря назначил меня к вам, зная вашу мудрость и преданность ему. Я считаю, что в дальнейшем мы поймем друг друга и будем совместно работать на благо страны.
Туша расплылась в улыбке.
- Я был уверен, что мы действительно поймем друг друга. Чем бы вы хотели сейчас заняться?
- Мне нужна информация об общей оперативной обстановке и последние разведданные о дислокации противника.
- По поводу обстановке, это вам все представят в штабе, а вот по поводу противника... К сожалению данных мало, почти нет. Ведь войны нет и нет линии фронта, есть противостояние. То, что мы знаем, в основном из иностранных источников и от перебежчиков. Но у нас есть отдел, который занимается такими вещами, вы тоже можете подойти туда.
- Благодарю вас, господин генерал.
Мой начальник нажимает на кнопку селектора и в помещение поспешно входит адъютант и почтительно замирает перед генералом.
- Капитан, проводите господина полковника в оперативный отдел и предупредите всех начальников, чтобы требования моего советника выполнялись ими беспрекословно.
Все, можно и уходить. Я поднимаюсь и вежливо откланиваюсь.
- Мне очень приятно, что в стране есть такой решительный командующий округом, как вы.
Он кивает головой и, не прощаясь, мы расходимся.

То что я узнал в штабе, основательно расстроило меня. Армия султана к серьезной войне не готова. Весь центральный округ представляет из себя три неукомплектованных дивизии, плюс - полк верблюжьей конницы, плюс - полностью не боеспособная, зато полностью укомплектованная гвардия султана, есть полк истребительной авиации и три полка средних, не совсем новых фронтовых бомбардировщиков, абсолютно не развернуты госпитали, почти нет тыловых служб технического обеспечения армии. Комплект боеприпасов только на шесть месяцев. У брата султана, его противника, по разведданным, положение значительно лучше. У него полностью отмобилизованы и хорошо вооружены две дивизии, один вертолетный полк, помимо этого, есть много добровольческих отрядов, как наемников, так и местных нищих феллахов, которые постоянно пополняются вооружением за счет западных государств. Одно утешает, у султаната, помимо центрального округа, есть еще два, северный и южный, где тоже есть вооруженные силы, хотя они значительно слабее чем в центральном. Вывод один, по мощности военной машины, на первых порах, страна могла бы сдержать натиск врагов султана.

Выбрался из штаба около шести вечера. У выхода стоит армейский джип. Из него выскакивает молоденький лейтенант в гвардейской форме. Он лихо подбегает ко мне и козыряет.
- Господин полковник, меня прислал к вам его превосходительство генерал Ильдар. Мне приказано помочь вам переехать на новое место жительство.
- Раз приказано, поехали. Сначала за вещами в отель "Белый лотос", потом, куда повезете.

Розовый дворец, действительно на половину розовый. И где только достали такой нежно розовый мрамор с беловатыми прожилками. У входа меня встречает командир охраны дворца, капитан-гвардеец и сам дворецкий, усатый тип с хитрющими глазами. Офицер отдает мне честь и рапортует.
- Господин полковник, охрану дворца ведет сводный отряд гвардии под моим руководством. За время дежурства происшествий нет. Начальник охраны капитан гвардии Зарившан.
- Вольно, господин капитан. Рад познакомится с вами.
Мы обмениваемся рукопожатиями.
- Дозвольте, господин полковник, - слышу голос дворецкого, - я помогу вам донести ваши вещи до апартаментов. Меня зовут просто Мати.
- Хорошо, возьмите чемодан. Ведите куда надо.
Дежурный офицер остался у входа, а мы вошли во дворец. То, что здесь шикарно и очень красиво, говорить не приходится. Мы идем по коридорам, расписанными золотой затейливой арабской вязью, с многочисленными картинами европейских художников.
- Мати, по мимо меня, кто-нибудь живет в этом дворце?
- Конечно, господин полковник, здесь в основном живут дети и родственники нашего повелителя.
- И много их?
- Нет. Сегодня во дворце поселились, по приказу его величества, дочь султана и ее сестра, дочь брата монарха.
- Не густо.
- Обычно дворец занимали жены султана со своими детьми, но их быстро переселили и вот... вы и девушки теперь в нем.
- Куда мы идем?
- В мужскую половину дворца.
Коридор упирается в абсолютно белую дверь с оригинальными ручками из агатовых камней. За ней шикарная гостиница из голубого шелка. Здесь все голубое, диваны, стулья, стены, картины, занавески, скатерти. Мати ставит чемодан у дверцы шкафа, вделанного в стенку.
- Вот ваши апартаменты. Здесь гардероб, костюмы, дальше, за той дверью, вход в ванну и туалет, следующий проход в кабинет, правее, вход в спальню. Если пройти через кабинет, то попадете в комнату отдыха, а если к вам придут гости, то тот арочный проход в приемную...
- А если я захочу поесть?
- Завтрак, полдник, обед и ужин в столовой. На первых порах, вас по дворцу будет сопровождать прислуга или я. Если хотите кого-нибудь вызвать, кнопка вызова на стене у входа. Вы сейчас располагайтесь, отдохните, ровно в восемь за вами придут... отведут на ужин. А сейчас я вынужден вас покинуть, так как у меня много дел.
- Хорошо, идите.

Я раскидал вещи в шкафу, сполоснулся в ванне и стал ждать прислугу. Около восьми часов в дверь постучали.
- Войдите.
В холл вошла... одетая в "глухое" темное платье Суринав.
- Вы?
- Я.
Пришлось подойти и поцеловать ей руку.
- Здравствуйте, Суринав. Я думал придет прислуга за мной и отведет в столовую.
- Я отпустила прислугу. Пойдемте со мной.
Она ведет меня по коридорам и залам дворца и, наконец, где то на втором этаже вводит в вытянутую зеркальную комнату, где за длинным столом, сервированном на трех человек, уже сидит Назур.
- Здравствуйте, Назур.
Подошел к ее креслу и тоже поцеловал руку.
- Здравствуйте, Александр, - почти пропела девушка.
- Мне куда сесть?
- Вот сюда, - Суринав показывает мне рукой на кресло, напротив Назур.
Сама она садится во главе стола. Как только все расселись, девушка хлопнула в ладоши. Дверь распахнулась и в столовую въехала каталка с тарелками и кастрюльками, которую толкал сам дворецкий Мати. Сопя от удовольствия, этот тип, раскладывал перед нами какие то салаты, вареных омаров, креветки, соленую, копченую и печеную рыбу.
- Выше высочество, - кланялся перед Назур дворецкий, - сегодня рыбный день и лучшие повара старались не посрамить свое чести, готовя самые лучшие блюда.
- Спасибо, Мати. Можешь идти, мы здесь справимся сами.
- Слушаюсь.
Каталка и дворецкий исчезли из столовой. Суринав и Назур принялись накладывать себе еду. Я последовал их примеру.
- Александр, - вдруг сказала Суринав, - мы знаем, что у вас в России есть семья. У вас красивая жена, вы ее любите?
- Конечно.
- Фотографии ее у вас нет?
- Нет.
- А дочке сколько лет?
- Уже восемь.
- А как вы относитесь к женщинам Востока?
- Серьезный вопрос. В основном хорошо, они красивые, жизнерадостные, трудолюбивые, но... только прошу на меня не обижаться, ваши суровые законы, не позволяют мне рассмотреть ее красоту в... открытую. Может я европеец и привык, когда в своем родном городе, встречаю девушек в ярких, вызывающих, свободных платьях, с открытыми прическами, всевозможных окрасок, не боящихся показать красивое тело, то всегда на них оглядываюсь и, пусть простят меня грешника боги, даже... мысленно их раздеваю. Я не боюсь этого сказать, потому что люблю красоту, а красота это необъятный мир. В вашей же стране на улице редко встретишь девушку с распущенными волосами, все закрыто под платком, не увидишь, короткого платья выше колен, свободной вызывающей груди...
- Александр, вы извращенец, - спокойно сказала Суринав.
- Я просто получил хорошее воспитание. Вы задали мне вопрос, я на него честно и откровенно ответил. Я понимаю, в чужую страну нельзя лесть со своими... правами и законами, поэтому не какого чувства отвращения или неприятия, я к вашим женщинам не имею, только иногда думаю, а не хочется ли им иногда взорваться, сделать что то необычное...
- Не хочется, - опять спокойно говорит Суринав.
Она медленно ест салатик, зато Назур застыла и, открыв рот, смотрит на меня.
- А я вот в детстве очень любил Шекспира и Ромео и Джульетта были для меня в то время эталоном любви...
- Я послушала вас, - Суринав подняла голову и посмотрела мне в глаза. И вдруг опять я увидал в них искорки смеха, - и сделала правильный вывод, все европейцы - развратны.
- Пусть будет так.
И тут она улыбнулась.
- Не портите мне раньше времени, мою глупенькую сестренку.
Назур фыркнула и первый раз вцепилась пальчиками в клешню краба.
- Сама глупенькая.
- Александр, а вы оказывается не только военный, даже немного романтик, - говорит мне, не обращая внимания на реплику сестры, Суринав.
- Хуже, я по вашему же выражению, даже развратный и извращенец.
- Но это, как раз вас и украшает.
Мы неторопливо поглощаем пищу.

В своих апартаментах я немного расслабился. Принял ванну, осмотрел библиотеку в кабинете и лег спать. Где-то в полночь скрипнула дверь, я приподнял голову и насторожился. В лунном свете стояла женщина в длинной, до пят, белой рубашке, ее волосы были распущены и шевелились от сквозняка, как живые змеи. Женщина подошла ко мне и голосом Суринав тихо сказала.
- Александр, подвинься, я чуть замерзла.
В комнате было около двадцати градусов, сама же женщина пылала жаром.

Позавтракал я в полном одиночестве. Дворецкий мне сообщил, что девушки еще спят. К моему удивлению у входа дворца стоит джип и все тот же лейтенант гвардеец, отдает мне честь.
- Господин полковник, машина подана.

У входа в здание ген штаба, меня поймал тощий адъютант и повел к генералу Маджибаду. А том же самом кабинете, огромная туша генерала, рассыпалась в любезностях.
- Господин полковник, как вам понравился розовый дворец? Вы хорошо спали?
- Да, господин генерал. Дворец мне понравился и я хорошо спал.
- Я рад за вас. Пригласил я вас к себе с утра для того, чтобы вы, как военный специалист, более менее изучивший в нашем генштабе структуру вооруженных сил, могли бы высказать первоначальное мнение о нашей армии...
- Господин генерал, мне это трудно сделать. Во первых, за один день просто невозможно получить и обработать всю требуемую мне информацию. Во вторых, чтобы более наглядней видеть картину, необходимо побывать в воинских частях и проверить их боеспособность...
- Извините, господин полковник, мне бы хотелось слышать от вас другое. Завтра наш главнокомандующий, его высочество султан Абу Али Шахиршмарш, собирает весь генералитет на военный совет, приглашены и вы. Так вот, его высочество хочет слышать все о состоянии нашей армии, ее уровень подготовки, готовы ли мы к войне и что еще нужно для ее укрепления. Мне хочется, на этом совещании выглядеть на должном уровне и естественно от вас, как от советника, услышать разумное мнение и рекомендации.
- Господин генерал, я очень хочу помочь вам. Действительно, я кое что заметил и не знаю, смогут ли все эти... замечания пригодится вам на этом совещании, но вы можете поправить меня, может я в чем то не прав или посчитать их нужными...
- Погодите немного, - генерал по селектору вызвал адъютанта и когда тот услужливо вытянулся перед ним, сказал ему, - возьмите блокнот и запишите все, что скажет сейчас господин полковник. Говорите, господин полковник.
- Я вчера просмотрел оперативные карты и мобилизационные планы на случай возникновения опасной ситуации для страны и начала войны. Меня поразило то, что фактически в ген штабе все документы просрочены и нет таких разработок. Что значит просрочены? Это значит, оперативные карты разработаны в 1970 году, на случай возникновения войны с Израилем или Индией, локальные войны в них не предусмотрены...
- Этого быть не может.
- Посмотрите, убедитесь сами. Кроме того, так как султанат по этим картам выступает в содружестве с некоторыми арабскими странами, то разработки предусматривают единую линию фронта, действие единой системы авиации, флота и управления.
Маджибаду сопел за столом и нервно барабанил пальцами по столу.
- Выходит, мы к войне не готовы. Что же там в генштабе думают? Я обязательно проверю ваше сообщение. Вы вроде сказали, что хотели бы посетить наши части?
- Да, господин генерал. Не могли бы вы выделить мне сопровождающего офицера и отправить меня в войска вашего округа, чтобы посмотреть их состояние.
- Отправляйтесь, я выделю вам офицера, а завтра утром рано постарайтесь встретится со мной. Я хочу услышать ваше мнение о состоянии наших войск.
- Хорошо, господин генерал.
- Вы спускайтесь к выходу, я сейчас подберу вам сопровождающего.

Это был пожилой очкарик, в мятых погонах полковника. Он сразу же протянул мне руку.
- Полковник Зархи. Я знаю кто вы, так что не будем терять время на знакомство. Вон стоит ваш джип, поедем на нем.
Это все тот же джип, с тем же лейтенантом из гвардии, что сопровождал меня до дворца и обратно.
- Куда бы вы хотели поехать сначала? - спросил Зархи.
- В ближайшую дивизию.
- Хорошо, поехали.

Ближайшая дивизия в пригороде столицы. Я очень поразился чистоте и состоянию домов, ангаров на территории части. Все накрашено, подтянуто, аккуратно уложено, подстрижено, буквально образцовая часть мира. Меня встречает генерал, такой же отутюженный, отполированный, как и вся местность. Рядом стоит офицер в форме полковника итальянской армии. Мы отдаем честь и начинаем знакомится.
- Полковник Петров,
- Командир дивизии генерал Горинбад.
- Военный советник Альберто Тартини.
- Мне только что сообщили, что вы приедете, - качает головой генерал, - я даже не успел провести до конца совещание.
- Я конечно, чувствую себя виноватым в этом деле, но как мне объяснили в ген штабе, время не терпит и поэтому я прибыл выяснить некоторые вопросы связанные с обороноспособностью страны.
- Мы готовы вам представить все что пожелаете.
- Тогда, сразу к делу. Пойдемте в ваш кабинет и там поговорим.

Где то к двум часам почти закончил беглое ознакомление с состоянием дивизии. Собрался поехать в другую, как дежурный офицер взволнованно поймал меня в коридоре штаба.
- Господин полковник, для вас срочная телефонограмма.
Я принимаю клочок бумаги, на ней по-арабски неровно написано:
"Господину, полковнику Петрову.
Срочно прибыть в розовый дворец.
Генерал Тейя."
Что за фигня?

Джип бешено несется по улицам столицы и за каких то пол часа, я оказался у ворот в розовый дворец и сразу почувствовал, что обстановка здесь не та, что вчера. У входа стоит сразу несколько шикарных машин. Дворецкий Мати встретил меня у входа с большим красно бурым синяком и тревогой на лице.
- Господин, что творится, господин.
- Что произошло?
- Приехала, ее величество, старшая жена султана и устроила во дворце настоящий погром. Посмотрите на мое лицо, она запустила в меня канделябром.
- Это она меня вызвала?
- Ее величество вас ждет, с нетерпением ждет.
- Давай, веди.

Ее величество сидело в столовой, во главе стола. Справа расположилась испуганная Назур, слева устроилась Суринав. На нее было ужасно смотреть, распухшая губа, вся в слезах.
- Здравствуйте, Ваше величество.
Я подошел и вежливо склонился, чтобы поцеловать ее руку, но она ее отдернула.
- Здравствуйте, Александр, - сурово ответила она, - А ну-ка вы, прыгалки, кыш отсюда, - скомандовала она девушкам.
Те покорно встали и пошли к дверям.
- Что же вы делаете, молодой человек? - так же сурово обратилась она ко мне. - Мы отдаем вам в жены мою дочь, нежное не испорченное создание, а вы... переспали с этой..., развратницей, дочерью моего брата. За такое прелюбодеяние, вас стоило бы придать шариатскому суду...
- Ваше высочество, мы с вами в прошлый раз на приеме не договорили, а я бы вам хотел многое сказать. Разрешите мне это сделать сейчас?
- Говорите.
- Ваше величество, я попал в нелепую историю, когда европеец, верящий в христианство, долгое время живший по законам своего государства, сразу столкнулся с законодательством вашей прекрасной страны. Это сделано не по злому умыслу, а просто по той человеческой философии, которую мы впитали с детства, помоги ближнему, заступись за слабого. Когда я спасал вашу дочь Назур, в мыслях не было, чтобы нарочно ее раздеть и после этого смотреть на нее. Требовалось выдернуть ее из горящей машины и оказать первую медицинскую помощь. Я это сделал и поплатился, по вашим законам меня решили на ней женить. С Суринав получилось..., как получилось. Она обратилась ко мне за помощью. Разве можно было отказать женщине. Тем более, я еще мужчина.
- Хватит мне заливать про вашу добродетель. Это прелюбодеяние, которое, даже по вашим христианским законам, должно караться. Я выслушала вас внимательно и поняла только одно, раз вы попали в другое государство, то и должно жить по законам этого государства. Мы учитываем вашу помощь нашей стране и не хотим осложнений с вашим государством или с другими. Выбор у вас есть только один. Вы женитесь на Назур и... еще теперь на Суринав. Иначе, вас будем судить.
- Значит у меня другого выбора нет?
- Нет. Но, вашей первой женой будет Суринав, она постарше Назур и уже узнала прелести любви, второй женой будет Назур.
- А как же моя жена в России?
- Это уже ваше дело. Каким вы номером ее назначите и будите ли вы с ней жить...
- Ваше величество, раз я так попался, то разрешите свадьбу сыграть позже, когда немного спадет опасность над страной.
- О времени свадьбы я договорюсь с, его величеством, Султаном.
А дальше, она вдруг обмякла и уже в спокойном тоне стала меня расспрашивать про Россию, чем она отличается от ее страны, как одеваются женщины, мужчины и так далее. Проговорили мы с ней час и тут она спохватилась.
- Вы же еще не ели, Александр, - она стукнула в ладоши и тут же из-за двери появился дворецкий. - Мати, пригласи сюда девушек, уже давно наступило время обеда, накорми нас.
- Слушаюсь ваше величество.
Дворецкий исчезает и в помещение, как побитые собачки, входят Назур и Суринав.
- Садитесь, - командует султанша. Девушки тихо забрались на соседние кресла. - Мы с Александром решили, что отныне, ты Суринав, дочь моего брата, будешь главной его женой...
Лицо девушки изменилось, слезы буквально высохли на щеках, улыбка озарила красивое лицо.
- Ой, правда...
- Замолчи. Ты Назур, моя дочь, в соответствии с нашими обычаями, тоже будешь одной из жен Александра.
- Так ты нас простила, мама?
- Замолчи, дура, за глупости, за вашу беспечность, мы вынуждены отдать вас чужестранцу. Хорошо, конечно, если все кончится удачно. Вы родите ему детей и он навечно притянется к нашей стране, приняв ее обычаи и законы. Это все. О дне свадьбы, мы обговорим с султаном.
Две мои будущих жены были в восторге. И та и другая улыбались глупыми улыбками. В это время двери распахнулись и появился со своей знаменитой каталкой дворецкий Мати. Судя по аромату, мы сегодня нажремся вдоволь.

Жена султана уехала, девушки убрались отдыхать, а я вспомнил, что мне сегодня надо в кафешке встретится с полковником Гонеком. Дежурный джип у входа дворца, похоже всегда готов к неожиданным поездкам, правда лейтенантика нет, но это не помешало мне объяснить шоферу куда надо ехать.

В кафе, как обычно - бедлам. Гонека я нашел, как и в тот раз, за столиком с бутылкой водки и каким то рыбьем дерьмом.
- Привет, полковник, - небрежно кивнул он мне головой. - Садись. Сегодня паршивого немца, слава богу невидно. Пиво взял?
- Нет еще.
- Миринда, - вдруг заорал Гонек в зал, - три кружки пива сюда.
Толстая, молодая, больше похожая на европейку, женщина, неожиданно появилась перед нами.
- Кроме пива, господин ничего не хочет?
- Есть вяленая рыба?
- Есть господин.
- Тащи сюда и еще одну чистую кружку.
Миринда уходит и Гонек почти ложится грудью на стол.
- Ну что, полковник, хочу поздравить вас с повышением. Здорово вы подскочили по должностной лестнице.
- Лучше бы вы меня не поздравляли. За то что у меня такая должность, я должен женится на дочери султана и его родственнице.
- Вот это да, мне бы столько баб. Я бы совсем не воевал, а через каждые шесть часов трахал то одну, то другую.
- Сдохли бы на пятый день.
Гонек явно веселится, он дико хохочет вызывая внимание окружающих. Вдруг улыбка с его лица исчезла.
- Хотите я окончательно испорчу вам настроение?
- Валяйте, меня, похоже, уже больше ни чем не удивишь.
- Удивишь. Помните, когда вы уезжали из России, вас просил один высокопоставленный офицер привести в эту страну пакет и отдать его тому, кто его попросит.
- Какой пакет?
- Не делайте такое глупое лицо, этот пакет должен был попросить я.
- Вы...? О чем вы говорите?
- Вы будете удивлены еще больше, если я попрошу вас вскрыть пакет и прочесть его содержание. Там всего одна фраза: "Этому человеку вы должны поверить." Этот человек - я.
Я в замешательстве, так все просто и так все подозрительно.
- Конечно..., я проверю.
- Только потом уничтожьте пакет.
Перед нами появилась Миринда с тремя кружками пива и тарелочкой, на которой, что похожее на кусок вяленой рыбы.
- Что-нибудь еще нужно, господам?
- Исчезни, - командует ей Гонек и когда та уходит, продолжает говорить. - Мы с вами должны работать в этой стране не как разведчики или шпионы, а как коллеги по разным сторонам фронта. Лучше объясню просто. Вы знакомите меня с информацией, которую получили у себя, я - у себя. Далее, мы сообща разрабатываем с вами стратегию, как нам лучше победить друг друга...
- Это же... невозможно.
- Все возможно. Вы пейте свое пиво, пейте. Так как у нас времени мало, перейдем к делу. Чтобы вы мне окончательно поверили, я начну первым. Итак, против вас, две, хорошо укомплектованные дивизии, Основной состав добровольцы - европейцы, хорошо натасканные и умеющие воевать, помимо этого есть несколько отрядов независимых командиров, здесь основной костяк - арабы, тоже перемешанные с наемниками, их всего тысяч семь. Кроме этого, вертолетный полк. Это основной состав вооруженных сил мятежников или как там нас еще называют..., помимо него, масса других вспомогательных частей, обслуживающих армию, это обеспечения, связь, медицина и так далее. Пока расположены дивизии так, первая пехотная дивизия генерала Али Бака занимает города Барберы, Шуран и поселения вокруг их, вторая - прикрывает столицу повстанцев, Маловсар и расположена вдоль реки Ман. Правда все сидят не в окопах, а тоже в поселках и городках. Командует этой дивизией европеец, полковник Балдер Халгред, весьма умная и оригинальная личность. Все военные, естественно, ждут войны и поэтому им нужна хоть какая та зацепочка, чтобы раздуть ее до пожара.
- А где вертолетный полк?
- В селении Анжа, ближе к границе. А у вас что?
- Три армии, я в основном собрал немного сведений о них, но знаю одно. Оперативных планов наступления или отражения начала боевых действий противника в ген штабе нет. Сейчас наверно будут поспешно верстаться новые планы, но пока... ноль. Я был в дивизии генерала Горинбада, но... военного духа там не увидел, хотя... все там вылизано...
- И не увидите. Дивизия в основном парадная и показная, поэтому там для солдат тяжкий труд уборки, покраски и протирка техники. Скажу интересную вещь, дивизия имеет двенадцать установок "Пэтриот", но из 240 ракет приданных им, 120 забиты внутри песком...
- Это... зачем, или... диверсия?
- Нет, все в порядке. По инструкции, при прохождении войск на параде не должно никаких инцидентов, для этого все взрывчатые вещества нейтрализуют, вот и вытащили начинку из головной части ракет и топливной.
- Выходит, у "Пэтриота" почти несколько залпов.
- Выходит. Но вернемся к нашим баранам. Самая лучшая дивизия у султана это та, в который вы не были, она выведена из городских районов и находится у нефтеносного месторождения Барык, как бы ближайшее к нам. Но султан ее не жалует, она даже не полностью скомплектована.
- Послушайте, полковник, вы оказывается все прекрасно знаете. Зачем вам мои старые сведения?
- Я просто убедился, что вы говорите правду. Последний вопрос, как ваше общее мнение об этой будущей войне.
- Паршивое. На первых порах, армии султана выдержат первую волну наступления с вашей стороны и причина здесь в том, что она многочисленна, имеет огромный перевес в живой силе. Три армии при умелом командовании, могут просто зажать вас в тиски. К сожалению, я пока единого командования не увидел и технических возможностей вас разгромить тоже.
- А что на второй стадии?
- Снабжение войск рассчитано на пол года, значит без интенсивной подпитки армий, это просто разгром в затяжной войне.
- Вы хотите сказать, что арсеналы армий почти пусты?
- Мировая обстановка очень осложнилась и подвоз боеприпасов официально даже через дружественные страны стал затруднительным. Правда, идут мелкие поставки из арабских стран, но не в том количестве в котором хотелось бы.
- Так вот, у меня к вам предложение. Завтра ваш султан собирает военный совет. После того, как обрисуется обстановка, дайте предложение султану напасть на нас первыми. Это будет внушительно и... даже с большой пользой для ваших вояк. Начните войну с неожиданного налета всех ваших самолетов на аэродром вертолетного полка и дивизию полковника Халгреда, как наиболее боеспособную. Если вы хотя бы доведете уровень потерь наших частей до одной четверти состава, считайте, что война будет затяжной. В противном случае может быть другой сценарий. Халгред просто разнесет ваши дивизии по частям, так как он умеет очень хорошо воевать и технически обеспечен лучше.
- Но как же быть с налетом, я знаю, ваша противоздушная оборона сильней нашей...
- Ерунда, она будет сильнее, когда начнется война, а пока... дивизии отдыхают, а наемники развлекаются. Можно их неожиданно и пощипать.
- А как же разведка, наверняка, среди окружения султана есть шпионы, они вам донесут о результатах совещания в военном совете. Значит, вас могут предупредить.
- Могут, но это уже моя работа. Пойми, полковник, нам нужен инцидент. Вы напали на нас первыми, значит будет война. Политическая обстановка в стране такова, что нашим войскам нельзя начинать первыми, это вызовет международный резонанс, а тут все просто, вы нарушили ранее подписанные договоренности и развязали нам руки. Наши генералы готовы пожертвовать частью своих солдат, чтобы только дорваться до войны.
- Странно, если вы первые начнете, это международное осложнение, если мы, то... его разве не будет.
- Полковник, не забывайте, ваш султанат, независимое национальное государство, со всеми международными правами и юридическими нормами. Мы же почти никто, отколовшийся, мятежный кусок территории от султаната. По перемирию четырех летней давности, мы должны жить в мире и тогда даже подписали пакт о ненападении. Все мировые государства тогда поддержали вашего правителя, а на нас смотрят как бы, как на нарушителей спокойствия. И вдруг, все поменяется, султан нарушает договор, нападает первым, начинается новая потасовка. Ясно.
- Нет, не ясно. Должен де быть какой то повод, чтобы мы на вас напали.
- О... это пожалуйста. Наши отряды полевых командиров без конца делают вылазки на вашу территорию, грабят населения, перегоняют к себе стада верблюдов и скота. В общем пора применять меры... Хотите, чтобы это выглядело более ярче, мы завтра сделаем налет на ближайшие ваши поселения...
- Нет, не хочу.
- Тогда вы должны подойти к мысли. Если вы первые не начнете, вас все равно, поймите... все равно, заставят начать войну, но это может быть с еще большей кровью.
- Теперь все хорошо объяснили.
- Пейте пиво, полковник. Я предлагаю вам в дальнейшем встречаться в этом кабачке раз в неделю, так же вечерком. Предполагаю, что в этом, даже война будет нам не помеха.
- Вы рискуете, полковник Гонек.
- Это будет странная война, поверьте мне.
- Посмотрим.
- Выпьем, за удачную сделку.
Гонек, как и в тот раз допил рюмку водки, заел вяленой рыбой, бутылку с остатками водки сунул в карман.
- До свидания, Александр.

Я выбрался из кабачка через пол часа после ухода Гонека. Рядом с моим джипом, стоял незнакомый мне араб.
- Господин полковник, - на чистом английском произнес он, - вас просили , чтобы вы отпустили свою машину и пересели вон туда.
Араб кивает мне на легковушку стоящую метрах в пятидесяти под пальмами.
- Хорошо.
Разъясняю шоферу джипа, чтобы тот уезжал и отправляюсь к "Мерседесу".

Передо мной распахнулась дверца и я услышал знакомый голос генерала Ильдара.
- Здравствуйте, господин полковник.
- Здравствуйте, господин генерал.
Я усаживаюсь на заднее сидение рядом с ним.
- Поехали, - командует он шоферу, потом доверительно склоняется ко мне. - А вы, оказывается, не простой человек, полковник.
- Что-нибудь не так?
- Все нормально, просто я удивился, как вы легко склонили на свою сторону султана и моего старшего брата.
- Чего то я сам не понимаю..., как это вышло.
- Все проще простого. Дочь моего брата тоже выходит за вас за муж. Это потрясающий успех для молодого офицера.
- Ах, вы об этом. Да, я имел по этому поводу разговор с ее величеством, она наметила свадьбу на весьма неопределенное время.
- Почему неопределенное, определенное. Его величество уже назначил день свадьбы, это будет ровно через месяц.
- Через месяц? А я просил после войны...
- Кстати о войне. О чем же вы там поговорили с господином Гонеком?
- Он предлагает нам напасть на него первыми. Говорит, это необходимо, чтобы развязать военные действия. Сделать все надо внезапно, чтобы нанести значительный урон мятежникам.
- Это понятно. Что за это он хочет?
- Длительной войны, чтобы мы в дальнейшем тоже шли ему на уступки и проигрывали незначительные сражения.
- Забавно. Значит, два высокопоставленных офицера фактически будут вести друг с другом войну и советоваться, как это сделать не очень эффективно, но подольше.
- Выходит так.
- Неужто наше положение такое плохое, что мы не можем выиграть этой войны?
- Не можем. Армия султана в полном объеме не готова воевать. К сожалению, противник, хоть и малочислен, но очень хорошо подготовлен. Скажу больше, части полковника Халгреда просто разнесут армию центрально округа.
- У нас же еще есть две других армии.
- Ген штаб не сумел создать единого фронта... Разработка операций против повстанцев полностью отсутствует.
- Мерзавцы, я так и знал. У нас же была война с ними, неужели не сделали вывода...
- Тогда были не такие серьезные стычки. Оказалось, достаточно одной дивизии султана, которую почему то сейчас вывели на охрану нефтеносных месторождений, чтобы та, тогда сумела внести коренные изменения в военных действиях и все это привело к договору о мире. Штаб дивизии сам разрабатывал операции, не привлекая остальные армии.
- Все ясно. Я понял хорошо, только одно, лучше длинная война, чем короткий позор.
Машина подъехала к розовому дворцу.
- Когда у вас следующая встреча с полковником Гонеком? - спросил Ильдар.
- Каждую неделю, в это же время.
- Я учту это. Идите отдыхать, господин полковник, вас ждут ваши прекрасные невесты.

Как всегда у входа дворца ждал Мати. Он склонился до пояса и почтительно произнес.
- Господин полковник, мы вас заждались. Я несколько раз подогревал ужин.
Когда он распрямился и, эта хитрая рожа, с улыбкой взглянула на меня, я не вытерпел и отвесил ему сочную плюху, от которой его унесло в раскрытые двери. Захожу вслед за ним в зал, и вижу дворецкого, стоящего у колонны, он потирал покрасневшую щеку. Вид его был уже не хамский, он испугался, глаза налились страхом, руки чуть дрожали.
- За что, мой господин?
- Для профилактики, чтобы в следующий раз по ночам не заглядывал в мою спальню. Еще раз сунешь нос, я тебе оторву голову. Где принцессы?
- В столовой, мой господин.
- Они ужинали?
- Да, мой господин.
- Тогда вали от сюда, мои глаза не хотят видеть тебя.
- А как же ужин?
- Я сыт. Прочь с моей дороги... иначе...
Мати метнулся в сторону и исчез в боковых дверях. Я стал вспоминать где столовая и интуитивно поперся туда.
Прекрасные невесты действительно не спали. Они вскочили со своих мест и замурлыкали.
- Добрый вечер.
- Вы чего не спите?
- Мой господин, - залебезила Суринав, - мы ждали вас, чтобы сообщить вам радостную весть. Через месяц будет наша свадьба.
- Кто вам сказал об этом?
- Мой отец приезжал сюда навестить меня, он и сказал.
- Раз так, то готовьтесь к свадьбе.
- Но... ее высочество запретило нам выходить из дворца, а надо бы сделать много закупок, подготовить свадебные наряды...
- Девушки, что вы предлагаете?
- Нельзя ли пригласить сюда наших служанок, мою и Назур, пусть они помогут нам.
- Мне надо приказать этому лопоухому дворецкому, чтобы он допустил их до сюда?
- Да, мой господин.
- Мати, где ты, мерзавец, иди сюда, - рявкнул я в сторону дверей.
Они медленно раскрылись и испуганное лицо дворецкого высунулось в зал.
- Сюда, сюда, иначе схлопочешь.
Тот неуверенно подошел поближе. Теперь, я уже вижу распухшую щеку на его морде.
- Завтра же обеспечить этих девушек служанками и деньгами. Пусть готовятся к большому празднику.
- Мой господин, но ее величество...
- Я знаю, что тебе приказало ее величество и мы этот приказ нарушать не будем, но по моему она ничего тебе не говорила по поводу служанок. Так что будь любезен, сделай, что тебе предложил я.
- Будет сделано, мой господин.
- Девушки, еще пожелания есть.
Я оглянулся на них и поразился их испуганному виду, они как-то странно, по рабски смотрели на меня.
- Нет, мой господин, - тихо проговорила Суринав и почтительно опустила голову.
- Тогда, все по своим местам.
Столовая моментально опустела.

Интересно, кто то все таки копался в моих вещах. Я внимательно изучаю, ранее положенные костюмы, бумаги, приборы и вижу, что все сдвинуто с места. Тот самый пресловутый пакет, о котором говорил Гонек, чуть отогнут по склейке. Неужели это Мати? А может, приходили с обыском от Ильдара. Впрочем, черт с ним. Решительно надрываю конверт и достаю плотную белую бумагу. Не четкими печатными буквами на нем короткая надпись: "Этому человеку вы должны поверить." Я разрываю на мелкие кусочки конверт и бумагу, все это топлю в туалете.

Рано утром джип доставил меня в ген штаб. Генерал Маджибад принял сразу же в своем кабинете.
- Господин полковник, - начал он, после того, как поздоровался, - у нас времени мало, надо через двадцать минут ехать во дворец, прошу вас кратко доложите результаты вашей проверки воинских частей.
- Господин генерал, к сожалению я не успел просмотреть все части которые хотел, так как был востребован во дворец к ее величеству, - Маджибад почтительно склонил голову при упоминании султанши, - но просмотрев дивизию Горинбада, могу лишь сказать, что...
Черт, как бы лишнего чего не ляпнуть.
- Говорите, не бойтесь.
- По внешнему виду, это самая образцовая часть в армии, однако... по документам, расход боеприпасов за год составляет 0.17% от боезапаса.
- И что это значит?
- Что дивизия совсем не была на полигонах, а эти крохи боезапаса потрачены на салюты, холостые залпы и фейерверки в столице.
- Хотите сказать, она не подготовлена к отражению противника.
- Я не говорю это, я излагаю факты. Дивизия Горинбада - парадная дивизия. Вы знаете о том, что из всего парка, 240 боевых ракет "Пэтриот", 120 забиты песком?
- Нет.
- То есть, фактически, это почти несколько боевых залпов, а остальные песком забили, чтобы пройти на параде.
- Так. Сейчас поедем во дворец и прошу вас, ни слова не говорите на военном совете о том, что вы сообщили мне вчера и сегодня. Считайте это приказ. Я сам сделаю отчетный доклад на эту тему.
Огромная туша стала выползать из-за стола и, прихватив папки, направилась к двери. Я двинулся за ней.

Вокруг огромного круглого стола разместились самая крупная военная элита султаната. За некоторыми видными военно начальниками разместились их советники или секретари. Я устроился сзади Маджибада и к, моему удивлению, увидел невдалеке Курта Майера, он устроился за спиной молодого человека, как я понял одного из братьев султана. Напротив меня за столом сидят два знакомых генерала Тейя и Ильдар, эти единственные не содержат за спинами никого. С приходом султана, все почтительно встали и после приветствия тихо расселись по местам. Его превосходительство начал вступительную речь.
- Мои братья, господа генералы, высшие офицеры и их советники, приглашенные лица и министры, сегодня мы собрались, чтобы обсудить обстановку в стране и дальнейшие мероприятия для поддержания обороноспособности государства. И так, я хочу выслушать ваши мнения, ваши советы, поэтому, прошу выступать кратко и по порядку. Начнем с военного министра.
К моему великому удивлению, военный министр и генералы говорили о готовности армий к отражению любой агрессии, о ее хорошем оснащении и прекрасной боеспособности. Даже мой начальник, генерал Маджибад ни слова не сказал о том, что я ему докладывал. Но вот слово дали среднему брату султана, генералу Ильдару. Тот встал и начал речь необычно.
- Мне, кажется, большинство выступающих генералов не понимают о чем они говорят. У меня сложилось мнение, что их всех надо убрать в отставку. Обстановка в стране вопиюще тяжелая, мятежники подняли голову и нагло нападают на наши поселки и города, угоняют скот, людей, продовольствие. Наша армия абсолютно не боеспособна. В центральном округе, только одна дивизия более менее готова отразить атаки противника, остальные просто рассыпятся в пыль при первом серьезном наступлении войск мятежников. В северном и южном округе дивизии не полного состава и тоже не могут воевать. Боезапас страны может обеспечить армии только на полгода. По данным разведки, у противника две самые лучшие боевые дивизии, которые по оснащению и боеготовности на порядок выше нас. Например, дивизия полковника Халгреда при начале войны просто за три дня дойдет до столицы, разметав все наши части на ее пути. А наш ген штаб, даже не сможет помочь никому, так как у него нет ни одного плана действия вооруженных сил в назревающей войне, нет единого действия всех округов. У меня все.
Вот тут наступила тишина. Султан озабоченно смотрел на брата, генералы не шевелились. Наконец, его величество обвел взглядом всех присутствующих.
- Еще кто желает выступить?
- Я хочу сделать предложение, - это выступил хитрый лис, генерал Тейя, - его величество, генерал Ильдар сделал весьма серьезное выступление и, судя по всему, основанное на фактах. Чтобы не было у нас в армии раскола я хочу предложить прервать сегодняшнее заседание военного совета. Срочно создать при его величестве султане Абу Али Шахирмахши, консультативный совет, в который войдет руководитель генштаба, службы разведки и контр разведки, а также военные и международные эксперты. Так как обстановка в стране действительно сложная, предлагаю консультативному совету собраться через час здесь же, экспертов пусть назначит наш уважаемый генерал Ильдар.
Опять тишина. Султан долго размышлял, потом кивнул головой.
- Быть по сему. Объявляю военный совет закрытым.

Мой начальник страшно недоволен. Огромная туша почти занимает все проходы и перед каждой дверью ворчит.
- Понастроили здесь... Тоже выскочка... Впрочем он брат султана, ему видней. Как вы думаете, господин полковник, полетим мы со своих кресел или нет?
- Но вы же прекрасно знали обстановку, почему не выступили как надо?
Толстый человек в генеральской форме застыл у колонны, чтобы отдышаться
- Почти все генералы знали, то что я знаю или вы. Просто все влипли...
- Во что?
- В денежные аферы. Деньги то в султанат плывут большие, как мимо них свободно пройти, когда они сами плывут в руки. Вот и наши генералы, деньги на подготовку армии, присваивали себе, от того и такая боеспособность. А раз деньги пошли не туда, кто скажет, что его войска не готовы, вот и врут.
- И вы тоже брали?
- Брал.
Я полностью растерян, зачем мне генерал раскрыл такие вещи.
- Я не знаю, господин генерал, что с вами будет, но ясно одно, я попал в настоящее дерьмо.
- Ничего, полковник, вы молоды, полны идей, здравого смысла, вам и карты в руки. Если бы вы были не европеец, а араб, считайте сейчас бы командовали округом вместо меня.
- Нет, я хочу быть европейцем.
- Я боюсь, что вы здесь будете вечным наемником. Пригреетесь при султанских дочках и должностях и никуда не захотите убраться. Тронулись, господин полковник, нам надо спешно приводить армию в порядок.
Туша опять двинулась вперед. Уже у самого выхода из дворца нас догнал дежурный офицер гвардеец.
- Господин генерал, ее величество просила задержаться господина полковника Петроф...фа... во дворце.
- Раз просила, пусть остается. Идите, господин полковник, обратно.

Офицер гвардеец отводит меня в женскую половину дворца. В красивой комнате, отделанной под мрамор с голубыми прожилками, первая жена султана в белом одеянии, сидит за круглым столиком, нахмурив лоб. Я вежливо ей поклонился и поздоровался.
- Здравствуйте, ваше величество.
- Господин Петроф, мне доложили, что вы избили моего дворецкого.
- Вам правильно доложили, ваше величество.
Женщина с удивлением взглянула на меня.
- Какое вы имели на это право?
- Право чести, ваше величество.
- Не поняла, как это?
- Очень просто. Его величество, султану и вам ведь нужны преданные люди. Но по моим понятиям, преданные это не те доносчики или шпионы, пытающиеся за счет интриг сделать свою карьеру или расколоть государство. Преданные, это те, кто помогает вам бороться за единство и могущество страны. Видно я еще не привык к таким безобразиям, которые вижу, вот и врезал вашему дворецкому по морде.
- О вопросах преданности решать мне или султану, а не вам.
- Ради бога, ваше величество, я не вмешиваюсь в такие дела. Вы меня спросили за что избил, я ответил. Это мое мнение.
Она пристально смотрит мне в глаза.
- В моем дворце, командовать должна я, почему вы пытаетесь навести свои порядки.
- Не понял, ваше величество, в чем я виноват.
- Вы заставляете дворецкого прислать служанок, закупить одежды...
- Раз мне это сделать нельзя, прикажите ему вы. Я старался сделать это для вашей дочери и ее сестры. К свадьбе надо готовится заранее, а не за сутки.
- А знаете, Александр, вы мне нравитесь. У меня будет прекрасный новый родственник. С вас еще бы содрать шелуху наивности и обтереть на жестких камнях дворцовых интриг, тогда цены бы не было. В нашем государстве засверкали бы, как алмаз.
- Я прежде всего хочу быть нормальным человеком.
- Опять самовольничаете. Смотрите, когда-нибудь это кончится плохо.
- Я стараюсь слушаться вас, ваше величество.
- Ладно, хватит об этом. Лучше скажите мне правду, что нас ждет в будущем. Будет война или нет?
- Будет.
- И кто победит?
- Разум.
- А у кого его больше, у нас или у них?
- Это покажет время.
- Хорошо, я больше вас не буду задерживать. Идите к моему мужу, он ждет вас.
- Меня?
- Да вас, мой брат Ильдар рекомендовал вас в консультативный совет.

Кроме султана, за столом три его брата, три генерала, я и еще один гражданский, как я понял это эксперт по международным делам. Один из генералов - Ильдар. Он первый начинает обрисовывать обстановку в стране и вооруженных силах. Потом, каждый из присутствующих выкладывает свое видение по этим вопросам.

Через два часа наступило время итогов.
- Итак, что будем делать? - спросил всех султан.
- По этому вопросу, я предлагаю послушать нашего эксперта господина полковника Петрофа, - предложил Ильдар.
- Говорите, господин полковник.
- У меня есть предложение. Чтобы не дать противнику первым нанести удар по нашим силам, необходимо его опередить. Надо в день икс, в определенный час, нанести внезапный воздушный налет на вертолетный полк и части дивизии полковника Халгреда. Воспользоваться их беспечностью и постараться вывести из строя больше живой силы и техники. Для этого надо всем разведывательным и другим службам точно подобрать цели для их уничтожения.
- Но это же открытие войны. - Сказал, сидевший рядом со мной, гражданский. - Вся Европа, Америка и часть азиатских государств будут против нас.
- Вы хотите, чтобы они первые напали на нас?
- Нет.
- А они нас все время провоцируют к этому и все равно заставят начать войну. А делается это просто, нападут на передовые посты, а потом объявят на весь мир, что мы начали первыми. В мировой практике, таких примеров полно. Если они нападут первыми, мы можем не выдержать их напора, поэтому нужно вовремя предупредить...
- Все равно, мы будем выглядеть в этой войне, как агрессоры.
- Лучше быть агрессором, чем сдаться через три дня.
Все помолчали и тут начальник ген штаба робко спросил меня.
- Но ведь налетом не отделаешься, надо еще что предпринять, подготовится сначала.
- Конечно. Я предлагаю взять по одной дивизии с севера и юга и вывести из в резерв, подтянув к столице. Срочно, парадную дивизию придать в подчинение командиру дивизии, выдвинутому на передовой рубеж. Командира парадной дивизии снять. Гвардейскую дивизию, выдвинуть на оборону столицы, а ее функции охраны передать полицейским частям. И конечно обеспечение войск, любыми путями, по воздуху, судами, наземным путем, хоть под землей, но доставать боеприпасы, технику, оружие. Война может быть затяжной.
Опять все помолчали. Султан хлопнул по столу рукой.
- Ну что же. Будем начинать войну. Начальнику ген штаба, готовить срочные планы обороны столицы, снять две дивизии с флангов и подтянуть их сюда. Генералу Ильдару взять на себя подготовку к налету нашей авиации. Эксперту по международным отношениям, составить грамотные меморандумы о начале войны, чтобы замазать глаза мировой общественности, о том, что мы якобы агрессоры. Я же лично, займусь своей гвардией, а о дне икс сообщу особо.
Султан поднялся и торопливо покинул кабинет. Мы даже не успели вскочить со своих мест.

Я не узнал розового дворца. Там было полно народа. Где то играла музыка, по коридорам бегали служанки и степенно вышагивали, упакованные в темные ткани, пожилые и старые женщины. Мати, подобострастно кланяясь, привел меня в покои.
- Что-нибудь нужно господину?
- Я хочу поесть, принеси сюда что-нибудь.
- Разве, господин в столовой не хочет?
- Нет.
- А как же, ваши невесты, Назур и Суринав, они тоже не ели.
- Прекрасно, организуй тогда поесть на нас троих здесь.
- Слушаюсь, мой господин.

Передо мной просто пай- девочки. Они сидят потупив глазки и не решаются первые произнести слова. Мати добросовестно разложил по тарелка еду и теперь мои будущие жены ждут команду начать прием пищи.
- Какие новости? - первым начинаю я разговор.
- Матушка прислала нам прекрасных швей, - встрепенулась Назур, - и теперь идет подготовка к свадьбе.
- Что вы намерены делать после обеда?
- Что прикажет господин, - поспешно опередила Назур Суринав.
- Прекрасно, тогда вам надо сначала поесть, а потом мы махнем в город.
- А куда? - спросила Назур.
- У вас видеомагнитофон есть?
- Нет, только у матушки.
- Тогда так. Едем в магазин, покупаем телевизор, видеомагнитофон и массу кассет.
- А нам чего-нибудь можно купить? - оживилась Суринав.
- А что бы вы хотели?
- Всякие безделушки.
- Если всякие, то конечно. А сейчас быстро приступили к еде.
Мои невесты ожили и торопливо стали поглощать пищу.

Я растранжирил все свои подъемные. Мы купили, помимо видео аппаратуры и кассет, действительно массу безделушек и ненужных вещей, здесь были платки, ткани, фарфор, украшения и даже игрушки. Мои невесты раскраснелись и теперь едут в джипе в окружении свертков и ящиков и о чем то весело переговариваются. У входа во дворец, Мати с удивлением смотрит на нас.
- Господин, не рано ли вы им дарите подарки?
- Нет, Мати, самое основное из этого хлама пойдет в мою половину, это для меня, а на остальное пусть женщины немного порадуются. Нельзя же не радовать прекрасную половину человечества.
Похоже дворецкий не понял, однако стал нам помогать делить вещи и вскоре все убралось во дворец. В мужской половине дворца я стал настраивать аппаратуру и вскоре первая кассета зажгла экран радужными красками, звуками музыки и речи. В дверь постучали.
- Войдите.
Две головки просунулись в комнату.
- Мой господин, - почти запела нежным голосом Суринав, - можно посмотреть телевизор.
- Да, входите, рассаживайтесь. Сейчас я вам включу, приключения Алладина, прекрасный мультик.
Мои девочки поспешно сели на ковер и я им включил кассету. На экране понеслась удивительная сказка. Назур отрыла рот и ушла с головой в нереальную жизнь, Суринав, подтянула к голове коленки и задумчиво глядела на экран. Они так увлеклись, что я тихонечко ушел к себе в кабинет и стал перебирать книги и рукописи в шкафу библиотеки.

Через два часа в кабинет прошла Суринав.
- Мой господин, нельзя ли нам включить еще что-нибудь.
- А как ваши женщины, которые обшивают и готовят вас к свадьбе?
- Они без нас справятся. Я уверяю вас, мы им пока не нужны.
- Хорошо. Вы умеете обращаться с магнитофоном?
- У моего отца есть такая же аппаратура, но он мне не давал ее включать.
- Хорошо, пошли я тебя научу включать и выключать эти вещи.
Возвращаемся к телевизору, я показываю, как вытаскивать и заряжать кассеты, как их перематывать и включать. Суринав все быстро сообразила и первая быстро подобрала верхнюю кассету из большой стопки. Это был известный "Терминатор -1". Фантастическая жизнь будущего обрушилась на девушек. Я посмотрел на часы, а не съездить ли мне в "Белый лотос"?

Знакомая рожа немца уже видна за столом. Курт тоже заметил меня и стал призывно махать рукой.
- Привет, Александр.
Я подсаживаюсь к нему.
- Привет, Курт. Ты опять напился.
На столе пустая батарея пивных бутылок.
- Это то все чепуха. Я давно тебя здесь не видел. Понимаешь, загнали на аэродромы проводить инспекцию. Вот и мотался там. Даже мой хозяин и тот, чего то на меня стал косо смотреть. Не мог вытащить из этого дерьма. Ты встречался с Гонеком?
- Встречался.
- Как он там?
- Ничего. Выпил свою норму водки и отвалил.
- Чего-нибудь сообщил тебе новенького.
- Вроде ничего.
К нам подошла Миранда и почтительно спросила.
- Господин офицер что-нибудь закажет.
- Давай пива, только разливного, две кружки. Курт, ты будешь?
- Давай.
- Тогда три кружки и соленых сухариков.
- Сейчас, господин.
Миранда уплывает к стойке, а мы продолжаем разговор.
- Я слышал, что у тебя скоро свадьба? - хмыкает Курт.
- Можешь меня поздравить, я женюсь сразу на двух принцессах.
- То-то мой хозяин рвет и мечет. Хотел свою старшенькую выдать за директора телефонной компании, а ее навязали такому голодранцу, как ты.
- Так выходит, Суринав его дочь.
- Выходит. Всего то здесь несколько дней, а уже укрепил себя у султана, обворожил его старшую жену, сумел охмурить дочь моего хозяина, перессорился с половиной генералитета, вошел в координационный совет, а вскоре, так даже войдешь в родню правителя. В общем, сумел заиметь друзей и массу врагов.
- Все то ты знаешь, как я погляжу.
- Попробуй не узнай, когда брат султана брызжет слюной по углам дворца , а все это почему то отражается на мне.
Миранда принесла три кружки пива и мы сделали несколько глотков.
- Хочу тебя предупредить, - склоняется Курт к моему уху, - против тебя заговор. Мой хозяин и несколько генералов хотят тебя ликвидировать. Они считают, что раскол в генералитете устроил ты.
- Вот как. Пусть считают.
- Ты не отмахивайся, это серьезно. Возможно, что подготовленные убийцы находятся здесь недалеко. Может быть, сейчас даже, за дверями этого заведения.
- Пусть пока там отдохнут.
Курт откидывается и опять отхлебывает пиво.
- Смотри сам, я тебя предупредил.
- Скажи мне лучше, - продолжаю я, - Как твоя поездка по аэродромам.
- Да так, нормально. Летчики и самолеты, это особая забота султана. Хоть половина парка самолетов и старая, но это вполне грозная сила для противника.
- А для тех, с кем хотим воевать?
- Для них тоже, если конечно, Гонек не усилит противовоздушную оборону всякими там ПЗУ или ПЗРК.
- А разве у них этих игрушек не достаточно?
- Достаточно, но там... активно вооружаются и вскоре к ним из Европы придет еще одна большая партия этих вещей.
- Откуда ты все знаешь?
- Так служу то, у брата его величества, а у него все известно.
- Может ему известно, о чем мы говорили на координационном совете?
- Конечно.
- Так выходит, ты знаешь, что я предложил на совете?
- Знаю. Предложил весьма умную вещь. Внезапно напасть всей авиацией на противника, опередить его на несколько дней.
- Веселенькое дело, все секреты уплывают из дома султана. Если так пойдет дело дальше, то и противник узнает, что мы задумали.
- Так уже наверно знают. То что знает мой хозяин, знают уже многие его друзья и я не сомневаюсь, что кое кто из них уже успел послать сообщение друзьям Гонека.
- Черт знает что.
- Да ты не расстраивайся, деньги капают, чем дольше война, тем больше денег. Судя по всему, тебе даже на передовой побывать не придется, будешь советником султана, на самом тепленьком месте.
- А как же убийцы, они ведь тоже ждут.
- Ждут, но я тебя предупредил, значит головка у тебя сейчас работает и, наверняка, ты выкрутишься из этой передряги.
- А если не выкручусь?
- Тогда мой хозяин выдаст свою дочь за бизнесмена, генералы дружно будут воевать на два фронта, а в координационный совет вместо тебя попадет генерал Горинбад, султанат сразу же потерпит поражение и все забудут, что ты был на белом свете.
- Хорошая перспектива. Предположим я сейчас отобьюсь от убийц, но это не значит, что в дальнейшем мне дадут спать спокойно.
- Естественно, важно, как к этому отнесется генерал Ильдар. Вот сложная штучка, он может все и генералам оторвать головы, а может и все им простить.
Мы пьем пиво и у меня в мозгах действительно выстраиваются планы, как избежать сегодняшнего покушения на меня.
- Ты долго еще здесь будешь, Курт?
- Пока свои пять литров не отсосу, не уйду.
- Тогда, уйду я.
- Вали, если будешь жив, завтра у старшего брата султана день рождения, приходи.
- Прямо так, без приглашения.
- Приглашение тебе будет, даже твоих жен не забудут.
- Иди ты..., я еще не женат.
- Пока некуда идти, - ухмыляется немец.

Уже стало темно. Только два фонаря еле-еле освещают улицу. Перед баром почти пустынно. Два охранника, по прежнему, как истуканы, подпирают стенки перед входом. Несколько машин припарковано с этой стороны улицы и, к моему удивлению, моего джипа среди них нет. Я неторопливо направился по тротуару в сторону, совсем противоположную от розового дворца, у небольшого садика резко прыгнул в кусты и свалился на землю. Сзади слышен стук автомобильной дверцы и по асфальту затопало несколько торопливых шагов.
- Куда он удрал? - слышу голос по-арабски.
- По моему сюда, - кто то отвечает ему.
- Абу, стой здесь, остальные за мной.
Почти рядом с моей головой проломил кусты человек и, не заметив меня, побежал в сторону деревьев и небольшого строения за ними. Я осторожно поднялся с земли и огляделся. Пресловутый Абу, вытянув голову, пытался рассмотреть через кусты, что творится в садике. Он стал двигаться в мою сторону, пришлось опустится на корточки. Только фигура человека поравнялась со мной, я, как пружина, подскочил, перелетел через куст и вцепился ему в рубашку. Мы покатились по асфальту и я оказался на нем. Видно араб немного растерялся от такого налета и к моему удивлению не пикнул, не заорал, а сопя пытался оторвать от себя. Одну свою руку оторвал от его рубашки сам, и с замахом врезал ему кулаком в нос. Теперь человек подо мной, ойкнул, стал интенсивней вырываться и мотать головой Но я не стал ему бить еще раз в лицо, просто сжал пальцы и направил удар ладони в горло. Что то хрустнуло, этот тип подо мной задергался, засипел. Спрыгиваю с него и оглядываюсь, замечаю, что при свете фонаря, недалеко от нас лежит пистолет. Пока парень катается и хрипит на асфальте, я подбираю оружие. Слышу треск сучков и топот в садике, бегут в мою сторону. Поднимаю пистолет и как только первая фигура выползла из кустов, нажимаю курок. Грохот сильнейший, человека передо мной отбрасывает обратно на кусты и он застревает в зеленом заборе.
- Абу, - слышится голос чуть справа, - ты видишь его? Ты стрелял?
Голова человека появилась над кустами и я уже не целясь, выпустил три патрона в ее сторону. Бросился бежать обратно к бару. К моему удивлению, охраны перед дверями нет, да и сами двери плотно закрыты. Я постучал по ним кулаками, рукояткой пистолета и понял, что не откроют. Осторожными перебежками побежал от бара в сторону отеля.

У отеля народа больше. Полно света и в самом здании слышна музыка. Несколько такси прижалось к тротуару, я добежал до первого, открыл дверь и плюхнулся на сидение.
- К розовому дворцу, - командую шоферу.
- Слушаюсь, господин. Это к дворцу, его величества?
- Да.
- Я с удовольствием повезу вас туда.
- Трогай.

Мой джип стоит у дворца, охрана отдает честь и в воротах встречает Мати. Кажется, все в норме. Дворецкий, подобострастно кланяясь, ведет меня к моим комнатам.
- У нас все в порядке? - спрашиваю его.
- Да, мой господин.
- Девушки легли спать?
- Да, мой господин.
- Ты не знаешь, кто пригнал ко дворцу мой джип?
- Офицер связи, господин. Он мне сказал, что вы велели ему перегнать машину, так как вас подвезут ваши друзья. А что-нибудь не так?
- Все так. Спасибо, Мати, дальше я доберусь сам.
Дальше, это уже перед моими дверями. Открываю их и вижу развал... Перед потухшим телевизором и видеомагнитофоном на полу разбросана масса кассет. Ну, паразитки, я вам завтра устрою...

В это утро меня поднял с постели посыльный. К себе срочно требует султан.

В кабинете султана находится генерал Ильдар и его величество. Я поздоровался с ними и получил разрешение сесть в кресло.
- Мы здесь с братом пообсуждали грядущие события и я решил начать военные действия после завтра. То есть, в соответствии с вашим предложением, бросить всю авиацию на нашего противника. Но меня все равно гложут сомнения. Не спешим ли мы. Как ваше мнение?
- Ваше величество, нам надо спешить и как можно быстрее. Вчера вечером я сидел в баре, где собираются обычно наемные военные. Меня поразило то, что все они знают о моем предложении, хотя об этом мы говорили на закрытом заседании в узком составе. Надо спешить...
- Значит, среди нас есть предатель?
- Ваше величество, я не говорю о предательстве, это может быть небрежно брошенная или хвастливая фраза одного из ваших соратников, которая и дошла до чужих ушей, но в предательстве этих людей может быть и не стоило подразумевать.
- Я знаю о чем он говорит, - вмешался Ильдар. - Наш болтливый младший братец уже растрепал своим дружкам, о чем мы беседовали здесь.
- Ясно. Ильдар, возьми на себя операцию по налету самолетов, а я сейчас вызову брата и поговорю с ним.
- Ваше величество, намекните ему заодно, чтобы он больше не подсылал мне убийц. Вчера вечером на меня напало трое человек, я с трудом от них отбился.
- Откуда вы знаете, что их послал мой брат?
- В этом баре все все знают, меня даже поспешили предупредить о грозящей мне смерти.
- Ильдар, ты знаешь об этом?
- Сведения о трех убитых недалеко от бара "Лотос " я получил только что, но вот разобраться, что произошло..., не успел.
- Хорошо. Я поговорю и об этом с братом. А ты все таки разберись, - склоняется султан к Ильдару, - что за люди, может здесь не только замешан мой братец, но и пахнет оппозицией...
- Я понял.
- Тогда, начинаем войну.
- Ваше величество, у меня еще к вам одна маленькая просьба. Не могли бы вы перенести мою свадьбу попозже. Война может разгореться и негоже семейные дела выставлять на первое место.
- Нет, мы женим тебя во время, как я сказал, почти через месяц. Война этому не должна быть помехой. Пусть все и даже противник видят, что у нас нет паники и мы не боимся ни кого, даже проводим свадьбы...
Султан встал с кресла, я и Ильдар поспешили подняться тоже.
- Я сейчас иду на женскую половину, а вы приступайте к своим обязанностям.

Ильдар вывел меня из дворца и уже у своей машины сказал.
- Зря вы, господин полковник, дергаетесь со свадьбой. Раз старшая жена султана решила вас женить, здесь даже султан не в силах это отменить. Скажите лучше мне, где вы достали оружие и застрелили двух негодяев у бара?
- Я его выбил у первого, которому раздробил горло. Пистолет сейчас у меня в розовом дворце.
- Прекрасно, держите пока его у себя.
- Извините, господин генерал за бестактный вопрос, а что будет с младшим братом султана.
- Он его уволит. Пока его место займу я.
- Значит, вся авиация теперь подчиняется вам?
- Да.
- Тогда желаю больших успехов.
- Спасибо, господин полковник. А вам желаю поменьше волноваться с вашими семейными делами. Кстати, сегодня день рождения старшего брата, как я слышал, вы тоже приглашены туда. Постарайтесь вести себя, как близкий человек к султанской семье...
- Как это?
- Очень просто, держите себя увереннее среди всех приглашенных.
- Хорошо. Одно плохо, я еще новичок в таких событиях, где мне взять денег для истинно султанского подарка.
- А... это ерунда, вам султан приказал открыть кредит. Я вам пришлю карточку. Так что не переживайте.

В розовом дворце переполох, мои невесты уже знают о приглашении и поэтому идет подготовка к необычному событию, подгоняются наряды, красятся волосы... Дворецкий преподносит мне на сверкающем подносе голубое письмо и пластиковую карточку.
- Господин, только что прислали со дворца.
Я беру письмо и вскрываю печать, действительно это приглашение ко дню рождения.
- Мати, какие подарки обычно дарят султанам? - спрашиваю дворецкого.
- Ну это, как господин пожелает, можно машину, вертолет, банк, дворец...
- Нельзя ли что-нибудь попроще?
- Попроще... Ну тогда хрустальную розу или...
- Ладно, все понятно. Найди мне девушек и пришли ко мне.
- Слушаюсь, господин. Не забудьте взять карточку.

Мои невесты стали наглеть. Они чуть ли не требуют, чтобы я им купил ту вещичку или эту... Ходить с ними по магазинам, это просто трагедия. Накупили всякой дряни, а вот подарка брату султана... ну как назло нигде нет. Мой взгляд случайно упал на вывеску: "Оружие". Может здесь, что-нибудь найду. Да, это не европейский магазин, где обычно половина товара муляжи, пневматическое или гладкоствольное оружие. Здесь есть все, колоссальное разнообразие холодного оружия, а уж об огнестрельном... дух захватывает, от пистолетов, винтовок, автоматов, гранатометов до базук - полное изобилие. Подхожу к худющему арабу, устроившимся за прилавком.
- Мне нужен парадный комплект, офицерский пояс с кобурой, современный пистолет к нему и сабля или палаш.
Продавец внимательно смотрит на меня.
- А какие ваши возможности?
- Для меня цена ничего не значит, я ищу подарок для брата султана.
- Я понял.
Он уходит за выступ стены и вскоре возвращается с несколькими свертками. Все это выкладывает на прилавок и начинает распаковывать. Здесь есть чем любоваться: красиво отделанные в золоте и драгоценных камнях ножны и рукоятки сабель. Я выдергиваю первый попавшийся клинок из ножен и вижу красивые узоры на чуть голубоватой стали. Но меня все привлекают палаши. Эти тоже изумительно отделаны и чувствуется, что здесь сталь высокой марки. Рукоятка палаша и сами ножны отделаны красивым орнаментом из изумрудов и розоватых алмазов. Я киваю на выбранный палаш.
- Вот этот мне подойдет.
- У господина хороший вкус.
- Но я еще не видел пистолета и пояса.
- Это сейчас будет.
Опять араб исчезает за стенкой и опять тащит кучу пакетов. Передо мной появились парадные шкатулки в которых разместились пистолеты светлых тонов. Здесь я выбрал, отделанный платиной с золотой пластинкой на рукоятке, Магмум. Последними показали пояса. Выбирать долго не стал, а ткнул в понравившийся мне с золотой тесьмой и шишаками.
- Вот этот. Возьмите мою карточку и снимите с нее деньги.
- Но здесь нужны очень большие деньги.
- На этой карточке все есть.
Араб уходит и через пару минут возвращается.
- Господин, все в порядке. Вот ваша карточка и чек. Я сейчас все запакую..

Дворец старшего брата мне совсем не понравился. Это строение слишком помпезное с фасада, внутри оказалось с весьма узкими коридорами, низкими потолками, многочисленными комнатушками и помещениями, правда неплохо отделанными позолотой и камнем или увешанными картинами и гобеленами. В самом большом зале, сам виновник торжества принял нас весьма сухо. Вежливо принял подарки, обнял моих невест и тут же переключился на следующих гостей. Наиль и Суринав откололись от меня и влились в бабский коллектив, где трескотня их голосов заполняла все помещение. Я оказался в одиночестве и постарался пробраться к стенке и подпереть ее спиной.
- Здравствуйте, господин полковник.
Рядом со мной стоял юноша, в парадном военном мундире полковника.
- Здравствуйте...
- Я старший сын правителя Гоши Абу Шахирмахшах.
- Очень приятно с вами познакомится, я военный советник полковник Петров.
- Мне посоветовали с вами познакомится и мой отец, и моя мать. Тем более скоро ваша свадьба с моей сестрой и очень хотелось разобраться, что за новый родственник появится у нас.
- Смогу вас заверить, что это самое неудобное приобретение.
Мой собеседник засмеялся.
- Я уже знаю. Моя остальная родня, кроме братца Ильдара, настроена слишком агрессивно против вас.
- Это наверно от того, что я иностранец и, как говорила ваша матушка, еще не слишком обкатался на камнях интриг вашего общества.
- Она права. Но господин полковник, отец мне говорил, что вы один знаете, что с нами будет дальше. Это правда?
- Вы про войну?
- В принципе и о ней тоже.
- А вам можно говорить такие вещи? Ведь вы не состоите в военном совете при правителе.
- Можно, я будущий наследник моего отца и кое что должен знать о своей стране.
- Хорошо. Я скажу. Это будет самая поганая война для страны. Она не готова к отражению агрессии, но все же сможет побороться.
- Странно, я все время обращаюсь с генералами, много раз был в войсках, но такого... ни слышать, ни видеть не мог.
- Так и должно быть, чем ближе к власти, тем трудней разобраться с тем, что делается в стране.
- Почему вы так говорите?
- По той причине, что когда у правителя много бездарных или подлых советников, то они совсем не заинтересованы в донесении ему более подробной информации о положении в стране...
- Почему?
- Потому что, деньги делают все. Когда они без контрольно оседают в чужих руках, то эти руки уже не могут их перебросить на укреплении государства.
- Я кое что понял. И даже теперь, догадываюсь, почему вас так не любят.
- Я не женщина, чтобы меня любили.
- Это точно.
К нам подошел генерал Ильдар.
- Вот вы где? Я рад, что вы познакомились. О чем держите разговор?
- О женщинах, - неожиданно первый сказал наследник. - Вот полковник высказал мысль о том, что необязательно чтобы мужчина любил или был любимым, важно, что он мужчина и этим все сказано. Не так ли, полковник?
Я ошеломленно взглянул на него и... подтвердил.
- В принципе так...
- Я теперь понимаю почему полковник так старается оттянуть свою свадьбу, - хмыкает Ильдар. - Это вы подарили брату, оружие?
- Я.
- Хороший подарок и со вкусом. Хоть брат и косится на вас, однако нет-нет, но и подойдет к палашу и гладит рукоятку. Видно потом будет смотреть отдельно. Хороший подарок.
- А когда кончится это представление? - спросил я.
Мои собеседники рассмеялись.
- Вам так не терпится простится с нами, - ответил генерал. - Обещаю, что скоро.
- Как... разве мы не будем чествовать именинника? - удивился наследник.
- Наверно не будем. Потерпите немного. Сейчас будет...
Все гости вдруг зашевелились и забегали. В парадных дверях зала показался сам султан со своей свитой, женами и детьми. Старший брат подбежал к нему и они обнялись, потом торопливо стали переговариваться друг с другом. После этого, султан неторопливо сделал пару шагов к центру зала и поднял руку. Потихоньку становилось тихо, женщины прекратили трещать, мужчины шляться по залу.
- Господа. После очередного бандитского рейда на наши поселения на правом берегу Ман, я поклялся отомстить наглецам и приказал всей своей авиации совершить акт возмездия по предателям нашей родины. Только что самолеты вернулись на базы после удачной бомбардировки неприятеля и не имели потерь. В связи с создавшейся ситуацией, объявляю военное положение во всех уголках страны и приказываю всем офицерам немедленно покинуть дом моего любимого брата и явится к местам своей службы.
- Вот это замечательный подарок на день рождения старшему брату, - криво улыбнулся наследник.
- Да, я вижу, как его лицо перекосилось то ли от злости, то ли от восторга, - буркнул Ильдар. - Ну что же, господа, пойдем воевать.
- Мне сейчас куда явиться? - спрашиваю я.
- Отправляйтесь к своему прежнему начальнику, генералу Маджибаду.
- Есть.
Вместе с толпой офицеров я двинулся на выход. Уже на улице к моему джипу подбежали запыхавшиеся Суринав и Назур.
- Александр, - завизжала Суринав, - неужели война? Я не хочу.... Александр... будь живым.
Эта девочка, Назур, вдруг перелезла через дверцу машины, прямо ко мне и, обхватив руками шею, заплакала в плечо.
- Ну чего вы, все будет в порядке...
Я с трудом оторвал ее от себя и осторожно вытащил из машины.
- Девушки, отправляйтесь к мамам, со мной все будет в порядке.
Поцеловал каждую в лоб и, сев в джип, скомандовал шоферу.
- Вперед.

Генерал Маджибад встретил без всякой помпы.
- Полковник Петрофф, рад вас видеть. Сейчас у меня много дел, поэтому необходима ваша помощь. Отправляйтесь в оперативный отдел при штабе округа и помогите там рассредоточить поступающие дивизии с других округов для защиты столицы.

Оперативный отдел гудел, как улей. Офицеры связи носятся от стола к столу собирая информацию. Без конца снуют "технари" собирая дань с эфира или отдавая должные приказания. Меня встретил старый знакомый, мятый полковник Захри.
- О.... господин полковник, рад приветствовать.
- Здравствуйте, полковник.
- Мне уже генерал сообщил о вашем приходе. Пойдемте в мой кабинет.
На огромном столе, в кабинете Захри, расстелена карта. Два офицера карандашами и линейками разрисовывают на ней линии перемещения войск и кружочки дислокации.
- Вот, посмотрите, - кивает Захри на карту.
Посмотреть было что. Дивизия с южного округа уже укреплялась на позиции в километрах десяти от столицы. Дивизия с северного округа медленно передвигалась к нам и пожалуй, прибудет к концу после завтрашнего дня. Парадная дивизия Горинбада была перемещена ближе к дивизии охраняющей нефтяные вышки.
- Неплохо. Хорошо бы срочно укрепить Горинбада. Прикажите ему зарыться в землю. А вот здесь укрепить воздушный пояс столицы. Поставить несколько зенитных систем...
- Но у повстанцев нет самолетов. Наши разведчики сообщили, что почти весь парк вертолетов уничтожен.
- Это сейчас нет. Уверен, скоро будет и еще может больше чем у нас.
- Неужели это может быть?
- Может. А где гвардия? Где данные о ней?
- Она в подчинении его величества.
- Я поговорю с султаном, надо всегда знать, где резервы и вовремя использовать их. Вот так фокус, это полки султанской верблюжьей конницы? - тыкаю я в карту.
- Они.
- Так зачем вы ее заталкиваете в город? Я вам рекомендую, срочно выведете в пригород. Ей нужен простор.
- Это... как скажет командующий...
- Убедите его.
- Не знаю, удастся или нет, но... попробую.
В кабинет вошел офицер связи и протянул бумажку Захри. Тот прочитал, а потом сказал.
- Это шифровка от агентов, которые находятся в ставке Халгреда. К нему на подмогу идет целый караван новой техники и добровольцев из Европы. Агент предполагает, что это целый полк танков и несколько артиллерийских дивизионов... и систем противовоздушной обороны.
- Неплохо. А есть данные о его потерях?
- Приходила шифровка за два часа до вашего появления. Потери Халгреда пока не удалось уточнить. Но по данным наших летчиков, удалось неожиданно сбросить на них большой запас бомб и расстрелять из пулеметов многих солдат и офицеров.
- Хоть это и неопределенно, но если так, то радует душу.
В кабинете появляется еще один офицер.
- Полковника Захри требуют к командующему, - четко выложил он.
- Я пошел. Полковник Петроф, я постараюсь поговорить с ним о верблюжьей коннице.

К вечеру в штабе боевой пыл упал. Часть офицеров командующий распустил по домам. Я поплелся в кабачок "Лотос". Ведь сегодня встреча с Гонеком.

Сегодня в кабачке полно народу. Много знакомых и незнакомых офицеров добровольцев заполнили все места и глушили крепкие напитки. Я с трудом нашел Гонека. Он сидел в углу зала и на перевернутой кадке, столиком ему служил подоконник окна.
- Здравствуйте, полковник.
- А... Петров... Садитесь на подоконник, я тут для вас несколько бутылок пива припас.
Действительно у рамы окна стоят строем бутылки.
- Поздравляю вас с началом военных действий.
- Об этом то... пустое дело. Вы молодец, даже сам не представляю, как вам удалось сделать так, что даже наши шпионы вовремя не успели доложить о налете. Все знали, что будет бомбардировка, но никто не мог предположить, что так неожиданно, толково и быстро. От вертолетного полка, только осталась одна машина. Правда, у Хальгреда небольшие потери. Дело все в том, что солдаты и офицеры были расквартированы по частным домам и хижинам, а летчики мирное население бомбардировать не стали. Но все равно, Хальгред рвет и мечет, уничтожено несколько единиц бронетехники и орудий.
- Ему нечего метаться, к нему идет караван новых пушек и танков...
- Уже знаете? Хорошо. Теперь слушайте, полковник. Хальгред не тот человек, чтобы тянуть события. На совещании у мятежного принца, он добился, что теперь вторую дивизию подчинят ему, а с прибытием техники, он двинет своих бандитов на дивизию Горенгляда. Уверен, ее не будет в течении двух часов. Затем следующим будет ваш резерв, который стоит за ним. Если вы не пошевелитесь, этот тип ворвется в столицу и устроит потасовку на улицах.
- А как же наши фланговые дивизии?
- Что это за дивизии? С Севера одна дивизия еле-еле плетется и когда прибудет неизвестно, с Юга, хоть и вышла на позиции, еще не пришла в себя после перехода... И потом, в боеспособности этих дивизий я сомневаюсь, так же, как сомневается Хальгред.
- А та которая охраняет нефтяные вышки?
- Петров, эта дивизия боль и надежда всего вашего султана. Бросит она вышки, не будет нефти, не будет нефти, не будет денег.
- Не бросит вышки, не будет султана.
- Верно. Вот и решай, но есть еще один верный совет, забрось по пустыне верблюжью конницу в тыл Халгреду. Хоть она не представляет мощной огневой единицы, но пусть наведет побольше шороху в тылу. Пусть там перережут всех и сожгут все, что увидят. Пыл полковника Халгреда сразу упадет.
- Если, конечно, Халгреду устроят сопротивление у столице.
- Вот именно. Ты хорошо соображаешь, Саша. Ну давай, действуй. Халгред выступит, по моим подсчетам, через два дня. Потери его малы, а техника будет завтра, он быстро мобилизуется. Мне пора убираться от сюда. Садись на мое место и пей пиво.
Он встает с кадки, я пересаживаюсь на нее и тут меня Гонек добил.
- Кстати, твой знакомый, Курт Майер, сбежал, сволочь к нам. Его отправили формировать новый вертолетный полк. В следующий раз встретимся здесь же вечером, после провала нападения Халгреда на столицу. Пока.
Я с грустью открыл первую бутылку пива. Удивительная война, два офицера разыгрывают ее в забегаловке.

Как всегда, недалеко от заведения меня ждет машина Ильдара. Я сажусь в нее и генерал сразу же задал тупой вопрос?
- Ну как?
- Хреново. Через два дня Халгред пойдет на дивизию Горенбада, сметет ее и прорезав дивизию резерва войдет в столицу...
- Этого не может быть.
- Чтобы этого не было, надо снять дивизию охраняющую вышки и устроить за Горнбадом, а южную дивизию снять со своего места и загнать на фланге охранной дивизии. Все самолеты бросить на бомбардировку Халгреда.
- Неужели он один может с нами справиться?
- У него опыт, талант, наглость, отлично вооруженные и обученные войска.
- Но ведь мы его только что разбомбили, скинув тысячи бомб на его голову...
- Это все не так. В живой силе он совсем не пострадал. Наш противник все предвидел и сейчас к нему подходят свежие резервы и техника.
- Значит надо снимать охранную дивизию?
- Да. И после того, как Горинбад ввяжется в бой с наемниками, необходимо всю верблюжью конницу бросить ему в тыл. Есть вероятность, что ее с вертолетов разгонять не будут. Новым вертолетным полком командует Курт Майер, друг младшего брата султана, а этот пока раскачается, получит технику, ознакомится и сформирует экипажи, протянет по максимуму.
- Так. Поехали к султану. Надо донести ему все.
- Но уже поздно, он наверно спит.
- Мы его поднимем.

Султан действительно спал и долго приходил в себя, пока не разобрался, что мы хотим. К моему удивлению, он сразу же согласился перебросить охранную дивизию в тыл Горинбаду, а верблюжью конницу бросить в тыл Халгреду, после его наступления. Не вызвало у него сомнения о действии авиации, а вот по поводу султанской гвардии... Здесь он уперся и отказался выводить ее из столицы, даже в случае разгрома противника... Дворец стал просыпаться, дежурные офицеры гвардии понеслись с приказами в штабы и генералам. Теперь все зависит от расторопности офицеров и генералов султаната, от них зависят события послезавтрашнего дня.

Проснулся от того, что что-то щекотало в носу. Это Назур хулиганила с перышком.
- Ах ты...
Я хотел ее схватить, но она ловко увернулась и скатилась с кровати.
- А где Суринав?
- Сейчас придет.
- Где это я сплю?
- В султанском дворце. Это папа приказал тебя перенести сюда.
- Ах... да.
В спальню вошла Суринав и присела на край кровати.
- Здравствуй, мой повелитель.
- Здравствуй Суринав. Что нового в этом доме?
- Его величество, просил тебя, когда ты проснешься, сразу же отправиться в полк верблюжьей конницы и обсудить все его действия с командиром полка.
- Почему же меня раньше не разбудили?
- Его величество не разрешили, пусть говорит, выспится.
- Ну вот, теперь надо спешить.
- Мой господин, - вдруг сурово заговорила Суринав, я хочу попросить тебя об одной серьезной вещи.
- Попроси.
- Мой господин, я хочу служить родине. Сейчас в столице организуют специальный женский батальон и мне хочется записаться в него.
- А как же твой отец, жена султана...?
- Я уже со всеми обговорила. Мой папа дал согласие, с условием, как на это посмотрит сам султан и ты. Его величество очень удивились моей просьбе, но ему посоветовал генерал Ильдар, ради огромной рекламы, что даже родня султана идет добровольно служить родине, согласиться на это. После некоторого колебания, он согласился, но только после того, как ты скажешь, да.
- Прежде чем что либо сказать, я хочу спросить Назур. Как ты смотришь на то, что твоя сестричка пойдет воевать?
- Я не хочу, чтобы она воевала.
- Но Назур, милая моя, - Суринав умоляюще смотрела на нее, - я прошу тебя, скажи, да. Уже все согласны, наш господин, готов меня отпустить, прошу...
- Я не знаю... Мой господин, отпусти ее.
- А как же наша свадьба? - поторопился я остановить всплеск эмоций со стороны Суринав. - Разве ее высочество не обговаривала это с тобой?
- Обговаривала и сам султан тоже совещался с ней по этому поводу. Было решено, если вы, мой господин, согласитесь отпустить меня, то свадьбу мы сыграем позже, после победы над врагом.
- Ну что же... иди...
И тут Суринав бросилась ко мне и крепко поцеловала в губы.
- Спасибо тебе, мой господин. - Она оторвалась от меня и поцеловала Назур, - и тебе спасибо. Я люблю вас.
Она бросилась к двери и исчезла за ней, побоялась, что я передумаю.
Назур вдруг обняла меня.
- Не забывай меня, мой господин.

Командир полка, бородатый, толстый вояка в тюрбане, долго водил карандашом по карте.
- Я, конечно, понимаю, что надо ослабить натиск неверных, но не понимают, что от меня хотят. По логике вещей, противник, даже если я перережу его тылы, может плюнуть на это и смело ворваться в столицу. Такой мощный кулак, как у Халдера, трудно остановить.
Я с уважением посмотрел на умного вояку. Надо же, как мало толковых военных в султанате.
- Это по логике. Конечно, в такой войне снабжение войск можно производить с помощью самолетов, вертолетов или другими средствами. Но пока самолетов у противника нет, вертолетный полк, спешно восстанавливается после больших потерь, остается внутреннее снабжение и быстрый захват столицы. Я вам предлагаю другой вариант, нагло вклинится в тылы наступающих войск и хватать их за пятки.
- Это надо подумать. Я еще такой тактики не видел.
- Я хочу, чтобы вы, господин полковник, вышли на операцию побыстрей и незаметней. Хорошо бы, если вы заранее спрятались в песках пустыни и следили за движением войск Халгреда, а потом неожиданно вмешались в события.
- Побыстрей я могу, а вот, чтобы незаметно... это трудно. Моя конница должна пройтись здесь, - полковник проводит карандашом по карте, - это как раз мимо южной дивизии, а там соглядаев у неверных, полно.
- Значит обманите всех, скажите, что идете на соединение с Горинбадом.
- Что-нибудь придумаю. Я выступаю, господин советник.
- Удачи вам.

День прошел суматошно. Султан попросил, чтобы я ознакомился с противовоздушной обороной столицы и помог сосредоточить зенитную и другую технику на подступах к городу. Пришлось уточнять в штабе расположение огневых точек и мотаться по столице, проверять их наличие и состояние. Вечером добрался до розового дворца. Мати встретил вежливо и много раз кланялся.
- Какие новости? - спрашиваю его.
- Никаких.
- Где мои невесты?
- Принцесса Назур осталась во дворце его величества, а принцесса Суринав живет в городских казармах.
- Понятно. Приготовь что-нибудь поесть. Я очень устал...

В штабе бедлам. Я сразу же направился в кабинет к Зархи.
- Как дела? - спрашиваю его.
- Плохо. Действительно, Халгред просто смел дивизию Горенбада, она даже не могла оказать сопротивление. Сейчас он завяз в тридцати километрах от столицы и там идут тяжелые бои.
- Где авиация, где верблюжья конница?
- Авиация оказалась бесполезна, когда войска сцепились и все время меняется их местоположение, трудно различить где свои, где чужие. Но то, что нашим достается, это ясно, они медленно катятся к столице. А конница пропала, как ушла в пустыню, так от нее ни слуха, ни духа. Связь мы сами запретили, чтобы не выдавала себя.
- Южная дивизия где?
- Ее генерал Маджибад объединил с охранной дивизией, ввел под одно командование.
- А Северная, где?
- Еще в пути.
- Резерв стоит на месте?
- Да.
- Все равно, поднимайте авиацию, пусть рискует и бьет противника по наводке с земли. Предупредите наземные части и дайте им пароли, чтобы авиация не путалась с чужыми позывными.
- Я так и сделаю.
Проходит час, уже четко слышна канонада на западе столицы.
- Где же конница?
- Нет сообщений.
- Есть какие нибудь еще резервы, кроме дивизии в тылу...
- Только добровольные отряды в столице.
- Пусть они занимают оборону по западной части города.
- Неужели дойдут...
- Пока не знаю.
Проходит еще час. Грохот артиллерии усилился с новой силой, я догадался, что Халгред прошел охранную дивизию и увяз в резерве. И тут произошло, что то непонятное. Канонада стала затихать и быстро удалятся. В кабинет ворвался запыхавшийся офицер связи.
- Бандиты бегут. Только что вышла на связь верблюжья конница, она сделала налет на тылы Халгреда, тот вынужден повернуть свои войска и пробиваться назад.
- Слава богу, отбились Полковник Зархи, поднимайте всю авиацию, все что можете и долбите их пока не исчезнут за рекой Ман.

Это небольшая победа. Я понимаю, что война здесь необычная и затянется слишком надолго, но все же... это пока выигрыш. Султан вызвал меня к себе.
В кабинете правителя, вокруг стола, сидят генералы: Тейя, Ильдар, начальник штаба, разведки, эксперты по иностранным делам и я. Султан вошел уверенно и тут же задвигал ладонью.
- Сидите, не поднимайтесь. Я рад, что начало войны прошло удачно, мы отбились, хотя с большими потерями. Теперь нам надо решить, что делать дальше. Я слушаю ваши предложения.
- Надо укрепляться, - первым начал генерал Ильдар, - срочно подтянуть резервы, скомплектовать новые части, вместо потрепанных старых. Развернуть Северную дивизию по фронту к противнику и вывести на отдых и пере укомплектование войска побывавшие в битве. У меня пока все.
- А что скажет наш советник, полковник Петрофф.
- Я предлагаю, не давать покоя противнику авиацией и создав активные группы, все время трепать им нервы, беспрерывно нападая на тылы и кое-где на вооруженные силы... Хоть это уже и рискованно делать, потому что у противника появилась противовоздушная оборона, но все же не смотря на потери, летать, летать и летать.
- Неплохо, пусть начальник штаба подумает над этим предложением.
В дверь кабинета застучали. Генерал Тейя встал и подошел к двери, он переговаривался о чем то с невидимым человеком, потом подошел к столу.
- Ваше величество, очень приятное известие. Верблюжья конница захватила в плен полковника Халгреда почти со всем штабом. Вот почему дивизии противника прекратили наступление и поспешно ушли за реку Ман. Сейчас пленников везут в столицу. Что прикажете с ними делать?
- Везите сюда. Господа генералы и офицеры, мы прерываем заседание.
Вот это действительно удача. Молодчина командир верблюжьей конницы.

Шесть высших офицеров мятежной армии сидели с одной стороны круглого стола. Сам Халгред выглядит весьма не важно. Его левая щека кровоточит от длинной царапины, один глаз заплыл и залитый кровью мундир, разорван в нескольких местах до подкладки. Остальные офицеры выглядят получше. На другой половине стола сидит сам султан, Тея, Ильдар, начальник генерального штаба, разведки и я.
- Как вы себя чувствуете, полковник Халгред? - спрашивает султан.
- Неважно, ваше величество. Хоть мне и попало по физиономии, но я считал, что издержки войны всегда необходимы.
- Вы хорошо воюете, господин полковник.
- Спасибо, ваше величество, но и вашим войскам надо отдать должное.
- Как же вы попали в плен?
- По глупому, ваше величество. Наш штабной автобус и две машины охраны, отстали от основных сил ровно на пятьсот метров и это послужило причиной трагедии.
- Как чувствует мой брат?
- До наступления на ваши части, он чувствовал себя прекрасно, но сейчас, по видимому, настроение у него упало. Думаю, что после этой неудачи, он поймет, что ваша война затянется слишком надолго.
- Может нам ее вовремя остановить?
- Это невозможно, ваше величество. За вашим братом стоит много влиятельных людей и интересов государств. Навряд ли они захотят мира.
- Чего же они хотят?
- Вашей отставки.
- Ну это им не удастся. Лучше будем воевать дальше.
- Вот это я и предсказываю. У вас много иностранных военных специалистов, весьма толковых и грамотных, - Халгред сделал уважительный кивок в мою сторону. - У нас тоже очень хорошие иностранные специалисты, так что пока получается по людским резервам ничья. Выиграть войну может тот, кто имеет больше денег и технического обеспечения.
- Это я знаю. Считаю, что наша встреча на этом закончится и ваша свобода будет тогда, когда кончится эта война.
Султан поднялся и направился к дверям. Все остальные, даже пленные, из вежливости, встали.

Следующий день прошел суматошно. Я сидел в штабе у полковника Зархи и составлял с ним отчет о военных событиях. Где то, около восьми вечера вспомнил, что возможно меня ждет Гонек в кафе. Пришлось вежливо прерваться составление отчета и удрать на свидание.

Полковник действительно в одиночестве сидел за столиком, перед грядой пустых кружек и бутылочек. Увидев меня, он закивал головой.
- Наконец то. Еще бы пару минут и я уехал. Где вы болтались, черт возьми.
- В штабе.
- Праздновали победу?
- Нет, составлял отчет.
- Не вовремя вы им занялись, - успокоился Гонек. - Здесь накручиваются такие события...
- Что происходит?
- Происходит то, что и должно быть. Выигравшие битву генералы, решили, что они проиграли все...
- Да не томите, полковник. Объясните ситуацию.
- Я хочу вас предупредить, что над вами возможно нависла опасность. Ваши начальники на родине, предлагают вам срочно уехать из страны. А произошло вот что. Пока вы с султаном и его верными друзьями беседовали с пленными, видные султанские приближенные тоже собрались в укромном месте. О чем они там говорили, я не знаю, но знаю одно, на их совещание был инкогнито приглашен атташе Америки, генерал Байкер, а это значит, в султанате назреваю события.
- Но причем здесь я?
- Притом, что будучи советником султана, вы помогли ему выиграть войну. Вот этого, никто не хотел.
- Я делал то, что мне положено...
- Все правильно. Но с сегодняшнего дня, похоже, война кончилась. Вам пора убираться.
- Полковник, я не могу.
- Женится хотите?
- Нет.
- Тогда уходите, это приказ. Завтра утром, у розового дворца вас будет ждать Мерседес с номерами шахского гаража. За рулем мой человек, вывезет за пределы султаната...
- Хорошо.
- Тогда прощай. Больше мы с тобой не встретимся.
Гонек поднимается и крепко жмет мне руку.

Мати встретил, с покорной глупой, улыбкой на лице.
- Господин, хочет вымыться?
- Хотелось бы.
- Сейчас приготовлю.
Прохожу в свои комнаты и валюсь на диван. Вот и все. Моя деятельность закончилась. Хотел подзаработать денег и... ничего не вышло. С другой стороны, хорошо хоть, освобожусь от женитьбы.
В двери постучали и в открытые створки просунулась голова Мати.
- Господин, все готово.
- Иду.
Раздеваюсь здесь же прямо у дивана и голым иду в ванную комнату.

Приятно лежать в теплой воде и тут дверь в ванную комнату с шумом открылась. Нелепая, растрепанная фигура в военной форме, возникла передо мной.
- Суринав?
- Мой господин, беда. Одевайтесь быстрей, бежим от сюда. Скоро сюда приедут убийцы.
- Сколько их?
- Не знаю, но я опередила этих людей на пол часа.
Я вскакиваю, во всей красе, в чем мать родила и, оттолкнув девушку, несусь в свои комнаты. Быстро натягиваю одежды. Суринав мечется у окна.
- Как ты узнала, что меня хотят убить?
- Господин, я встретила одного вашего знакомого, он то и попросил меня, чтобы я вас предупредила.
- Как представился этот знакомый?
- Он назвался Куртом, судя по эмблемам - летчик.
- Где ты его встретила?
- Я отпросилась у командования в краткосрочный отпуск, заехала во дворец отца и встретила его там.
- Так, кажется я взял все, - проверяю карманы. - Пошли.
Суринав вдруг вытащила из кармана пистолет и, оттолкнув меня, сказала.
- Господин, я пойду впереди.
Я кивнул головой.

Мы выходим из дворца. Гвардейца, охранявшего вход, не видно. Суринав настороженно водит стволом оружия по темному садику перед зданием.
- К машине, - шепчет она.
Мы крадучись, идем к джипу. Вдруг прогремел выстрел. Суринав валится на меня и тут началось. Автоматные очереди, отдельные выстрелы и трель пулемета с грохотом вспороли ночную тишину. Над головой с воем пронеслись сотни пуль.
- Господин, у машины засада, - почти кричит мне в ухо Суринав. - Вам придется бежать во дворец к Назур, только там спасение. Я прикрою вас.
- Не дури, не может женщина... - и тут что то обожгло мне плечо. - Вот, черт, - эту фразу я сказал по-русски.
- Что с тобой, мой господин.
- Ничего, кажется задели.
- Беги, господин. Я умоляю..., беги.
- Хорошо.
Неприятно закружилась голова, но я чуть приподнялся и на полу согнутых поплелся в темную часть садика. Кругом бесконечный вой пуль, но мне от боли были как то по фени все эти страсти и шатаясь, как пьяный, все же добрался до деревьев и здесь уже выпрямившись, пошел в сторону дороги.

Во султанский дворец я не попал. На улице было оживленно, полно машин, людей. Мне подвернулся таксист и он то пожалел, окровавленного, подвез до госпиталя.

Я ранен в плечо. Доктор долго ковырялся в моем теле на операционном столе и все же вытащил пулю. Под утро полегчало. Лежу в палате и смотрю телевизор. Нервный диктор сообщает последние новости:
- Только что пришло важное сообщение из дворца султана. Наш дорогой, любимый султан Абу Али Шахирмахш, в пять часов утра скончался от сердечного приступа. Прибывшие врачи не могли восстановить сердце великого человека. Сейчас во дворце собрались все родственники султана и все ведущие деятели страны. Наша телевизионная группа, как и многие другие, остановлена ну ворот дворца гвардейцами и мы не можем увидеть, что там происходит. Не отходите от экранов, появившиеся новости сразу же передадут в эфир.
На экране понеслась реклама. Вот это новость. Как все не вовремя.

На экране ТВ мелькают предсказатели, военные, полицейские. Всех мучает вопрос, кто будет у власти, хотя все знают, о завещании султана. Вот появился полковник полиции и сообщил, что в столице сейчас все спокойно, полиция и гвардия охраняет все важные объекты. Однако, сегодня утром несколько человек пытались навести в городе беспорядки. Попытки полиции уговорить их мирным путем и успокоить не привели к определенным результатам. Пришлось применить огнестрельное оружие. Есть погибшие и раненые. К сожалению, среди погибших оказались родственники султана. Принцесса Суринав, дочь среднего брата, была случайно убита в перестрелке. Мы все знаем эту прекрасную девушку, она первая, когда угроза опасности нависла над страной, пришла на пункт записи добровольцев. Мы скорбим о гибели принцессы и приносим соболезнования ее родителям.
Суринав, боже мой, бедная девочка. Она пыталась спасти меня. Мне стало тоскливо. Все меня пытались спасти. Гонек хотел сегодня вывести из страны, немец Курт хотел предупредить, Суринав хотела вытащить из дворца. Неожиданно около меня застыла фигура в белом халате.
- Здравствуйте, полковник Петрофф.
- Генерал Ильдар?
- Да, это я. С трудом нашел вас здесь. Поднял всю контр разведку страны, чтобы вычислить вас.
- Я нарвался на пулю, господин генерал.
- Знаю. Принцесса Суринав, чтобы защитить вас, отдала жизнь.
- Господи, мир ее праху.
- Хватит валятся в кровати, господин полковник. Сейчас вам вколют обезболивающее и мы отправляемся во дворец. Новый султан хочет видеть вас.
- Значит... все-таки с Али Абу расправились...
Правая рука генерала вдруг заткнула мне рот.
- Никому, никогда не говорите такой ереси. Наш правитель умер от сердца. Так и запомните.
Волосатая ладонь сползла с лица. Подошел санитар и вколол мне большую дозу, какого то раствора в руку. Еще один принес одежду. Я, действительно, почувствовал себя лучше. С помощью санитаров оделся в одежду и даже убедился, что у меня ничего не стащили, кошелек, деньги и карточки на месте. До машины вели те же санитары и там аккуратно посадив на заднее сидение, вытянулись перед генералом.
- Пошли вон, - командует тот им.
Машина рванулась со своего места.

- Скажите, господин генерал, что же произошло в эту ночь во дворце? - не выдержал я молчания в машине.
- Что произошло, то произошло.
- Кто же убил, султана?
Машина резко затормозила и остановилась на обочине дороги.
- Послушайте, господин полковник, ради своей жизни и жизни ваших родных и знакомых, я бы не пытался выяснять, что произошло. Вы, наверно, уже знаете официальную версию, его величество умер от разрыва сердца. Вот и держитесь этой версии...
- А как же вы, ваши друзья, помощники, генерал Тейя..., новая власть не простит вам, активной помощи умершему правителю.
- Это не ваше дело, господин полковник. Вы оказались в стране, у которой свои порядки, свои законы и уж мы позаботимся сами о себе.
- Значит, мятежный брат нового султана скоро должен появится в столице.
- Он уже приехал, на похороны султана и, судя по всему, останется здесь.
Машина опять тронулась с места.

У дворца султана полно народу, машина с трудом протискивается через репортеров, военных и полицию к парадной двери здания. Комментатор был прав, дворец забит родственниками и важными персонами султаната. Генерал ведет меня через толпы придворных, через коридоры к апартаментам султана и перед дверью, охраняемой гвардейцами, останавливается.
- Полковник, подождите здесь.
Сам он исчезает за дверью, а я сваливаюсь в свободное кресло.

Только через пол часа меня пригласили к новому султану. Молодой Гоши Абу Шахирмахш, в белом парадном мундире, ждал меня, сидя в кресле. Рядом стоял Ильдар и о чем то говорил повелителю.
- Здравствуйте, господин полковник, - первым поздоровался султан.
- Здравствуйте, ваше величество.
- Наша встреча происходит при весьма трагических обстоятельствах. Умер мой отец и погибла ваша будущая невеста.
- Это так, ваше величество. Я высказываю соболезнование вам и вашей семье в смерти выдающегося человека.
- Я пригласил вас, как лучшего советника отца по военным вопросам, чтобы получить от вас соответствующую информацию. Что нам делать дальше?
- Ваше величество, вы наверно знаете лучше меня всю обстановку в стране. Я лишь могу констатировать один маленький факт. Война кончилась и новому правителю надо затаиться и временно допустить то, что от него сейчас требует международная обстановка, внутренние силы в стране и даже бывший противник.
Султан и генерал смотрят на меня пристально и молчат.
- Почему вы все таки так считаете? - наконец спрашивает султан.
- Потому что вам, ваше величество, первое время надо продержаться у власти. Сейчас у вас врагов в десять раз больше, чем друзей и вам придется теперь, долгое время уступать и осторожно выбирать и приближать к себе самых верных сторонников.
Султан встал с кресла, подошел к окну и осторожно выглянул на улицу. Потом вдруг резко повернулся.
- Может вы и правы. Меня даже пугает, что некоторые ваши оценки событий совпадают с мнением моих новых друзей. Не сговорились ли вы? Впрочем, это уже не важно. Хочу вас обрадовать. Раз война кончилась, то мы можем отменить военное положение и распустить корпус советников. Естественно, под это положение попадаете и вы, но... мой отец хотел выдать за вас свою дочь...
- Ваше величество, извините, что прерываю, но честно говоря, султан не очень хотел этого, на этом настаивала только ваша матушка, она то и заставило его это сделать. Когда я спасал вашу сестру Назур от гибели, то не знал, что попаду под жесткие законы вашей страны. Я просил вашу мать, ее величество, не делать это, так как я иностранец и потом... уже женат, но у нее нашлись доводы, чтобы предрешить свадьбу.
- Выходит, вы, господин полковник, не хотите женится?
- Да, ваше величество. Раз война кончилась, отпустите меня домой.
Опять тишина. В этот раз высказался Ильдар.
- Отпустите его, ваше величество. Здесь у него много врагов, оставить его здесь, это все равно, что убить. Принцесса Суринав погибла, чтобы спасти ему жизнь, зачем нам нарушать завет принцессы. Я не уверен, что он здесь доживет до свадьбы или после нее, пусть уезжает.
- Хорошо, пусть уезжает. Наградите его как следует, - обращается к генералу султан.
- Слушаюсь, ваше величество.
- Господин полковник, прежде чем уехать, зайдите к моей матери, она очень хотела вас увидеть.
- Хорошо, ваше величество.
- Прощайте, господин полковник.
Султан подошел ко мне и крепко пожал руку.

Лицо, ее величества, чуть опухло, толи от переживания, толи от слез.
- Здравствуйте, господин полковник, - ласково сказала она и протянула мне руку.
Я поцеловал ее.
- Здравствуйте, ваше величество.
- У нас большое горе, господин полковник, но когда мне доложили, что вы покидаете нас, я урвала несколько минут, чтобы поговорить с вам на последок.
- Я очень скорблю, ваше величество.
- Я принимаю боль вашего сердца, покойный очень ценил вас.
- Его величество, сумел отобрать меня среди сотни специалистов, для того, чтобы помочь ему отстоять свою страну...
- Я это знаю. Знаю, сколько сил вы отдали для этого. А теперь поговорим о наших оставшихся заботах.
- Ваше величество, я только что ушел от нового правителя, он как раз тоже решал мою судьбу. Султан пожелал освободить меня от свадебных обязанностей и пожелал принцессе Назур выйти за муж за другого мужчину.
- Я так и знала, что вы добьетесь этого. Пользуясь таким горем, вы сумели уговорить моего сына...
- Это не так, ваше величество. Принцесса Суринав, защищая мою жизнь, пожелала перед смертью, чтобы я быстрей покинул эту страну. Она считала, что у меня врагов больше, чем у кого либо и ни какой брак не спасет от смерти. Султан решил выполнить волю покойной.
- Да... да..., принцесса Суринав... Она была умной и храброй девушкой. Хорошо, раз так решил мой сын, пусть так и будет. В знак большой благодарности к вам, я решила подарить вашей жене и дочке небольшие подарки. Эй, - она хлопнула в ладони.
Из незаметной дверцы в стене вышел генерал Тейя, сзади шел гвардеец держа в руках два упакованных чемодана.
- Достал, ваше величество, - говорит он, кивая гвардейцу, чтобы тот поднос чемоданы к нам.
- Молодец. Господин полковник, вот ваш подарок.
- Спасибо, ваше величество.
Я склонился перед ее величеством, что прикоснуться к ее руке и тут меня ударило в плечо, боль пронзила тело.
- Что с вами, господин полковник.
- Меня ранили, ваше величество.
- Так чего мы его мучаем. Господин генерал вызовите врача, проводите господина полковника в какую-нибудь из комнат дворца и сделайте так, как я вас просила...

Долго меня в стране решили не держать. Еще раз отвезли в госпиталь, перевязали, напичкали лекарствами и... переправили в аэропорт. Провожал генерал Ильдар. Мы сидим на диванчике и смотрим на самолеты, передвигающиеся по полю.
- Вы все получили, полковник?
- Нет, не получил только заработанные деньги.
- У вас карточка султана, я проверил, за ней числится в банке триста тысяч долларов.
- Тогда, я получил все. Я думал вы возьмете карточку обратно.
- У меня тоже есть для вас подарок.
Генерал помахал рукой и жирный араб, одетый в черный цивильный костюм, подтащил нам чемодан.
- Султан просил, чтобы я чем то отблагодарил вас. В этом чемодане, его и мой подарок. Чтобы вас таможенники не очень трепали, вот документы на провоз этих вещей.
Генерал вытаскивает из внутреннего кармана кителя пакет и передает мне.
- Прощайте, господин полковник.
Мы крепко пожимаем друг другу руки.

В самолете стюардесса подала мне пачку газет. Я с жадностью набросился на чтиво. В стране объявлен мир и применение. Пленные офицеры, во главе с полковником Халгредом освобождены и выпущены на волю. Мятежный брат принят в столице новым султаном и поклялся служить ему верой и правдой. Всех наемников приказано выдворить из страны.
Кто то хлопнул меня по плечу, я чуть не взвыл от боли.
- Сволочь...
- Николай, ты чего? - слышу знакомый голос.
- Курт? Сумасшедший черт. У меня плечо болит.
- Сочувствую старина. Стюардесса, - рявкнул мой товарищ на страшную женщину в фартучке, - коньячка сюда и лимончик. Да побыстрее, у пассажира стресс.
Боль потихонечку отходит. Стюардесса вместо коньяка приносит стакан с водой и несколько таблеток.
- Это у вас стресс? Выпейте, сразу же пройдет, - говорит она мне.
Я запиваю таблетку. Женщина забирает у меня стакан и уходит
- Как ты здесь очутился? - спрашиваю Курта.
- Меня выдворили из страны. Полечу на родину, а там... поищу что-нибудь новенькое. Наемники везде будут нужны.
- Спасибо тебе, за то что предупредил меня о нападении...
- Твоя девчонка оказалась крутой, на такой действительно не грех было женится.
- Суринав погибла.
- Знаю. Я в тот день только что приехал из-за реки Ман в столицу, и отправился во дворец моего друга, брата султана, а тут оказывается заговор... Распределяли отряды во все районы столицы, кого убить, где захватить важные объекты. Узнал от братца, что готовы хлопнуть тебя и тут мне подвернулась принцесса, его дочь , ей то и сумел сообщить...
- Я не понимаю в этом перевороте одно, почему не убили генералов Ильдара и Тейя, ведь они были самыми верными слугами своего хозяина.
- Ты разве не догадался? Они тоже участвовали в этом заговоре и причем играли не маленькую роль. Ради единства страны и ее выживания в мировом масштабе, генералы предали своего султана.

Господи, какие ужасные события окружали меня.

Санкт-Петербург 2006 г.
 

© Copyright Evgeny Kukarkin 1994 -
Постоянная ссылка на этот документ:

[Главная] [Творчество] [Наши гости] [Издателям] [От автора] [Архив] [Ссылки] [Дизайн]

Тексты, рисунки, статьи и другие материалы с этих страниц не могут быть использованы без согласия авторов сайта. Ознакомьтесь с правилами растространения.

Евгений Кукаркин © 1994 - .
Официальный сайт:  http:/www.kukarkin.ru/
Дизайн: Кирилл Кукаркин © 1994 - .
Последнее обновление:
Официальные странички писателя доступны с 1996 г.