Copyright © Evgeny Kukarkin 1994 -
E-mail: jek_k@hotmail.com
URL: http://www.kukarkin.ru/
Постоянная ссылка на этот документ:


Написано в 2006 г.

В АРЕНДУ - ПОДРУГУ

Даже в тур агентстве удивились, что я еду за границу один.
- Неужели у вас нет... с кем поехать? - спрашивала молоденькая, беловолосая девушка за стойкой.
- На сегодня, нет. Вот поеду за границу, поищу там приключений, может чего-нибудь и найду.
- Хорошо, а если мы подберем вам подругу...
- Как это понять, проститутку что ли...?
Девушка вспыхивает и становится краснее мака.
- Это, как вы пожелаете.
Последнее замечание меня заинтересовало.
- У вас даже есть девушки нормальные?
- Молодой человек, у нас есть всякие. Мы заинтересованы, чтобы наши клиенты отдохнули хорошо и поэтому предлагаем различный сервис услуг.
- Прекрасно, тогда упакуйте образованную, здоровую, симпатичную, сексуальную, не стерву, только для меня и самое важное, толковую...
- Умную, хотите сказать.
- Да, можно сказать, так.
- А вы оказывается презираете женщин.
- Ни в коем случае, когда я их люблю, я их ношу на руках.
- Так вы согласны, чтобы мы подобрали вам подругу?
- Платить за нее буду я?
- Конечно.
- А если мне она сразу не понравиться?
- Мы постараемся подобрать для вас достойную партнершу.
- И все же, а вдруг не подойдет. Кто же мне тогда заплатит неустойку?
- Это риск. Как в бизнесе, если вложил в дело деньги, это не значит, что может быть прибыль, иногда все прогорает.
- Э... нет, мне здесь дают партнера, которого я не знаю и не видел, а там... в бизнесе, я десять раз изучаю куда вкладывать деньги, так что никаких сравнений.
- Решайте сами. Наша фирма со своей стороны, предлагает вам услуги вполне качественные. Если поверите, то заключайте контракт.
- Ладно, уговорили. Я согласен. Только все же, подберите отличную девчонку.
- Вот вам анкета, заполните ее, мы по ней найдем вам подругу.
Здесь мне пришлось поломать голову, трудно по вопросам анкеты описать свою мечту.

До туристической поездки еще две недели, а у меня скопилось много дел.
Во первых, надо как то оттянуть договора с проклятыми канадцами, которые смотрят на нашу фирму жадными глазами и готовы ее мгновенно слопать. Шутка ли, единственное в мире предприятие, продающее твердый газ. Не верите, что он есть? Тогда загляните в справочники, знаменитое месторождение в Сибири у села Калюжное уже наше. Еще лет пятьдесят тому назад здесь погибло пятеро рабочих, когда по неопытности, выломали во вновь прорываемой штольне, серую глыбу камня, по весу, необычно легкую и засунули ее в вагончик, где всегда прогревались. Взрыв был такой, что ни вагончика, ни рабочих. С тех пор штольню никто не трогает. Из-за того, что в самой туннели температура минус шесть - минус восемь, сам твердый газ не испаряется, а запасы его, как подсчитали специалисты, при интенсивной разработке, на сто лет хватит. Наша фирма купила брошенную разработку и, теперь, в специальных железнодорожных термосах и холодильниках, рассылает необычный камень, по всему миру.
Во вторых, я должен сдать экзамен по японскому языку. Давно наметил эту страну, для сбыта дешевого газа, хочу сам, без посредников говорить с этими господами и закидать их сырьем. Три года назад поступил в университет на заочное отделение, на кафедру иностранных языков и, теперь, кончаю ее.
В третьих, надо окончательно оформить развод с моей дурой. Год назад женился на симпатичной девчонке, а она оказалась глупей черепахи, да и та, по моему, по умственному уровню будет выше ее. Во всем виновата мамаша моей жены, у которой распахнулись жадные глазенки на мое богатство, вот и учила свою дочь всякой гадости, чтобы вытянуть из меня лишнюю сотню баксов или рублей. Месяца три назад, послал их к черту, выгнал жену из своей квартиры, слава богу, не прописал ее в ней, и купил хороших адвокатов, чтобы юридически оформить развод.

Канадцы воспитанные ребята, сначала о делах ни слова. Узнали, что еду в Турцию, сразу же заторопились с советами.
- Обязательно поезжайте в Трапезунд, - с жаром говорил мне Маклоски, коммерческий директор крупной газовой компании. - Это самый современный город..., мне даже больше понравился, чем Стамбул.
- А какие там пляжи..., - стонет менеджер этой фирмы, Генри Паттон, - Самая, что ни наесть экзотика...
- У меня это все записано в рекламке.
- Это конечно замечательно, - отвечает Паттон, - но вы, мимо всех прелестей пролетите стрелой и не успеете заметить, то что необходимо увидеть пытливому иностранцу. Хотите совет?
- Давайте.
- Обязательно возьмите камеру и снимайте все что увидите, потом дома, сами удивитесь тому, что попадет на экран.
- Ладно, я приму ваш совет.
Итак вступление окончилось и Маклоски начинает первые фразы о деле.
- Николя, вы не хотите подумать о развитии производства?
- Все время думаю.
- Может быть мы сможем вам помочь?
- И какие ваши предложения?
- Внесем инвестиции в добычу газового камня и более усовершенствуем вашу технологию.
- У меня другие проблемы, гораздо сложнее добычи. Я вам хочу ввести контр предложение. Заняться совместными научными разработками, по транспортировке газового камня по всему миру. Здесь самая главная сложность в том, что большие объемы пока перевозить нельзя. Малые же мы уже освоили и успешно проталкиваем по всем странам...
- Большие, это как?
- В объеме железнодорожного термоса или морозильника.
- Ух ты...
- Маклоски, а почему бы и не помочь Николаю? - отрывается наконец от бумаги Паттон. - Я вижу здесь огромные перспективы. Представляешь, совместная компания по транспортировки газового камня. Один железнодорожный термос, это при интенсивном использовании, обеспечить газом треть нашей страны на день.
- Я не против.
- Ну вот, мы и договорились, - подвожу итог я. - Через месяц я возвращаюсь из отпуска и вы, к этому времени, подготовьте документы.
Канадцы морщатся, но я вижу, что они согласны и на это. Я догадываюсь, что у них уже были подготовлены документы на кабальные инвестиции и они так мечтали, что сегодня я их подпишу. Черта с два, я еще посмотрю, что они там еще нам накрутят, пока тянем резину, мне надо успеть переговорить с японцами. А встреча у меня с ними... в Турции, представители их фирмы приедут на отдых туда.

Экзамены идут полным ходом. Нас осталось семь человек. Я сижу в компании двух девчонок с дневного факультета и забавляю их страшилками. Эти умные девочки хорошо разбираются в мужчинах и поэтому стараются привлечь внимание поддакиванием и ласковыми прикосновениями.
- ... А головка его затылком... стук..., стук по ступенькам, - делаю я страшные глаза.
Нюся с левого бока, прижимается к моему плечу крепкой грудью и делает вид, что ей страшно, Надежда, с правой стороны, распахнула глазки и в них дикий восторг.
- Что же ты делаешь? Кричат извергу соседи, - продолжаю я байку, - ребенку больно. Ничего особенного, - отвечает изверг, - чтобы ребенку не было больно, я забил ему в затылок гвоздик с большой шляпкой.
Знаю, что анекдот глупый и идиотский, но им всегда проверяю искренность слушающего человека. Девочки хихикают, Нюська прямо заливается от смеха, а Надька, поглаживает по плечу и говорит.
- Ты сам, дурачок.
Вдруг, напротив открывается дверь и от туда вылетает Фима, наш сокурсник. Он несется мимо нас по коридору и исчезает в его глубине.
- Не сдал, - хмыкает Надя. - Чертовы иероглифы, пять лет учусь их писать, произносить и все время руки дрожат.
В щель двери высовывается старая грымза, наша преподавательница японского языка.
- Николай Шатров, - скрипит ее голос.
Я встаю.
- Девчонки, не пуха...
- Иди-ка ты..., - хохочет Нюська и шепотом добавляет куда надо идти.

За приемным столом два человека, мужчина и женщина. Мужчина больше похож на высохшего китайца с желтым лицом. Женщина - истинная красавица. Правильные, почти классические черты лица, мощная копна волос и кожей чувствую, что под столом у нее высокие стройные ноги. Наша преподавательница представляет меня комиссии.
- Николай Шатров.
Красивая женщина разбирает бумаги, лежащие перед ней и находит нужный листок.
- Господин Шатров, можете взять экзаменационный лист, - певуче говорит она, указывая на разбросанные на углу стола, аккуратно нарезанные полоски.
- А зачем, может быть и так?
В глазах у женщины появляется любопытство.
- Смотрите сами, здесь сидит профессор Токийского университета господин Фуми Хатояма, который очень строг...
- Мне профессор совсем не интересен, более интересны и прекрасны вы... Смотреть на вас одно удовольствие.
Женщина смешалась.
- Шатров, прекратите, мы на экзамене, а не на улице, - слышу из-за спины скрипучий голос преподавательницы.
- Я готов.
- Господин Хатояма, - по-японски обращается женщина к мужчине, - этот студент готов отвечать без подготовки. Он...
- Господин профессор, - вмешиваюсь я тоже по-японски, - прошу меня извинить за бестактность, но меня все время гложет любопытство. Сам я прошел короткую практику в Иокогаме и, все равно, не смог найти ответа на многие не понятные для европейца вещи. Как все-таки японские мужчины охмуряют красивую девушку или женщину, если первый раз встретят ее на улице, в метро или в кафе..., или даже, на... экзамене? Почему это я говорю? Просто мне показалось, что ваши соотечественники настолько невозмутимы и сдержаны, что готовы проскочить мимо лакомого кусочка...
У женщины глаза на лоб полезли от изумления, закашляла сзади моя преподавательница, невозмутим остался японец.
- Это вам показалось и наши мужчины знакомятся везде обыкновенно, - ответил он. - В основном, как и в Европе, только со своими национальными особенностями...
- Не входит ли в эти национальные особенности стремление сразу же узнать друг друга поближе.
- Это чисто личные проблемы. Культурный человек соблюдает норму человеческих отношений.
- Поверьте профессор, это, наверно, скучно для культурного человека. Когда я вижу перед собой красивую и умную женщину, мне сразу же хочется затащить ее в постель.
При этом я посмотрел на его соседку. Сзади по-русски заскрипела преподавательница.
- Шатров, вы переходите все рамки приличия. Не забывайтесь, где вы находитесь...
- Извините профессор, я просто любопытный человек и то, что я увидел на практике в Японии, меня... позабавило.
- Вы очень интересный человек, господин Шатров. Я испытываю удовольствие, говоря с вами. Хоть вы немного и запинаетесь, однако правильно подбираете звуки и составляете предложение. Не сомневаюсь, что четко написать иероглифы, вам так же не составит труда. Госпожа Соловьева, я считаю, что молодого человека можно отпустить.
- Так ваше фамилия Соловьева? Я рад познакомиться, - кланяюсь женщине.
В ее глазах уже ярость.
- Профессор, так мы его просто и отпускаем? - возмущенно спрашивает она.
- Конечно.
- Госпожа Соловьева, - опять говорю я, но уже по-русски. - Вы меня даже можете просто и не отпускать. Я согласен с вами встретится... Давайте...
- Вон, - изменила тон женщина. - Вон от сюда, иначе я в вас запущу чем-нибудь.
Для острастки она схватила толстый журнал со стола.
- Слушаюсь и повинуюсь.
Я встал и пошел к двери. У нее остановился и повернулся к присутствующим.
- Так я сдал экзамен или нет? - спрашиваю по-японски.
Женщины застыли в своих позах и молчат. Один профессор кивает головой.
- Сдали.

- Ну как, сдал? - сразу же набросились девчата.
- Сдал.
- А что спрашивали, как по грамматике...? - пищит Нюся.
- В основном ничего особенного, поговорили и... разошлись.
- Надежда Коврыгина, - раздался в дверях голос нашей преподавательницы.
- Это меня. Господи... пронеси..., - молится в потолок Надежда.

Суд, это комедия. Толстая мамаша моей жены, все время вмешивается в процесс, подменяя иногда своего адвоката, тощего, хитрого мужичонку.
- Раз они жили вместе, то теперь все поровну, - выкрикивает она. - Моя дочь заслужила, чтобы получить половину собственности и акции предприятия.
Ее адвокат пытается спасти положение.
- Мои клиенты предлагают в разумных объемах поделить недвижимость.
- Заткнись, - шипит мамаша. - половину и все.
- Прошу замолчать, - говорит ей судья, - вы мешаете вести процесс. - Когда все успокаиваются, она кивает головой моему адвокату. - Продолжайте задавать вопросы.
Моя бывшая жена отвечает на вопросы.
- Вы составляли брачный контракт, перед свадьбой? - спрашивает ее адвокат.
- Нет.
- Какие средства, выражаясь в денежном отношении или в имущественном, вы принесли с собой в новую семью.
Жена вопросительно смотрит на мамашу.
- Достаточно того, что она принесла себя, - вскрикивает та. - Такая красавица стоит миллион долларов.
Мне становится смешно и грустно. Смешно от того, что идет такой веселый процесс и грустно от того, почему я не смог разглядеть в этой, действительно, красивой кукле, такую дуру. Женщина судья, по моему, тоже поняла суть дела и через тридцать минут я вышел из зала свободный. Суд обязал меня выдать смехотворные откупные моей бывшей половине, всего то двенадцать тысяч рублей, за то что она покупала мне подарки ко дню рождения и иногда кормила за свой счет. Не знаю, от куда эти то деньги у нее взялся, но видно воровала у меня потихонечку, а потом выдавала за свои.

Вот и начался отпуск. Я приехал в аэропорт за два часа до отлета самолета. Здесь должен встретить свою новую подругу, которую обещало найти тур агентство. Чтобы ничего не перепутать, агентство прислало сюда посредником, ту самую девушку, с которой я заключал сделку.
- Так, где же моя новая подруга? - спрашиваю ее.
- Сейчас подойдет. Я ей звонила домой до отъезда сюда. Она сказала, что уже стоит в дверях с чемоданом.
- Надеюсь, мне не придется сразу же ее отправлять обратно домой, прямо от сюда.
- Господин Шатров, вы очень нетерпеливы. Чтобы познать женщину, ее надо изучать всю жизнь...
- Я уже выгнал одну такую красавицу из своего дома и познавать ее до конца жизни мне совсем не захотелось.
- А вот и она.
К нам шла..., я даже онемел и не поверил, сама мадам Соловьева, та самая, что меня экзаменовала по японскому языку. Мой агент пошла ей на встречу.
- Шурочка, - обратилась к ней Соловьева, - а где мой...
И тут она подняла голову и увидела меня. Ее прекрасный ротик открылся от изумления
- Лиза, он вот. - Шурочка обернулась ко мне и все поняла. - Так, выходит, вы знакомы?
- Вы? - только и сумела сказать моя экзаменаторша.
- Шурочка, - обращаюсь я к агенту, - ваша фирма сделала прекрасный выбор. Благодарю вас.
- Я никуда не поеду, - вдруг заявила Лиза. - Вы несносный человек, Шатров.
- А я такой считал вас. Думал тогда на экзамене, ну до чего же красивая женщина, неужели, она такая же, как все...
- Что значит, как все, глупые, что ли?
- Нет. Когда вы рассердились, я понял, что есть исключения.
- Раз вы уже давно знакомы, я вас покидаю, - говорит нам Шурочка. - Удачного вам отдыха.
- Нет, нет, нет. Я с ним не поеду, - заволновалась Лиза.
- Успокойся, Лиза, он неплохой парень, - отвечает ей агентша, - ему просто не хватает одного пунктика. По-видимому его женщина обидела и теперь эту обиду он переносит на нас. Ты справишься. До свидания, желаю тебе неплохо отдохнуть.
Шурочка пошла на выход.
- Я тоже считаю, что мы с вами поладим, - успокаиваю ее. - Пожалуйста, не сердитесь на меня за ту выходку на экзамене.
Она ничего не ответила, устало облокотилась на стойку и задумалась.

Летим в самолете, сидя рядышком. Лиза долго молчала, потом все же повернулась ко мне.
- Я хочу с вами обговорить наши отношения...
- Не надо. Будьте проще и расслабьтесь. Мы летим отдыхать и не надо мне головной боли еще от каких то сложностей. Мне их хватает на работе.
- Но...
- Я повторяю, никаких, но...
Она опять отвернулась.

Нас поселили в пяти-звездочном отеле. Номер отделан шикарно, две комнаты заставлены стильной мебелью и несколько картин на стенах рассказывают о захвате Наполеоном Египта. В каждом углу живые цветы. Лиза с восторгом разглядывает убранство.
- Какие они молодцы, - говорит она, - умеют же нормально жить.
- Ты бы лучше посмотрела, какая у них ванна.
Она идет в ванную комнату и я слышу ее вопли восторга.
- Да она же воздушная...
Слышен шум воды, потом все стихает и Лиза возвращается в гостиную комнату, она присела на край дивана.
- Оказывается вы еще знаете и английский язык, - замечает она. - Я заметила, как говорили на нем с таможенниками, свободно, как по-русски.
- А вы разве не знаете его?
- Нет.
- Мне по долгу службы приходится изучать языки, иначе какой современный бизнес пойдет в гору, если тебя не понимают иностранцы.
Она кивает головой. Пока я скидываю рубашку, Лиза молчала, разглядывая меня и только после того, как одел новую, сказала.
- Я так спешила, что не успела узнать у Шурочки, какие здесь достопримечательности...
- Вы давно знакомы с ней?
- С Шурой то? Недавно, почти три месяца назад.
- И уже за это время, нанимались в поездки по разным странам?
- Я преподаю и мне трудно выбраться куда либо, но все же, благодаря Шурочке, сумела урвать неделю и побывала в Токио, как переводчик сопровождала богатую семью.
- Как же вы рискнули отправиться в этот круиз, да еще с незнакомым мужчиной?
- Агентство мне давала гарантию, что все будет в порядке. Они собрали о вас все сведения и сумели убедить меня, что вы не маньяк, не убийца, не псих, вполне здоровый человек с обычными наклонностями.
- Ничего себе. Ну ладно, сейчас приведи себя в порядок, отдохни немного и мы отправимся с тобой на ужин. Постарайся одеться поскромнее.
- Это почему?
- Здесь ярких женщин могут украсть.
- Шутишь.
- Когда очутишься в гареме богатого турка, будет не до шуток.
Она ничего не сказала и пошла в ванну.

Лиза пришла ко мне из ванной в темной юбке до колен и светлой кофточке, распахнутой для обозрения голубого лифчика. Волосы, огромной охапкой, пережатые лентой, лежат на спине.
- Я готова.
- Прекрасно, пошли.
- Вы говорите это так равнодушно, будь-то я кукла...
- Нет, вы вполне привлекательная женщина и мне будет не стыдно оказаться с вами в любом, самом шикарном заведении.
Ее глаза потемнели от обиды. Лиза сжала губы.
- Разве здесь есть шикарные заведения?
- Судя по сопроводительному буклету, нас ждут в ресторане при отеле.

Похоже, что в ресторанчике сегодня не будет грустно. Слышны родные русские голоса и даже небольшой ансамбль на крохотной сцене, наяривает знакомые мелодии бездарной Арбакайте. Руководитель поездки, энергичная, сухая как вобла, мадам Губанова с большим блокнотом в руках сразу же оказалась рядом с нами.
- Фамилия? - закаркала она.
- Шатров.
- Шатров... Шатров... Ага, вот вы, - ее палец застыл на странице блокнота. - А ваша жена, я чего то не вижу ее в списке.
- Она со мной прибыла под другой фамилией. Ее фамилия Соловьева.
- Да, есть такая, внесли в список самой последней.
Лиза уже было открыла рот, чтобы что то возразить, но передумала.
- Ваше место за столиком семнадцать, - прокаркала мадам Губанова и презрительно поглядела на мою подругу.

За столиком уже два места заняты. Там сидит толстая женщина, со светлыми кудряшками волос, и миниатюрная девушка с чуть вытянутым лицом и кичкой на голове, обе дружески закивали головой.
- Вы к нам? - осипшим голосом спросила женщина.
- Да.
- Очень хорошо. Меня звать Марина Степановна, а это Катя, моя дочка.
Катя опять закивала головой, уже подтверждая свое имя.
- Это Лиза, меня зовите Николай, - представляюсь я.
Мы поудобней усаживаемся и тут же усталая официантка бухнула на наш столик поднос набитый тарелками с какой то экзотической едой. Она небрежно раскидала приборы и еду и отвалила, унося с собой неприятный запах кухни.
- Черт, а где вино? - удивился я.
- Вина не будет, - пропищала Катя. - Мама говорит, что у арабов сухой закон.
- Да, да, - закивала головой ее мамаша.
- Это у арабов, а у нас нет. Сейчас сделаем.
Я оторвался от стола и пошел к бару.

Бармен быстро все понял и ловко составил коктейли для женщин и водку для меня. Вдруг рядом со мной очутилась смуглая молодая женщина с роскошным декольте в темно-синем платье, из которого выползла красивая грудь.
- Молодой человек, не угостите пивом?
- Бармен, кружку пива для дамы?
- Похоже все эти... присутствующие жмоты. Вы единственный из них, кто пошел в бар, чтобы заказать выпить.
- Они еще не разошлись. Как только придут в себя, то закатят такие пьянки...
- Давайте познакомимся?
- Давайте.
Бармен поставил перед ней кружку пива, она немного отпила и поставила на стойку.
- Зовите меня Нед Гамильтон.
- Красивое имя, а фамилия, класс, так и пахнет историей. Меня звать Николай.
- Хорошо, Николай. Вы один или кого-то ждете? - продолжает допрашивать меня Нед.
- Не жду, у меня красивая девушка, вон в той компании, - я оборачиваюсь и показываю пальцем на мой столик.
- А жаль. Вы мне очень понравились.
- Извини, Нед, может мы с тобой еще увидимся, но сейчас меня ждет компания. До свидания. Бармен, поднос с коктейлями готов? Тогда счет.

Мать Кати запротестовала, когда я ее дочке подвинул бокал с коктейлем.
- Ей еще рано, не надо спаивать ребенка.
- Мама, ну как тебе не стыдно, я уже перешла школьный возраст..., - пищит ребенок.
- Это безалкогольное, - подсказал я.
- Тогда другое дело.
- Простите, но тут сказали, что ваша дочь перешла школьный возраст. Она... работает, учится?
- Не то, не другое. Катенька отдыхает, у нее академический отпуск.
- Николай, - слышу тихий голос Лизы у уха, - не задавай бестактных вопросов.
- Слушаюсь и повинуюсь, моя богиня.
Богиня фыркнула и стала доедать салат. Я же поднял рюмку водки.
- Вокруг меня женщины и мне ни чего не остается сделать, как выпить за них и за удачный отпуск.
Все выпили..
- То что вокруг вас женщины, это мы заметили, - говорит Марина Степановна, ставя свой бокал на стол. - Только отошли от нас и вас сразу атаковали местные бабы. Мы видели как вы флиртовали с красоткой у стойки.
- Очень симпатичная девушка.
- Еще бы, она вытащила все что могла наружу...
- Ее можно простить, это ее бизнес.
Лиза подняла голову от тарелки и с интересом поглядела на меня.
- Ты ли это, Николай?
- Я. Толи еще будет, моя богиня.
- Не называй меня богиней.
- Хорошо, я назову тебя... Клеопатрой.
Катя прыснула в тарелку. Марина Степановна важно заметила.
- Говорят, Клеопатра была самой красивой женщиной Востока.
- Я согласен.
Чтобы оторваться от этой глупой бабы, я предложил Лизе.
- Ты не против, если я приглашу тебя на танцы.
- Не против.
Она поднялась, вместе со мной прошла к площадке, где уже медленно крутились две пары и положила руки на плечи.
- Ты устал от нашей соседки?
- Правильно заметила.

В свой номер мы вернулись около одиннадцати вечера, посидели бы в ресторанчике еще, но нас вежливо выпроводили вон. Оказывается некоторые порядки в Турции, как в России. И вот здесь, Лиза заволновалась.
- Как мы будем спать?
- Как и все нормальные люди, в постели.
- Но...
- Ты что то хочешь сказать?
Она заколебалась.
- Нет... Ничего... Но мне кажется, у нас все получается как то слишком... сухо. Ты всегда такой... резкий?
- Не всегда. В этом ты еще убедишься.
Лиза долго возилась в ванной и когда вышла от туда в белой, короткой, ночной рубашке, я по глазам ее увидел, что она шла в омут...

Проснулся утром рано. Лиза мирно посапывает на подушке рядом. Тихонечко поднялся, оделся и выбрался из номера.
Администратор подремывал за стойкой, я его окликнул.
- Эй...
- Господину что то нужно? - открыл глаза пожилой человек.
- Нужно. Мне нужны свежие цветы.
- Разве в вашем номере недостаточно цветов?
- Мне не надо для номера, мне они нужны для любимой женщины.
- Я понял, господин. Я сейчас пошлю мальчика, он принесет их.
- Вот тридцать долларов, хватит?
- Вполне.
Из-за шторы вынырнул сонный парнишка. Администратор ему объяснил что то на родном языке и тот, схватив деньги, исчез.
- Господину еще что то надо?
- Да. В этом отеле отдыхают японцы?
- Да, господин.
- Прекрасно.
- Не подскажет ли мне господин, как его фамилия.
- Шатров, Николай Шатров.
- Если мне память не изменяет, к вам пришла почта.
- Почта?
Я изумлен. Только прилетел в Турцию и надо же, уже пришла почта. По моему я никому адреса не давал. Администратор копается в пачке конвертов и протягивает мне два письма. На одном, корявая надпись на английском языке: "Николаю Шатрову." Другое - чувствуется официальное, четко напечатаны буквы: "Отель... номер 37, Шатрову Н." Надо же даже мой номер узнали. Отошел в сторону от стойки и раскрыл первое письмо. На листке несколько полу печатных фраз по-английски: "Господин Шатров. Мы вас советуем не заключать сделку с японцами. Если вы это сделаете, последствия будут непоправимы." Второе письмо на русском языке: " Господин Шатров. Я рад, что вы прибыли в этот отель и сдержали свое слово. Предлагаю встретится завтра в 18.00. в номере 96. С уважением. Кабасаки." Завтра, это значит сегодня. Я возвратился к стойке. Администратор вопросительно смотрит на меня.
- У вас в отеле есть детектив? - спрашиваю его.
- Да, господин.
- Можно мне с ним встретится?
- Да, господин. Если вы подождете в холле минут десять, я его вызову.
- Я подожду.
Сажусь в кресло и начинаю перебирать в памяти, кому же я насолил...

Передо мной появилась Нед Гамильтон, та самая, с которой я вчера встретился в баре. Сейчас она одета более скромнее, чем в тот раз, свободное платье, многочисленными складками, небрежно прикрывает самые соблазнительные места.
- Здравствуй, Николай.
- Привет, Нед.
- Зачем меня звал?
- Я тебя не звал.
- Мне администратор сказал, что ты ищешь детектива.
- Ты, детектив?
Мне показалось, что у меня крыша поехала, такая красотка и вдруг...
- Не удивляйся. Я детектив. Вот мой жетон.
Она из маленькой сумочки, подвешенной через плечо, выдергивает удостоверение, очень похожее на полицейское.
- Но ты же вчера...
- Вчера у меня был выходной день. Так что у тебя произошло?
Я протягиваю ей письмо с угрозой. Нед внимательно изучает надпись на конверте, осторожно вскрывает письмо и читает. Потом подтаскивает ко мне свободное кресло и садится в него.
- А теперь расскажи мне, чем ты занимаешься, что за сделка и когда она произойдет.
Я не стал ничего утаивать, рассказал ей чем занимаюсь, с кем у меня сделки и где встречаюсь с японцами.
Нед не перебивала, внимательно выслушала и когда я кончил, сказала.
- Николай, оставь мне всю почту, что ты получил сегодня.
- Приглашение японцев тоже?
- Да. Я думаю, что здесь затевается что то серьезное. Мне надо сходить в полицейское управление и кое что уточнить.
- У тебя есть подозрение?
- Да, и очень плохие.
- На.
Я протягиваю ей второе письмо. Она вскрывает его и морщится.
- Здесь славянские буквы.
- Написано по-русски.
В это время в холл с шумом вошел мальчишка - посыльный, с огромнейшим букетом ярких цветов. Он подтащил их ко мне и положил их на столик.
- Господин, вот.
- На, доллар.
Я протягиваю ему деньги и мальчик кланяясь, уходит за свою штору рядом с администратором.
- Это куда столько? - изумляется Нед.
- Моей жене.
- Счастливая твоя жена. Была бы я на ее месте, так не отпускала тебя бы с кровати все время...
- Как я доволен, что ты не моя жена. Скажи, Нед, а как ты совмещаешь обязанности детектива и вот с тем, что... было вчера.
- Никак. Свободное время - мое личное время и никому не должно быть никакого дела, как я его провожу. Только ты не подумай, что я как шлюха бросаюсь на мужиков. У меня есть с кем спать, но красивые, нормальные мужчины всегда привлекали и я с удовольствием стараюсь завести с ними знакомства.
- Ты меня извини, Нед, но скоро проснется моя девушка и я хочу, во время, вручить подарок.
- Конечно. Ты сегодня иди спокойно на встречу с японцами, а я займусь этими угрозами и постараюсь тебя подстраховать.
Гамильтон встает и уходит куда то в конец холла, где мелькают многочисленные двери. Я забираю цветы и иду в свой номер.

Лиза еще спит. Осторожно заваливаю ее тело цветами, а несколько самых крупных роз необычно сиреневого цвета, кладу на столик перед ее головой и на цыпочках убираюсь в гостиную.

Она стояла еще полусонная, в тонкой ночной рубашечке, в дверях и осторожно, двумя пальчиками, держала в руке розу.
- Это мне?
- Тебе..., - я подошел к ней, - за изумительную ночь, за терпение, за радость прекрасной любви.
Осторожно прикоснулся губами к ее щеке. Она уронила розу и обняла меня за шею.
- Спасибо, Коля.
И тут наши губы сошлись. Это был самый удивительный поцелуй.

Наша грымза спустила вожжи, где то забилась то ли в номере, то ли на пляже и теперь туристы постепенно набирают обороты активного отдыха. У многих на столах видны бутылки вина, пива, тарелок с экзотической пищей и фруктов. Я знаю, что вина здесь должны быть приятные, но нам подсовывают, сущий суррогат, хуже наших, зато водка отменная, вся привезена из России. Катя и ее мама сосут коктейли, я начинаю день со стопочки "Столичной", а вот Лиза отказалась принимать спиртное.
- А куда вы сегодня пойдете? - спрашивает нас Катя.
- На пляж.
- А потом?
- Куда-нибудь прошвырнемся.
- Возьмите меня с собой.
- Катя, - пытается остановить ее мать, - молодым людям надо побыть вдвоем...
- Коля, - обращается ко мне Лиза, - может мы возьмем девочку с собой?
- Нет, сегодня не можем.
- Почему?
- Я тебе потом скажу.
Катя надулась, некрасиво сморщив лицо. Чтобы сгладить эту неприятную паузу, Марина Степановна толкнула дочь в плечо.
- Посмотри какие турки пришли... настоящие.
Настоящие турки столпились у бара, в своих ярких фесках. Трое мужиков стояли к нам спинами, а один лениво разглядывал публику в зале. Его взгляд шарил от столика к столику и наконец добрался до нас. Он задержался и я разглядел его физиономию, пробитое шрамами оспинок, крупное лицо с густыми черными усами. Турок развернулся к бармену, словно потеряв к нам интерес. Через пару минут четверка ушла. Мы тоже стали собираться, пора насладится южным солнцем.

На пляже, полно туристов, лениво развалившихся на белом песке. Катя и Марина Степановна устроились рядом с нами. Сквозь дрему слышу разговор женщин.
- Какая вы красивая, тетя Лиза, - говорит Катя.
- Да брось ты, Катенька, у тебя прекрасная фигура, тебе ли завидовать.
- С моим лицом парни не очень то хотят встречаться...
- Нормальное лицо.
- И я ей говорю, что у тебя все в порядке, - вклинивается в разговор Катина мама.
- Да... в порядке... Дядя Коля, например, даже смотреть не хочет.
- Не обращай на это внимание, дядя Коля суровый мужчина, у него очень жесткие взгляды на жизнь, поэтому он не очень то балует женщин и девушек своим вниманием.
- На вас то он обратил.
- Это просто одна из удивительных историй, в которой случайно оказалась я.
- О... смотрите, - опять голос Марии Степановны, - появились те же турки...
- Какие?
- Что в ресторан приходили.
Сон мгновенно улетучился. Я насторожился и поднял голову. По пляжу проходил все в той же красной феске, покрытый шрамами от оспинок, усатый турок. Как и в тот раз, он разглядел нашу компанию и пошел дальше. Я опять рухнул на песок. Чтобы это значило? Может совпадение.

До 18 часов много времени. Мы с Лизой бродим по приморскому городку. Я сумел заманить ее в ювелирную лавку. Грузный, седой турок, видимо хозяин лавки, сразу оживился при нашем появлении. Он сначала залопотал по своему, потом, поняв, что мы ничего не понимаем, вдруг заговорил на корявом русском.
- Руськи?
- Русские.
- Надо... руськи..., - тут он развел руками по витринам.
Я склонился над стеклом и стал рассматривать украшения. Лиза тоже разглядывала витрину, только другую. Мое внимание привлек, большой, густого, темно красного цвета, камень, вправленный в коготки поддержки, на миниатюрной золотой цепочке. Я ткнул продавцу в него.
- Покажите...
Турок достал камень и опять залопотал по своему.
- Сколько стоит? - развожу я пальцы.
Он засуетился, выдернул откуда то кусок бумаги и написал: "400".
- Нет.
Я взял из его рук ручку и написал: "250". Тот замотал головой.
- Что это за камень?
Рядом со мной стояла Лиза и разглядывала украшение.
- По моему рубин. Ну-ка примерь.
Я помог ей защелкнуть замок цепочки на шее и когда оглядел, что получилось, понял, ему здесь и место. Свет от лампочек лавчонки, высвечивал над ее грудью, окантовку камня, ярко красным цветом. Пишу турку: "300". Теперь он выдергивает бумаги и ставит новую цену: "350".
- Черт с тобой, старый пень, - я достаю из кошелька деньги и протягиваю ему 350 долларов. - На, подавись, старый козел.
Турок берет деньги, кланяется и на столе заполняет какой-то красивый бланк, потом протягивает мне его и еще коробочку, покрытую красным лаком, знаками показывает, чтобы я положил камень туда. Я выдернул коробочку и бумагу из его рук.
- Пошли, Лиза.
- Это мне?
- А кому же? Конечно тебе.
- Коля..., но ведь я... Это же очень дорогая вещь.
- Дорогая вещь, стоит дорого, а это - красивая безделушка, которая очень к тебе идет.
На солнце камень преобразился, мигая мне и прохожим сочными красными вспышками. Лиза опять ушла в себя. Я пытался ее развеселить, рассказывал интеллектуальные анекдоты про Василия Ивановича, но так до отеля она не произнесла ни слова.

За обедом Катя и Мария Степановна сразу же оценили наше приобретение.
- Откуда у вас? - сразу же разинула рот Катина мама. - Сколько такая прелестная штучка стоит?
- Десять тысяч долларов, - соврал я.
У женщин округлились глаза.
- Коля, ну..., - Лиза пытается восстановить справедливость. - Он шутит. Мы купили этот камень в городке в ювелирной лавке. Это простая бижутерия.
- Не может быть.
Мария Степановна почти тыкается носом в ее грудь, чтобы разглядеть вещицу.
- Нет, это не подделка, - говорит она. - Поверьте мне, уж камни то я знаю. Настоящий рубин, причем весьма большой, карат на тридцать. Это очень дорогая вещь.
- Говорю вам, - упирается Лиза, - этого быть не может. Мы его... то есть Коля приобрел по... приемлемой цене.
- А где этот магазин?
- Да здесь...
Лиза стала объяснять, как до него дойти. Катя, открыв рот, с завистью смотрит на кулон.

Уже в номере я прошу.
- Лиза, ты никуда не уходи. Мне надо отлучится часа на два. Позже мы с тобой прогуляемся до знаменитой горы Аль-Батам, там говорят, есть пещера духов...
- А ты будешь не против, если за время твоего отсутствия, я все же схожу с Марией Степановной и ее дочкой в ту ювелирную лавку, где мы купили кулон. Они так и ничего не поняли, из того, что я им объясняла.
- Ладно, сходи, только не опаздывай.
И тут я поцеловал ее в щеку. Лиза улыбнулась и кивнула головой.
- Постараюсь. Коля, пожалуйста, расстегни мне замочек кулона, я его оставлю здесь.
Она поворачивается ко мне спиной. Осторожно расстегиваю цепочку и камень скользнул мне в руки.
- Знаешь, что, Лиза, когда пойдешь на прогулку, сдай кулон администратору на хранение.
Она повернулась ко мне и приняла камень.
- Хорошо, где-то у тебя была коробочка?
- У зеркала. Я пошел на встречу, моя королева.
Лиза улыбнулась и покачала головой.

В номере 37, меня встречает трое мужчин и одна женщина явно восточного типа. Женщина первая учтиво кланяется и на русском, но с явным акцентом заговорила.
- Господин Шатров, мы рады приветствовать вас. Позвольте вам представить некоторых сотрудников нашей компании, уполномоченных вести с вами переговоры. Вице президент компании, господин Кабасаки, - толстенький японец в очках, жмет мне руку и кланяется, - главный юрисконсульт компании, господин Микамото, главный менеджер компании, господин Кобэ.
Японы очень вежливы, по европейски здороваются рукопожатиями, а потом кланяются.
- Простите, а вас как звать? - обращаюсь к переводчице.
Она вспыхивает.
- Ой, извините, начальник отдела связи с общественностью Мико Мото
Кабасаки начал говорить первый. Я внимательно вслушиваюсь, параллельный перевод делает Мико.
- Я предлагаю сесть, господа.
Все размещаются вокруг стола и переводчица начинает переводить.
- Господин Шатров, как я понял, у нас время мало, поэтому я предлагаю сразу перейти к делам, не отклоняясь на всякие второстепенные темы. Мы здесь собрались, чтобы заключить договор о поставках газа на наш рынок. Да, мы тщательно изучили этот вопрос и нашли весьма выгодным ваше предложение. Твердый газ, это оригинальное энергетическое топливо, которое вполне пригодно для государств, не имеющих возможности иметь свое сырье. Наше государство островное и все топливо от нефти до газа плывет через океан. Естественно выгодно, вместо огромной цистерны газа, везти небольшой пенал с твердым веществом. Мы составили проект договора и готовы с вами обсудить все основные его пункты...
- Господа, я готов.

Два часа прошли незаметно, мы выработали все положения договора и мне в этом помогло знание японского языка. Японцы сразу догадались об этом и многие пункты контракта, тут же на моих глазах, исправили. Когда мы уже все подписали, мистер Кобе мне сказал.
- По нашим данным, ваш газ хочет иметь еще несколько иностранных компаний.
- Я знаю.
- Но вы может и не знаете другое. В лабораториях Южно Африканской республики на основе вашего газа разработано оригинальное, новое взрывчатое вещество, оно дешевле в несколько раз обычного пороха и обладает очень высоким коэффициентом расширения, то есть превышает тротиловый эквивалент раз в десять.
- Нет, я об этом не знал.
- Я думаю вы теперь будьте осторожны при заключении договоров с другими компаниями.
- Если вы так хорошо осведомлены, не можете ли вы мне подсказать, имеет ли к этому отношение какие-нибудь канадские фирмы?
- Если вы говорите о газовой компании "Си кеил", то да, они имеют непосредственную связь с Африкой.
- Спасибо, господа. Мне уже пора появится перед членами нашей туристической группы, поэтому прошу извинить меня, я ухожу.
Мы вежливо расстались. У меня на душе остался неприятный осадок. Сволочные канадцы и здесь уже сунули нос, тот-то они так ко мне пристают.

Лизы в номере нет. Спустился в холл к администратору и только хотел к нему обратится, как в парадную дверь ворвалась растрепанная Катя вся в слезах и увидев меня бросилась на грудь.
- Дядя Коля, там тетю Лизу украли.
- Как украли?
- Мы вышли из магазина на улицу..., а тут подъехала машина... Выскочили двое мужчин в масках, схватили тетю Лизу и увезли... Мама меня послала сюда, а сама побежала в полицию.
- Вот сволочи.
Я оттолкнул Катю и подбежал к администратору.
- Мне нужна срочно Нед Гамильтон.
- Я ее поищу, - закивал головой администратор и взял трубку телефона.

Нед появилась через двадцать минут. Она привела меня в свой небольшой кабинетик при отеле.
- Николя, я все знаю.
- Может ты знаешь и где Лиза?
- Знаю.
- Так чего же мы здесь с тобой разговариваем, поехали вернем ее.
- Вот это я не могу. Куда ее спрятали не знаю.
- Нед, я ничего не понимаю. То ты что то знаешь, то ты не знаешь...
- Знаю, что ее схватили и знаю зачем, а вот куда спрятали, не знаю.
- Хорошо, скажи зачем ее схватили?
- Ее продадут на торгах в гарем какому-нибудь богачу.
- Это что, у вас практикуется?
- Нет, это наша мафия зарабатывает деньги таким путем.
- Может эта мафия и шлет мне угрозы в письмах.
- Тебе угрозы прислали другие, крутые ребята, и они, видимо, и науськали наших бандитов на воровство.
- Нед, я видно много не понимаю, может ты все же кое что расскажешь мне.
- Кое что расскажу. Ты сегодня подписал контракт с японцами?
- Подписал.
- В номере у японцев "жучок", все ваши переговоры прослушивались и те кто вас слушал дали сигнал мафиози действовать.
- Ты знала, что есть "жучок" и не смогла его ликвидировать?
- Я предполагала, что он есть, но пробраться в номер и не могла, там все время кто-нибудь был. Наша аппаратура поймала сигнал этого датчика и мы записали весь ваш разговор. Я даже очень удивилась, услышав, как ты хорошо говоришь по-японски.
- Что же теперь делать, Нед?
- Ждать. Ждать когда будет аукцион.
- Чего?
- Аукцион. Наши бандиты тайно, в день икс объявят торговлю украденными девушками и женщинами. Вот тогда, если мы узнаем, где это делается, постараемся тебе помочь. Нагрянем на них и освободим.
- А если не узнаем?
- Увы. Твою красотку продадут.
- Черт, я не могу так просто ждать. Нед, прошу помоги. Я тебе заплачу. У меня же еще этот отпуск короткий, а ваша работорговля может начаться позже...
- Успокойся. я постараюсь тебе помочь. Если ты действительно мне заплатишь, я не против. Судя по твоему положению, от пяти тысяч долларов ты не обеднеешь.
- Согласен. А с Лизой ничего не будет? Эти бандиты ее не изнасилуют?
- Откуда я знаю. Предполагаю, что нет, им нужен товар лицом, а не попорченный.
- Успокоила, называется. Лучше решай, что дальше.
Женщина заколебалась, но потом тряхнула своими кудряшками.
- Уже поздно, но если у тебя есть время, поехали со мной.
- Поехали.

Нед уверенно ведет автомобиль в вечернем городе.
- Куда мы сейчас едем? - спрашиваю ее.
- К одному человеку. Когда я служила в полиции, у меня было много осведомителей. Вот одного, мы по старой памяти, и навестим.
- Тебя выгнали из полиции?
- Нет. Перевели детективом в отель. В наше время все же женщине очень трудно служить в турецкой полиции. Тут виноваты старые взгляды, религия и неприятие мужчин.
- Тебя много раз подставляли?
- Бывало, но самое худшее, когда меня несколько раз лупили.
- Свои?
- И свои, и чужие. Давай лучше не будем говорить об этом. Вот здесь нам надо выходить.
Машина подъезжает к невзрачному зданию с весьма грязными стеклами окон и дверью.
- Что это?
- Здесь одурманивают слабовольное население городка. Пошли.

В полутемном зале стоит туман от ароматного дыма. Вдоль стен и на грязных коврах, пятнами раскиданных на полу, на пуфиках и диванах сидели или лежали мужчины, кое-кто из них сосал трубки кальянов. Нед уверенно ведет меня по проходу среди неподвижных фигур к стойке. Худощавый турок, за ней, вопросительно уставился на детектива. Они стали переговариваться на своем языке и по лицу мужчины я вижу, что он недоволен.
- О чем вы говорите? - толкаю ее в бок.
- Погоди.
Она опять что-то наговаривает турку и тот сморщившись отвечает. Наконец Нед поворачивается ко мне.
- Пошли от сюда.
- Куда?
- Этот придурок, дал адрес.

Мы возвращаемся к машине.
- Так куда мы едем?
- Предположительно, в одно место, где торгуют женщинами. Ты стрелять умеешь?
- Воевал в Афганистане.
- Значит умеешь, - она ключом открывает бардачок машины и достает от туда черный Баярд. - На, возьми.
- Но я не имею на него разрешения и потом... в другой стране и...
- Здесь не до разрешения. Ты же сам согласился со мной поехать, теперь не пищи и не до законности, может нам придется жизнь свою спасать.
Машина срывается с места с большой скоростью. Я запихиваю пистолет за пояс под рубаху. В городе совсем темно, уже одиннадцать часов вечера.

Машина останавливается на затемненной улице.
- Где мы? - спрашиваю ее.
- У рынка.
- У рынка? Зачем?
- Тот типчик, хозяин заведения, у которого мы были, сообщил мне, что аукцион по продаже рабов должен быть здесь.
- Нед, то ли у меня крыша поехали, то ли еще что то, но не пойму, неужели в вашей стране так и остался этот варварский обычай продавать людей, да еще так открыто... на рынке.
- Кто тебе сказал, что открыто? У нас как и во всех странах, работорговля запрещена, но как и везде есть свои подонки, которым наплевать на закон и ради денег они готовы торговать девушками, рабами, кем угодно. За рынком есть ангары, в которых, как я предполагаю, содержат несчастных и там же торгуют ими. Мы сейчас постараемся проникнуть к этим ангарам, но не в открытую. Если поедем дальше, упремся в ворота с хорошей охраной и нас, в крайнем случае, если не изобьют, то просто прихлопнут. Лучше пойдем в обход через рынок, наверняка найдем в заборе дыру и тогда пролезем туда.
Она кивает на бесконечные ряды из закрытых палаток и ларьков, между которыми видны затемненные проходы.
- А машина останется здесь?
- Здесь, мы сейчас найдем сторожа и попросим ее охранять.
- Как это, сторожа?
- А так.
Нед приоткрыла окно машины и чуть свистнула. В ближайшей палатке приоткрылось ставня и высунулась голова. Мой детектив поманила пальцем. За головой появилось туловище и вскоре тощий человек в разодранной шерстяной накидке перевалился через прилавок на землю. За собой в руке он тащил деревянную биту. Нед несколько фраз бросила ему, турок ответил, тогда она выдернула из кармана несколько монет и протянула ему.
- Выходи, -обращается ко мне детектив. - Он будет охранять машину.
Мы выбираемся из легковушки.
- Теперь слушай меня внимательно, иди за мной и не отвлекайся, -продолжает девушка. - В каждом ларьке или палатке свой сторож, он же продавец. Появление на ночном рынке незнакомого человека вызовет небольшой переполох, может быть тебя будут зазывать купить товар, или спрашивать чего-нибудь, иди и молчи.
- Я понял.
- Вот и умница. Пошли.

Нед оказалась правой. Где бы мы не появлялись на петляющих, слабо освещенных улочках рынка, сразу же оживали палатки, в ставнях или дверях появлялись головы или полусонные люди. Некоторые действительно что-то кричали нам вслед, пара мелких шумливых собачонок попыталась преследовать нас, но добежав до невидимой границы между палатками, потеряли к нам интерес. Так мы шли долго, я давно потерял ориентир, вдруг, неожиданно перед нами появился сетчатый забор, за которым застыли машины всевозможных типов. В просвете между ними можно разглядеть десятки металлических или кирпичных ангаров, ровно вытянувшихся, образовавших между собой светлые, асфальтовые улицы.
- Николя, сюда, - Нед тянет меня к ближайшему ларьку. - Надо забраться на крышу и от туда перепрыгнуть через забор.
Словно подслушав нас, створка ларька приоткрылось и вылезло страшное лицо патлатой старухи. Между ней и детективом происходит бурный разговор. Видно Нед не выдерживает, показывает ей кулак и возмущенно говорит уже мне.
- Николя, подтолкни меня, помоги забраться на крышу.
Я хотел ее подсадить, но старуха начала истерично визжать и тут моя партнерша двинула ей кулаком в лицо. Визг прекратился, патлатое лицо исчезло за створкой. Помогаю девушке забраться на крышу.
- Давай, сюда.
Цепляюсь за деревянные выступы ларька, забираюсь к ней. Теперь мы оказались выше забора, как раз между двумя малолитражными автобусами.
- Прыгаем.
Удачно приземляемся на землю между машин и тут же Нед толкает меня в плечо.
- Бежим.
Как хорошие спринтеры несемся к ближайшему ангару и прижимаемся к его рифленой стене.
- Куда дальше? - спрашиваю ее.
- От куда я знаю. Мне сказали в одном из ангаров.
- Будем искать?
- Придется.
Мы рысцой пробегаем вдоль стены и вскоре натыкаемся на металлические двери. У косяка застыла кнопка. Нед смело нажимает на нее. Через невидимый микрофон хрипит голос. Моя партнерша оживленно беседует с собеседником. Вдруг щелкнул замок и дверь приоткрылась.
- Пошли, нас приглашают.

В дверях небольшой комнаты стоит толстячок в форме охранника. Нед устремляется к нему и они обнимаются. Похоже обо мне забыли. Парочка целуется и толстый охранник заталкивает девушку в комнату. Я прохожу за ними. Это пультовая, несколько мониторов сияют голубыми экранами, высвечивая местность снаружи и внутренности ангара. Тут Нед опомнилась и стала представлять меня.
- Николя, это мой друг, он знает английский, так что познакомься. Мэрфи, это Николай, он русский и мы с ним по одному делу.
- Очень рад вас увидеть, Николай, - на чистом английском говорит охранник. - Крошка Нед, моя старая подруга, мы с ней служили вместе в полиции.
Мы рассаживаемся по стульям и тут всю инициативу на себя берет моя партнерша.
- Мэрфи, у нас неприятности. Из моего отеля пропала клиентка, жена вот этого хорошего парня. Сам понимаешь, какие неприятности теперь возникли у хозяев отеля и у полиции. Комиссар третьего округа разрешил мне вести это дело, а мои старые осведомители сообщили, что похищенных девиц содержат где то здесь в одном из ангаров. Помоги нам, где этот чертов ангар?
- Нед, зря ты связалась с этим. Я знаю, где это происходит, но вам не советую в это лезть. Конечно, это плохо, сэр, что вашу жену, украли, но... только влезьте туда и тут же одним трупом будет больше. Там очень крутые ребята.
- Может вызвать полицию? - предлагаю я.
- Ну что вы, Николай. Это бессмысленно. Полиция не сунется в район базара. Здесь нужны войска, чтобы все поставить на свое место.
- Хорошо. Где же этот ангар, в котором сидит моя жена? Я все же хочу действовать.
- Вы не обидитесь, сэр, если я поговорю немного с вашей партнершей.
И тут же, он стал разговаривать с Нед на своем родном языке. Они долго беседовали, потом Мэрфи обращается ко мне.
- Мы здесь посоветовались с Нед и решили, что лезть в ангар, где будут торги, бессмысленно. Туда просто не прорваться и я думаю, может и не надо...
- А как же покупатели, они же свободно пройдут.
- Покупатели теперь не ходят, ради безопасности в час икс, по каналу кабельного телевидения будут показывать товар, а тот кто его соберется покупать, будет торговаться с этими мерзавцами по телефону.
- Так что делать?
- Надо перехватить вашу жену, когда ее будут перевозить.
- Как же мы узнаем, когда ее будут перевозить?
- Это мне и придется узнать, надо будет поднажать на кой кого и получить от него эти сведения.
- А вдруг мы ее упустим?
- Не упустим. Сейчас, мы с Нед, продумаем весь ход операции.

Нед посапывает на кожаном диване в самой пультовой комнате, я пристроился на ящиках в хранилище и тоже полу дремотном состоянии. Только Мэрфи бодрствует перед экранами. Разбудил он нас в 12 дня.
- Вставайте, началось.
Мы сидим перед экраном телевизора, где диктор, с улыбкой до ушей, весело бормочет что то невероятное. Сзади него огромное табло с номерами.
- Это номера клиентов, - поясняет мне Нед. - Кто из них предлагает сумму, зажигается номер...
- Неужели такое безобразие показывают на всю страну?
- Зачем? - замечает Мэрфи. - Этот канал для избранных. В кабельном телевидении, в одном медном проводе 32 канала, 31 для зрителей, а один секретный, для крупных дельцов. Фирма, которая устанавливает 32 канал, наладит его только после длительной проверки клиента.
- А как же вы попали на этот канал?
- Я не вообще не сижу ни на каких каналах. Я попросил своих друзей подключится к мониторам охраны тех помещений, где идут торги. Обычно все ангары связаны в какой то мере друг с другом кабелем. Это необходимо, если нужна помощь, то мы можем запросить ее в соседнем хранилище.
- Постойте, - прерывает Нед, - диктор говорит, что в торги записалось 48 клиентов. Все уже получили свои номера. Сейчас выводят первую девушку.
На помост выводят в одних трусиках девушку, с распущенными курчавыми волосами. Два амбала как следует ее встряхивают, отрывая руки от груди. Сбоку экрана высвечивается таблица с размерами девушки.
- Диктор говорит, - переводит Нед, - это Найда, 16 лет, из Курдской области, стартовая цена триста долларов. Видишь загорелся номер 8, это клиент увеличивает стоимость на пятьсот долларов, а вот смотри номер 35 мигает два раза, это значит дает в два раза больше.
Номера стали мигать по всему табло.
- Уже тысяча долларов, - комментирует Мэрфи, - но я думаю, сейчас насытятся. Тысячи три дадут и все.
- Чего так мало?
- Девочка то, с дефектами, грудь чуть отвислая, лицо не ровное, да и другие физические недостатки есть, но самое худшее, что она курдка...
- Тише, - шипит Нед. - уже две пятьсот...
Номера замигали лениво и вскоре мигнул последний 26.
- Сколько запросили? - спросил я.
- 26 запросил, три пятьсот.
Ведущий три раза пробил деревянным молоточком по столу.
- Все, продана, - ахнула Нед.
Девушку уводят и тут же приводят вторую. Эта очень высока со светлыми волосами, ровным лицом и хорошим телом. Она так же в трусиках, но совсем не закрывается и по-моему ей все до фени. Амбылы заставляют ее покрутится на помосте. Опять с боку экрана появляются размеры девушки.
- Вот это, да, - восхищается Мэрфи, - сейчас начнется настоящая битва.
- Ее звать, Линда, она из Нидерландов, - поспешно переводит Нед, - ей восемнадцать лет. Стартовая цена...
Но тут огоньки номеров засверкали с неимоверной быстротой
- Ого, - замечает Мэрфи, - спорим, что за пятьдесят тысяч она пойдет.
- Мэрфи, успокойся, - ворчит на него Нед.
Цена растет и огни табло все медленней и медленней вспыхивают.
- Накушались, - объявляет охранник. - Ну что я говорил, почти шестьдесят тысяч... Выиграл номер 7.
Ведущий программы стучит деревянным молоточком. Девушку уводят и... приводят худющее существо с чуть раскосыми глазами, это почти ребенок, толи китайка, толи японка.
- Этой девочке 13 лет, она из Кореи, - говорит Нед.
- Неужели и на таких зарабатывают деньги?
- А чего? - удивляется Мэрфи. - Вырастит, наберет вес, появится попка, грудь. Одна перспектива поднимет цену.
Начались новые торги.

Лизу вывели тринадцатой. Амбалы выкручивают ей руки, чтобы она не прикрывалась и большая, упругая грудь уставилась на экран. По ее лицу и выкрикам, я понял, что ей пришлось не сладко.
- Это твоя, - говорит мне Нед.
- Красивая, - промолвил Мэрфи, - если я не совсем кретин, то на сто потянет, если не больше.
- Заткнись, - шипит Нед, - смотри лучше, какой будет последний номер.
Быстро мелькают номера и ставки клиентов, ажиотаж спадает и перемигиваются только два номера, 14 и 37. Ставки очень высоки шестьдесят тысяч, уже семьдесят, восемьдесят, девяносто и тут... 14 сдался. 37 выиграл.
Мы отрываемся от экранов.
- Как нам найти 37? - спрашиваю моих новых друзей.
- Это мы сейчас, - говорит Мэрфи.
Он берет телефонную трубку и набирает номер. Между невидимым человеком и охранником ведется интенсивный разговор на своем языке. Потом Мэрфи опускает трубку на рычаг.
- Значит так, к 37 клиенту отправят темно-синий микроавтобус через двадцать пять минут. Номер этой машины, - он говорит арабские буквы, повернувшись к Нед. - Вам надо перехватить эту машину, на пять минут раньше отправления.
- Где эта машина? - спрашивает Нед.
- Да здесь же, на территории рынка. Сейчас я посмотрю на мониторе.
На экране видна часть забора. Около нее припарковано много машин.
- Нет, я здесь автобус не вижу. Это придется уже найти вам. Вы лучше поторапливайтесь, время идет.
- До свидания, Мэрфи, - Нед целует нашего нового друга, - надеюсь мы еще увидимся. Николай, у тебя есть сотня долларов, отдай их Мэрфи.
Я вытаскиваю деньги и отсчитываю две сотни, протягиваю охраннику.
- Спасибо, Николай. Аллах тебе в помощь.
- До свидания, Мэрфи.

На улице светло, солнце стоит над головой и его тепло пробивает одежду. Мы не прячемся, тем более, что это бесполезно, везде мелькают люди, между ангарами мечутся машины, просто, торопливо идем вдоль забора. Нед первая находит автобусик и подзывает меня.
- Вот, он, - говорит мне.
- Как мы ее возьмем?
- Мэрфи сказал, что за пять минут до отъезда, мы должны быть здесь и смять охрану. Тс... они кажется идут. Приготовь оружие. Я перескачу за автобус, а ты действуй здесь, прикройся этой легковушкой.
Она вдоль забора забегает за машину. Со стороны ангаров к нам приближается три человека. Они беспечно перекидываются словами. Перед носом автобуса парни делятся, два идут в мою сторону, один остается с той стороны, у дверцы кабинки. Один из этих типов встал ко мне боком и пытается отодвинуть дверцу вбок. Выпрыгиваю из-за легковушки и рукояткой пистолета засаживаю ему в висок. Тело обмякло и медленно сползает на асфальт. Перехватываю пистолет и навожу на второго.
- Ну-ка ты, руки.
Парень ошалел и хотя не разобрал, что я ему сказал, но догадался поднять руки к верху. Без церемоний вдавил ему ствол в живот и стал обшаривать. Один пистолет справа, другой слева. Я их прячу себе за пояс.
- Нед, как у тебя? - кричу ей.
- Все в порядке. Я тут этого заковала.
- У тебя нет еще наручников?
- Нет.
- Ладно, так справимся. Ну-ка, ты, - я толкнул парня от себя, - руки на стенку автобуса, ноги раздвинуть. Нед, переведи.
После перевода, тип послушно разворачивается и кладет руки на автобус.
- Нед, спроси их, кто шофер?
Опять переговоры, слышу ее голос.
- Шофер у меня.
- Я понял.
Опять перехватив пистолет за ствол, саданул рукояткой по башке парня. Теперь этот рухнул на асфальт.
- Нед, садись спереди с этим типом в машину. Раскуй его. Пусть ведет ее он. Я сейчас оттащу этих... и постараюсь спрятать их здесь.
За ноги оттаскиваю тела парней к забору за легковушку, стоящую рядом. Возвращаюсь к машине, отодвигаю боковую дверцу и залезаю в темное помещение. Очень плохо, что кабина шофера отделена от меня железной переборкой.
Слышу, как там переговариваются и вскоре машина трогается.

Мы остановились. Несколько раз прогудела наша машина, слышен скрип и вскоре опять тронулись. Наконец двигатель заглох. Я отодвигаю дверцу и выхожу на ружу. Мы находимся в светлом ангаре, перегороженным огромными ящиками. Нед и шофер уже стоят перед толстоватым типом, за спиной которого два мужика с короткими автоматами и что то ему объясняют. Тип кивает головой, потом что-то приказывает одному из амбалов за спиной. Ждать пришлось немного. Через минут десять, два парня выводят замотанную выше головы, в темную ткань, женскую фигуру. Нед подзывает меня рукой. Я подхожу и детектив показывает мне пальцем на замотанную куклу, а потом рукой машет на дверцу машины. Киваю головой и перехватываю за руки добычу, почти вырываю ее из рук охранников и развернувшись, волоку до дверцы машины. Там заталкиваю внутрь, захлопываю дверцу и жду. Наконец машина трогается и только тогда, когда выехали из ангара, начинаю разматывать женщину.
- Лиза...
- А..., - слышу глухой вскрик.
- Лиза...
- Николай...
Теперь слышу рев. Разматываю ей руки и они обнимают меня. Тело девушки трясется в плаче. Я глажу ее плечи.
- Все, успокойся, мы сейчас тебя увезем домой.
Машина тормозит, обхватываю ее голову и прижимаю к себе. Снаружи идут переговоры. Опять тронулись. Окончательно разматываю ей голову, появляется копна растрепанных волосы и заплаканное лицо.
- Коля, Николай... Я знала, ты придешь...
- Конечно, я пришел.
Целую ее в губы.

Машина опять остановилась. Дверь отодвинулась и в проеме показалась Нед.
- Николай, пошли в мою машину.
- А где шофер?
- Я его приковала. Как твоя девушка?
- Пока еще не пришла в себя.
- Давайте, выбирайтесь.
На улице перед базаром толпа народа. Наш автобусик стоит за машиной Нед. В боковое окно видна скрюченная фигура шофера, прикованного к рукоятке дверцы. Зато на крыше машины детектива, сидит на корточках ободранный мужик с битой в руках. Увидев Нед, он захрипел что-то и стал тянуть руку.
- Николай, дай ему деньги помельче, у меня кончилась мелочь.
Достаю из кармана пять долларов и протягиваю мужику. Тот торопливо запихивает деньги в свои лохмотья и сползает с машины. Я заталкиваю Лизу на заднее сидение и устраиваюсь рядом. Легковушка с трудом проталкивается через толпы народа.

Буквально на руках принес Лизу в номер. Там закинул ее ванну.
- Ты без меня справишься?
- Справлюсь. Только принеси, что-нибудь одеть на себя.
Возвращаюсь в комнаты. В кресле устроилась Нед с телефоном в руках и что-то объясняет в трубку. В спальне выворачиваю чемодан Лизы на кровать и выхватив халат, полотенце, нижнее белье, возвращаюсь в ванну. Лиза уже разделась и стоит под душем.
- Я тебе принес здесь...
- Спасибо, повесь на вешалку.
Возвращаюсь в гостиную. Нед уже кончила разговаривать по телефону.
- Николай, комиссар полиции рекомендует вам срочно покинуть Турцию.
- Думаешь, нам грозит опасность?
- Да, мафия не может потерять такие деньги. Я боюсь, что скоро отель будет просто в осаде.
- У нас билеты на ...
- Я поняла. Мы их вам переделаем. Сегодня мы опоздали, но завтра утром есть рейс в Россию. В аэропорту будет уже все готово, наш агент передаст вам билеты.
- Хорошо. Мне еще нужно отдать тебе деньги. Но такую сумму я могу получить только в банкомате. Ты покарауль здесь, сейчас спущусь в холл отеля, там все обменяю.
- Я посижу здесь.

У банкомата я столкнулся с Катей.
- Дядя Коля, вы здесь?
- А где же мне быть?
- А где тетя Лиза?
- Тоже здесь.
- Вы ее спасли?
- Это сделали мои друзья.
- Я бы тоже хотела стать вашим другом.
- Это потом. Ты извини, мне надо получить деньги.
Работаю с банкоматом, но Катя не уходит.
- Можно мне навестить тетю Лизу?
- Пока нет, она отдыхает.
- А вы знаете, мы с мамой все же купили в том магазине кулон, правда камень поменьше.
И тут я вспомнил, что Лиза должна была отдать нашу драгоценность администратору.
- Я рад за вас.
Деньги у меня на руках, я бесцеремонно оттолкнул Катю и пошел к стойке администратора.
- Мы здесь оставляли вам..., - обращаюсь к лощеному турку.
Странно, старого хозяина почему-то нет.
- Да..., да..., мне говорили, ваша жена оставляла нам одну вещичку. Сейчас.
Он вытаскивает из ящичка огромного стенного шкафа толстый конверт.
- Прошу вас...
Я раздираю пакет и красный камень с цепочкой падает в ладонь.
- Дядя Коля, - это опять Катя, - когда моя мама покупала в той лавке себе кулон, то разговорилась со старичком продавцом...
- Как же она говорила, когда не знает здешнего языка?
- Она ходила не одна, а с тетей Губановой, ну нашей, руководительницей, а та знает немного арабский.
- И что говорил, старичок?
- Он сказал, что кулон, который вам продал, приносит его хозяину одни несчастья, поэтому и продан по дешевке, а на самом деле он стоит очень дорого...
- Значит мне действительно не повезло.
- Вот-вот. Тетю Лизу- то украли...
- Спасибо, что предупредила. Я пошел к себе.

Нед по прежнему в кресле, в ванне слышен шум воды.
- На деньги, - я протягиваю ей пачку долларов.
- Спасибо, но от меня ты все равно так быстро не отделаешься. Вся эта история стоит дороже. Ведь если бы не я, ты бы ничего не смог сделать.
- Сколько ты хочешь еще?
- Я хочу тебя. Хочу эту последнюю ночь провести с тобой. По моему это будет равноценная сделка.
- Ты с ума сошла, у меня же Лиза.
- Лиза должна сегодня отдыхать, ей нельзя волноваться.
- Нед...
- Что, Нед? Жду тебя в пять утра в холле. Иначе..., я сниму охрану и не помогу тебе выехать на родину. Поверь мне, сегодня же ночью с вами могут быть неприятности. - Она поднялась, подошла ко мне и прикоснулась губами к щеке. - Я буду ждать, а теперь ухожу. На последок советую. По отелю зря не шатайтесь, вечером к вам пришлют ужин. Охрана отеля усилена внутри и с наружи. До встречи.
Она ушла из номера.

Лиза вышла из ванной, обмотав голову полотенцем и замотавшись халатом. Девушка подошла ко мне и села рядом.
- Что мы будем делать дальше?
- Завтра, рано утром, улетаем на родину.
- Так до конца и не сможем отдохнуть?
- Нет.
Она положила голову мне на плечо.
- Как все нехорошо вышло.
- Мне Катя сказала, что виной всему вот этот кулон, - вытаскиваю камень их кармана и держу его на ладони. - Якобы он приносит хозяину одни несчастья. Может его вернем...?
- Откуда она узнала?
- Продавец лавки признался в этом ее маме, поэтому и продал его совсем дешево, хотя он стоит очень большую сумму.
- Делай с ним, что хочешь.
Я бросил кулон на стол.
- Сейчас нам принесут ужин, а потом ты ляжешь и отдохнешь.
- Я люблю тебя, Коля.
Я поцеловал ее в лоб.

Лиза спит плохо, то вздрагивает, то постанывает или что-то бормочет. Я держу ее за руку и чуть поглаживаю ладонь. Мне удалось поспать немного, около пяти, тихонечко поднялся, высвободил свою руку из ее пальчиков, прихватил одежду и на цыпочках отправился в гостиную. Здесь оделся и выбрался из номера.
Внизу сонное царство. На своем месте спит новый администратор, несколько полицейских, подремывают в креслах. К стене коридора прислонилась одинокая женская фигура, закутанная в плед. Из под бахромы ткани высовывается рука и манит меня к себе. Я подхожу и та же рука нетерпеливо хватает меня за кисть и почти тащит за собой. В конце коридора женщина затаскивает меня в номер. Здесь плед отбрасывается и Нед в одних трусиках возникла передо мной.
- Почему так долго? - спрашивает она.
- Раньше не мог.
Женщина приблизилась ко мне, обняла за шею и крепко поцеловала.
- Теперь ты мой.

Я разбудил Лизу около восьми.
- Лиза, вставай, нам надо улетать.
Она открыла глаза.
- Мне приснился дурной сон, будь-то я была продана в рабство.
- Вставай, соня, до отъезда сорок минут.
Она подпрыгивает, на ней нет никакой одежды и я с восхищением гляжу на ее тело.
- Как сорок? Боже мой. Мне же надо собраться.
Лиза бежит в ванну. Через сорок она стояла передо мной с чемоданом.
- Коля, а что будем делать с этим?
Она кивает на стол, где замер красный гранат.
- Возьмем с собой. Я все же не очень то верю в предрассудки.
Беру кулон и запихиваю себе в карман.

У входа в отель нас ждет несколько полицейских. Среди них я увидел фигурку Нед, она тоже одета в форму.
- Давайте быстрее, - торопит нас детектив.
Нас быстренько запихивают в фольцваген и мы срываемся с места в колонне полицейских машин.
- Нед, почему ты в форме? - удивился я.
- С сегодняшнего дня меня вернули в полицию. Теперь я офицер.
- Поздравляю.
- Это благодаря удачной операции с вами...
- Мне кажется она еще не закончилась.
- Это уже детали. Я хочу попрощаться с вами и посоветовать следующее. Все ваши неприятности от ваших конкурентов. Бойтесь таких компаньонов.
- Это я понял.
- И еще, вы очень замечательные, ребята. Мне бы найти такого мужчину, который за меня пошел бы в огонь и в воду.
- Это у тебя все впереди.
- Уже нет. Вон и аэропорт. Знаешь, вот моя визитка с телефоном, возьми, может когда-нибудь и звякнешь.
- Хорошо, может и звякну.
Вдали мелькнуло поле с садящимся на него лайнером.

В самолете Лиза мне вдруг сказала.
- По моему, та женщина в полицейской форме, в тебя влюблена.
- Может быть.
- Ты бы ее отблагодарил чем-нибудь.
- Я отблагодарил. Я дал ей много денег.
Она положила мне ладонь на руку.
- Я для тебя слишком дорого стоила в эту поездку.
- Красивая женщина должна дорого стоить.
Она сжала мою кисть.

Только прошли таможенный контроль аэропорта, я тут же нанял такси.
- Где ты живешь? - спросил Лизу.
- На Каменоостровском. А разве мы не поедем сразу к тебе?
- Нет. Поезжай домой, мне еще надо в офис.
- Хорошо, но ты потом заедешь за мной?
- Если освобожусь, то обязательно.
Она надула губы и отвернулась в окошко. До ее дома мы доехали уже не сказав друг другу слова. Вышли из машины, поднес чемодан к двери и у порога, я осторожно поцеловал ее в щеку. И тут Лиза взорвалась, она оттолкнула чемодан ногой и, обхватив меня, принялась бешено целовать, на глазах появились слезы.
- Коля, только не бросай меня.
- Не брошу. Мы обязательно встретимся. До встречи, извини, я спешу.

В офисе все на месте. Секретарша Соня, увидев меня, испугано залепетала.
- Николай Андр...
- Где мой зам?
- Виктор Владимирович сейчас принимает посетительницу. Она хочет наняться на работу.
Я отправился в кабинет зама. Распахиваю двери и вижу удивленное лицо Виктора и... Надю, ту самую девушку, что была со мной на экзамене по японскому.
- Привет. Здорово, Виктор, здравствуй, Надя.
- Коля, это ты? - потрясена девушка.
- Николай Андреевич, как вы здесь очутились? - в свою очередь ошеломлен зам. - Вы же в... отпуске.
- Отпуск кончился. Надя выйди от сюда, мне надо поговорить с Виктором Владимировичем. Подожди меня в коридоре, я тебя приму сам, у меня есть работа для тебя.
Девушка поспешно уходит.
- Виктор, канадцы нам подложили большую свинью. Не можешь ли пригласить их сюда для разборки.
- Николай, ты с ума сошел, у нас же с ними договора. К тому же в городе только руководитель фирмы Маклоски, Патон куда-то уехал.
- Давай Маклоски.
- Хорошо. Я его поищу.
- Только не говори, что я приехал. Сделай вид, что пригласил ты.
- Хорошо.
- А теперь займемся Надей. Она тебе понравилась?
- В каком смысле?
- Я тебя спрашиваю про деловые качества, черт возьми.
- Ну, в общем то, ничего...
- Ничего хорошего или плохого? Да говори же ты нормально.
- Нормальная девушка, только что окончила иняз, японист, до этого немного работала гидом в интуристе, характеристики положительные.
- Давай ее сюда.
Виктор приводит Надю.
- Надежда, - говорю ей, - я сейчас создаю специальную группу для работы с японскими компаниями. Мне нужен специалист переводчик для поездки в Японию и приема иностранцев здесь...
- Так я поеду в Японию?
- Поедешь, если будешь нормально работать и не заводить шашни с нашими мужиками. Контрольный срок тебе три месяца. Виктор Владимирович, оформите ее. Сейчас я иду к себе, отыщи юриста и срочно ко мне, после, найдите время и зайдите сами.

Прошло три дня ко мне в офис позвонили из тур агентства.
- Здравствуйте, вы меня помните, я Шурочка.
- Помню.
- Мне недавно звонила Лиза и рассказала, что с вами произошло в Турции.
- Да это была не очень веселая поездка.
- Мы очень обеспокоены, тем, что произошло и приносим свои извинения.
- Ну, вы в этом мало виноваты. Так, что извиняться передо мной не стоит.
- Так как вы раньше времени прервали свое путешествие, наше агентство хочет также узнать, есть ли у вас к нам какие-нибудь претензии и если есть, то какие.
- Никаких претензий у меня нет.
- А как же Лиза? У вас нет к ней...
- Что, Лиза? Я по контракту ее нанял, по контракту возвратил живой и здоровой.
- Это вы серьезно. Ведь она же живой человек, не какой то камень у вас на дороге.
- Слушайте, я благодарю вас за хорошую работу, за то, что сумели толково подобрать мне подругу для отдыха, но кончился отдых, кончился контракт. Несмотря на то что отпуск сорвался, у меня ни кому нет претензий...
Она даже не попрощавшись, так грохнула трубкой, что у меня звон пошел в ушах.

Виктор Владимирович разбирал со мной многочисленные деловые бумаги.
- Из Южной Африки пришло странное предложение, -говорит он.
- Где оно?
- Вот.
Виктор достает из папки лист бумаги. На гербовой бумаге текст на английском языке:
"Уважаемый господин Шатров!
Наша фирма "Камлот" предлагает вам сотрудничество. Мы бы хотели закупать у вас газовый камень в весьма больших объемах и по цене гораздо выше, чем другие компании, работающие с вами. Стоимость транспортировки газового камня, начиная от места выработки до Кейптауна, наша фирма берет на себя. Если вы согласны с нашим предложением, то мы вышлем своего представителя, с которым вы можете обговорить детали делового соглашения.
Президент фирмы "Камлот" Ральф Сомерфельд."
Я бросаю письмо на стол и задумываюсь.
- Так что, отвечаем? - Виктор осторожно тянет бумагу к себе.
- Нет. Немного подождем. Собери всю информацию об этой фирме, начиная от финансового положения, кто стоит у руля и кончая тем, какую продукцию она выпускает. Что еще?
- Завтра к пяти, нас приглашают на свадьбу к Георгию Кондрашову.
- Ох черт, я забыл.
- Но я здесь сделал одну промашку. Я считал, что вы еще не приедете с Турции, поэтому позвонил Григорию и предупредил, что вы не будете.
- Ладно, позвонил, так позвонил, но... я все же к нему поеду. Кондрашка мой самый лучший друг. Все, новостей больше нет?
- Есть последнее. Я дозвонился до Маклоски, завтра он будет здесь к одиннадцати.

На следующий день, часам к одиннадцати, в офисе появился Маклоски, директор канадской фирмы. Излучая лучезарную улыбку, он почти подбежал ко мне, протягивая руку.
- Господин Шатров, рад вас видеть.
- Здравствуйте, господин Маклоски. Чего-то я не вижу вашего приятеля и помощника Паттона?
- А..., Генри, он за границей. Он вам нужен?
- Очень. Мне нужны он и вы, хотелось очень сильно набить вам обоим морду.
Маклоски отпрянул.
- За что?
- За то, что вы со мной сделали в Турции. Не делайте удивленное лицо, Маклоски. После грязного шантажа и угроз, устроенных Паттоном, была выкрадена моя девушка. Мне полиция представила убедительные улики, доказав, что это делал ваш компаньон.
- Я не в курсе, меня там не было.
- Да, вас не было, но руководили им вы, отсюда, из этого города. Все ваши звонки, прослушивались...
- Я не знаю, это какое-то недоразумение.
- Слушайте, Маклоски, после того, что вы сделали, я решил расторгнуть все наши контракты и соглашения. В соответствии с договором, я обязан предупредить вас о расторжении за два месяца. Сейчас вы получите официальное уведомление и катитесь от сюда. Только, пожалуйста, не ляпните что то неосторожное, иначе я вкачу вам оплеуху, а будете в дальнейшем рыпаться, постараюсь завести на вас дело и посажу на десять лет в тюрьму. Фактов так много, что оспаривать их можно только в аду. Пошел вон, вонючка.
Я швырнул ему бумагу, над которой мы потрудились с юристом.

Я не долго думал над подарками для новобрачных. Невесте я решил подарить тот самый кулон, который купил в Турции, а жениху - съездить в магазин и приобрести самую дорогую бутылку вина.

Во дворце бракосочетания, в комнате для новобрачных, в окружении нарядно одетых парней, вижу Гришу. Расталкиваю их и подхожу к виновнику торжества.
- Гриша, привет.
- Колька, чудило, пришел все-таки.
Я получил дружеский шлепок по спине, от которого чуть не потерял равновесие.
- Поосторожней, битюг, ты же быка можешь убить.
- Ты не бык и тебя убить может черт знает что. Я так рад, что ты здесь.
- А я рад, что ты наконец-то остепенишься и соответственно поумнеешь.
- А мне жаль, что ты еще не дошел до этого.
- Ах, ты, вражина.
Теперь я его стучу по спине и мы хохочем, как придурки.
- Григорий... Григорий Кондрашов, - в дверь просунулась голова пожилой женщины. - Пора на выход.

Через три минуты я получил настоящий шок. Невестой Гриши была... Шурочка из агентства. Когда она увидела меня, ее ротик вытянулся.
- Вы...?
- Я.
- Так вы знакомы? - обрадовался Гриша.
- Да, мы познакомились при весьма странных обстоятельствах, - кивает головой Шурочка. - Это мой клиент и, как мне показалось, весьма... неважный клиент.
- А ты знаешь, Колька мой самый лучший друг, - сообщил ей Гриша.
- Теперь знаю.
- Лиза придет на свадьбу? - спрашиваю Шурочку.
- Нет. Я ее не приглашала. Из всех моих клиентов на свадьбе оказались только вы.
- Эй, молодые, - опять появилась женщина - руководитель, - вы собираетесь жениться или нет? Сейчас заиграет марш Мендельсона, двери откроются в свадебный зал и входите. Свидетели сюда, родители за ними, остальные, не торопясь входите в зал и рассаживаетесь по местам.

Застолье в самом разгаре. Гости пьют, веселятся, танцуют. Познакомился с хорошенькой девушкой Юлей, такой же одинокой на этой свадьбе, как и я. Мы пили вино, рассказывали друг другу забавные истории и вдруг... Когда Гришка вышел покурить, ко мне подошла Шурочка.
- Разрешите пригласить вас на танец.
- Извини, Юлечка, я сейчас, - киваю головой своей соседке.
Мы с Шурочкой танцуем по центру зала, вокруг нас вертятся десятки пар.
- Спасибо тебе за подарок, поистине царский, - говорит мне Шурочка, показывая на шею, где гранат играет кровавым блеском.
- Я рад, что тебе понравилось.
- Зачем ты так поступил с Лизой?
- Ты хочешь сказать, что я ее бросил после поездки.
- Да. Ведь вы же полюбили друг друга. Правда?
- Правда, но я еще не разобрался в себе.
- Испугался?
- Может быть. Как раз перед поездкой в Турцию, я развелся с женой и еще не отошел от отвратительного воспоминания о браке.
- Я тебе впервые посочувствовала.
- Не надо меня жалеть. Иногда не знаешь, что прекрасней, брак или развод.
- Брак, - тряхнула головой Шурочка
- Не бери в голову, что я сказал, это сугубо мои проблемы.
- Шатров, ты очень тяжелый человек...
- Я это не отрицаю.
- Эй, Николай, это моя жена, - слышу за спиной голос Гриши, - не позволишь, с ней сделать пару кругов?
- Конечно.
Я пошел к Юле, допивать спиртное.

Проснулся в незнакомой комнате, рядом лицо женщины, прикрытое прядью волос. Да это же Юля. Вот упился. Осторожно выполз из-под простыни и стал искать свою одежду, разбросанную вместе с женской одеждой на полу.
Только натянул трусы, как услышал за спиной голос.
- Мы еще с тобой увидимся?
Я оглянулся, Юля лежит в той же позе, как я ее покинул, даже не открывает глаз.
- Наверно. У тебя же есть телефон?
- Есть. Возьми на столе рядом с трубкой визитку...
- Хорошо. Я позвоню.
Наконец натянул пиджак и направился к двери.
- До свидания, - слышу сзади голос.
- Пока.

Приехал в офис очень рано. Охранник сразу же сообщил.
- Николай Андреевич, если вам нужен Виктор Владимирович, то он сейчас находится в своем кабинете.
- Хорошо. Давно он приехал?
- Час назад.
Я поднялся на второй этаж и подошел к двери в приемную. Странно, закрыта. У нас с замом ключи от приемной одинаковые. Чтобы сэкономить на секретаршах, входы двух кабинетов сделали из одного помещения. Открываю дверь и направляюсь в кабинет Виктор Владимировича. Он открыт, захожу за порог и столбенею. На шикарном столе зама раскинулась голая Надя и мой помощник занимается с ней любовью.
- Ах вот вы где?
Виктор Владимирович с испугу скатился на пол. Надя сжала колени и скрутилась в комок.
- Виктор Владимирович, оденьтесь и зайдите ко мне в кабинет, а вы мадам уволены. Я предупреждал вас, когда принимал на работу, никакого блядства с сотрудниками фирмы. Сейчас же убирайтесь с работы.

Теперь опять возникли проблемы. Нужно где-то искать нового япониста. Виктор Владимирович входит в кабинет, как побитая собака. Мне его немножко жалко. Парень попал под чары красивой женщины, с кем не бывает. Я сам вчера спутался с девушкой Юлей и проспал в ее постели ночь.
- Садитесь Виктор Владимирович. Вы собрали сведения об африканцах.
- Да. Они у меня в папке в столе. Сходить?
- Сходите.
Виктор Владимирович раскладывает передо мной бумаги, как пасьянс.
- Вот эта, вытащена из интернета. Здесь любопытные данные. Канадская фирма "Си кеил" оказывается имеет торговые обязательства перед "Камлотом", но это еще не все. Правительство ЮАР недавно спустило оборонный заказ "Камлоту" на разработку и изготовление новых видов боеприпасов для армии.. Этот материал я перехватил из правительственного бюллетеня. А вот это сведения о руководителях фирмы, даже их интересы, любовницы и номера машин.
- Откуда достал такие данные?
- Это просто. У меня друзья в ФСБ, они помогли.
- Хорошо. А куда они наш газ применят?
- Вот этого я и не знаю.
- Ладно. Я сейчас просмотрю эти материалы, а ты ищи дальше. Может еще что-нибудь откопаешь.
- Николай Андреевич, может Надю...
- Стоп. Ни слова, иначе я скажу или сделаю тебе что-нибудь неприятное. Чтоб о ней воспоминаний даже в дальнейшем не было. Хочешь с ней трахаться, пожалуйста, но после работы в личное время. Прежде чем принимать ее на работу, я ее предупредил.
Внутренне я хмыкнул, жена Виктора после шести вечера, через каждые пол часа звонит в офис, проверяя на месте муженек или нет.
- Где нам сейчас взять нового япониста? - делает сокрушенное лицо Виктор Владимирович. - Нужно срочно создавать контору в Японию. Директора для нее мы подобрали, это наш специалист, но на первое время ему нужен переводчик.
- Я поищу сам.
Зам уходит, а у меня в голове мелькнула идея, может поговорить с Лизой, повинится перед ней и пригласить к себе на работу.

Я позвонил ей домой днем, в трубке раздался детский голосок.
- Але.
- Это кто?
- Маша.
- Маша? - я немного ошеломлен, неужели это ее дочь. - А твою маму звать Лиза?
- Да, мама Лиза.
- Нельзя позвать к телефону маму?
- Ее дома нет.
- А куда она ушла?
- Мама ушла в магазин.
Отлично, я может быть поймаю ее перед домом.
- Маша, а ты дома одна?
- Нет, с бабушкой.
- Ну хорошо, передай привет от дяди Коли маме. Не забудешь?
- Не забуду.
- Тогда, пока.

Она подъехала к своему дому на отличном суперсовременном БМВ. Вышла из машины не одна. Рядом очутился тощий очкарик с взлохмаченной копной волос. Я отошел от стенки здания и направился к ним.
- Здравствуйте, Лиза, - скромно склонил я голову.
От этой неожиданной встречи у нее открылся ротик и расширились глаза.
- Вы? Почему вы здесь? - вдруг нахмурилась она.
- А где же мне еще быть?
- Если ко мне, то я не желаю вас видеть.
- Разве мы поссорились или сказали друг другу гадости? Простите, - обратился я к очкарику, - не могли бы вы снять очки?
- Чего? -тот ошеломленно вытаращился на меня.
- Мне просто хочется двинуть вам по физиономии за то, что вы подслушиваете наши семейные разговоры и очень будет неудобно, если после удара, стекла очков повредят вам роговицы глаз.
- Вы это серьезно?
- Николай, прекрати, - вопит Лиза.
- Я не шучу.
- Хорошо, - вдруг спокойно говорит очкарик, - Лизонька, этот тип тебе не надоел?
- Ребята, не надо драки.
И тут я понял, что не смотря на внешний вид, парень то не промах. Передо мной стало две проблемы, либо садануть этого бедолагу между глаз, либо пойти на мировую. Но я не учел одного, очкарик первый врезал мне в глаз. Лечу на асфальт и как тогда, в Афгани, холодный расчет в борьбе за жизнь, прокатился по извилинам мозга. Подпрыгиваю и иду в атаку. Его взмах рукой и резкий ответный, встречный, опять взмах...
- Прекратите, - орет Лиза.
Но я уже оценил достоинства противника, наверняка черный пояс по карате. Теперь берегись. Ловкая подсечка и парень пошатнулся, чтобы поймать равновесие. На тебе, мой кулак все же достал физиономию, теперь валится на асфальт мой противник.
- Все, я ухожу, - вдруг устало говорит Лиза, - вы мне надоели.
Она неторопливо пошла по тротуару.
- Лиза, постой, - кричу я.
Очкарик сидит на асфальте и трясет головой. Его очки лежат недалеко и похоже на них нет стекол. Я догнал ее уже у парадной.
- Лиза, постой, я хочу поговорить с тобой.
- Нам не о чем говорить.
- Есть и очень много.
- Я не хочу тебя видеть.
- Не хочешь видеть, не надо. Для этого, давай, завяжу тебе глаза, а если это не хочешь, поговорим в темной комнате.
Она ошалело посмотрела на меня.
- Что тебе надо, Шатров?
- Во первых, чтобы ты успокоилась, а во вторых, неплохо бы посидеть где-нибудь в укромном месте и обсудить некоторые дела.
- Нет, нет и нет. Я прошу тебя, Шатров, не подходи больше ко мне.
И тут Лиза ловко проскользнула в дверь и перед моим носом она захлопнулась. Я подергал ее, убедился, что без взлома не открыть и повернулся назад. Очкарик стоял опершись спиной на машину и протирал лицо платком. Я подошел к нему и тоже прижался спиной к дверце.
- Ну как ты? - спросил его.
- Хреново. Ты мне разбил очки, теперь я плохо вижу, а машину надо отвести в гараж.
- Давай я тебя отвезу.
- ...Отвези...
Моя машина тоже стоит недалеко, но я решил все же отвезти бедолагу на его БМВ.

Сижу за рулем и пытаюсь расшевелить парня.
- Как тебя звать?
- Валерий.
- Меня, Николай. Ты со Лизой давно знаком?
- Всю жизнь, я ее брат.
- Так какого же черта, ты не сказал мне сразу.
- А ты и не спросил. Значит ты и есть тот Николай, который вытащил Лизку из какой-то передряги в Турции.
- Действительно, это я.
- Дурак же ты, Коля, такая девка, а ты отмахнулся.
- Я не отмахивался. Я пришел просить у нее прощения.
- Не знаю, что там у вас произошло, но для нее ваш разрыв - трагедия.
- Все может быть. Валера, не подскажешь, у Лизы сейчас отпуск?
- Да, до первого Сентября.
- Я хочу предложить ей хорошую работу.
- Предложи.
Мы подъехали к дому сталинской постройки.
- Кажется твой дом.
- По общим очертаниям похож. Спасибо, что подвез. Гони сюда ключи от машины и до свидания.
- Пока.

Пришлось нанимать такси, чтобы вернуться к дому Лизы и забрать свою машину.

Утром беспрерывные телефонные звонки подняли меня с постели. Я поднял трубку.
- Але...
- Николай, это ты? Это я Гриша.
- Гришка?
- Коля у нас несчастье... Шурочка...
- Что?
- Шурочка погибла...
В голове у меня зазвенело и тут же мысль о проклятии кулона прокатилась по извилинам.
- Как это произошло?
- Утром пошла купить хлеб..., а ее на улице... машина...
- Гриша, я... не знаю, что сказать... Это чудовищно... Сосредоточься, скажи мне, на ней был кулон..., ну такой, который я ей подарил.
- Не помню, может был.
- Я сейчас еду к тебе.
- Ко мне не надо, приезжай в морг на Мечникова.
Бросаю трубку и начинаю поспешно одеваться.

Гриша выходит из морга абсолютно невменяемый.
- Гриша, -позвал я его.
- Колька..., это она... Вот
Он протягивает мне руку, на его ладони зловеще переливается гранат.
- Боже мой, Шура.
Я подцепляю пальцами цепочку кулона. Гриша безвольно отпускает руку и проходит мимо меня к воротам больницы.

На похороны пришло много народа. К моему изумлению, здесь же оказалась Лиза. Я подошел к ней и посмотрел в глаза.
- Коля..., это ужасно, - она вдруг прижалась ко мне и заплакала. -Понимаешь... она молодая..., очень молодая, почти девочка, только что судьба подарила ей счастье и вот так...
- Прости меня, Лиза... Я тоже виноват перед тобой, мог бы тебе подарить любовь и чего-то... отклонился. Ты поверь мне, я люблю тебя.
Но она еще больше зарыдала. Какая то женщина подошла к нам и подсунула под ее нос маленький флакончик. Лиза закашлялась и затихла у меня на плече.

С кладбища мы идем с Лизой вместе. Гриша подождал нас у автобуса.
- Коля, Лиза поехали к нам?
- Гришенька извини, - спокойно говорит Лиза, - но мне плохо.
- Хорошо, тогда приезжайте ко мне через девять дней...
- Приедем.
Я веду ее к своей машине.

В этот раз Лиза пропустила меня в свой дом. На кухне за столом обедает старушка и маленькая девочка с умными глазами.
- Мама, - пищит девочка, - мамочка пришла.
- Как вы здесь...?
- Все в порядке, Лизонька, - кивает головой старушка.
- Я привела гостя, познакомьтесь. Это, Николай. Коля это моя мама, Елена Алексеевна, а эта непоседа... моя дочка, Машенька.
- Здравствуйте, - вежливо говорю я.
- Здравствуйте, Николай, - отвечает старушка. - Хотите поесть?
- Спасибо, не хочу.
- Мама, мы с Колей поговорим в моей комнате.
- Хорошо, идите.
- И я с вами, - пищит девочка.
- Машенька, у нас с дядей серьезный разговор. Поэтому посиди здесь. Я тебя потом позову.
Мы прошли в маленькую узкую комнатку, где смогла поместится одна кровать, стул и стол. Лиза рухнула на кровать.
- Присядь.
Я осторожно опускаюсь на стул.
- Что ты от меня хочешь, Николай? - устало спросила она.
- Выходи за меня за муж.
- Ты думаешь, о чем говоришь? Ты же мне и Машке жизнь поломаешь. Проедешь по нашим судьбам гусеницами трактора и исчезнешь...
- У меня трактор сломался.
- Починишь.
- Наверно уже нет. Так выходишь ты за меня или нет?.
- Эх Шатров, Шатров, если я скажу - нет, что от этого изменится. Ты же потом, как клещ вопьешься в меня и будишь пить кровь, пока я не скажу - да.
- Так скажи, да.
Она молчала почти минуту. Потом махнула рукой.
- Я согласна.
И тут я сорвался с места и припал к ее ногам.
- Лизынька... Я люблю тебя.
Она словно ждала этого признания и потянулась ко мне, мы поцеловались.

На кухню вернулись вдвоем под руку.
- Мама, - сказала Лиза, - можешь нас поздравить, мы решили расписаться.
- Лизонька, доченька, слава богу, наконец то свершилось...
Старушка всхлипнула и стала протирать передником глаза.
- Мама, у нас будет новый папа? - пищит у наших ног юное существо.

От Лизы я уехал поздно. Уже около двух часов ночи, моя машина подъехала к дому. Только подошел к парадной, как дверь сама отворилась и на встречу мне вышло два парня. Я насторожился.
- Этот? -спросил высокий тип другого.
- Похоже этот.
- Вы чего, ребята? - спрашиваю их.
Высокий махнул кулаком перед моим носом, я успел отклонится, но тут сзади чем-то заехали мне по голове. Свет померк перед глазами.

Очнулся в каком то комнате на кровати. Руки и ноги спутаны веревкой. Недалеко, за столом сидят два здоровых парня и играют в карты.
- Гони монету, - шипит один другому.
- Размечтался, мы еще не доиграли до конца.
- Хорошо, последний раз, и я тебе после этого, рожу исковеркаю, если не вернешь долг.
Идет азартное шлепанье карт.
- Я выиграл, - вопит тот, кому хотели набить рожу, - ну, что теперь скажешь, козявка.
- Это кто козявка? Я? Да я тебе маргалы повыкалываю...
В комнате появляется посторонняя личность и спорщики сразу же затихают.
- Как он? - знакомым голосом спрашивает вошедший.
- Сейчас посмотрим. - Один парень поднимается из-за стола и подходит ко мне. - Он открыл глаза, все в порядке.
У моей головы появился Патон.
- А... Николай... Боже, в каком ты виде.
- Засранец, это твоя работа?
- Фу, как неприлично. Сам виноват, запугал моего компаньона, порвал с нами все отношения. Теперь пора ответ держать.
- Перед кем, случайно не перед тобой?
- Передо мной. Ты мне так много должен, Николай, просто ужас.
- Я тебе должен только одно, набить рожу.
- Это твои проблемы. Послушай, Николай, может все решим миром?
- Ты о чем, мерзавец?
Патон морщится.
- Я тебя отпущу, если ты выполнишь следующие условия. Вновь подпишешь уже новый договор с нами, с фирмой "Си кеил" и вернешь долг, около ста тысяч долларов.
- А это то от куда?
- Это ты задолжал некоторым турецким фирмам.
- Случайно не за мою девушку, которую ты продал им?
- Какая она твоя? Эту бабу тебе подсунула туристическая фирма. Мы все знаем.
- Действительно , ты много знаешь. Патон, да ты настоящий уголовник, бандит и подлец. По тебе плачет виселица и если я буду жив, то ты там будешь.
- Вот именно, если ты будешь жив. Если ты не выполнишь мои условия, то будешь мертв. Поверь, после твоей смерти, новый хозяин газового камня, вернет нам то, что не дал ты.
- Прекрасная перспектива, ты вижу все продумал Патон. А кто же будет новый хозяин моей фирмы?
- Это решит совет директоров.
Что за чушь? Я и есть всему глава фирмы и совет директоров в одном лице. Это вообще интересная мысль, а кто же будет после меня, может Виктор Владимирович?
- Так ты подписываешь договора? - склоняется ко мне Патон.
- Нет.
- Тогда медленно подыхай. Кормить мы тебя не будем, поить тоже, бить мы тебя тоже не будем, да и это не к чему. Труп не должен вызывать у ваших криминалистов подозрений, твоя кожа должна быть без кровоподтеков, а кости целы. Когда подкинем его властям, это уже будет поводом официальной передачи фирмы другим лицам. Мальчики, -обращается он к моим охранникам, - положите перед его мордой хлеб, колбасу, еще там что-нибудь съестное и ни крошки не давать, пока не подпишет вот эти пачки бумаг.
Патон складывает на край стола пачки договоров и тут обращает внимание на лежащие рядом с картами пачку корешков для документов. Тут же лежит развернутый кошелек с ключами от машины, пара карманных телефонов и небрежно брошенный кулон с гранатом. Тот самый, что приносит несчастья владельцу. Видно это правда, так как я его таскал и вот нарвался на неприятности. Сначала Лиза попала в рабство, теперь я схвачен, как заложник.
- А это что? - спрашивает канадец и нетерпеливо начинает копаться в этих вещах.
- Мы вытащили их его карманов, - скромно сообщает старший из парней.
- Так..., что же здесь: паспорт, права, карточки, документы на машину, страховка ишь ты, даже два телефона. Здесь, по видимому, были деньги? - трясет Патон пустым кошельком.
- Так, трофей..., - криво улыбается один из парней.
- Сколько взяли?
- Это... немного... там, так полторы тысячи.
- Я вам сколько обещал?
- По пять на рыло.
- Считайте, что уже аванс получили. Этот кулон..., - Патон внимательно разглядывает на свету, кровавые отблески от камня разукрасили его лицо, - пожалуй, возьму я. Николай, ты ведь не против, если я его возьму?
- Подавись...
- Очень не культурно. Телефоны я тоже забираю с собой, ни к чему вас тревожить и дергать. Ну все я пошел, ребята, стерегите его.
- Пасть ему заткнуть? - спрашивает тот, что постарше.
- Николай, если будешь орать, заткнем рот. Понял?
- Как не понять, понял.
- Ну вот видите, этот вопрос решили. Пусть сидит не заткнутый. Надо, чтобы он исходил слюной от голода. Все, вопросов больше нет?
- А что если он захочет в туалет? - спрашивает один из парней.
- Пусть ссытся и срет под себя.
- Но мы то здесь... нюхать эту вонь...
- Хорошо, отводите в уборную, но если он убежит, из-под земли вас достану и уничтожу. Я ушел, в случае чего, позвоните по этому телефону.
Он выбросил сверху договоров узкую картонку.

Идет второй день голодовки, мои охранники обжираются за столом и не съеденные кусочки складывают перед моей физиономией. Запах... потрясающий.
- Эй..., мерзавцы, - зову их.
- Чего? Небось опять срать хочешь? - ковыряет в зубах высокий охранник. -И с чего бы это, вроде не жрешь...
- Меня от ваших рож тошнит. Я хочу в туалет.
- Козявка, - зовет высокий, своего партнера, - сейчас твоя очередь снимать ему штаны. Вали с ним в сральник.
- Чего я, да я. Давай ему руки развяжем, пусть сам сидит в туалете и снимает и одевает вонючие трусы.
- Я те сниму. Хозяин, что сказал? Не освобождать... Поднимайся, засранец, - это уже ко мне.
Пинок в бедро, потом этот бугай небрежно хватает меня за веревки и переводит в вертикальное положение, сорвав с кровати.
- Стоять, - командует он мне.
Меня немного шатает от голода. Высокий, в два приема освобождает ноги от веревок и толкает в спину. Я чуть не падаю на низенького охранника, но тот ловко перехватывает меня за путы.
- Пошел, придурок.
Я тащусь в коридор. У дверей туалета охранник, прижимает палец к губам.
- Мне надоело возится с твоими засранками, - шепчет он мне в ухо. - Я тебя распутаю, но руки оставлю связанными. Пальцы будут свободны, сам снимешь штаны.
Он снимает веревки обмотанные вокруг тела, потом толкает меня к двери. Запястья обмотаны веревками, так что кисти рук свободны и я, действительно, могу расстегнуть штаны и снять их. Как только опускаюсь на стульчак, мой охранник прикрывает двери. За два дня мне пришлось покрутить мозгами, как выбраться от сюда и теперь я начинаю действовать. Осторожно приподнимаюсь со стульчака и развернувшись, закрываю подводной кран к бачку, теперь приподнимаю крышку бачка. Точно, кольцо от поплавка можно выдернуть. Небольшое усилие и кусок проволоки брошен в унитаз и вся система рассыпается прямо на руках, поплавок в одних пальцах, а клапан в других. Все в унитаз, правда поплавок своим корпусом с трудом пролез в дырку, но я постарался и вдавил его двумя руками туда. Теперь пора разделаться с краном. Слава Богу, винт от барашка легко открутился. Я его забросил за унитаз и...
- Ты скоро там? - слышу голос охранника.
- Иду.
Открываю кран и, сдернув барашек, заталкиваю его в щель шкафчика над унитазом. В бачке зашумела вода. Подхватываю штаны и ногой толкаю дверь.
- Долго ты обсерался. Иди... сволочь.
Парень толкает меня в плечо и ведет в комнату. Сзади шумит вода.

В комнате почти мертвый час. Один парень дрыхнет на диване, другой сидит недалеко от меня и клюет носом почти в стол. Я лежу на кровати и прислушиваюсь... Там за дверью, кажется, не стихает шум воды. И тут из под двери лихо выкатилась первая лужица и игриво покатилась под диван.
Неожиданно раздалась трель дверного звонка. Парни подскочили.
- Вот, дьявол. Что это? - Тот что спал на диване, в носках попал в лужу. - Откуда эта дрянь?
Звонок без конца надрывает. Кто то лупит по входной двери и глухой звук отдается в комнате. Парень с дивана поспешно одевает ботинки и скачет по лужам к двери комнаты, он ее пытается открыть и... в помещение врывается вал воды.
- Мать твою..., - рычит охранник.
Второй тип поспешно залезает на стул.
- Да, сделай же что-нибудь? - кричит он.
- Сам делай...
- Откройте, - уже слышны крики за входной дверью. - Откройте двери, иначе взломаем. Мы же знаем, что вы там.
- Они сейчас действительно взломают дверь, - шипит парень на стуле.
- Заткнись.
Матерясь, тип, попавший в воду, уже не остерегаясь, идет по лужам на шум воды. Через некоторое время он врывается в комнату и с яростью подступает ко мне.
- Это ты сделал, зараза.
- Вам хана, ребята. Вы залили весь дом и теперь сюда ворвутся люди. Подумайте лучше о своих задницах.
- Иди ты...
И я получил удар по морде. Вот теперь будет синяк, а ведь Паттон просил не бить. Грохочут двери и слышны голоса.
- Я точно знаю, здесь кто то есть, смотрите, крутится счетчик.
Еще резче стучат в дверь.
- Вызывайте милицию, - визжит женский голос.
При слове милиция, мои охранники проявляют активность.
- Бежим, - шипит старший.
- Но, как? - вторит другой.
- Откроем двери и рванем. Пока они очухаются, мы будем внизу.
С проклятьями соскакивает со стула парень и по воде шлепает к двери. Гремят запоры, раздается истошный крик и грохот.
- Лови их, держи, - раздаются голоса.
Через некоторое время в комнате появляется старик, он запрыгивает на маленький порожек, замечает меня и с удивлением окликает.
- Эй...
- Развяжите меня, меня связали бандиты.
- Маруся, - орет старик, - здесь связанный человек. Зови милицию.
По коридору шлепают по лужам люди. Вода кончила шуметь.

Прежде всего я позвонил Лизе.
- Але, Лиза?
- Николай? Ты опять что то выкинул? Куда ты пропал?
- Со мной все в порядке. Меня только что выпустили из милиции.
- Господи, да что же произошло?
- Это потом. Ты не можешь вызвать ко мне своего брата и приехать сама.
- Где ты находишься?
- В кафе "Чардаш" на Басманова.

Они приехали через минут сорок. Я за это время постарался что то поесть. Лиза встревожено подбежала ко мне.
- Коля, что с тобой.
- Выкрали. Здесь одни сволочи, требовали выкуп.
- Да, что же это твориться?
Она обнимает меня и чуть не плачет.
- Привет, Николай, - сзади Лизы появился Валерий. Я осторожно освобождаюсь от объятий девушки и протягиваю ему руку. - Здорово ты оброс и выглядишь неважно.
- Почти три дня голодал.
Лиза прижалась ко мне и гладит волосы.
- Бедненький, ты мой.
- Ничего ребята, я еще потанцую. Вы не можете заплатить за меня вон той даме в буфете и отвезти домой.
- Сейчас сделаем, - говорит Валерий и идет к стойке.
- Коленька, тебя пытали, били? - спрашивает Лиза.
- Нет. Все в порядке. Только голодом морили.
- Но у тебя синяк под глазом.
- Это я получил в последнюю минуту, перед освобождением.
- Что же ты теперь будешь делать?
- Хочу прежде всего вымыться и отоспаться. Если можешь, побудь со мной.
- Хорошо, Коленька.
К нам возвращается Валерий.
- Поехали, я за все расплатился.
- Валера, ты мне очень будешь нужен. У тебя есть знакомые боевые ребята?
- Есть.
- Хорошо бы их завтра собрать.
- Соберем. Все будет как надо.
- Тогда поехали сначала домой.

Охранник моей конторы оторопело смотрит на меня.
- Николай Андреевич? Мне сказали, что вы тяжело больны...
- Все в порядке. Виктор Владимирович здесь?
- Да, давно здесь.
- Эти ребята со мной, - я киваю за стоящими за моей спиной пять крепких парней, во главе с Валерой.
- Хорошо, проходите.

Секретарша растерянно бормочет.
- Николай Андреевич..., это вы...
- Где?
Она все же сообразила о чем я спрашиваю и кивает на дверь моего кабинета. Делаю жест ребятам и первый вхожу в помещение.
За моим столом сидит Виктор Владимирович, рядом с ним в креслах устроились Маклоски и Паттон. Мой зам вытаращил глаза и закаменел. Маклоски вжался в кресло, а Паттон вскочил и... вдруг выдернул из-за пояса пистолет.
- Николай..., лучше не подходи.
Сзади меня заскрипели половицы паркета. Из-за моей спины вышел Валера и небрежно подошел к канадцу.
- Парень, не дури.
Ловкий перехват руки, пистолет падает на пол, Паттон с согнулся, схватившись за запястье руки. И тут Валерий сильным ударом в скулу отбросил мерзавца опять в кресло. Мои новые друзья окружили тройку негодяев.
- Это не я, - вдруг прорвало Маклоски, - это он, - его палец уперся в Паттона.
- Заткнись, сволочь, - потирает скулу Паттон. - Они нам ничего не сделают, мы иностранцы.
- Валера, что мы можем с ними сделать?
- Очень много. Ну, например, вот этого, твердолобого, кастрировать, этого, слюнявчика, - палец переместился на Маклоски, - отвезти в лес и оставить на съедение волкам.
- Не надо, я клянусь... Я ничего не хотел плохого, хотел все миром, - завопил канадец.
- Хорошо, - говорю я, - а с этим что? - Киваю на Виктор Владимировича.
- Ну с этим, мы расправимся по-русски, набьем рожу, вываляем в грязи и отпустим на все четыре стороны.
Бледный, как смерть, мой зам, шлепает губами.
- Ребята, да вы что, это недоразумение...
- Я придумал, что с ним делать, а сначала решим один вопрос. Где все договора, что ты налепил с этими подлецами? - спрашиваю Виктора Владимировича.
- Они у меня..., здесь.
Трясущимися руками парень вытаскивает из стола папку договоров. Я листаю первые страницы и вижу, что без меня они неплохо поработали. Почти на корню, весь газовый камень на два десятка лет передали в эксплуатацию компании "Си кеил". Правда есть одна оговорка, все договора с японцами остались в силе. Не хотят видно ссорится с японцами. За генерального директора расписался сам Виктор Владимирович.
- Где вторые экземпляры?
- Они у господина Маклоски.
Я повернулся к нему.
- Где экземпляры?
- Уже поздно, компания наша, - слышу с боку голос Паттона, - все документы обратной юридической силы не имеют.
- Дурак, ты Паттон, уже имеют. Подпись Виктора Владимировича не действительна, я же пока живой. Никто ему не давал право, при действующем начальнике, подписывать такие документы, это тебе любой школьник разъяснит. Так где вторые экземпляры? - опять спрашиваю Маклоски.
- У меня в кабинете, в сейфе.
- Валера выдели двух мальчиков, пусть они прихватят этого негодяя и привезут документы.
- Хорошо, Коля. Ребята, - он кивает двоим мальчикам у окна, - вы слышали о чем мы говорили? Возьмите этого типчика и съездите к нему в гости, будет сопротивляться или отказываться, прихлопните...
Мальчики выдирают испуганного канадца из кресла и ведут к двери. Валера их догоняет и что то объясняет на ухо старшему, тот кивает головой. После того как эта компания исчезла, я поворачиваюсь к Паттону.
- И так, пожалуй, начнем с тебя.
- Что ты задумал?
- Ребята свяжите его.
Друзья Валеры наваливаются на Паттона и обматывают его веревками.
- Я иностранец, не имеете права. Я требую вызова моего консула...
- Ах ты требуешь? Сейчас тебе все будет. Ты, Паттон, сделал большую ошибку, не уничтожил мои документы, когда твои мерзавцы сбежали, они все вернулись ко мне. Ну-ка дайте телефон.
Я достаю из кармана визитку и звоню по междугороднему.
- Але, Нед, это ты?
- Я тебя узнала. Никак, вспомнил обо мне. Привет Николай.
- Нед, я поймал, заводилу и мерзавца того похищения... Помнишь?
- Очень приятно. Уверена, ты не знаешь, что с ним делать, поэтому звонишь мне.
- Ты, как всегда права.
- У меня как раз напротив сидят крутые мальчики, заинтересованные в этом деле. Они тоже очень хотят поиметь того типчика за обман.
- За обман?
- Ну да. Никто из них не знал, что та девушка, которую они похитили, твоя жена. Этот подлец уверял их, что она не замужняя и никто за нее спрашивать не будет, а ты спросил и еще как. К сожалению у них свои кодексы чести и такие вещи не прощаются...
- Так что с ним делать?
- Отдай им.
- Как?
- Сейчас, погоди, я поговорю с ними.
В кабинете тишина, все внимательно слушают, о чем я говорю.
- Николай, - вдруг слышу в трубку, - ты можешь отвезти этого мерзавца к торговому порту?
- Могу.
- Тебя будет ждать у ворот порта некто, Фархаш. Передай ему.
- Понял, пока, Нед.
Я бросил трубку, потом обвел всех взглядом.
- Валера, тебе придется взять моего зама с собой и запереть где-нибудь до утра, Потом дай по морде и отпусти к жене, она дальше доделает то, что не доделали мы. Виктор Владимирович, вы уволены, больше сюда не появляйтесь. А вы ребята, берите Паттона, мы отвезем его кое-куда.

У ворот порта нас ждал маленький микроавтобус. Как только я подъехал к нему, из окна дверцы высунулась усатая рожа.
- Кто из вас, Николай?
- Я.
- Я Фархаш. Где груз?
- Здесь.
- Давайте его нам в машину.
Мы выдергиваем Паттона из машины и подводим к микроавтобусу. Задняя дверца открылась и четыре руки втащили канадца внутрь. Тот час машина рванулась и исчезла за поворотом забора.

На моей работе опять Маклоски с чемоданом документов. Мальчики Валеры стоят сзади несчастного.
- Вот привезли, - говорит один из них.
- Трудности были?
- Да нет.
- Они сожгли мою контору, - вдруг захныкал Маклоски.
- Ничего подобного, - возразил один из мальчиков. - Он сам спалил себя. Мы ему поднесли под нос зажигалку, а он оттолкнул. Зажигалка упала на пол и тюль на окнах запылал.
Я открыл чемодан. Вот они документы, надо же, здесь даже приказ по фирме, отданный Виктором Владимировичем, что в связи с тяжелой болезнью и психическим расстройством Шатрова Н.А., обязанности главы фирмы на основании устава и всяких там прочих документов, передать ему. Ах ты, сволочь. Но почему я не видел этой бумаги в папках Виктора. Ладно, разберемся потом. Этот документ мы сохраним, остальное тоже уничтожим.
- Маклоски, я тебе при последней встречи, говорил, чтобы ты уезжал?
- Говорил. Мне Паттон запретил.
- Очень жаль, что ты меня не послушал.
- Я послушаюсь, обещаю сегодня же убраться к себе на родину.
- Тогда вали. Если тебя увидят сегодня после двух ночи, то убьют. Беги быстрее.

Где-то около семи вечера позвонила жена Виктор Владимировича.
- Коленька? А мне сказали, что ты при смерти.
- Все это враки. Со мной все в порядке.
- А где мой...?
- Чего то задурил. Спутался с какой то бабой, я его выгнал за это с работы.
- Как ее звать?
- Надя.
- Ах, стерва. Я ее знаю, вчера познакомилась у входа в ваш офис. Вышла она из машины с иностранцем, такая расфуфыренная и большим красным камнем на шее. Я думала, она крутит с иностранцем, а она оказывается...
- Как ты очутилась у офиса?
- Так вчера был торжественный вечер, обмывали договор с какой то заграничной фирмой "Си кул..." или "Си мул...", не помню название.
- Может "Си кеил"?
- Вот, вот, точно она. Муж меня пригласил, я и приехала к открытию.
Телефон вдруг отсоединился. Выходит эта проститутка, Надька с красным камнем? Так это же кажется тот самый кулон, что отнял у меня Паттон. Теперь с ним или с ней случится несчастье, а может уже и случилось. Завтра жена выдерет Виктору последние волосы, она ему даст жару.

Полоса неудач похоже кончилась. У нас большая свадьба. Я женюсь на самой красивой и умной женщине в мире. Пусть мне говорят, что были или есть еще такие женщины, но по моему это не так. Лиза самая чудесная женщина на свете.

А... еще про гранат... Ходят слухи, что он утонул со своей хозяйкой в одном из водоемов пригорода. Женщину так и не нашли, а вот вода с тех пор в водоеме испортилась, появился маленький паразит, который впивался в купальщиков и вытащить его могли только хирургическим путем.

 

Санкт-Петербург 2006 г.

© Copyright Evgeny Kukarkin 1994 -
Постоянная ссылка на этот документ:

[Главная] [Творчество] [Наши гости] [Издателям] [От автора] [Архив] [Ссылки] [Дизайн]

Тексты, рисунки, статьи и другие материалы с этих страниц не могут быть использованы без согласия авторов сайта. Ознакомьтесь с правилами растространения.

Евгений Кукаркин © 1994 - .
Официальный сайт:  http:/www.kukarkin.ru/
Дизайн: Кирилл Кукаркин © 1994 - .
Последнее обновление:
Официальные странички писателя доступны с 1996 г.