Copyright © Evgeny Kukarkin 1994 -
E-mail: jek_k@hotmail.com
URL: http://www.kukarkin.ru/
Постоянная ссылка на этот документ:


Написано в 1996 г. Приключения.

Всё началось в Казани

ПРОЛОГ

КАЗАНСКИЕ СТРАСТИ

Они нагло шли по нашей территории, шесть человек с другого квартала.
- Витька, - орет Шариф, - зови подмогу.
Витька, тощенький, хлипкий мальчуган, тут же исчез в ближайшей подворотне. Шестерка наглецов уже подходила к цели своего маршрута вино водочному магазину. В нашем городе из-за вино водочного дефицита, исполком постановил проводить завоз алкоголя в каждый район согласно графика. Эту неделю спаивается наша территория.
Впереди шестерки идет сутулый Калоша, он не главный, но он самый сильный, а вот сзади семенит Валет, этот и есть заводила всех пакостей против нас. Мы с Шарифом выходим на встречу из подворотни. Те останавливаются и смотрят на нас.
- Валет, ты случайно не ошибся территорией? - начинает Шариф.
- Шариф, давай по хорошему. Мы вам ничего не сделаем. Купим полбанки и исчезнем.
- Катись от сюда, вонючка. Эта неделя наша.
- Раз ты такой дурак, накажите его ребята.
Я знаю, мне достанется Калоша и еще несколько настырных мальчиков. Но знаю и другое. Валет хитрее нашего Шарифа и поход в другой район с такими маленькими силами он делает неспроста. Из подворотни вылетает пять подсанов, наша первая подмога. Теперь Калоша мой.
Вы лупим друг друга с остервенением. У Калоши разбит нос, у меня распух глаз, саднит ногу. Я замечаю что на улице идет свалка, уже не шесть бойцов с другого квартала, а двадцать появились перед нами. Но к нам сбегается все больше и больше ребят. Мне удается врезать Калоше в под дых и он сгибается от боли, теперь ему конец. Калоша катится по асфальту и для верности, добиваю его еще ногой.
- Сашка, помоги, - это орет Шариф.
Против него Валет и еще какой-то тип. Я отшвыриваю двоих, попавшихся мне на пути и вламываю типчику в висок, тот летит в стену. Валет выдергивает из кармана нож.
- Сашка, не трогай меня.
- Врежь ему, - визжит Шариф.
Валет выбрасывает руку вперед, я отклоняюсь и ногой выбиваю нож. Теперь Валет отпрыгивает и исчезает за спинами дерущихся. Сзади нас вой. Еще одна группа Валета пробралась дворами и вышла нам в спину.
- Сашка, мы прорываемся, прикрой нас.
Вал дерущихся медленно откатывается к магазину. Откуда-то вынырнули наши девчонки во главе с сестрой Шарифа, Фатимой и начали кидать камни в спину парням Валета. Теперь они в жутком положении и начинают колебаться. Я красиво подцепил двух парней по морде, но зато прозевал удар по спине палкой. Вдруг кто-то из нападавших сорвался и бросился бежать и... побежали все Валетовские мальчики. Мы лупи их как могли, особенно досталось тем, которые были в тылу.
Вот и улица Труда, это наша граница, но всем видно не до пограничных формальностей и драка перекидывается на их район.
- Осторожно, - кричит Шариф, - отходим.
За окровавленной группой Валета показались взрослые. Теперь мы отходим к границе и становимся на ней стеной. Началась перекидка прекрасным русским матом и тут подкатили две милицейские машины и встали между нами. Вышел толстый капитан.
- Разошлись, ребята. Разошлись.
Все поняли, это конец драки и для фасона поругавшись, мы расходимся. Сегодня выпивох не нашего района не будет.

Мы празднуем победу в бомбоубежище под домом. На длинном столе полно водки и колбасы с булкой. За столом наши ребята, несколько взрослых и девчата. Пиршество в разгаре, дым от папирос и сигарет стоит столбом и у многих заплетаются языки. Большинство парней от жары скинуло рубашки, а я и Шариф сняли майки и сверкаем голыми телами. Ко мне подходит незнакомая беловолосая девчонка и без церемоний садится на колени.
- Ты и есть тот Сашка...
У нее горячее тело. Я провожу пальцем по бедру и не нащупываю рубца трусиков.
- Ты кто такая?
- Машка, иди сюда. - Раздается пьяный голос со стола. - Куда залезла, стерва?
Здоровый парень, по кличке Аркан, приподнялся, что бы разглядеть, что мы делаем.
- Отстань. Я занята...
- Я тебе сейчас покажу... занята... А ну иди сюда.
- Сейчас.
Машка обхватывает мою голову руками и целует в губы.
- Ух, какой ты сладкий, красавчик.
Сильная рука Аркана отрывает девчонку от меня. Машка визжит от боли.
- А с тобой, красавчик, у меня особый разговор.
Вместе со стулом я лечу в угол. Я очень много выпил, водка расслабила все тело и совсем лишила реакции. Пытаюсь приподняться и вижу, как Аркан вытащил из голенища сапога финку.
- Аркан, не надо...- вопит Машка.
Взмах руки сверкнул молнией и тут Аркан от толчка чужой руки падает, но молния пронеслась вдоль груди и обожгла меня. Рядом стоит Шариф.
- Совсем сдурел парень, еще бы немного и проткнул тебя насквозь. Ребята, выкиньте его.
Аркан пытается подняться, но на него наваливаются ребята, выворачивают руки и уводят из помещения.
- Как себя чувствуешь, Сашка?
Шариф сидит передо мной на корточках и рассматривает грудь. От вида крови на его пальцах, я отрезвел.
- Тебе надо в больницу. Фатима, сюда. Дайте его майку, - уже озабоченным голосом говорит он,
Фатима прижимает майку к моей груди.
- Сашка, родненький, как же они тебя. И все эта стерва, Машка. Из-за нее...
- Да не причитай ты. Ребята, выносим Сашку. Витька вызывай скорую.
От этих слов у меня начала ныть грудь.

Скорая увозит меня в больницу. Врач долго копается в ране.
- Ничего особенного, молодой человек. Слава богу, не дошло до кости. Вспороты две грудные мышцы. Сейчас мы их заштопаем и отпустим вас домой. Не перенапрягайтесь, ничего не поднимайте, старайтесь держаться прямо.
Мне зашивают грудь, накладывают бинты.
- Приходите через два дня на перевязку, - предлагает доктор.
- Хорошо.
Только вышел за дверь операционной, меня встречает толстый капитан милиции, тот самый, что разделял нас в драке.
- Ага, Сашка-молотобоец. Опять встретились. Фу. Как от тебя пахнет.
- Товарищ капитан, я не хотел с вами встречаться. Вы сами сюда пришли.
- Поступил сигнал, вот и пришел. Мне уже сказали, что с тобой. Осталось выяснить детали. Кто тебя ударил ножом?
- Да разве в такой большой потасовке разберешь?
- Не крути, парень. Ты рану получил после драки.
- Не заметил. А когда пришел во двор, то все увидели кровь.
- А напился где? Разит как из пивной бочки. Шестнадцать лет. Куда ты катишься, парень? Школу еще не окончил, а уже пять приводов. На этот раз я ничего оформлять не буду, но еще попадешься - посажу.
- Постараюсь не попадаться, капитан.

Шариф встретил восторженно.
- Сашка, все в порядке?
- Нет. До кости не дошло, но грудь зашили. Теперь я уже долго не смогу даже сгибаться.
- Иди-ка домой, да отлежись. Нам без тебя теперь трудно будет.

Моя мама очень красивая женщина. Русское лицо, полная грудь, крутые бедра, как греческая Венера. Она сразу испугалась.
- Что произошло, Сашенька?
- Да ничего, мама. Поцарапали немного. Теперь должен отлеживаться.
- Ты у врача был?
- Да. Мне даже перевязку сделали.
- Ох не к добру кончаться эти дворовые игры. Теперь школу пропустишь. Плохо, когда рядом нет отца.
Отец мой военный. Мотается по гарнизонам страны, оставив нас в этом городе стеречь комнату в коммуналке. Правда, комната большая, 30 метров квадратных, да и в коммунальной квартире всего две семьи, но зато это комната мамы, а не какого-нибудь военного ведомства.

Я отлеживаюсь. Приходит Шариф со своей сестренкой. Фатима с удивлением оглядывает комнату.
- Какая большая. А у нас, на шестерых еще меньше.
Шариф- старший брат. У него кроме матери и отца, есть еще два брата и сестра.
- Сегодня прошли мирные переговоры с Валетом, - говорит Шариф.
- Ну и что?
- Нам предлагают объединиться?
- Кто? Валет или другие?
Шариф мнется.
- Аркан.
- Сволочь. Если он будет старший, я отойду от ваших дел.
- Да он не плохой мужик. С кем не бывает по пьянке.
- Со мной не бывает. Только скажи, почему Аркан?
- Так решила сходка тузов. За рекой появился Гришка- сапожник, он объединил там часть районов и наши решили в противовес объединиться тоже.
- Ты дал согласие?
- А что я мог сделать? Против нас поднялись бы не только соседние районы, но и старики. Свои бы убили из-под тишка.
- Извини, Шариф, но я к Аркану не пойду. Простить ему, того что произошло не могу. Я отойду к "мирникам".
- Сашка, я без тебя, как без рук. Аркан, меня пришьет, если ты отойдешь.
- Ничего тебе теперь не будет. Вы же объединяетесь, там один Калоша, что стоит.
Шариф расстроен. Они прощаются со мной. Фатима целует меня в щеку.
- Ты не возражаешь, если я к тебе еще приду? - шепотом спрашивает она.
- Приходи.

Через два дня мать с испугом открывает дверь и впускает новых гостей. Это Аркан с Машкой.
- Привет, Сашка. Маша, давай.
Машка вытаскивает из сумки яблоки, колбасу, конфеты и бутылку армянского коньяка.
- Сашка, извини, что так произошло. Вот пришел мирится. Ну произошла глупость, с кем не бывает.
- Ничего себе глупость. Ухлопал бы и все.
- Все эта вот виновата.
Аркан хлопает по спине Машку.
- И куда только стерву понесло. Прости меня. Хочешь, я тебе эту дуру подарю.
- На кой она мне нужна?
- Ты прав, эта дура даже трахаться не умеет.
Машка кисло улыбается и зло поблескивает глазами.
- Так как, мы договоримся? Ты ни куда не уйдешь?
- Хорошо, в районных делах я даю согласие.
- Ну и прекрасно. Выпьем по этому поводу.
- Ну уж нет, сейчас опять напьешься и полезешь за финкой. Выпивай рюмку и катись.
Аркан смеется. Наливает себе, Машке и мне рюмочку.
- За твое здоровье, - одним глотком Аркан опрокидывает рюмку, крякает. - Пошли, мымра.
Получив хлесткий шлепок по мягкому месту, Машка с Арканом уходят.

Появилась Фатима. Она приволокла под мышкой бумажный сверток.
- Как дела?
- Ничего. Шов на правой стороне уже сняли.
- Чего это так рано? А с левой что?
- Там рана поглубже была.
- Бедненький, а я тебе оздоровительную литературу принесла.
Фатима передает мне сверток. Я разворачиваю и вижу журналы "Эротик".
- Спасибо, Фатима. Но где ты их взяла?
- Дядя с загранки привез.
Она еще мнется некоторое время, потом говорит.
- Ладно, Сашка, я пойду.
Фатима уходит и я ощущаю ноющую боль в ране.

Прошла неделя, мне сняли швы.
Еще побаливает грудь, но я уже болтаюсь по двору. Фатима подсаживается ко мне на скамеечку.
- Где Шариф?- спрашиваю я.
- Шатается где-то с Валетом.
- Что, теперь небось и друзья до гроба?
- Какое там. Как кошка с собакой, если бы не Аркан, так давно бы передрались.
- Опять чего-нибудь замышляют?
- Черт его знает. Вои Аркан, сука, замышляет. Уже два раза клинья ко мне подбивал.
- Да, ну. А как же Машка?
- А чего, Машка- шлюха. К другому перейдет. Хочешь, на тебе повиснет.
- Не хочу.
- Вот и я не хочу у Аркана подстилкой валятся. Слушай, Сашка, скажи только честно, почему девки тебя бояться?
- Не знаю.
- А я бы с тобой точно не могла гулять. Боюсь, ты же настоящий медведь.
- А я бы и не стал.
Мы молчим и греемся на солнышке. Тень падает на лицо. Перед нами в длинном платье стоит длинное худощавое создание с красивым греческим лицом.
- Привет, Фатима.
- Ленка. Откуда?
- Папа с маман домой отправили. Нужно здесь школу окончить и поступать в какой-нибудь институт.
- А там они не захотели?
- Ну что ты? Папа патриот, все немецкое ему претит.
- Познакомься, это местная достопримечательность, Сашка-молотобоец.
- Даже молотобоец? - Лена насмешливо глядит на меня и протягивает руку.
- Какой-то идиот придумал, теперь все как попки и твердят. Я молота в жизни не держал.
- Очень приятно.
Она жмет мою руку и тут же опять поворачивается к Фатиме.
- Пойдем ко мне, у меня дома только бабка. Я тебе такие вещички покажу, прелесть. В Германии их полно...
Они уходят и я плетусь домой.

Проходит еще день.
Опять во дворе никого, только Фатима сидит на скамеечке, как будто ждет меня.
- Сашка, иди сюда.
Я подсаживаюсь.
- Слушай, у Ленки через неделю день рождения. Она нас пригласила. Давай пойдем.
- Подарок надо покупать, а у меня денег нет.
- Я у Шарифа свистну.
- Витька говорил, что у тебя дома вчера был Аркан?
- Был, сволочуга. Всю задницу исщипал. Синяки с кулак.
- А домашние как?
- Никак. Кто с ним связываться будет. Братья только похихикивают, матери с отцом все равно.
- А Машка где?
- Продал, говорят. Гришке-сапожнику, что на той стороне реки.
- Да что ты говоришь?
- То и говорю.

Утром меня разбудил стук в дверь.
- Сашка, вставай, - кричал Шариф.
Я выскочил к нему.
- Что произошло?
- Фатиму, сволочи, изнасиловали.
- Аркан?
- Нет. Валет с компанией.
- Значит, война. Как это произошло?
- Вечером в машину затолкали и увезли. Сегодня утром еле-еле приползла.

Во дворе собираются парни и девчата, все возбуждены. Появляется Аркан.
- Витек, - командует он, - в разведку. Сашка, ты в форме?
- Вроде вылечился.
- Хорошо. Ребята берите палки, камни, мы им устроим.
Но устраивать ничего не пришлось. Нам дорогу преградила, уже кем-то предупрежденная, милиция. Везде стояли патрули. Мы пытались прорваться в других местах, но похоже наш район был на осадном положении. Весь день мы бузили. Вдоль улицы Труда звучали вопли и выкрики угроз.

На третий день, усыпив патруль, мы прорвались на территорию Валета. Но кроме трех потсанов никого не нашли. Их избили и отпустили.
Когда мы возвратились, я встретился с Фатимой.
- Как себя чувствуешь?
- Да, ничего.
- Ты их всех видела?
Она кивает головой.
- Ну, сволочи, мы им еще устроим.
- Ладно тебе, я свое получила... Вот, возьми лучше.
Она протягивает мне красивую фарфоровую статуэтку.
- Зачем это?
- Ты забыл. К Лене завтра идешь. Это подарок ей.
- А ты, разве ты не идешь?
- Нет. Не настаивай, Саша. Мне сейчас отойти надо. Ты не думай, меня кошмары не мучают, я сплю, ем нормально, чувствую себя здоровой, но пятно изнасилованной носить тяжело. Если бы даже все было скрыто, пусть парни потешились, но я их не знала бы и они меня, то все было бы в порядке. А теперь это позор.
- Ты не переживай, считай, что это несчастный случай. Мы еще поговорим с теми мерзавцами.
Она ласково проводит пальцами по моим волосам.
- Ты хороший парень, Сашка. Но все равно, пойдешь к Ленке один.
- Ладно, я схожу к ней.

Ленка встретила меня в прозрачном платье, сквозь которое было видно тощее длинное тело, белый бюстгальтер и трусики.
- Сашенька, спасибо тебе за подарок.
Она чмокнула меня в щеку.
- Проходи, - продолжает она. - Я уже все про Фатиму знаю.
В квартире никого нет.
- А где гости? Они позже придут?
- А я никого другого не ждала. Будешь ты, да я. Свою бабульку я отправила на дачу, так что пировать будем вдвоем.
На столе стоит бутылка шампанского и вина. Немного салата и конфеты.
- Ну что же, давай пировать.
Мы распили бутылку шампанского, попробовали вина и Ленка окосела. Она скинула туфли и залезла с ногами на диван. Я подсел к ней и обхватив голову руками и поцеловал...

Мать меня встретила вся в суете.
- Отец приехал.
Он приехал в отпуск на месяц. Теперь у нас дома начнется бедлам. Мне не хочется встречаться с отцом и после короткой обязательной встречи, опять ухожу на улицу.

Ленка пришла ко мне домой на следующий день.
- Саша, выйдем на улицу.
Мы бродим по улице и садимся на скамеечку в сквере.
- Сашка, я хочу быть твоей девушкой.
- Это же замечательно, а я хочу быть с тобой, - мы целуемся. - У тебя до этого был другой?
- Да, немец. Мама потому меня и отправила сюда, потому что считала, что все далеко зашло. Но то что было с тобой... невероятно. И когда Фатима...
- Фатима?
- У вас с ней ничего не было?
- Нет.
- Фатима сказала, что Сашка несчастный человек.
- С чего это вдруг? Я не чувствую себя несчастным.
- Она в карты нагадала.
- Плюнь. Я не верю в эту... чушь. Я очень рад, что мы нашли друг друга.
Опять касаюсь ее губ и она впивается в меня.
- Пошли ко мне, - просит она.

Мою любовную идиллию с Ленкой прервали страшные события этого лета.
Аркан узнал, где прячется Валет и Калоша с друзьями. Мы совершили налет.

В подвале темновато. Двадцать человек с Арканом вместе крадучись подходят к спящим ребятам, вокруг печурки.
- Бей, гадов, - орет Аркан.
У него и Шарифа финки, они протыкают ими ненавистные тела своих обидчиков. Подпрыгивает раненый Калоша и зверем идет на меня. Я палкой попадаю ему в нос. Калоша хватается за голову руками. Второй удар кладет его на пол. К нему подбегает Шариф и финкой бьет в шею.
- Будешь, гад, лазить на девушек.
В результате расправы, все враги лежат, обливаясь кровью. Кто-то постанывает.
- Все, пошли, - командует Аркан.
Мы уходим.
- Ребята договорились, - напутствует Аркан, - ничего не видели, ничего не знаем. Найду везде, если проболтаетесь.

Наших ребят стали хватать в тот же вечер. Я отлеживался у Ленки и меня не нашли. На следующий день я уехал с Ленкой, к ней на дачу, а чуть позже от туда рванул в Ленинград.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

НЕПРАВИЛЬНЫЙ ДИАГНОЗ

Прошло семь лет.

- Александр Сергеевич, с сегодняшнего дня испытание "щитомордника" возлагается на вас, - объявил мне мой начальник.
- А как же Квашнин?
- Его на пенсию.
Квашнину не повезло. На последнем испытании новой модели танка он забыл снять противотанковую ракету с направляющей и в таком виде привез танк с полигона в ангар. На следующий день слесарь-испытатель, не заметив ракеты, включил кнопку наведения и направляющая выскочила из люка броневого корпуса, грозно уставившись на ведущего конструктора системы. Шуму было столько, что решили Квашнина сразу отправить на пенсию, благо возраст его к этому подошел.
- Как же моя работа по "скорпиону"?
- Там остались мелкие доделки. Ирина Михайловна за вас сдаст военпредам всю систему.
- Но там одной гидравлики километры.
- Ничего, справиться. Тем более, вы сами говорите, остались доделки. Через неделю, две она перейдет к вам.
Ирина Михайловна или просто Иришка, в технике абсолютно не разбиралась, не смотря на то, что так же как и я окончила военно-механический институт. Для нее расчет какого-нибудь клапана или золотника целая жизненная трагедия, поэтому ее и спихнули в испытатели, где нужна дотошная работа с документацией.
- Но "скорпион" забракован нами при испытаниях.
- Знаю. Вы сами и подпишите заключение о непригодности.

Иришка размалевывала губы, когда я пришел в нашу рабочую комнату.
- Иришка, "скорпион" повесили на тебя.
У бедной девчонки чуть помада не выпала из рук.
- А тебя куда?
- На "щитомордник" вместо Квашнина. Тебе нужно подготовить к сдаче документацию.
- Но ведь я без тебя ни чего не сделаю.
- Ничего, я тебе помогу кое в чем. Самое основное уже сделано.
"Скорпион" попытка скопировать знаменитый шведский танк со скошенной на носу броней до кормы, без башенного типа. Вооружение две противотанковые ракетные установки, спрятанные по бокам в лючках и центральная 75 миллиметровая пушка, выглядывающая из скоса брони. Танк не прошел по многим параметрам, но основной недостаток, не эффективность гидравлической системы, которая выбрасывала ракетные направляющие из брони.
- Рабочих-то хоть дадут, - уже стонет Иришка.
- Слесаря-испытателя получишь.
В комнату вваливаются испытатели. Мой друг Генка, король электроники и Сережка- механик.
- Сашка, мы уже новость услыхали. Это правда? - вопит Генка. - Там мужики гудят. Квашнин пошел жаловаться к главному.
- Вопрос уже решенный.
- А как же мы, наша бригада?
- Все со мной. Квашнинские ребята идут к Матвееву на ракетные установки.
- Ура...,- дурашливо вопит Генка и приступе восторга обхватывает Иришку.
- Отстань, болван. Мне радоваться нечего, надо "скорпион" закончить.
- Да ну? Ты растешь, Иришка. Глядишь и скоро всех нас захомутаешь.
- Хомут нужен только для тебя, остальных запрягать не надо.
- Спокойно ребята, - останавливаю я их. - Нам сегодня надо еще много сделать. Пойдемте получать чертежи и знакомиться с документацией. Начальство требует, чтобы "щитомордник" в ангаре не простаивал и по плану мы провели летние испытания.
Мы покидаем комнату, оставляя горестную Иришку.

Башня танка, в виде вытянутого блина, вся обвешана чешуей металлокерамических плиток, очень мешает нам с Сергеем разобраться в двигателе. С помощью крана приподняли заднюю броневую плиту и теперь хотим вывести ее из под нависающего задка башни.
- Сволочи, - ворчит Сергей, - на кой хрен нам эта ловушка для гильз. Вылетали бы и падали на землю. Нужна эта вшивая экономика.
- Она нужна для того, что бы десантники не получили раны, когда будут сидеть на броне.
Перед нами стоит хрупкая девушка в синем комбинезоне и беретом на голове.
- Много вы понимаете, мадам, - огрызается Сережка, - когда эта пушка жахнет, всему вашему десанту головы оторвет ударной волной.
Мадам вспыхивает.
- Кто у вас старший?
- Я.
Вытираю руки ветошью и спрыгиваю на бетон.
- Я буду курировать вашу работу от конструкторов.
- Мужиков у нас там больше нет, что ли? - ворчит Сергей.
- Будем знакомы, - говорю я. - Меня звать, Саша.
- А меня, Лена.
Опять Лена, это имя просто преследует меня.
- Вот этот ворчун, в танке, откликается на имя Сергей. Вы не обращайте на него внимание. Просто некоторые технические трудности.
- Неполадки в двигателе?
- Нет. Сергей хочет проверить жесткость пружины в коробке переключения.
Все наши двигатели для танков в это время имели один существенный недостаток. Пружины в коробках переключения из-за высоких температур масел теряли свою жесткость и танки заклинивало. Все технологи в КБ решали эту проблему и ни к чему пока не пришли. Зато на участке закалки был противный старичок дядя Миша, который без технологических схем на глазок так закаливал пружины, что ни одна не подводила. Свой секрет, из-за прирожденной вредности, старик не раскрывал.
Лена забирается на танк и заползает к Сергею под нависшую плиту. Они начинают спорить.
- Что за хреновые машины выпускают? - опять ругается Сергей. - Ни к чему не подобраться. Плиту даже не снять, что бы посмотреть все внутренности.
- Поверните башню, тогда снимете плиту.
- Пушку при повороте куда деть? Мы все стойки в ангаре сметем и крыша упадет.
- Выведите танк на улицу.
- Может и кран-балку заодно. Инструкцию надо изучать, написанную вами же. В целях проведения секретных работ, запретить монтаж и демонтаж объектов на открытых площадках.
Теперь Лена молчит. Они ковыряются в двигателе и в этот момент кто-то роняет ключ, он с грохотом падает на дно и опять Сергей не выдерживает.
- Барахло сделали, не подлезть, ни куда не сунуться. Теперь как его доставать?
- Подвязывать надо инструмент, - огрызается Лена.
- Здесь вам не космос, барышня. Саша, подкинь шест, он там в углу.
Я приношу шест, на конце которого здоровенная бляшка магнита. Они опускают его под наклоном, из-за вечно мешающей подвешенной плиты, в щель между двигателем и корпусом и наконец вытаскивают с прилипшим ключом. Опять крутят гайки и теперь, когда все готово, в действие вступаю я. Забираюсь на бронь и поднатужившись стягиваю со штырей крышку коробки передач. Сергей просто не в силах это сделать. Вот, наконец, и пружина.
- Лена, сходи в ЦЗЛ, пусть проверят ее на жесткость, - прошу я.
Она кивает, сползает с танка и уходит с пружиной в руках.
- Ну и девка, - восхищен Сергей, - ключом как заправский слесарь работает. Первый раз такую толковую бабу в КБ вижу и самое главное, все понимает.

Мы собираемся на полигон и решили отметить это событие в ресторане. Иришка, Сергей, Лена, Генка и я уместились за одним столом. Неугомонный Генка смешит всех анекдотами и необычными байками, героем которых он якобы был. На столе водка, немного вина и закуски. Девчонки отважно помогают пить водку, что бы нам меньше досталось и мы не окосели окончательно.
К нашему столику походит хорошо одетый широколицый парень.
- Простите, - он обращается ко мне, - вы не Сашка- молотобоец?
Наш стол затихает и все с любопытством смотрит на меня.
- Кто вы такой? Я вас не помню.
- Полно, Сашенька, приглядись внимательно.
Теперь начал узнавать, знакомые наглые глаза и чуть искривленный рот.
- Аркан...
- Не Аркан, а Аркадий Петрович.
- Ты... Но ведь...
- Ты хочешь сказать, что давно не видел старого друга. Простите меня, - он обращается к моим друзьям, - я поговорю немного наедине со своим старым товарищем детства и верну вам его через 10 минут. Пойдем, Сашка, потолкуем.
Я киваю компании и выхожу из-за стола. Мы идем в противоположный угол ресторана и садимся за, уже заваленный яствами, стол.
- Сколько лет прошло, Сашенька. Как мы все изменились. Ты стал еще более крепче, симпатичней... Закусывай, Сашенька, пей...
- Хватит мне петь дифирамбы, лучше расскажи, как ты жил и кто ты теперь?
Аркан задумчиво смотрит на меня через рюмку.
- Вижу, что ты тоже не плохо устроился после того случая. Так запомни, меня там в Казани не было, когда какие-то подонки резали ребят...
- Ну и сволочь же ты...
- Я давно не тот Аркан, с которым ты встречался, а вполне преуспевающий человек с прекрасной репутацией и другой фамилией, - будь-то не слыша моей реплики продолжает он. - Я настолько уверен в себе, что не побоялся подойти и напомнить тебе о прошлом. И знаешь почему, ты не тот человек, который сможет меня выдать. Ты сам с другой биографией. Я наводил справки. Ты женился на Ленке, что бы взять ее фамилию. Вы укатили в этот город и тут... сумел закончить институт и пролезть на оборонное предприятие. Ленка ушла к другому, а ты совсем забыт прошлым и милицией.
- Так зачем все же ты подошел ко мне?
- Я давно слежу за тобой и давно понял, мне всегда нужны надежные ребята. Ты мне нужен, Сашка. Мы связаны слишком крепкой веревочкой.
- Я тебе ни в чем помогать не буду. Больше никаких уголовных дел.
- И не надо. - Аркан улыбается до ушей. - Я и сам этим не занимаюсь. Ты мне нужен в другом. Мне просто необходим человек с крепкими нервами.
- Я работаю, считаю, что хорошо устроился и навряд ли тебе помогу.
- Поможешь.
Аркан встает, допивает бокал и небрежно вытащив из кармана деньги бросает их на стол.
- До встречи, Сашка- молотобоец. Я тебя сам найду.
Он идет к выходу и тут подходит официант, что бы забрать деньги.
- Вы знаете кто сидел со мной? - спрашиваю его я.
- А как же. Второй секретарь горкома комсомола. Весьма уважаемый человек.
Рюмка вываливается с моих рук и падает на пол.

Сегодня подводные испытания. В танке только я и Сергей. Он на месте механика-водителя, я на месте командира. Перед нами водоем, по краям которого разместились зрители, среди них мелькает берет Лены, голова Генки и Иришки. Генка в наушниках и с радиостанцией за их спинами. Ему надо держать с нами связь.
Сегодня испытание на герметичность. На танке нет двухметровой трубы для питания свежим воздухом. Зато на месте ее, есть высокая антенна, что бы нас не потерять.

Водоем сделан искусственно. Была река, ей сделали плотину и подняли воду. Здесь хорошо ходить под водой, так как грунт песчаный, а ширина водоема 500 метров.

- Пошли, Сергей, - надавливаю пальцем на лорингафон, чтобы он лучше слышал.
Танк взревел и мы медленно вползаем в воду. Вот исчезает в триплексах солнечный свет и мы попадаем в подводное царство. Сергей включает фары и тот час рыбье поселение замелькало в полосках света.
- Вы идете чуть в право, - раздался Генкин голос в наушниках.
- Понял.
Сергей выравнивает машину. Я оглядываю внутренности машины. Под правым триплексом командирской башни вдруг потекли ручейки воды. Вот Черт. Танк качнуло.
- Сергей в чем дело?
- Здесь какие-то ямы.
Я не вижу в триплекс ямы, так как стекла начали потеть.
- Их не должно здесь быть. Вчера группа аквалангистов проверила дно.
- Дерьмо это...
Танк начало закидывать влево.
- Вправо рви, вправо, - ору я.
Но танк все больше и больше заваливается на левый бок. Я падаю на стенку
- Что у вас? - раздается встревоженный голос Генки и тут же связь прерывается.
Антенна наверняка оказалась в воде.
- Ничего не вижу, одна муть, - говорит спокойным голосом Сергей.
- Останови гусеницы, а то мы зароемся.
Двигатель теперь работает в холостую.
- Сколько мы можем продержаться? - спрашивает Сергей.
- Нам хватит воздуха на тридцать минут. Потом придется топить танк.
- Жалко. Подождем. Может там додумаются до чего-нибудь.
По-прежнему течет струйка из-под триплекса. Теперь мы молчим и ждем событий.

Через двадцать минут в правый триплекс врывается свет.
- Сережка, они воду спустили. Башня уже показалась.
- Выключать двигатель?
- Выключай.
Нас охватила тишина и вдруг заговорил наушник.
- Как вы там, ребята? - запрашивает Генка.
- В порядке.
- Сейчас вода еще на сантиметров десять спадет и можно открывать люк.
- Дай нам тогда команду.
- Готово, открывай.
Свежий воздух ворвался внутрь, даже потемнело в глазах. Я выползаю из люка и вижу плачевное состояние машины. Она в большой яме почти на ее стенке. Левая гусеница полностью зарылась в песок. Ко мне с берега по колено в воде идут фигуры людей. Первой подходит Лена. Она засучила выше колен штаны комбинезона, но все равно их замочила.
- Саша, как вы?
- Нормально. Только не вставай сюда, а то провалишься.
Но песок пополз в яму и потащил за собой Ленку. Я схватил ее за плечи и выдернул на башню.
- Ну вот, говорил не вставай, теперь сушиться придется. По пояс мокрая.
Но она глупо улыбается.
- Сашка, - показался рядом Генка без штанов в одних трусах. - Что сейчас делать-то?
- Иди на берег и бегом в часть. Запроси четыре танка с прочными тросами. Объясни командиру, что надо выдернуть машину.
- Ага.
Генка поплелся обратно. На башню выползает Сергей.
- И откуда здесь ямы? - мучается он.
- Здесь же течение, посмотри влево.
Влево из-под воды торчит длинный плоский камень, который энергично обтекала река.
- Вот зараза.
На башню запрыгивает полуголый конструктор с двигательного отдела.
- Ребята, вы зря выключили двигатели. Теперь придется его перебирать, наверняка там вода.
- Сначала надо бы выбраться от сюда, - замечает Лена.
По ее посиневшему лицу, я понял, что ей холодно.
- Вот что, все пошли к берегу. Нечего здесь мокнуть. Сережа, закрой люк.
Прямо в брюках прыгаю в воду и несмотря на протесты Ленки, хватаю ее в охапку и иду к берегу.

Кто-то уже разжег костер и мы с наслаждением греемся у огня. Только через четыре часа подъехали танки и мы промокнув в воде еще час, с трудом вытянули машину на берег.

Через два дня мы опять полезли под воду и на этот раз успешно. За тридцать минут ни одной протечки. Водоем проползли под водой туда и обратно.

У Генки день рождения. Собрались почти все: Иришка, Ленка, Сережка, друзья из КБ и конечно мать и отец. Отец- военный, танкист. Он очень горд, что сын идет по стопам отца и испытывает новые танки для страны. Похлопывая меня по плечу, он говорит.
- У Генки замечательная голова. Все танки будущего будут набиты электроникой.
- Кого тогда будут готовить для управления такими машинами? - говорит, стоящий рядом Сергей. - Простых граждан не обучишь, нужно иметь профессионалов. Выходит и армию надо иметь, как в США, добровольную, а не принудительную.
Старого вояку это замечание коробит и он начинает горячиться.
- Наша партия не позволит, чтобы мы отставали в танкостроении и подготовке кадров. Надо- обучим тысячи простых парней и правильно делаем, что армия не добровольна, а то на грязную работу в частях вообще никто не пойдет.
- Правильно, толи дело, когда сержант, командир танка, от которого зависит в бою судьба операции, убирает по совместительству нужники.
- Да хватит вам, - не выдерживает Генка. - Папа, приглашай всех к столу.
Отец Генки немного обижен рассуждением Сережки, но взяв себя в руки, разводит дам по своим местам. После первой рюмки, за столом начинается дружеский бедлам. Я оказываюсь рядом с Леной. Она еще под впечатлением спора.
- А ты как думаешь, Саша, кто прав?
- Сережка все трезво мыслит, несмотря на свое кажущееся ворчание, в его словах всегда есть истина.
- Я своим рассказывала в КБ, про то как мы отвинчивали крышку коробки скоростей и знаете, что они мне ответили на все ваши замечания.
- Догадываюсь.
- Нет, вы наверно подумал не про то. Ведущий темы сказал: "Ну и что, кому это нужно. Танк в современном бою живет только семь минут. Он и сделан для этих семи минут и всякие там неудобства в ремонте почти не нужны. Необходимо, что бы он дошел до поля боя и скончался там".
- Ваш ведущий- циник, хотя к сожалению, таких циников полно, особенно в армии. Ответьте мне Лена, честно. Вот вы, красивая девушка, но почему вы говорите не о театрах, литературе, тряпках, а только о прозаичной работе.
Лена краснеет.
- Это все потому, что окружающие меня мужики, только и говорят о прозаичной работе.
- Давайте сейчас выпьем еще по одной и пойдем в соседнюю комнату, там у Генки полно пластинок. Мы с вами выберем ту, которая нам больше всего понравиться и будем танцевать пока не устанем.
- Я за.
Мы поддерживаем очередной тост и, выбравшись из-за стола, удираем в соседнюю комнату. Я представляю Лене право выбора пластинки. Она достает Эдиту и мы с упоением начинаем плясать. Звуки музыки достигают до застолья соседней комнаты и вскоре рядом с нами возникают новые пары . Появляется Иришка с Генкой. Она показывает мне кулак.

Я провожаю Лену домой.
- Ох мне и будет от мамы за то, что я так поздно.
- Может мне показаться перед ней?
- Тогда попадет в двойне.
- Бить-то хоть не будут?
- Что ты. Мораль будут читать целый час.
- Ну это не так страшно.
Перед ее парадной мы останавливаемся и я, набравшись смелости, осторожно касаюсь ее губ. Она смотрит в мои глаза и молит о пощаде. Но я уже смелее долго-долго целую ее. Когда мы отрываем головы друг от друга, Ленка шепчет.
- Мне пора.

У моего дома стоит легковая машина. Когда я подхожу к парадной, из машины раздается знакомый голос.
- Сашка- молотобоец...
Улыбающаяся рожа Аркана глядит на меня.
- Сядь ко мне, поговорить надо.
Я сажусь и вдруг почувствовал на заднем сидении человека. Бросок на Аркана и его горло в моих руках.
- Не балуй, Аркаша, иначе раздавлю как клопа.
- Да постой, ты, - хрипит Аркан, - это твой старый знакомый.
На заднем сидении хмыкающий голос.
- Так его, Сашка, так.
Разжимаю руки и поворачиваюсь. На меня смотрит ухмыляющаяся рожа Шарифа.
- И ты здесь?
- Не уж-то не рад старым друзьям?
- Это ты его притащил? - обращаюсь к Аркану.
- Я. Человеку надо где-то переспать, а у тебя комнатка есть. Тем более ты часто на работе, помещение пустует. Вот и подумал. Пусть старые друзья вспомнят молодость.
- Катись ты...
Я открыл дверцу и выскочил на панель.
- Сашка, постой, - за мной выскочил Шариф. - Ну чего ты бесишься? Все нормально.
- Слушай, я порвал со старым и нечего меня туда тащить. Понял?
- Понял. Но я ведь тоже не хочу вспоминать о старом. Аркадий влиятельный человек, всех бывших друзей собирает к себе. Я только сегодня приехал и мне негде остановиться, он и предложил попросить тебя об этом.
- Нет, Шариф, пусть Аркан тебя к себе устроит. А со мной переговоры вести нечего.
- Вот ты как со старыми друзьями, - уже с ноткой угрозы говорит Шариф, - смотри крылышки подрежем.
Я хватаю его за пиджак и рву к себе.
- Мы давно врозь, старый приятель, и если что-то ты еще вякнешь, я тебе не крылышки, а кишки выпущу.
- Сашка, брось его, - говорит Аркан из окошка дверцы машины. - Черт с тобой. Ниточка-то у нас все равно одна. Где порвется, там все погибнем. Садись , Шариф, в машину.
Я отпускаю Шарифа и он плетется к машине.
- Но все равно, дороги наши будут всегда пересекаться, - успокаивает на последок Аркан.
Машина оставила только запах не переработанного бензина.

Не смотря на успешные испытания, все же машина мне не нравилась. Что-то было в "щитоморднике" такое притаившееся, коварное, как у настоящей змеи.
Я высказал свое сомнение Лене.
- Знаешь, я тоже чего-то не доверяю машине.
- Интуиция?
- Вот чувствую что-то в ней такое есть пакостное.
- Может ты и прав. Мужчины как-то лучше чувствуют характер механизмов. Я часто замечала, как отец прислушивался к своему "жигуленку" и всегда давал точный диагноз, что с машиной. Мы с мамой даже никаких перебоев не слышим, а он сразу: "Кольцо второго цилиндра не в порядке". И точно.

Свой характер танк показал, когда устраивали очередную показуху. Понаехало много генералов, ответственных лиц и главный решил показать товар лицом. Мы должны продемонстрировать боевую стрельбу с применением ракет на полном ходу.
Все сначала шло хорошо. Мы шли по полигону к целям. Я поймал в лазерный прицел, появившейся макет танка и уже теперь никакие колебания машины не могли помешать оторваться башне от цели. Нажимаю на педаль. Выстрел. Цель поражена. Мы несемся вперед. Теперь надавливаю на кнопки панели и из лючка башни выскакивает направляющая с ракетой. Ищу цель.
- Игорь, справа орудие,- подсказывает Сергей.
Вот жаль, придется применять опять орудие. Перемещаю ствол вправо, прицел ловит щит цели. Орудие стреляет. Но тут что-то грохнуло над башней и в триплексы я вижу нашу противотанковую ракету, которая летит винтом черт знает куда. Я смотрю на панель и не верю своим глазам. Вместо одной, горят сразу две лампочки: "ГОТОВНОСТЬ N1" и "ПУСК". Ракета скрылась где-то в лесу. Нам представилась возможность поразить орудием еще одну цель и потом мы спешно помчались к ремонтным сараям, разобраться, что произошло.

Лена с Генкой прикатили на газике командира части. Они сразу все поняли.
- После выстрела пушки, ударной волной перебило кабель и замкнуло провода, - сделал заключение Генка.
- Да, это так, - Ленка покачала головой. - Теперь придется все делать по новой.
- Или закрывать "щитомордник".
- Я поеду к главному, - говорит Ленка, - надо все доложить. Вы пока ничего не трогайте и не разбирайте. Вдруг он захочет посмотреть.

После этого испытания, военные и конструктора как-то охладели к "щитоморднику". Переделывать никто ничего не стал и мы стали сворачивать свою работу.
- Лена, машине конец? - спросил я ее, когда мы остались в боксе вдвоем.
- Да.
- А почему?
- Европейцы разрабатывают новые типы танков с защитой от радиации и новыми системами жизнеобеспечения. Наш "щитомордник" разрабатывался лет пять тому назад и быстро устарел.
- Мы что, отстаем?
- Нет. По крайне мере, даже кое-где впереди.
- Пойдем сегодня вечером куда-нибудь, в театр, или в кино.
- Ого. Однако, ты стал исправляться в лучшую сторону.
- Не все же любить железки...
- Это интересное заявление. Мне его стоит принимать на свой счет?
- Разве он у тебя есть?
Ленка треснула меня по шее.

К нам в КБ прибыла комиссия из горкома комсомола. Она, по неведомому доносу, занимается проверкой состояния комсомольских дел. По каким-то спискам в комитет вызываются комсомольцы для дачи показаний. Меня пригласили тоже, но после всех. За столом сидит важный Аркан, а рядом Шариф и неизвестная девица с лошадиным лицом.
- Здравствуйте, товарищ Гусев, - как будто не зная меня, официальным тоном говорит Аркан, - мы хотели задать вам несколько вопросов о деятельности вашего секретаря.
- Что вы хотите?
- Александр Сергеевич, мы обнаружили финансовые нарушения в деятельности комсомольской организации КБ и хотели бы уточнить и с вашей помощью выяснить некоторые детали этих хищений.
- Я что, имею к этому делу какое-нибудь отношение?
- Нет, но...
- Ну раз нет, так и суда нет. Я все время в работе и мне деталей не видно. Так что, идите вы..
- Как вы смеете так говорить с первым секретарем, - истерически ржет лошадь-девица.
- Аркадий, успокой свою....
Аркадий и Шариф захохотали.
- Ты все так же не меняешься, - говорит Аркан. - Ладно, мы вызвали тебя для другого. Нам нужен свой секретарь в КБ и вот мы решили выдвинуть тебя.
- Ошалели что ли. У меня есть работа и нечего мне лезть в темные дела.
- Как можно такого выдвигать, - опять визжит девица.
- Николаева, тихо. Это самый лучший руководитель комсомола, которого мы видели. Так Шариф?
- Так.
- Тогда дело решено. Можешь идти, Саша.

Главный переводит мою бригаду на новую машину. Какой-то идиот из первого отдела давал им змеиные названия. Эта система получила название "Гюрза". Новый танк был с дополнительной защитой от ядерного взрыва и многодневной автономной системой жизнеобеспечения.
- Вам придется пожить в герметичном танке несколько дней, - говорит мне главный.
- Кого я должен брать с собой в напарники? Представителя КБ или из своей бригады?
- Я думаю, что конструкторам необходимо знать недостатки своих машин. Мы вам пришлем кандидата.

Похоже, что в КБ действительно нет мужчин, в напарники назначили женщину. Бойкая, черноволосая женщина явилась передо мной.
- Здравствуйте, я Рита Мелекс. Меня прислали к вам на проверку системы жизнеобеспечения.
- Меня звать Александром.
- Я знаю. Я вас часто видела. Так когда и с чего начнем?
- Сегодня, с проверки всех узлов и механизмов и через три дня запираемся в танке на неделю.
- А попозже на денек нельзя? А то у моей дочки день рождения.
- Нет. К сожалению нет. У нас график.
- Хорошо. Я пойду переоденусь и через тридцать минут буду у вас.
- Заодно, захватите в архиве систему 783.
- Это что?
- Система регенерации.
- А...

Ирина мне читает лекцию.
- Ты с ней поосторожней. Про Ритку ходят такие слухи, что ахнешь.
- Откуда у тебя такие данные.
- Ты думаешь она от кого ребенка нажила? От мужа? Дудки. У нее никогда мужа не было, зато мужиков полно. Все парни из КБ переспали с ней.
- Я буду под твоим бдительным оком всю неделю. По телевизору ты все увидишь.
- Не понимаю, чего Сережку или Генку не взяли? Я бы тоже могла справиться.
- Так надо.

Лена поймала меня после работы.
- Саша, я так просилась к вам, но начальство решило, что здесь нужен специалист больше с медицинским уклоном. Должны брать кровь, проводить анализы.
- Так она не конструктор?
- Как тебе сказать. И да, и нет. Ее прислали из медицинской академии лет пять назад. Она там занималась подготовкой космонавтов, потом занялась конструированием медицинских приборов, а так как нам необходимы были специалисты в области жизнеобеспечения, ее направили к нам.
- То-то я гляжу, что ни хрена она в технике не разбирается. Сегодня с трудом вбивал в ее головку назначение каждого узла системы регенерации.
- Ей это и не нужно.
- Да, хорошенького партнера мне прислали.
- Ты прав. Фигурка у нее, что надо.
- Ты хочешь, что бы я тебе сделал лестный комплемент?
- Хочу.
- Ты самая... самая...
- Вот именно.
Ленка улыбается.

Машину заводят в климатическую камеру, ее выхлопные решетки накрывают металлическими кожухами и делают отводы из камеры наружу. Топлива заливается под завязку.
В танк затаскивается масса дополнительных приборов. Везде устанавливаются датчики и телекамеры, приволокли коробки с пробирками и растворами. Рита как влезла, так сразу заявила.
- Я размещаюсь на месте водителя.
- Нет. В башне твое место. Мне необходимо заряжать аккумуляторы.
- А как мы будем ходить в туалет?
- За мной будет алюминиевая дверца.
- Вонять наверно здесь будет, но бог с ним.

Наконец наступил день испытаний. Нас герметично закупоривают и мы остаемся с Ритой вдвоем. В динамике голос Ирины.
- Все ваши разговоры записываются, выборочно записываются ваши действия на видео- пленку. С внешним миром связь отключается. До встречи.
Половина нравоучений для меня.

- Рита, - говорю ей, - электроэнергию береги.
- Хорошо. Но я здесь взяла несколько книжек, наверно удастся почитать?
- Не знаю.
- Саша, сейчас поднимись, я возьму у тебя кровь на анализ.
- Иду.
Рита берет у меня кровь, а я записываю первые данные в журнал испытаний.
Итак начинается имитация атомного взрыва. Сейчас в камере дадут тепло. Танк прогревается часа три и температура достигает до 40 градусов. Я включаю калориферы и вижу по стрелкам приборов, как они бешено сжирают электроэнергию. Температура все равно прочно стоит на 40. Дышать практически тяжело.
- Рита, ты как себя чувствуешь?
- Я разделась.
Пожалуй я сделаю тоже. В одних трусах сижу в кресле водителя и мучительно думаю, когда врубать двигатель. Если я посажу аккумуляторы, двигателя не завести.
- Рита, одень наушники.
- Что ты будешь делать?
- Я включаю двигатель.
- Боже мой, разве без этого нельзя.
- Не разговаривай, давай одевай.
Включаю стартер и нудный вой нарушает тишину, стрелки падают на нуль и вдруг все наполняется грохотом. Двигатель завелся. Теперь устанавливаю режим и начинаю наблюдать, как противная стрелка медленно ползет к циферке 24. От включенного двигателя температура поднялась еще на два градуса. Весь истекаю потом. Наконец стрелка достигла цели и я останавливаю движок. Дикая тишина стоит вокруг.
- Слава богу, - раздается голос Риты.
- Если не хочешь повторения, береги энергию.
- Теперь поняла.

Первым вылетел калорифер, он не выдержал нагрузки и заткнулся. Всего их два. Один в башне, другой рядом со мной, прекратил работать башенный.
- Рита, сейчас повысится температура, рядом с тобой испортился калорифер. Я ползу к тебе, его необходимо исправить.
- Ползи. Я вся истекаю от жары.
Винтом проползаю в башню и обалдеваю... Рита без одежды, без трусиков и бюстгальтера, как тряпка повисла в кресле командира. В полу мрачном свете от маленькой лампочки ее тело блестит каплями пота и жира. Маленькие груди чуть свисали и на конце нераспустившегося соска висела капля пота. Я добираюсь до коробки калорифера, включаю переноску и начинаю снимать крышку. По моей спине прошлась Ритина рука.
- Не мешай.
Но рука упорно бродит по спине. Отвинчиваю последний винт и снимаю крышку. Так и есть выбило предохранитель. Вставляю новый предохранитель, а Ритина рука не перестает обследовать мое тело. Калорифер зашумел, а я почувствовал что от дикой жары начинает кружиться голова. С трудом, переползаю на свое место и расслабляюсь. Наконец пересиливаю себя и заношу все данные в журнал.

Второй день дикая жара. Впадаем в спячку и контролируем электроэнергию. Это единственный источник жизни, который все время необходимо поддерживать включением двигателя. Иногда Рита спускается в туалет и потом ее с трудом проталкиваю вверх в башню, настолько она ослабла. Она ни чем не прикрывается и мне жутко от того, что нас снимают на камеру.

На третий день программа меняется, мы переходим на низкие температуры. Соответственно на нас начинают нарастать одежда. Рита уже не заигрывает со мной, она делает свои анализы и все больше и больше кутается в запасные кофты и брюки. Наконец снаружи, минус 30, все, что может дать камера. У нас чуть потеплее, с началом холодов, голые стенки танка сначала плачут, а потом покрываются инеем. И тут не выдерживает система регенерации не приспособленная к таким условиям. Сначала стало трудно дышать и тревожный голос Риты сообщил.
- Саша, количество кислорода упало.
Я полез в прибор и ахнул, резиновая мембрана от холода лопнула и соответственно клапан не мог отжаться без давления кислорода. Выдрал из журнала испытаний лист и поддев клапан отверткой, впихиваю угол листа в зазор. Зашипел кислород.
- Рита сколько процентов кислорода?
- Стрелка движется..., сейчас.
Это, сейчас, длилось сорок минут. Наконец она сообщила.
- Выше нормы на два процента.
Только бы не переборщить, - мелькнула мысль, - иначе мы окосеем, а пьяные черт знает, что можем натворить.

Конечно мы проспали электроэнергию, вернее израсходовали ее так, что стрелки свалились на ноль. Стартер не поддавался ни каким уговорам и мне пришлось вводить аварийную систему включения двигателя. Пришлось с ключами проползать под гальюн и пристыковывать баллон с сжатым воздухом к двигателю. После двух запусков движок загрохотал и это для меня была музыка.

Последний день. Настроение у нас бодрое, мы ждем, когда откроются люки танка.
- Внимание экипажу, - вдруг говорят динамики Ириным голосом, - мы откроем люки, но просьба не выходить, посидеть минут пять. Поздравляем с окончанием испытаний.
Мы выходим и сразу попадаем в окружение моей бригады.
- Какой ты бородатый, - Ира проводит рукой по моему лицу.
- Ну, Сашка, это здорово, - спешит поделиться Генка, - все КБ бегало на вас, когда вы были голые.
- Да замолчи ты, - взрывается Ира, - посидел бы там, выглядел бы хуже гиппопотама.
- А почему гиппопотама?
На Риту никто не обращает внимания. Как будто ее рядом и нет. Она торопливо уходит.
- Врезать бы тебе по твоей глупой голове, - говорит Ира Генке. - Говоришь такие вещи да еще в ее присутствие.
- А что?
- Ничего.
- Сергей, какая у нас сегодня программа? - спрашиваю я.
- Вы отмываетесь и мы устраиваем сабантуй у меня дома.
- Пригласи Риту.
- Хорошо. Сейчас догоню ее и поговорю.
Сергей уходит. Но тут появляется мой начальник и главный.
- Поздравляем вас с успешным испытанием, Александр Сергеевич. Все в порядке?
- Да. Только вот система регенерации ни к черту не годна. При минусовых температурах вылетели мембраны.
- Я знаю. Смотрел все записи. Мы решили исправить все неполадки и "гюрзу" пустить на полигонные испытания.
- А как же мы?
- Вы готовьте отчет. А потом, вас ждет "Эфа"
- Это еще что за чудо?
- Узнаете. Ну счастливо, Александр Сергеевич.
Они пожимают всем руки и уходят.

На сабантуй приходят Лена и Рита. Мы с Леной сидим на подоконнике и она делиться переживаниями.
- Вообще-то Ритка нахалка, я видела запись, когда ты чинил калорифер. С трудом возишься с коробкой, а она..., все тебе пыталась помешать.
- У меня такое впечатление, что никто в КБ не работал, все подсматривали за нами.
- А у Ритки все-таки красивое тело, как ты считаешь?
- У тебя наверно красивее...
- Ты же не... видел?
- Ну и что. Я все время представляю.
- Все время, даже там?
- Даже там.
Ленка затихает. Мы сидим минуту и молчим, наконец Ленка говорит.
- Смотри, как Сергей к Ритке прилип. Может она действительно не плохая женщина и трется она об мужиков, просто от бабьей тоски.
- Я тоже так думаю.
- Слушай, Саша, ходят слухи, что тебя хотят выдвинуть на комсомольскую работу.
- Это только слухи.
- Эй, идите к столу, - перед нами улыбающийся Генка.

На следующий день меня вызывают в первый отдел.
- Александр Сергеевич, - начинает грузный начальник отдела, - мы хотим поговорить об утечке информации, связанной с вашей работе.
- Простите, не понял.
- Я сейчас введу вас в курс дела, только не перебивайте. Видите, передо мной пачка статей из закрытого американского журнала "Техника и вооружение". Удалось их тайком переснять и мы поразились осведомленности ЦРУ о проводимых нами работах. Здесь даже есть снимки. Посмотрите, вот вы на плавающей системе "Вьюн", здесь же приведены ее тактические данные, вот вы на "Щитоморднике", когда у вас произошла авария на водоеме и опять же его технические данные. Вот снимки прошлогодние, ваша бригада и "скорпион".
Я поражаюсь четкости снимков. Видны даже мельчайшие детали машин. Под каждым снимком комментарий, о действии экипажа, с указанием фамилий и должностей. Меня американцы повысили в звании, назвав ведущим испытателем КБ.
- Я по этим фотографиям понял, что на мою бригаду грешить не приходиться. Она здесь вся на виду. Снимал свой человек. Свой, потому что он работает в КБ и допуски на все испытания у него есть такие же, как у меня.
- К этому выводу мы тоже пришли. Вас просим, будьте внимательны. Сейчас вам поручают "эфу", секретнейшее изделие, не хватало, что бы все опять ушло за рубеж.
- Я понял.
- Вот и хорошо. При испытании "эфы" к нам подключают спецотделы КГБ и несмотря на это, постарайтесь к машине не подпускать даже своих, из КБ.
- Хорошо.

Это была удивительная машина. Впервые в мире использовали турбореактивный двигатель вместо стандартных дизелей. По проекту, танк должен на шоссе развить скорость 100-120 километров в час, на пересеченной местности 70-80. Внутри все стенки залиты негорючим пенопластом, чтобы изолировать экипаж от рева двигателя. Скорость поворота башни в два раза выше, чем у знаменитого немецкого "Леопарда" или у американского МХ.
Вся бригада занята своим делом. Сергей подгоняет тяги, Генка пыхтит над схемами стабилизации башни, Иришка обклеивает тензодатчиками корпус машины, а я изучаю документацию систем наведения. У дверей бокса скандал. Пришлось оторваться и пойти туда. Охранник ругается с Леной и моим начальником испытательного отдела.
- Сказал нельзя, не пущу, - упорно стоит на своем охранник.
- Но у меня на пропуске звездочка, - подсовывает ему под нос свою книжицу Ленка.
- Ну и что. Ты женщина. А мне дали приказ, только по спец пропуску и никаких женщин.
- Это других..., а я разработчик этих систем.
- Ничего не знаю.
- А меня почему не пропускаете? - наскакивает мой начальник.
- Нет на пропуске звездочки.
- Но у меня зато штамп орла, это допуск во все боксы и отделы КБ.
- У меня на орла нет указания.
- Тьфу ты, мать твою, - ругается начальник. - Это люди моего отдела и я не могу к ним попасть..
Я выхожу из дверей.
- Вадим Александрович, - обращаюсь к начальнику, - вчера поступило распоряжение, пропускать только по звездочке и никакие старые штампики не действительны. Надо зайти к начальнику спецотдела, он-то вам поставит звездочку.
Обозленный начальник, неся вдоль и поперек охрану предприятия, поворачивается и уходит. Я обращаюсь к охраннику.
- Вы что за чепуху несете про женщин. Вы понимаете, что такое превышение полномочий. Если вы сейчас не пропустите нашего сотрудника, по его спец пропуску, я постараюсь, что бы вас вообще вышибли с предприятия.
- Вы кто такой, у меня есть свой начальник.
- Сейчас я позвоню и попрошу, что бы ваш начальник, вышиб вас от сюда.
Охранник начал, что-то соображать. Он сам берет телефон и звонит в караулку.
- Здесь женщина со спец пропуском на объект. Звездочка есть... Но вы же говорили... Хорошо.
Он бросает трубку.
- Идите.
Ленка проходит и удивляется.
- С сегодняшнего дня, черт знает что твориться в КБ. Во всех коридорах охрана..., толкаются какие то молодые люди...
- Погоди, толи еще будет, когда пойдут испытания.
- Какие у вас осложнения на сегодня?
- У Генки есть идея по стабилизации башни, он считает, что там наврано что-то. Разберись с ним.
- Хорошо.

Из бокса нас вывозят ночью. Подогнали тележку, погрузили танк и накрыли его брезентом. Брезент зашнуровали и опечатали.
- Слава богу, - говорит стоящий со мной начальник первого отдела, - что непогода будет неделю.
- Чего же здесь хорошего? - удивляюсь я.
- А как же. Со спутников не усекут нашу систему при испытаниях.
- Представлю как будет нам пакостно, на мокром грунте.
- У вас первые пробежки по бетонке.

Бетонка, это двадцать пять километров прямого, как стрела шоссе в глухой местности. Она перекрыта для транспорта и усиленно охраняется хмурыми парнями. Мы стоим в тупике, а на соседней площадке полно легковых машин, возле которых группами слоняются военные и гражданские. Несколько генералов стоят перед нашей машиной и главный объясняет им преимущества нового танка. Как всегда, в танке только мы вдвоем: я и Сергей.
- До чего меня раздражает, этот эффект присутствия вышестоящих, - говорит Сергей. - Поверь мне, у нас обязательно при прогонке что-нибудь произойдет.
- Последний раз, мы накололись на "щитоморднике".
- Во-во. Главному все неймется, хочет поразить воображение этих старперов.
- Внимание, - раздалось в наушниках, - Саша, выходите на старт.
- Генка, это ты?
- Конечно, я. Здесь столько народу, что у меня голос от волнения сел.
- Сережка, давай, - командую водителю.
Дикий рез взорвал местность, даже через герметичные наушники, он гремел в перепонках. В машине поднялась дикая вибрация. Все тряслось и дребезжало.
- Сережа, выводи к началу бетонки.
Перед триплексом замелькала местность. Танк выкатился на старт.
- Мальчики, с богом, - пробилось сквозь рев, напутствие Генки.
- Сережа, начали.
Танк качнулся и... рванул. От вибрации у меня стучали зубы и рябило в глазах. Вой совсем заткнул уши. Мы неслись по шоссе, как ненормальные.
- Сережка, сколько?
- 80. Попробуем больше?
- Давай.
Теперь в уши впилился противный тонкий вой.
- Сережа, сбрасывай скорость, сейчас поворот обратно.
- Неужели, мы проскочили 25 километров?
- Да.
Сбрасываем скорость, подходим к концу дороги и разворачиваемся обратно. За нами оказывается кортеж машин. Из передней главный показывает нам в окно сцепленные две руки. Он доволен. Мы дожидаемся, когда освободиться дорога и опять несемся обратно.

Как только двигатель заглох, мы с Сережкой не можем пошевелиться. В ушах стоит звон, тело одеревенело. Кто-то пытается открыть люк. В просвет появляется сияющее лицо Генки. Он что-то говорит, но я его не понимаю. Наконец звон ослабляется и голос проникает до моих ушей.
- Там все в диком восторге. "Эфа" промчалась 25 километров за 15 минут.
- Пусть они идут все в жопу, - раздается голос Сережки, - еще один такой прогон и можно становиться в шеренгу импотентов.
- Ребята, вы как...?
В люке появляется лицо Лены.
- Хреново, - опять отвечает Сергей, - эту сраную машину можно отправлять в помойку. Она вся развалилась. На дне машины полно гаек и лишних деталей. Ни какого вторичного пробега уже сделать нельзя.
- Не может быть, - ахает она.
- А у меня полное смещение прицела и все гнезда для снарядов развались. Как еще Сережке болванка по голове не заехало. "Эфа" полностью потеряла боеспособность.
- Эй, - вопит Сережка, - Гена, помоги мне вылезти, я чего-то не в форме.
Я тоже пытаюсь вылезти через командирский люк и чувствую, что у меня все тело бесчувственное и полностью потеряна устойчивость.
- Как вы себя чувствуете, ребята? - уже серьезно тревожиться Ленка.
- Паршиво, - отвечает Сергей.
С помощью Генки он выползает на бетонку и его мотает как пьяного. Я сам тоже в таком же состоянии.
А на площадке гостей эйфория. Главный лакает шампанское с генералами.
- Вот что, ребята, - говорит Ленка, - вы сейчас поедете домой отлеживаться, а мы: я, Ира и Гена проведем дефектацию машины и опечатаем ее.

Главный потрясен результатами первичных испытаний. Машину срочно отправляют на базу и началась ее нудная доводка. Что только не выдумывали самые умные головы КБ: и прорезиненные пальцы, и резиновые траки, и универсальная контровка и шплинтовка гаек, и спец сварка, все равно машина без конца и края выходила из строя. На основании Иришкиных исследований по колебанию жестких конструкций "Эфы", удалось просчитать на компьютере полную не приспособленность данной машины к дальнейшей работе. Я все собрал и в виде выводов отправил отчет главному и его заму. Через неделю главный вызвал меня к себе.
- Ты это серьезно? - спросил он, тыкая пальцем в мои бумаги.
- Да. Нужно уменьшать вес машины, может даже отказаться от пушки, менять жесткость конструкции, но "Эфа" на сегодня не годна даже для доводки.
- Значит, конец.
- Да.
- Ну что же, раз ты так настроен, я вашу бригаду переведу на новую машину, а вы все передайте Горобцу. Пусть теперь он мучается.
- Если вы на что-то еще надеетесь, то... пусть мучается он.
- Может вам после такой встряски нужен отдых? Смена обстановки?
- Хорошо бы.

Все бригаду отправляют в профилакторий, Ленка остается, ее закрепляют к Горобцу. Мы отдыхаем дружно. Сегодня валяемся на пляже и подставляем свои белые тела солнцу.
- Ох, мальчики, - вздыхает Ирка, - хорошо бы так все время. Валятся на солнце, купаться и ничего не делать.
- А как же зимой? - удивляется Генка.
Сергей занят своими мыслями, но вдруг поворачивает голову ко мне и шепотом говорит.
- Саша, сделай одно хорошее дело, сегодня уйди на ночь из нашей комнаты. Ко мне приезжает Рита.
- А куда мне свалить бы?
- К Генке. У него в комнате есть раскладушка.
- Ладно.
- Ребята, что вы там задумали? - беспокоится Ирка.
- Мыслим, что нам сотворить завтра.
- Завтра танцы...

Рита приехала с Ленкой. Теперь наша компания раскололась. Сергей сразу удрал с Ритой в лес, а мы с Ленкой, сделав обманный маневр по коридорам профилактория, оказались вместе у бетонных свай на берегу залива.
- Тебя на долго отпустили? - спросил я.
- Сегодня вечером еду на дачу.
- А вот Рита остается здесь на ночь.
Ленка смотрит мне в глаза.
- Поехали со мной. На даче только мама.
- Ты думаешь, она меня примет?
- Куда ей деться, - смеется Ленка.
- Как там у Горобца, машина.
- Срезали башню с пушкой. Теперь одна коробка с двигателем.
- Ну и что?
- Все также. Танк будущего не прошел...

В КБ комсомольское собрание. Идут перевыборы нового секретаря нашей организации. От горкома комсомола, выступил Шариф с полным докладом о том, как бывший секретарь завалил всю работу и о финансовых нарушениях в КБ. В заключение Шариф рекомендует от имени горкома на эту должность выдвинуть меня. Всем так безразлично, что они с радость решают свалить эту гнусную работу на меня. Я даю самоотвод и слышу от Шарифа суровый отпор.
- Александр Сергеевич, ваши коллеги доверяют вам и выдвигают на ответственный пост, а вы прикрываетесь только своей работой. Что это, плевок коллективу? Да как вы смеете отказываться от порученного вам дела.
Ай да Шариф, научился болтать, скотина. Комсомольцы дружно проголосовали за меня.
Все уходят и Шариф, оставшись со мной, толкает мне нравоучения.
- Саша, ты здесь не валяй дурака. Тебя все знают, уважают и пожалуйста делай все как надо.
- Что вы задумали?
- Через пол года ты пойдешь на повышение в горком. Аркадий тебя все же решил вытянуть на верх.
- Как вы все мне надоели, сволочи.

Новая машина названа в честь рептилии, "Варан", очень некрасива и неуклюжа. В ее корме громадный бронированный ящик из которого торчит орудие. Это новое автоматическое орудие, стреляет как пулемет, за счет впрыска в камеру сгорания жидкого пороха. 100 миллиметровые болванки вылетают из ствола, как из обыкновенного автомата Калашникова. Зарядный барабан на 54 снаряда. От конструкторского бюро, прикрепленный к нам Юрка Копылов, все не мог надышаться и нарадоваться на новую систему.
- Мужики, это же потрясающе, - вопит он после очередного испытания.
- Чего радуешься, - охлаждает его Сергей. - Все двигатели и баки с горючим вынесли в нос танка. Хлопнет снаряд противника и твой друг механик-водитель вместе с двигателем загнется.
- Как будто если двигателя спереди не будет и хлопнет снаряд в одного механика, машина вдруг заработает. Что ты несешь, Сереженька?
- Так хоть танк не взорвется.
- Он на поле боя живет от одной минуты до семи. Поэтому, все равно где размещать двигатель.
- А я вот не хочу взрываться.
- Ну это другое дело, что ты не хочешь, а война есть война.
- Сережка, брось с ним спорить, - не выдерживаю я. - У тебя есть замечания к двигателю?
- Нет.
- Ну вот видишь, дальше мы доведем испытания до конца и напишем свое мнение о машине, все как есть.

Мы проводим зимние испытания с "Вараном". На полигоне в сильную метель, я вылез из башни, чтобы обозревать местность и помочь Сергею, плутать по полигонным дорогам. Сильный ветер доконал меня и после пробега, меня отвезли в больницу с диагнозом- воспаление легких.
15 дней двухсторонняя пневмония не хотела отпускать меня из своих объятий. В больницу пришла измученная Ира. Она плакала.
- Саша... Они погибли...
- Кто? О чем ты говоришь?
- Сережа погиб...
Я не могу сказать ни слова.
- Они вместе с нашим начальником, доводили "Варан" на стрельбищах и сходу въехали в валун, невидимый в сугробе. От удара об днище сдетонировал бак с жидким порохом.
Боже мой. Сережка, ворчун Сережка. Как же так?
- Когда похороны?
- Завтра.
- Ирочка, мне надо удрать. Достань одежду.

Лена большими глазами смотри на меня.
- А ведь там мог быть ты.
- Мог.
Она обвила меня руками и заплакала.
- Я так хочу, чтобы ты жил.
- Видно этого хочет и всевышний.
Мы стоим в крематории и смотрим как гроб уходит в подземелье. У самого гранитного бортика стоит Рита и плачет навзрыд. Рядом Ирка и Гена пытаются ее успокоить.
- Пошли, Рита.
- У меня будет ребенок от него, - захлебывается та.
- Это будет память...
- К черту память. Мне нужен он живой. Опять всю жизнь искать. Боже мой, как я устала искать.
Она заливается опять. Мать Сергея подходит к ней.
- Риточка, ребенок будет наш.
Она прижимает голову Риты к себе.

После бюллетеня болтаюсь по КБ, занимаясь нудной комсомольской работой. Больше всего мучений с должниками комсомольских взносов. Боже, какой я идиот, эти гаврики, Аркан и Шариф, не силком, так катанием затягивают меня в омут. И как в эти сливки комсомола сумела проникнуть уголовщина. Представляю какие они там дела творят.

Меня приглашает к себе начальник первого отдела.
- Александр Сергеевич, вы надеюсь, не забыли наш последний разговор?
- Нет.
- Когда произошла эта трагедия с Сергеем, нам попался один документ. Вот он смотрите.
Начальник передает мне увеличенную фотокарточку. На ней меня и Сергея поддерживают друзья перед "Эфой".
- Постойте, это после неудачного пробега, мы с трудом выползли с Сергеем из машины...
- Да, это так. И знаете где нашли мы этот документ?
- Нет.
- В полушубке вашего начальника, который погиб вместе с Сергеем.
- Что???
- Есть предположение, что это был он. Сейчас этим занимается КГБ.
- Вот это да, начальник был допущен ко всему.
- Вот именно. У меня просьба написать все, что вы знаете о своем начальнике. Вот садитесь здесь, бумага, ручка на месте. Пишите.

Это уже огромная пушка 155 миллиметров с длинным стволом во вращающейся башне, но опять расположенная в корме танка. Новые машины явно не наступательного, а оборонительного характера. Как только я получил это чудище, прозванное почему-то "Коброй", ко мне прислали нового механика-водителя. Передо мной стоял парень в грязной поношенной гимнастерке и брюках.
- Это ты что ли главный? Я к тебе.
Он протягивает направление из отдела кадров.
- Капралов Михаил Владимирович. За границей не был, в порочных связях не состоял, наград не имеет, - продолжил он.
- Сколько работаете механиком-водителем?
- Два года в армии на Т-72.
- А до этого?
- Альфонсом на площади Восстания.
- Переведи на русский.
- Был на содержании баб.
- Отличный послужной список, не даром отдел кадров прислал тебя ко мне. Вот принимай, новая машина. Сегодня изучишь документацию. Завтра сдашь экзамен.
- А если не сдам?
- Вылетишь к чертовой матери.
- Ты это зря старик. У нас профсоюз, партком не дадут в обиду рабочего человека.
- Вот что, старуха. Либо сдаешь экзамен, либо сейчас катишься в профсоюз и докладываешь, что я тебя выгоняю с работы.
- Ладно, испугал. Где документация?
- В архиве, на втором этаже КБ.
Парень посвистывая ушел.

В 11 утра Михаил неплохо рассказал о ходовой части, двигателе, похоже голова у него варит. Но вот отваливая от меня, он на радостях облапил и ощупал Ирку.
- Отвали.
Ирка врезала ему по морде.
- Ну ты, курва.
Перед ним появился Генка и этот маленький Генка отвалил такую оплеуху Михаилу, что тот отлетел к стене.
- Да я тебя...,- взревел тот.
Пришлось мне вступить в дело. Я положил руку на плечо моего нового механика.
- Миша, у нас не позволено так разговаривать с дамами. Ты перед Ирочкой извинишься и надеюсь больше глупостей делать не будешь.
- Пошел ты...
Я сильней нажал на плечо. Мишку перекосило. Он пытался вывернуться, но я все сильней и сильней сжимал руку.
- Больно же. Отпусти.
- Так ты понял что-нибудь?
- Понял.
Я разжал руку. Мишка отскочил в сторону.
- В гробу я вас видал и в белых тапочках.
После этого он поспешно выскочил из комнаты.
- Хороший нам попался подарочек, - заявила Иришка. - А ты, Генка, молодец. Хорошо ему съездил по морде.

Мы стоим на артиллерийских позициях и испытываем машину при стрельбе. Это мой десятый выстрел. Ловлю в прицел бетонную чушку, имитирующую дзот, и нажимаю педаль. Вспышка и грохот такие, что я ослеп и оглох. Когда прихожу в себя, то слышу в наушниках жалобный вопль Мишки.
- Саша, на помощь. Я ни чего не слышу... Саша...
За моей спиной проклятый автомат перезарядки, сдергивает из гнезда снаряд и заряжает орудие, но орудия-то нет. Половина ствола исчезла, в сторону цели направлен огрызок, когда-то страшного орудия. Я откидываю люк и обалдеваю. Водительский люк раздроблен и придавлен куском оторванного ствола. Я пытаюсь его сдвинуть, но чувствую, что не могу. Ложусь на бронь, ногами упираюсь в сетку фар и плечами пытаюсь свернуть ствол в сторону. Наконец он подается и люк освобождается.
- Мишка, сдвинь люк. - Я стучу и кричу по крышке, но она не подвижна.
Луплю ногой по триплексам и вдруг люк приподнимается и чуть сдвигается в сторону. Я дожимаю его руками и заглядываю внутрь.
Свет упал на белое Мишкино лицо. Из ушей течет кровь, из уголка губ тоже видна струйка, глаза почти бессмысленны.
- Господи, - чуть не плачу я.
Но Мишка воет и трясет головой. Я вытаскиваю его на броню.
- Потерпи, сейчас доедем до машин.
Залезаю на место механика, отжимаю гидравлические домкраты и завожу двигатель. Мишка вцепился в люк и завис над головой.
- Держись.
Мы несемся на испытательную станцию.

Ира с ужасом глядит на Мишку.
- Мишенька, все будет в порядке. Сейчас Гена отвезет тебя на машине.
Но Мишка ничего не понимает он по-прежнему мотает головой.
- Гена, жми в больницу. Ира, поезжай вместе с ними. Я сообщу обо всем в КБ.

Главный не верит моему сообщению.
- Не может быть, - орет он в телефон.
- Приезжайте, посмотрите сами.
Вскоре кавалькальда машин приходит на испытательную станцию. Все, приезжие, по очереди залезают на броню, щупают излом ствола, пинают ногой его остатки на броне и, поцокав языком, слезают. Я вспоминаю, что не разрядил орудие. Залезаю в башню и с трудом откидываю замок. Более 50 килограммовый снаряд съезжает мне на руки.
- Что ты тут делаешь?
В люке показывается лицо главного.
- Разряжаю орудие...
- Идиот, надо это раньше делать.
Главный спрыгивает с танка и все разбегаются. Я ставлю снаряд в гнездо и вылезаю на верх.
- Все? - раздается где-то глухой голос главного.
- Все.
Опять собираются все и начинаются длительные разговоры от чего разорвался ствол.

Мне вкатили выговор за нарушение техники безопасности. Ленка приехала ко мне домой, что бы успокоить меня.
- Не понимаю, - говорю я, - за что не возьмусь, обязательно все плохо. Понимаешь, за время моего пребывания в КБ не принял фактически ни одного танка. Один плохой, другой надо доработать, третий устарел.
- Однако "Гюрза" пошла, - возражает Ленка, - и потом, понимаешь у тебя чутье и высокая требовательность к машине. По современным стандартам, это то что надо. От этого и все танки отдают тебе, потому что понимают, что ты оценишь машину лучше других.
- А ты знаешь, за что Кашкина уволили?
- Да, за то, что он оставил ракету на направляющей.
- А он был очень хороший испытатель. Я школу проходил у него.
- Тебя не уволили и нечего хныкать. Лучше своди меня в кино.

Мы в кино целовались во время сеанса.

Комиссия определила неравномерность кристаллизационной структуры ствола. Теперь и дополнительный ствол орудия забраковали. У меня перерыв, надо ждать пока пришлют новые стволы. Опять нудный комсомол, где никто ничего не хочет делать. Каждого надо упрашивать, а со взносами я просто замучился.
Теперь отдел кадров присылает нового водителя. Это пожилой мужик, неплохо разбирающийся в двигателях. Все его зовут, дядя Миша.

В нашей комнате появился еще один новый человек. В комнату со спортивной сумкой вошел молодой парень.
- Это отдел испытаний?
- Да, - ответила Иришка.
- Давайте знакомиться, я ваш новый начальник. Меня звать Владимир Петрович Лосев.
- Как новый? - изумился Генка, - а куда же Саша?
- Александр Сергеевич будет моим заместителем. Этот стол начальника?
Он уселся в кресло и стал отодвигать ящики. Мы все ошалело глядели на него.
- Вы, ребята, не обращайте на меня внимания. Делайте свое дело, а я пока буду постигать азы испытаний, - наконец оторвался он от стола.

Меня вызывают в Большой дом. Я приехал с неприятным ощущением в груди. На четвертом этаже толстолицый подполковник вежливо выспрашивает меня о делах в КБ, о комсомольской работе и потом подводит разговор к делу моего начальника.
- А ваш начальник отдела, ни в чем не был виноват. Мы специально для вас запустили утку о том, что нашли в его карманах фотокарточки. Явно, что такой трусоватый бездельник, как он, не будет заниматься шпионажем.
- Вы сказали, что эта утка пущена для меня. Но зачем?
Подполковник вытаскивает из папки мои бумаги, исписанные о начальнике.
- Мы на вас вышли случайно. Действительно, где-то рядом бродит иностранный агент и все наши секреты выплывают наружу. Пришлось пересмотреть все личные дела сотрудников КБ и мы нашли некоторые неточности в вашей анкете. Проделали колоссальную работу и нашли ваше настоящее прошлое. Для убедительности, сверили ваш почерк еще с одними старыми бумагами. Ведь вы не Гусев Александр Сергеевич, а Коновалов Александр Сергеевич. Правильно?
Я молчу, мучительно подыскивая слова для ответа.
- Да, я Коновалов.
- Вот и чудненько. Так что, придется вам все нам рассказать. Все рассказать, ничего не утаивая.
Я начинаю рассказывать свою Казанскую историю.

Прошло два часа. За это время я рассказал все, вплоть до последнего момента, как меня Аркан и Шариф затягивал в горком комсомола. Подполковник не задал ни одного вопроса. Он встал.
- Я выйду, посидите здесь.
Его отсутствие продолжалось минут тридцать. Наконец он появился.
- Вот что, Александр Сергеевич, мы вас отпустим, но и вы ни кому ни одного слова о вашем прошлом. Оставайтесь по-прежнему Гусевым, занимайтесь своими делами и... комсомольской работой.
............... Что же твориться на этом свете?.........

На заводе изготовителе орудий, что-то не ладилось с изготовлением стволов и руководство КБ решило пока законсервировать "Кобру" и мне передали "Крота".
Это был тип штабной бронированной машины, сваренной на базе старых САУ. Она была герметична и могла выдержать любой атомный взрыв. Так же как и на "Гюрзе", она должна пройти испытание на жизнеобеспечение. На этот раз вместо меня в машину полез Генка, а вместо Риты, прислали молоденького лейтенанта военно-медицинской академии.
- Генка, следи за двигателем и за регенерацией воздуха, - наставляю я его. - Главное не хорохорься, если что-нибудь заметишь, лучше прекратить испытание. Совсем не хочу вытаскивать ваши трупы.
- Брось, Саша. Все будет в порядке.
Для консультации молоденького лейтенанта я попросил главного выделить Риту. Она пришла к нам в операторскую с большим животом и стала рассказывать ему о переживаниях, когда сидела в "Гюрзе".
- Возьми побольше одежды. Саша не давал мне включать обогреватели, когда двигатель не работал, поэтому пришлось кутаться и следи за кислородом. Не дай бог, как вышло у нас. Я так боялась избытка его, ты же должен знать, как он влияет на организм.
Лейтенантик кивал головой и все записывал.
Наконец, мы загнали машину в климатическую камеру, навешали на выхлопные решетки выводные трубы и заперли экипаж в машине. Я отпустил Ирку домой, решил, что первую смену отдежурю я. Со мной осталась Рита.
- А ведь знаешь, - говорит она мне, - когда мы с тобой были там вдвоем, у меня все время была подлая мысль, закрыть видеокамеры и изнасиловать тебя.
- Это была не очень хорошая мысль. Там была слишком высокая температура, а это делать надо при нормальных условиях.
Ритка засмеялась.
- Знаешь, если у меня еще будет двое детей и оба мальчики, одного назову Сергей, другого Саша.
- У тебя уже есть один ребенок, а ты еще двух хочешь.
- С одной стороны, с детьми легче переносит одиночество, а с другой, только материальная сторона не позволяет женщине иметь много детей, но слава богу, мне это не грозит.
- Родители помогают?
- Да.
В это время загремел двигатель. Генка начал накачивать электроэнергию.

Идет четвертый день испытаний. У ребят ЧП. Ирка вызвала меня и нового начальника отдела из дома. В камере минусовая температура, но с машиной твориться что-то неладное. Где-то появилась разгерметизация и поэтому регенерационная система перестала работать. Генка нашел только один выход, он жжет горючее и за счет двигателя хочет оттянуть агонию.
Прошло восемь часов, горючее на исходе, я связываюсь с главным и докладываю обстановку.
- Мать вашу, - рычит он, - вы меня убеждали, что ваш напарник может справиться, а он не хрена не может. Понимаете, что этот срыв ведет за собой оттяжку испытаний и теперь все надо проводить по новой.
- Виноват в этом не мой напарник, а дефект в машине. Где-то произошла разгерметизация.
- Действуйте по своему усмотрению.
- Может еще что-нибудь можно предпринять? - робко спрашивает Владимир Петрович, мой начальник.
- Нет. Горючка кончилась, а это конец испытаний.

Я останавливаю испытания. Чуть не плачущий Генка, стоит передо мной.
- Саша, я не знаю, что произошло. Вдруг стал поступать холодный воздух из камеры.
- Успокойся, надо разобраться. То, что мы выдерживали программу и не выполнили ее, из-за технических неисправностей, не о чем не говорит. Кто виноват, пусть разбирается комиссия .
- Саша, дай мне слово, что если будут повторные испытания, ты пошлешь меня опять.
Я тяну, знаю как отнесется к этому главный.
- Знаешь, Генка, давать слово не буду, но попытаюсь все же повлиять на главного.
- Значит разговор об этом шел, - совсем упал духом Генка.
- Был, но нюни распускать нечего.
Через некоторое время в пультовую ворвалась Ленка.
- Значит правда. Мне в КБ уже сказали, что машина не выдержала испытаний.
Я киваю головой.
- У тебя есть мысли, почему?
- Есть одна и ее надо проверить.
- Да говори же не тяни. Я знаю, что ты шестым чувством понимаешь машину.
- Я подозреваю, что это система очистки воздуха. Через нее прошел воздух.
Ленка, как метеор вылетает из пультовой. Генка уже загорается.
- Саша, разреши я разберу ее.
- Нет. Сейчас пойдешь, выспишься, а завтра вместе с комиссией будете разбирать машину.

Я оказался прав, воздух прошел через лопнувшие фильтры и подсасывался через неплотно поджатую крышку цилиндра. Я ругал дядю Мишу.
- Ты понимаешь, что наделал?
- А откуда я мог знать, хорошо ее поджал или нет. У меня руки такие, чуть крутану гайку, сразу резьба летит. Вот я осторожненько и поджимал. Резьба-то там, М8.
Ленка стоит рядом и защищает дядю Мишу.
- Это не он виноват. Это чисто конструкторская недоделка.
- А лопнувший фильтр, это тоже конструкторская недоделка?
- Тоже, - храбро отвечает она.
- Бог с вами. Теперь одна проблема, провести удачно повторные испытания.
Ленка треплет мои волосы.
- У тебя все будет хорошо.

Повторные испытания все же проводил Генка, я уломал главного и они действительно прошли удачно. Мы довели "Крота" до полигонных испытаний и передали его военным.

Опять возвратились к "Кобре". Привезли новый ствол и машину, по новой, стали испытывать на полигоне. Я уже вожусь с ней месяц, как вдруг меня вызвали в КБ.
Главный был не один, с ним сидел незнакомый мне мужчина.
- Александр Сергеевич, познакомьтесь, генерал Сомов.
Ничего себе генерал, весь в гражданском и вроде ничего военного нет.
- В военном министерстве ,- продолжал главный, - возникла идея испытать "Кобру" в полевых условиях.
- Опять машину передаем военным?
- Нет, там где она пройдет испытания, наших военных не должно быть. Там должны быть добровольцы.
- Не хотите ли мне предложить быть добровольцем?
- Да хотим. Для этого генерал Сомов и здесь.
- Александр Сергеевич, - заговорил генерал, - я все объясню. Любая страна, изготавливающая военное вооружение, пытается испытать его в боевых условиях. Естественно, если там где воюют наши войска, например в Анголе, гражданские специалисты не требуются, но если это другие районы земного шара, где нет наших войск, там требуются добровольцы. Конечно добровольцами могут быть и наши военные, но лучше с новой техникой обращаться тем специалистам, которые ее очень хорошо знают.
- Если это не Ангола, так что же?
- Сейчас Ирак воюет с Ираном.
- А мы за кого, за Ирак или Иран?
Генерал смеется.
- За Ирак.
- А почему не Ангола?
- Условия войны не те. Нет сплошности фронта и конкретных целей. Так как по поводу предложения, испытать нашу технику в Ираке?
- Не знаю, дайте подумать.
- Думайте, но сроки нас поджимают, через три дня дадите ответ?
- Дам. А если я соглашусь, вы там будете мой начальник?
- Нет. Я иду военным советником. Так- что будем на одном фронте, а воевать будем врозь.

После беседы у главного меня вызвали в партком.
- Ну, Игорь, поздравляю, я слышал, что ты поедешь за границу...
- Но я еще не дал согласие.
- Как не дал? Да любой гражданин нашего государства обязан помогать своей родине, укреплять ее обороноспособность. Тебя хотят послать испытать новое оружие, а он еще думает. Не забывай, ты цвет КБ, секретарь комсомольской организации. Тебе горком комсомола дал самую лучшую рекомендацию.
Конечно, уж он-то, избавиться от меня хочет точно.
- Мне надо посоветоваться...
- Ему еще надо всему миру сообщить, что его посылают выполнять секретное правительственное задание. Слушай, Игорь, ты не рехнулся случайно?
- Нет.
- А мне кажется, да. Твой механик-водитель уже дал согласие...
- Это дядя Миша, что ли?
- Старый коммунист с партийным стажем сразу сказал, да, а ты еще сомневается. Да я тебе больше скажу. Если ты откажешься, то здесь работать уже не будешь.
- Но ведь...
- На тебя и так много повешено. Там чуть машину не утопил, там чуть человека не убил, а в другом месте сбежал и люди погибли.
- Это не правда.
- Я что, вру? Может тебе имена пересказать кто погиб, а кто чуть не пострадал?
- Не надо.
- То-то. У тебя уже один выговор есть, так что иди и над этим больше думай, а не о том, выполнять задание правительства или нет.
Я вышел как оплеванный.

Ленка в шоке.
- Как же так? А как же я?
- А тебе придется меня ждать. Сейчас пойду к главному и договорюсь на три дня для тебя и для меня.
- А мне-то за что?
- Три дня положено на свадьбу. Нам еще надо все купить, оформить документы. Дел полно...
- Если ты хочешь жениться на мне, то наверно надо спросить меня, хочу ли я выйти за тебя замуж?
- Так хочешь или нет?
- Хочу...
- Замечательно. Так в чем же дело?
- Ты хоть сказал мне. Любишь меня или нет?
- Я люблю тебя. Люблю с первого раза, как увидел и хочу любить, как мальчишка, всю жизнь.
- Теперь я удовлетворена. Я тебя, дурочка, тоже люблю.

Ленка представила меня своей семье. Ее мать, деспотичная, суровая женщина, держащая всю семью в кулаке, пыталась сразу поставить меня на место.
- Вы будете жить в нашем доме, - потребовала она.
- Зачем, у меня пустая комната. Там места много.
- Нет, Леночке требуется уход, распорядок дня... У вас же места нет и еще соседи. Ужас.
- То что ей требуется, я постараюсь предоставить.
- Вы не должны так рассуждать. Скоро уедете в командировку и девочка совсем останется одна.
- Лена сама решит что ей делать и когда быть одной, а пока со мной... будет жить в моей комнате.
- Я поговорю с Леной. Вы мне очень не нравитесь, молодой человек.
Почему старшие любят произнести последнее слово так, что бы им не возражали. Ленина мама сказала эту фразу в дверях и исчезла.

Мы договорились, что свадьбу справим через три дня. Все на работе меня поздравляли и вдруг...
Я заболел. Горло хрипело, поднялась температура, но самое противное то, что мое тело покрылось красновато-розовыми пятнами. Я пошел в заводскую поликлинику к терапевту.
- Что у тебя?
- Кожа на теле пошла пятнами, горло еще...
- Раздевайся.
Я снимаю рубахи и остаюсь по пояс голый. Пятна густо усеяли спину и грудь. Врачиха подпрыгнула. Натянула резиновые перчатки и ощупала несколько пятен.
- Вот что, парень, одевайся и отправляйся в город, в кожно-венерологический диспансер.
- Что у меня?
- Я предполагаю..., сифилис.
Я онемел. Бешеная мысль пронеслась сразу: с кем? от кого? и когда? Но женщин у меня последнее время вроде не было.
- Но я ни с кем не спал?
- Ничего не знаю, сифилис теперь может быть и бытовой. Вот тебе направление в диспансер.
Она брезгливо протянула бумажку.
- Но мне нужно разрешение на выход с территории КБ.
- Я позвоню главному конструктору и вам все сделают.

Я захожу в приемную к главному. Секретарша с каменным лицом указывает мне на край стола.
- Главный подписал вам пропуск. Вон он на краю стола.
Я взял пропуск и с тысячей нехороших мыслей отправился в город.

В кожно-венерологическом диспансере мое направление приобрело магическое действие и меня почти без очереди пропустили к врачу. Старушка- врач снисходительно повертела бумажку из моей поликлиники.
- Ишь, шпарят прямым текстом. Совсем уже рехнулись. Раздевайся, чего встал как пень.
Я трясущимися руками снимаю одежду.
- Так, - начинает она меня разглядывать, - инкубационный период.
Она потерла несколько пятен и с одного содрала шелуху.
- Все, одевайтесь.
- Сифилис???
- Дура, ваша врачиха и безграмотная при том. Обыкновенный розовый лишай.
- Но это что... опасно?
- Простудное заболевание, молодой человек. Я вам не нужна, вам сейчас нужен хороший врач терапевт. У вас температура под 39. Вы можете добраться до своей районной поликлиники?
- Могу.
- Вот вам бумажка с моим заключением. Отправляйтесь туда и постарайтесь больше не попадаться врачам в нашем учреждении.

В поликлинике я действительно почувствовал себя плохо. Из-за высокой температуры меня пропустили опять без очереди. Врачиха осмотрела меня и прочла заключение кожного диспансера.
- У вас кроме розового лишая, ОРЗ.
- Скажите, доктор, розовый лишай, это заразная болезнь?
- Нет, это редкое простудное заболевание, никому не передается. Я вам выпишу лекарства и бюллетень на неделю. Значит так, вот это от горла, это полоскание, а вот хлористый кальций, пейте три раза в день, это от лишая. Не мойтесь месяца три...
- Как не мыться?
- Так. Иначе будут от воды язвы. Не сдирайте образовывающиеся корочки на каждом пятне. Это тоже опасно, она должна сама отпасть. Каждый месяц ко мне на осмотр.
- Что я три месяца буду на бюллетене?
- Нет. Как вылечим ОРЗ, сразу выпустим на работу. А с розовым лишаем, вы еще ко мне пол года будете ходить, а не три месяца.

Я пришел домой, сразу полез в аптечку, наглотался анальгина и свалился в кровать.

На следующее утро стал обзванивать знакомых и друзей.
- Алле, Ирочка. Это я, Саша. Привет.
- Здравствуй, Саша. Как себя чувствуешь?
- Нормально. У меня бюллетень до следующей пятницы.
- Это хорошо, ты лечись...
- Какие новости?
- Главный решил, вместо тебя за границу едет Генка.
- Что???
- Сроки поджимают. Генка уже оформляет документы.
- А как же я?
- Ты, лечись.
- Вот черт. Я сейчас главному позвоню.

Звоню Лене домой. Трубку берет ее мать.
- Алле, можно Лену?
- Это вы, Саша? Вам Лену нельзя. Как вам не стыдно звонить? Опозорили девушку, с кем-то нагулялись и еще нагло звоните сюда.
- Простите, вы о чем?
- Не притворяйтесь идиотом.
Трубку бросили.

Звоню главному. Этого вообще не соединяют. Секретарша упорно твердит: "Он на объекте".
Что там происходит?

Два дня пытаюсь по телефону прорваться к Лене или главному. Все бесполезно. Обидно, что ни Ленка, ни Генка, ни друзья ко мне не звонят. Вечером стук в дверь. Открываю ее и вижу Риту.
- Здорово, болящий.
- Ритка... Вот умница, заходи. Ого, какая ты большая.
- Вот мы уже скоро должны появиться на свет.
Она любовно поглаживает живот.
- Узнала, что ты заболел и пришла, может что-нибудь надо помочь.
- Помочь надо не мне, а... Впрочем, я не понимаю, что там твориться.
Ритка разваливается на диване.
- Ты же теперь в КБ чумной. Когда все узнали, что ты болен сифилисом, тебя уже отторгли.
- Что ты говоришь? Каким сифилисом?
- Наша заводская врачиха, когда ты заболел, звонила главному, что бы тебя выпустили с территории КБ, а телефон у секретарши параллельный, она все и подслушала. А после, сам знаешь, все КБ стало в курсе дела.
- Но я же не болен. Понимаешь, у меня сифилиса нет. У меня розовый лишай.
- Я давно догадалась, что здесь что-то не то. Все-таки опыт в медицине у меня есть. Пятна сифилиса появляются через две недели после заражения, вернее после того, как ты трахнешь больную женщину. Но на полигоне, две недели назад, ты мог только целоваться с новыми образцами машин и, зная твою натуру по отношению к женщинам, я была уверена, что здесь что-то не так.
- Что же делать?
Я в отчаянии.
- Что ни делается, все к лучшему. Не поедешь за границу, может... жив будешь.
- Но Ленка. Ленка, выходит тоже поверила.
- Поверили все. Значит твоя Ленка не очень любила тебя. Даже если бы был сифилис, ну и что, он излечим.
- А Генка, Ирка, новый начальник, этот... Володя.
- Пойми, друзья познаются в беде. У меня тоже были проколы. Тогда на меня так же кучу собак вешали, зато те кто остались со мной, были самыми верными друзьями.
Но я все равно не верил. Сколько лет бок о бок, я с товарищами бился с новой техникой. Вместе мерзли под танками, тонули в воде, выручали друг друга в беде, знали обо всем, что твориться на душе у каждого. Но больше всего не верилось с Ленкой. Хоть бы позвонила, мы же договорились о свадьбе.
- А ведь мы хотели завтра сыграть свадьбу...
- И она не позвонила ни разу?
- Нет.
- Значит, свадьбе не бывать. Опять-таки, экономия.
- Да брось ты...
- Ладно, я пойду. Мне еще надо на консультацию.
- Может тебе кофе или чайку?
- Нет. Нет надо. Я просто пришла тебя немного поддержать и хочу сказать, все неприятности еще впереди.

Ленка так и не позвонила. Я сорвался к ней домой, но мамаша вместе с сыном, просто скинули меня с лестницы.
- И не смей приносить заразу больше сюда, - орала она на все этажи.
Ни Ленки, ни свадьбы...

Бюллетень продлили еще на неделю и когда я пришел на работу, то КБ не узнал. Все шарахались от меня как от прокаженного. В нашей комнатке сидела Ирка и Володя.
- Привет, - сказал я от двери.
- Привет.
Они рассматривали меня как чучело.
- Ты уже вылечился? - спросил Володя.
- Да, вот подпиши бюллетень.
Володя берет бумагу и начинает ее изучать.
- Но здесь написано ОРЗ. Это что, теперь так прикрывают эту... болезнь врачи?
- У меня действительно было ОРЗ.
По их глазам вижу, что не верят. Но Володя подписывает бюллетень и протягивает мне.
- Я рад, что ты выздоровел. Тебе придется немного отдохнуть, для тебя работы пока нет.
- Как нет. Я слышал, что сделан новый само закапывающийся танк.
Володя мнется.
- Понимаешь, Саша, главный распорядился тебе новый танк не давать.
- Что, черт возьми, здесь твориться? Я пойду к главному.
- Сходи. Если уговоришь, танк твой.

Иду по коридору и вдруг нарываюсь на Лену. Увидев меня, она перекосилась, хотела удрать, но сдержалась и замерла, как вкопанная.
- Здравствуй, Лена.
- Здравствуй.
- Я думал, ты хоть позвонишь мне...
- Я предателям не звоню.
- Так. Значит это я предатель. Что же я такого наделал, что предал тебя.
- Как будто сам не знаешь. Шлялся по другим бабам, а мне мозги пачкал, что жить без меня не можешь.
- Я простудился и заболел, а ты... поверила всякой швали, которая несла про меня чушь и только по этому отвернулась... Эх, ты.
Я пошел дальше и почему-то не почувствовал к Ленке прежней тяги.

Главный вдруг принял меня сразу.
- Я все знаю, Саша, - начал он, когда я переступил порог его кабинета, - я звонил в поликлинику и мне все рассказали.
- Мне от этого сейчас не легче.
- Да, попал ты в ситуацию. Самое печальное, люди мне тоже не верят, все считают, что я тебя покрываю и ты действительно болел сифилисом.
- Что же мне теперь делать? Новый танк мне отказали. За границу не послали.
- Тебе надо уйти из КБ, Саша.
- Как уйти?
- Тебе все равно не дадут житья. Будут все время затирать и пинать ногами. Я тебя не вытяну, слишком серьезные противники у тебя есть.
- Это из парткома?
- И от туда тоже. Но особенно в сознании наших женщин, которые до конца дней будут от тебя здесь шарахаться. Я тебе могу помочь только в одном. Дам тебе хорошую рекомендацию одному моему старому знакомому- пушкарю, там тебя устроят. Так что, лучше уходи от сюда.
- Хорошо. Я уйду.
- Только ни кому не говори, куда идешь работать. Пока, Саша.
Он крепко пожал мне руку.

Я ухожу и вижу по глазам моих бывших друзей, что я для них уже никто. Даже руку на прощание мне никто не протянул. Только дома вечером зазвонил телефон и плачущий голос Ирки забормотал.
- Это все ты... все ты. Генка из-за тебя погиб.
- Откуда ты знаешь?
- Телеграмма пришла в КБ. Генка и дядя Миша в первом бою, снарядом... Там должен быть ты, слышишь... ты.
- Слышу.
Прав был сумасшедший конструктор-философ, танк в современном бою живет только семь минут.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

СУПЕР- ПУШКА

Прошло еще четыре года.
Меня завалил секретарь парткома. Не ученый совет, а именно он. После его пламенной речи о том, что партия и правительство не может выбрасывать народные деньги на ветер, на весьма сомнительные разработки, мне накатали больше половины черных шаров. И ничего удивительного, почти все члены ученого совета, являлись членами парткома: и зам по науке, и доктора, и академики, не говоря о мелкой шушере, директору по быту и завхоза. Уж этих-то зачем было затаскивать в ученый совет, непонятно. И так, кандидатская диссертация сорвалась. Ко мне подошел один из оппонентов.
- За что они так тебя, Саша. Тема-то потрясающая.
- За анкету.
- Чего? - не понял оппонент.
- Это долго объяснять. Я когда-нибудь на досуге тебе все расскажу.

А все началось действительно с анкеты.
Я закончил диссертацию и мне оставалось выполнить две вещи: провести испытания на полигоне новой, разработанной моей группой, артиллерийской системы и оформить документы. При оформлении документов, я в анкете на против графы "партийность" поставил две буквы Б/П. Секретарь парткома, который должен был обязательно подписывать эти документы, очень возмутился.
- Почему ты не в партии? Все лучшие работники института в партии, а ты нет.
- Но я же подавал заявление три года назад. Вы тогда сказали, что наша партия, это партия рабочего класса и когда семь рабочих института вступят в нее, тогда примут одного инженера или научного работника.
- Хм..., но это было тогда, а сейчас обстановка изменилась.
- Разве вы уже приняли семь рабочих?
- Нет. Но молодых и толковых, мы можем принять и без очереди. Вот бумага пиши заявление. Двоих коммунистов со стажем, что бы дали тебе рекомендацию, я подыщу.
Я написал заявление и подал секретарю. Он долго вчитывается и в раздражении бросает бумагу на стол.
- Что ты пишешь? "Буду стараться изменить общество так, чтобы людям жилось хорошо." А им по вашему плохо сейчас живется?
- Плохо, не плохо, а жить бы надо лучше.
У секретаря даже челюсть отвалилась от такого кощунства.
- Вот вы какой. Да вы и кандидатской степени недостойны. Партии такие действительно не нужны.
- Звания даются не за принадлежность к партии, а за развитие науки.
- Ну это мы еще посмотрим.

На следующий день у меня испытания на полигоне. Три года тому назад в старом форте мы начали строить первую в мире электронную пушку. Подвалы форта забивали конденсаторами большой мощности, генераторами, усилителями и различной исследовательской и действующей аппаратурой. Самый основной узел, систему фотоэлектрического по стадийного переключения на каждую электромагнитную катушку ствола, делал я. Это и было темой моей диссертации.
И вот теперь шести ступенчатый электромагнитный ускоритель, рассчитанный на разгон полезной нагрузки массой 5 килограмм и диаметром 150 миллиметров, стоит на верхней площадке форта и смотрит на цель. Это отслуживший свой срок крейсер, замерший на якорях в пяти кабельтовых от нас. Он стоит посредине пролива, на той стороне которого щит скальных гор.
На площадке много народа. Здесь ученые, много военных, неведомое гражданское начальство и конечно секретарь парткома и обкома партии.
- Ну что, начнем, - говорит академик Митин, мой непосредственный начальник. - Давайте, Александр Сергеевич.
Два матроса запихивают пяти килограммовую болванку в дырку ствола и закрывают затвор. Все разговоры на площадке стихают и посетители, на всякий случай, прячутся за бойницы форта.
- Внимание, - кричу я, - Огонь. Пли!
Нажимаю пальцами на две кнопки. Пушка беззвучно дергается и тут же где-то под бетоном я слышу слабое вытье конденсаторов, набирающих энергию с Сосновской АЭС. Часть посетителей выскакивают на площадку и все смотрят на крейсер. Он стоит и... ничего.
- Запросите наблюдателей, - обращается к радисту адмирал ,- попали или нет?
- Так точно. Попали. Прямо по центру в борт, - радостно докладывает радист. - Дырка насквозь. Видны разрушения скальных пород на том берегу.
- Как дырка насквозь? - волнуется адмирал. - Там же двадцать метров из перегородок и броневых плит.
- Дырка насквозь, - опять подтверждает радист.
- Александр Сергеевич, - обращается ко мне академик Митин, - а нельзя ли настоящим снарядом, а не болванкой?
- Можно. Ребята, - прошу матросов, - вон из того ящика, вытащите головку снаряда, отверните колпачок и зарядите пушку.
Матросы затвором запирают головку снаряда в стволе. Теперь посетители не прячутся за бойницы форта, а во всю пялят глаза на крейсер.
- Внимание. Огонь. Пли!
Опять беззвучно дергается ствол и где-то вдали раздается грохот взрыва. Обломки скал поднимаются к небу и падают вниз.
- Что за чертовщина? - удивляется адмирал. - Взорвались скалы...
- Опять попали, - радостно кричит радист. - Дырка насквозь.
- Опять? - адмирал озадачено почесывает щеку.
- Здесь удивляться нечему, - говорит академик, - скорость снаряда 1800 метров в секунду. С такой скоростью он проломит любую броню, даже не успев взорваться.
- А на кой хрен нам такая техника, - подал сзади голос, секретарь парткома, - она же не поражает и не разрушает цель. Разве нашим вооруженным силам нужны такие вещи.
Тут заговорили все. Кто обсуждал достоинства, кто напротив- говорил о недостатках, а секретарь гнул свое.
- Надо же столько средств втюхали, столько сил привлекли и что же... Крейсер как новенький, как будто в него и не попадали, а что говорить о другой цели.
Митин пытался убедить всех в перспективах данной разработки.
- На базе этой разработки, мы можем разработать новые модели мощных пушек и уничтожать противника на дальнем расстоянии. Например на 200-300 километров.
- И зачем это? Дешевле запустить ракету и на еще большее расстояние, чем строить целый завод только одних механизмов и конденсаторов. Да еще обесточивать целые города во время запуска.
В стороне стоит мой старый знакомый пожирневший и пополневший Аркан, теперь он секретарь обкома. Очень быстро вырос мальчик.
- Это серьезное замечание, - поддержал нашего секретаря, Аркан, - население наверно сейчас волнуется. Все хлебопекарни, больницы, важные жизненные центры недополучили только в результате подзарядки конденсаторов, необходимую электроэнергию. Не порядок.
Фактически ученый совет начался здесь и самое удивительное меня поддержали военные.
- Если сделать более мощную пушку, то можно на ней послать в космос контейнер? - спросил меня незнакомый генерал-полковник.
- Почему бы и нет?
- А могли бы мы, изготовив орудие, калибром 750 миллиметров и полезной нагрузкой 500 килограмм, обстрелять Америку, - полюбопытствовал адмирал, который все удивлялся "дыркам насквозь".
- Можем. Все это можно сделать и как я знаю, американцы, французы, немцы, над этим давно работают.
- Если они работают, почему и мы не можем?

После испытаний все расходятся, а меня на стоянке ждет черная "волга".
- Садись, бедолага, - насмешливо говорит в окно Аркан.
Я сажусь на заднее сидение и машина рванула к городу.
- А ведь я тогда, когда ты слинял из КБ твои следы потерял, - продолжает Аркан. - Как только ты уволился, я поднапряг своих гавриков, чтобы они сыскали твои следы и представляешь..., не нашли. Ты даже выехал с коммуналки. А вчера случайно узнаю, что какой-то Гусев собирается защищаться, да еще по такой оригинальной тематике. Поднавел справки, оказалось, нашелся...
- Ты очень быстро вырос, уже секретарь обкома. Давно ли был вторым секретарем в горкоме комсомола.
- Это все не я. Это Леонид Ильич.
- Кто? Кто?
- Брежнев, вот кто. На съезде ВЛКСМ я выступил с оригинальным докладом. Тогда он меня и заметил. После съезда вызвали на собеседование в ЦК партии верхушку комсомола и пригласили меня. Брежнев долго расспрашивал о работе. Узнал, что я прекрасно разбираюсь в машинах и мы с ним проспорили о новых подвесках машин пол часа где-то у окна. После этого с комсомолом я покончил. Мой крестник заботливо перетаскивает меня с места на место и все с повышением.
- То-то в КГБ меня сразу отпустили, когда узнали какой у меня прелестный друг детства.
Машина тормозит и я чуть не вылетаю на переднее кресло.
- Как в КГБ? Ты что, ходил меня туда закладывать?
- Нет. Они сами докопались.
- Ну и что?
- Выпустили и просили ни кому ничего не говорить.
- Так...
Машина трогается.
- А где Шариф? - спрашиваю я.
- В Выборге. Второй секретарь горкома партии.
- Это ты его тащишь?
- Я. Кто его еще поднимет, как ни я. Говорил тебе, иди в мою команду, давно бы имел машину, все блага и не была бы нужна тебе эта чертова диссертация.
- Так по какой причине ты помогаешь засыпать меня сейчас?
- Милый мой, до твоего последнего заявления, что ты был в КГБ и они все знают о нас, я хотел тебе помочь и даже поднять до директора института. Но ситуация изменилась, теперь ты можешь катиться... на все четыре стороны. Держать тебя в узде уже нет смысла. Действительно, если ты теперь что-нибудь ляпнешь о нас, тебя пришьют они, а не я или Шариф.
- Поговорили. Останови машину, я выйду здесь.
- Катись...

И все же меня провалили. В институте я сразу стал "плохим" и потихонечку началась травля. Сначала, как не перспективную, разогнали мою группу, потом принялись устраивать куда-нибудь меня.
Однажды в коридоре меня остановил старик, академик Петров, патриарх отечественной артиллерии, переживший давление Сталина и придирки Хрущева.
- Вы сейчас без дела, молодой человек?
- Наоборот с делами, сдаю их в архив.
- Ага, не пора бы вам, пока я жив, явиться ко мне. У меня для вас есть работа.
- Не боитесь? Ведь я уже, ношу клеймо отщепенца общества.
- В моем возрасте бояться уже некого. А на ваше клеймо мне наплевать, носите титул хоть руководителя секты, только делайте добросовестно свою работу.

Так я поступил к Петрову.
- Будешь делать проект дальнобойной пороховой пушки, по принципу электромагнитных, - разворачивал передо мной свою идею академик. - Немцы и Французы во время войны уже делали такие пушки. Но что нам 120 километров, для нас это ничто, нужно делать пушки километров за 600-700. Разгон снаряда через 12 пороховых отсеков, расположенных вдоль ствола. Кажется для своей диссертации ты разработал оригинальную систему фотоэлектрических переключателей с мультиплексорами, вот ее и примени здесь, конечно после соответствующей доработки.
- А все же, какое государство мы будем с нее обстреливать и откуда? Давайте конкретно. Здесь ведь при конструировании надо учитывать условия местности.
Академик задумчиво кивает головой.
- Я пока получил направление на юг. Наша цель Турция с ее крупными городами: Стамбул, Анкара и ближайшими портами Трабзон, Самсун и Зонгулдам. Пока это государство в рамках НАТО, это наш враг.
- Мои оппоненты и противники не раз подчеркивали на сложность и уязвимость таких артиллерийских систем. Они предлагали ракетный щит и соответственно поражение противника баллистическими ракетами.
- Я не хочу сказать, что большинство твоих противников идиоты, но то что они есть у меня сомнений нет. Опыт всех последних войн говорит, что государства, будь даже с трижды придурками во главе, не будет применять ядерное оружие. Конечно, если во главе будут только психически больные люди, то возможны проколы, но на десятилетия их пока не предвидится. Значит баллистические ракеты с обычными зарядами, при возникновении конфликта, будут не эффективны и не экономичны, зато ствольная артиллерия себя покажет. Если 200 снарядов с 500 килограммовой начинкой упадут на Стамбул, считай мы свою систему окупили и построили не зря.
- А ответные удары, а авиация?
- Щит против авиации будет обязательно, а для ракет есть уже свои системы.
- Мне уже более-менее задача ясна, но вот порох..., нет ли разработок нового носителя здесь?
- Вот тебе адрес института, поезжай туда. Они предлагают жидкий порох и если их носитель подойдет, тебе при конструировании будет легче. Представляешь, закачка жидкого пороха в разгонные гнезда по всей длине ствола.
- Я уже встречался с жидким порохом и весьма неудачно. При испытании артиллерийской системы на гусеничной базе, она взорвалась от детонации. Наскочила днищем на валун и... конец.
- Так это ты ее испытывал?
- Я. Тогда погиб мой лучший друг.
- Я слышал об этом. Могу тебе сказать одно, раз тебе пришлось с этим возится, значит лучше тебя кандидатуры нет. Давай, валяй.

Видно есть какая-то закономерность. Если не везет на работе, обязательно неурядицы дома. Я не защитился и жена, которая работает в том же институте, что и я, ежедневно стала скандалить. Мы поженились два года назад и все ходим в разряде "молодожен". В ее головку вошли все институтские склоки и теперь они помоями выливались на мою голову.
- Своим поведением ты доведешь меня до крайности. Ему видите ли не нравиться наше общество. Поменять его хотел. В тебе дух гнилого империализма. Ты несешь там всякую чушь, а я должна страдать. Все отражается на мне. Я этого не хочу.
- Чего ты волнуешься, меня не уволили, на работу взял академик Петров. А то что там бабы болтают, так пусть языки чешут, коли делать нечего.
- Твоего Петрова скоро турнут на пенсию и ты тоже вылетишь вместе с ним.
- Академики умирают только на работе, даже если они уже ни хрена не понимают. Поэтому Петрова не уберут.
На этот довод посыпались угрозы о разводе, вой о загубленной молодости и перечень всех домашних животных, именами которых можно меня назвать.

Опять у меня группа. Я отправился вглубь России за новым порохом. В "закрытом" институте меня любезно встретили разработчики этого необычного состава.
- Если вы примените этот порох, - говорит мне начальник отдела, - то мы еще имеем перспективы на разработки более усовершенствованных и уникальных смесей.
- Разве вами никто больше не заинтересовался?
- Сначала было полно заинтересованных лиц, но потом все заглохло. Пушкари создали быстро заряжающиеся системы, почти как пулеметы, но комиссии их забраковали из-за того, что при попадании снаряда, даже вскользь в систему, от нее не остается и следа.
Знал бы он, я сам испытывал эту систему и гибель Сережки остановила продвижение конструкторской мысли в этом направлении.
- Такая детонация? - прикидываюсь наивным я.
- Увы.
- Вы мне покажите, что это такое?
- Да, пожалуйста. Лидочка покажи.
Лидочка весьма симпатична и я сперва подумал, что это обычная дама для гостей, которые есть на каждом предприятии, однако это оказался весьма толковый инженер, сумевший ответить на все мои вопросы.
- Вы мне сумеете изготовить опытную партию к Июню? - после небольшой прикидки спросил я.
- Сколько?
- Тонну.
Рот у Лидочки распахнулся сам собой.
- Сколько? - еще раз переспросила она.
- Тонну.
Наконец Лидочка приходит в себя.
- Мы для артиллеристов не больше пяти килограмма нарабатывали, при этом все стояли на ушах.
- Встанете еще раз, подумаете головкой, как безопасней выпустить эту партию. Ведь если пойдет, еще больше закажем.
- Я не могу гарантировать, пусть мои начальники решат.
- Я вас не спрашиваю о гарантиях, я спрашиваю как специалиста, можно сделать к Июню или нет. Разработать экспериментальную установку, изготовить детали. Деньги вам выделим.
- Можно.
- Ну и отлично. Пойдемте к вашим начальникам.

Как всегда, когда собираются научные руководители разных тем, начинаются бесконечные советы. Посыпались идиотские предложения, не забыть другие направления или построить сеть заводов по производству жидких порохов.
Я долго терпел эту массу словоизлияний, потом сорвался.
- Стоп! Скажите точно вы будете выпускать порох или нет? Если да, то без всякий условий, первая партия в Июне, если нет- до свидания. Будем искать других.
Стало тихо.
- Мы не сможем в Июне, только к Сентябрю, - неуверенно ответил директор института.
- До свидания. Мне нужно к Июню.
Я встал попрощался и ушел.

Вечером в номер моей комнаты постучали. Вошел зам директора по производству и Лидочка.
- Александр Сергеевич, вы извините, что так вышло, но мы согласны выпустить все к Июню, - выступил зам директора.
Я посмотрел на Лидочку и мне показалось, что она мне подмигнула.
- Хорошо. Через неделю вы получите постановление правительства по этому вопросу.
Зам директора облегченно вздохнул.
- Может по этому поводу, пойдем выпьем? - неуверенно спросил он.
- Почему бы и нет. Пойдемте выпьем.
Мы спустились в ресторан и после первых двух неуверенных тостов, почувствовали себя как в своей тарелке. Заиграла музыка и директор, подхватив какую-то накрашенную девицу за соседним столиком, понесся в пляс.
- Вас взяли для смягчения переговоров? - спросил я Лидочку.
- Нет, - она засмеялась. - Я сама напросилась. Хотелось посмотреть будете ли вы выламываться?
- Конечно, я вас разочаровал.
- Нет. Даже если бы вы поломались для приличия, устанавливая различные гарантии и условия, нет не разочаровали бы.
- Вам нужно, что бы я ставил условия?
- Было бы лучше, что бы они были. По крайне мере, наши чванливые уроды получили бы хороший урок при проведении переговоров с заказчиками.
- А что, разве они раньше этого не получали?
- Раньше были другие времена. Нас не спрашивали, а заставляли делать, а теперь нам вежливо предлагают работу.
- Пойдемте потанцуем?
- Я давно жду вашего предложения.
Мы танцуем и я начинаю проявлять интерес к ней.
- Я не вижу на вашем пальце кольца, разве пороховые королевы интересуются только порохом?
- Увы, они интересуются очень многим, но у всех женщин всегда перегиб. Либо заниматься наукой, либо выходить замуж. Большинство предпочитают замужество, а я отношусь к меньшинству.
- Сочувствую.
- Я не отношусь к этому с трагедией.
Кончилась музыка и мы подошли к столику. Зам директора уже усиленно накачивал свою подружку коньяком.
- Александр Сергеевич, - еще бодрым голосом сказал он мне, - я вас покину. Лидочка, извини, если у Александра Сергеевича возникнут затруднения с отъездом, помоги ему в этом пожалуйста.
Подхватив свою мадам, зам директора ушел.
- Надеюсь, у вас не будет затруднений? - улыбается мне Лидочка.
- А вам бы хотелось, что бы они были?
Лидочка замирает. Распахивает на меня глаза и потом медленно тянет.
- Хотелось...

Мы начали расчеты и проектирование ствола, привязку к местности, как вдруг меня вызвали в Москву. Председатель комитета по энергетике любезно принимал в своем кабинете.
- Александр Сергеевич, на меня жмут со всех сторон. Всем вдруг потребовалась электромагнитная пушка. В правительстве поставили вопрос о других, кроме пороховых или жидкостных, носителях в космос спутников. По нашим данным, Америка уже начала лабораторные испытания и проектирование такой системы.
- Вы не можете мне дать подробную информацию: кто проектирует и какие технические данные данной системы.?
- Могу. Занимается этим Ливерморская лаборатория. Они собираются достичь скорости посылаемого в космос контейнера, 7 км/с. и при этом подняться на 500 километров.
- Так что нужно от меня?
- Электромагнитную пушку с параметрами не хуже, а даже лучше американских. Мне сказали, что вы пока единственный специалист в этой области.
- У меня сейчас работа...
- Пустое. Петров и без вас может сделать свою артиллерийскую систему. Мы вам дадим все. Конструкторское бюро, ТЭЦ, деньги, людей, но с вашей стороны нужна проектная записка правительству. Только в ней меньше напирайте на военную тематику.
- А на что же тогда?
- Хорошо. Вы можете например, отправить в космос радиоактивные отходы. Разве неплохая идея?
- Вроде нет.
- Тогда давайте, действуйте.

Я подал на развод. Когда жена узнала что я еду на новое место работы, на Балашиху, она тут же потребовала раздела имущества.
- Наш секретарь сказал, что от тебя нигде проку не будет. Неужели ты не понимаешь, что ты у них уже на заметке. Если у тебя нет могущественного покровителя, то тебя сожрут. Сиди здесь тихо, не рыпайся.
- В первый раз ты заговорила чужими умными словами. Но я думаю, не везде же идиоты. Должны же быть нормальные люди, которые заботятся о благе государства.
- Ах вот как. Значит у нас идиоты. Все, мы расходимся, я не хочу жить на вулкане.
Вот те раз. Я думал, что она окончательно поглупела, а она еще и говорит свои слова.
- Наверно ты будешь не против, если я подам на развод, - вежливо спрашиваю я.
- Буду не против.

Жена как в воду глядела. Мне дали фактически готовое конструкторское бюро, которое с одной тематики перекатилось на другую. Достались старые кадры и естественно старый секретарь парткома. Он запросто ввалился ко мне в кабинет.
- Александр Сергеевич, - любезность приклеилась к его лицу, - вы бы не отворачивались от народа, зашли бы ко мне.
- У меня только что был представитель профкома, который утверждал, что профком представляет интересы народа. Вы не подскажете, к какому народу мне идти?
Улыбка тут же исчезла с лица секретаря.
- Не действуете ли вы опрометчиво. Но я вам доходчиво объясню на всякий случай. Профсоюзы это школа коммунизма, а мы, коммунисты, являемся представителями народа. Народ и партия едины.
- Я благодарю вас за разъяснение. У вас какие-нибудь дела ко мне есть?
Он повернулся и ни слова не говоря, ушел.

Началась скрытая война. Первый раунд этой битвы был за мной. Потом, я выгнал бездельника и тунеядца начальника отдела планирования. Сейчас же в кабинете появился секретарь парткома.
- Александр Сергеевич, что за самодеятельность. Перестановкой кадров ведаете не только вы, но и партийные органы. Почему вы без ведома партии занимаетесь перестановкой кадров?
- Я занимаюсь работой и она меня больше всего интересует. И если на работе есть бездельник, то мне наплевать с партийным он билетом или нет, я его уберу.
- Вы на себя стали слишком много брать, недаром секретарь парткома с института, где вы работали, дал вам весьма нелестную характеристику.
- Я в ваши игры не играю, я занимаюсь делом.
- Можно подумать, что мы здесь делом не занимаемся?
- Думать даже не надо, это точно.
- Ах так. Мне вас жаль, молодой человек.

На следующий день ко мне в кабинет пришли два прилично одетых человека и представили красные книжечки КГБ.
- Вы не могли бы нам ответить на несколько вопросов?
- Пожалуйста.
- Заключение комиссии по испытанию опытного образца электронной пушки весьма негативное, однако у вас появились покровители и вас направили сюда, делать бесполезный проект более мощного образца. Мы можем понять, когда люди заблуждаются или делают ошибки, но когда они умышленно подрывают экономику государства, это пахнет чем-то другим. Объясните нам, в чем дело?
- Вы, вообще, разбираетесь в технике, в расчетах, в перспективах развития на будущее?
- Мы разбираемся во всем.
- Если вы разбираетесь во всем, то почитайте журнал "Лайф", февраль этого года, тогда вам кое-что станет ясным.
Они переглянулись.
- Вы часто выступаете против политики партии и правительства по улучшению жизни нашего народа?
- Простите, это где-нибудь зафиксировано?
- Да. Об этом вы заявляли своему партийному секретарю на старом месте работы.
- Я надеюсь, что мнение секретаря, это его персональная точка зрения. Я ведь тоже могу доказать, что секретарь парткома умышленно тормозит прогресс и таким образом подрывает основы экономического развития нашего государства.
- Вы это серьезно?
- Куда уж серьезней. Американцы зациклились в системе постадийного разгона полезного груза и у них пока затор в этом деле. Нам надо спешить, иначе мы профукаем и эту гонку.
- А что, мы до этого тоже, что-то упускали.
- Упускали и очень много. Достаточно напомнить о том, что мы просрали запуск ракеты на луну с человеком на борту.
- Однако... У вас весьма своеобразная логика. Ну что же, мы пойдем и надеемся, что с вами еще встретимся. До свидания.
- Лучше, прощайте, - осатанел я от того, что и эти... стали без конца вмешиваться в развитие науки и техники.

Мне с ними встречаться совсем не хотелось, но меня удивляло другое. Почему они не вспоминают мое прошлое? Неужели они его забыли?

Лабораторные прогоны узлов электромагнитных ступеней не дали расчетных показателей. Я уже понял, что это недостаток конструкции и надо делать провода с минимальным сопротивлением, а для этого надо производить дополнительную очистку меди и менять всю технологию волочения и лакирования проволоки.
Воронье всегда слетается на падаль и стоило произойти сбою, как секретарь парткома появился у меня.
- Здравствуйте, Александр Сергеевич.
- Здравствуйте.
- Тут Москва замучила меня на проводе, все спрашивает что произошло и почему у нас сбой.
- А причем здесь вы? Почему эти люди не обращаются ко мне, специалисту, а обращаются к вам? Вы что, поспешили выложить свои сомнения?
- Да, это я доложил в ЦК о неудачах при лабораторных испытаниях. Моя обязанностью является информирование нашего руководства о срыве правительственного задания.
- Мне будет очень грустно, если Москва вам поверит.
- Вы хотите сказать, что я вру?
- Я хочу сказать, что не надо сапожнику лезть в пирожники.
- Ах вот как? Ну что же вы еще поплатитесь за эти слова.
Секретарь опять, как пуля вылетел из кабинета.

По правительственной связи ко мне позвонил министр энергетики.
- Что у вас произошло?
Я рассказал ему кратко все и про то, что мешает и про то, кто мешает.
- Срочно выезжай в Москву. Прямо сейчас не заходя домой.
- Хорошо.

Уже неделю болтаюсь в Москве. Все не знают, что со мной делать. Но похоже моя карьера накрылась. В Балашиху выехала правительственная комиссия, куда зачем-то напихали кроме специалистов членов ЦК.
Проходя по коридорам министерства, вдруг вижу знакомую сгорбленную старческую фигуру с корявой палкой в руках, академика Петрова.
- А ну, подойди сюда, - он поманил меня пальцем. - Ну что, дезертир, опять влип. Распустил свой длинный язык, а теперь маешься в ожидании приговора.
- У меня не заладилось с лабораторными испытаниями.
- Знаю. Только идиоты не могут понять в чем дело, а здесь даже ежу ясно, что бы делать что-то необычное нужно много менять, технологии, производство, конструкцию.
- Нужно еще чтобы и люди поменялись.
- Хм... А вот этого не будет. Тебя уберут точно и поставят на твою должность партийного работника с большим стажем болтовни. Так что идея еще просуществует лет десять, пока не одумаются и не вернут тебя или не заблестит новая звезда, которая сможет решить все проблемы.
- Ну и черт с ним, пойду работать простым инженером.
- Ты придурок или прикидываешься? Теперь у тебя один путь, в каталажку.
Я в замешательстве гляжу на него.
- Ладно. Хочешь опять ко мне? - уже смягчается Петров.
- А как же каталажка?
- Там в ЦК есть одна умная башка, я с ней поговорю. Так что приходи завтра на Старую площадь к десяти.

Небольшой, лысенький человек, принял меня с Петровым в своем кабинете.
- Вот привел к вам, Дмитрий Семенович, человека о котором говорил. - Сказал академик.
- Здравствуйте, Александр Сергеевич, я много о вас слышал и теперь хорошо бы побеседовать с человеком, которого не удовлетворяет нынешняя власть.
- Неужели так далеко зашло?
- Да уж раздули все до небес. Что там у вас в Балашихе произошло?
- Просто замахнулись на гигантскую вещь, а сама техническая база и производство отстают. Вот и получился разрыв, а отсюда и все неполадки.
- Так все-таки можно сделать гигантскую пушку и посылать в космос грузы?
- Можно. Конечно можно.
- А как за рубежом?
- Пока отстали. Мы их опередили года на два. Они даже макетный образец еще не запустили.
- А мы?
- Мы... Мы сделали такую систему и уже испытали пол года тому назад в Балтийском море. Это была тема моей диссертации.
- И защитились?
- Нет. Ваши товарищи зарубили.
- Что значит, мои?
- Ну... местные партийные деятели...
- А ученые?
- А ученые тоже партийные, - вдруг сказал академик. - Что им старшие товарищи скажут, так они и проголосуют.
- Вы от этого обиделись на нашу власть?
- А я на нее не обижался. Я предлагал ее видоизменить, что бы нам всем жилось лучше.
- Да, пожалуй вам действительно не ужиться с нами. Вот здесь товарищ Петров предлагает сохранить вас во имя науки. Я тоже считаю, наши товарищи по партии перегнули палку, поэтому есть предложение. Мы вам дадим зарубежную командировку, пока поработайте там, а как только здесь страсти поутихнут, мы вас вызовем. Как ее... электромагнитную пушку надо доделать, это все же наше будущее.
- Так мне уже можно связываться с правительством Ирака? - спросил академик.
- Давайте, пусть готовят документы, а вам, молодой человек, на будущее, умейте сдерживать себя. Счастливого пути.

Мы стояли с Петровым в проходной и я спросил.
- Что в Ираке тоже пушку надо делать?
- Да, только не электромагнитную. Им космос сейчас совсем не нужен, врагов под боком много. Вот и готовы Иракцы вложить деньги.
- А как ваша пушка в Закарпатье? Сделали что-нибудь?
- Я как раз с вами хотел поговорить по этому делу. Сейчас у нас возникли некоторые финансовые и технические затруднения с изготовлением этой пушки и у правительства появился вариант, продать Ираку готовую документацию и уже изготовленные отдельные узлы.
- Это готовый ствол и пороховые камеры?
- Да.
- А с жидким порохом как?
- Тонна, еще вами заказанная, лежит на складах завода изготовителя. Надо только взять и перевезти на территорию заказчика.

Меня принял сам Адам Хусеин.
- Я очень рад присутствию на нашей земле, таких опытных специалистов как вы, - переводил мне равнодушный переводчик в военной форме. - У нас много врагов и после затяжной войны с Ираном, нужно строить новую оборону государства. Я хочу вас спросить, можем ли мы сделать орудие, спрятав его ближе к границам Ирана, а стрелять по Израилю...?
- Можем, можем и дальше.
- Это замечательно. Я сам буду контролировать стройку.
На этом аудиенция закончилась.

Надо отдать должное военным Ирака, они активно стали помогать в строительстве гигантской пушки. Стройка шла день и ночь, рыли землю, бетонировали котлованы, ставились поддерживающие стойки. Мощные самолеты "Антей" перевозили из Закарпатья стволы, детали и узлы орудия. Все пряталось под ангаром с раздвигающейся крышей.

В дверь постучали.
- Войдите.
На пороге стояла улыбающаяся Лидочка.
- Здравствуйте, Александр Сергеевич.
- Лида. Вот так встреча. Старик прислал?
Лицо Лидочки меняется.
- Нет старика. Умер академик Петров. Вызвал меня телеграммой последний раз. Поезжай, говорит в командировку, в Ирак, там надо Саше помочь. Целый день бегала оформляла документы, а вечером позвонили, его не стало.
- Целая эпоха ствольной артиллерии ушла с ним. Теперь серость может торжествовать...
- Ты о чем?
- Вечная память, хорошему человеку... Одно не пойму, почему выбрал тебя. Здесь на женщину смотрят не так, как у нас. Он же знал об этом.
- Наверно знал. Но моя задача, сделать здесь хранилище для жидкого пороха и отработать его систему подачи к пушке.
- Хранилище здесь, рядом с орудием?
- Конечно. Я понимаю твои сомнения и знаю, что при нападении авиации противника, могут быть большие неприятности и все может взлететь на воздух. Вот я для этого и здесь, предотвратить этот взрыв. Что бы хранилище рядом было и взрыва не было.
- Твори. В этом ты специалист.
- Спасибо, что разрешил. Лучше бы сводил голодную женщину поесть, а то она еще здесь местных порядков не знает.

Мы сидим в европейском кафе и уминаем какой-то салат.
- Ты газеты хоть читаешь? - спрашивает Лидочка.
- Некогда, да и здесь газеты в основном на арабском.
- Ты знаешь, что Брежнев умер?
- Мне военные говорили об этом.
- Ну и как?
- Что как?
- Как ты на это отреагировал?
- Никак. Работал и все тут.

Лида свое дело знает и по ее эскизам под нами возводят целый этаж.

Прошло пол года. Пушка собрана, в подвалах на мощных амортизаторах стоят цистерны для жидкого пороха, но его самого нет. Лида собирается в Союз, поторопить министерство энергетики, хотя бы переправить в Ирак одну тонну.
- Лида, необходимо заказать еще тонн 50. С Хусейном я уже договорился, он платит за все.
- С ума сойти, надо запускать целый завод.
- Надо. Подготовь документы и отправляйся на Старую Площадь, там я тебе дам адрес одного человека, который нам поможет во всем.
- Это же ЦК партии?
- Да.
- Хорошие у тебя связи.
- Это мне академик передал.

Лида уехала и через 15 дней мне пришла правительственная телеграмма с просьбой срочно вылететь в Москву.

Знакомый, лысенький человек открывал совещание.
- Вопрос один. У нас есть электронная бомба, необходим способ ее доставки. Предполагаемая цель Америка. Мы собрали вас, специалистов, что бы выслушать предложения по этому поводу. Каждый из вас был предупрежден, поэтому, я считаю, вы подготовились и прошу кратко выступить. Кто первый?
Поднялся седой мужик.
- Дмитрий Семенович, мы проработали эту задачу с баллистическими ракетами. Естественно, способ доставки сопряжен с трудностями. Во первых, ракету со старта сразу засекут, во-вторых сейчас и у нас и у них разработаны способы уничтожения ракет. С другой стороны, подводный флот может произвести запуск с близкого расстояния, но и в этом случае степень уничтожения ракет есть, хотя и... наименьшая. Все.
И тут поднимается академик Митин.
- Мы тут перед совещанием посоветовались с товарищем Гусевым и предлагаем электронную пушку. Трудно засечь полет снаряда, трудно отразить или перехватить его, время доставки полезного груза в пять раз быстрее ракеты. Поэтому любе начало войны противником будет невозможно из-за мгновенного взрыва над ними электронной бомбы, которая выведет всю связь страны. У товарища Гусева есть предложение по этому поводу.
Тут встаю я.
- Давайте на базе неудачной космической системы в Балашихе изготовим эту пушку. Я просчитал, те узлы которые мы забраковали достаточны для того, чтобы полезный груз взорвать над Калифорнией.
- А как же спутники шпионы? - спросил предыдущий перед Митиным оратор. - Они же ваш выстрел сразу засекут.
- Они нас не засекут. Академик Прохоров там сделал противоспутниковую лазерную пушку. Сначала травмируем спутник-шпион, а потом стреляем из электронной пушки.
- Пожалуй это самое лучшее предложение, - сказал генерал-полковник, сидящий недалеко от меня.
Я его узнал. Это был тот генерал, который присутствовал на первом выстреле опытного образца электронной пушки.
- Вы сами возьметесь за это? - спросил меня Дмитрий Семенович.
- Возьмусь, если не будут мешать. К сожалению, я уже имел одно правительственное задание и его сорвали люди совсем не компетентные в данном вопросе.
Стало тихо. Все присутствующие замерли.
- К сожалению, он прав, - заговорил охрипшим голосом старик с палкой, который сидел в самом торце стола. Это был академик Прохоров. Дайте ему все права и он вам сделает то, что вы хотите. А всю эту серую сволочь, что ошивается вокруг, гонит, не спрашивая разрешение райкомов.
- Я поговорю в ЦК об этом. Все, совещание закрыто.

Митин долго тряс мою руку.
- Я думаю, все разрешиться в вашу пользу.
- Дай бог, однако я не думаю, что у нас чего-либо перемениться.
- Я вам завидую. У вас есть то, что нет у меня. Смелости. Я буду вам помогать, молодой человек.
- Спасибо.

Лидка ждала в вестибюле.
- Ну как?
- Пока ничего не известно. Будем ждать.
- А если тебе дадут эту работу, кто возьмется за пушку Хусейна?
- Не знаю. Давай не торопить события. Гулять, так гулять. Пойдем, снимем стресс...

Через два дня мне принесли решение правительства о строительстве в Балашихе на базе забракованного космического орудия, новой электронной пушки, но самое интересное, меня назначили главным, но прав мне не дали, а выделяют уполномоченного ЦК, который и будет иметь эти права и будет решать на месте все мои пожелания.
Мне позвонили в номер.
- Мы не смогли бы встретиться...
- Кто это?
- Не узнаешь?
- Аркан...
- Да я. Спускайся в ресторан, я заказал столик.

Он еще больше растолстел, появились залысины, но наглый, самоуверенный взгляд остался.
- Здравствуй, Александр.
- Привет, Аркан.
Он поморщился.
- Все никак не успокоишься? По имени, отчеству не назовешь.
- Ты о чем?
- Ладно ершиться. Наш последний разговор, понимаю, обидел тебя. Поэтому я хочу попросить у тебя прощение. Давай пожмем друг другу руки и забудем все.
- Помниться в Казани, ты пришел так же извиняться, когда вспорол мне грудь финкой.
- Ну что ты все пакости на белый свет вытаскиваешь. Было и прошло, мы живем в другое время и мыслим теперь по другому.
- Я тебя знаю, Аркан, то что ты делаешь, просто так не бывает. Зачем ты позвал меня?
Аркан жует салат, запивает вином и тянет...
- Я теперь буду с тобой работать. Меня посылают уполномоченным ЦК в Балашиху.
Я опять ошеломлен. Похоже, в правящей верхушке сошли с ума.
- К тебе обращались из КГБ по поводу твоего прошлого? - спрашиваю я.
- Нет, да и зачем. Они меня берегут.
- Я пойду в ЦК просить что бы тебя убрали.
- Ну и глупо. У тебя нет аргументов против меня. Мы оба в прошлом преступники и завалив меня, завалишься сам.
- Хорошо, поедешь со мной в Балашиху, но не дай бог, сделаешь не по моему. Я как бывший преступник, там тебя и убью. Надеяться на кого-либо теперь бесполезно.

Мое первое требование к Аркану, убрать секрет парткома.
- Не могу, - заявляет Аркан,- он выбран народом, его коммунисты и могут снять.
- Значит не можешь и как это сделать, помыслить не хочешь?
- Пойми, есть устав партии...
Я хватаю это жирное тело и волоку к окну.
- Сейчас, сволочь, я тебя выкину... Я тебя предупреждал...
- Стой...,- визжит Аркан,- Что ты делаешь?... Не надо... Я его уберу...
Я освобождаю его у окна.
- Завтра, что бы его духа не было на предприятии. Если будет, я тебе устрою летальный исход.
Иду к двери и слышу в след.
- Псих...

На следующий день ко мне в кабинет входит секретарь парткома. Вид его веселый и он потирает от удовольствия руки.
- Здравствуйте дорогой, Александр Сергеевич. Жаль не удалось поработать с вами, вот переводят на другое место.
Меня осенило.
- Небось с повышением?
- Да, представляете, переводят третьим секретарем райкома.
- Поздравляю.

Пожалуй это был единственный случай, когда Аркан пытался взбрыкнуться. В основном, все мои требования выполнялись мгновенно. Я выкидывал бездарь и темных людей, получал необходимые материалы и средства. Еще раз прогнали на стендах разгонные узлы, просчитали наши возможности и я решил два кольца отключить, что бы уменьшить скорость разгона снаряда. Наконец, пушка из котлована поднялась и я доложил правительству, что все собрал в срок.
Меня опять вызвали в Москву.

Дмитрий Семенович сидел с военными и мое появление их сразу оживило.
- Тут у наших защитников родины, - начал Дмитрий Семенович, - появилась потребность испытать твою пушку. Правильно я говорю? - Он обратился к генералам.
Знакомый генерал-полковник сразу спросил.
- Мы можем из Балашихи сделать пробный выстрел в Тихий океан?
- Естественно.
- Если мы вам подгоним снаряд, через неделю вы сможете его испытать?
- Конечно. Мне и самому не терпится узнать точность выстрела.
- А как вы смотрите, - спросил седенький контр-адмирал. - запустить наше изделие в Калифорнию. Вы ведь раньше говорили, что рассчитаете свою пушку так, что бы как раз по центру штата и положить снаряд.
- Нет проблем. Другая вещь меня тревожит, не вспыхнет ли из-за этого международный конфликт.
- Конфликта не будет. Вы же говорите, что скорость снаряда такова, что не поймать его даже радарами.
- На начальной стадии- да.
- Ну а в конце, мы заявим, что это был метеорит. Если нас спросят конечно.
Я смотрю на Дмитрий Семеновича, а он молчит.
- Когда запускаем этот снаряд? - спрашиваю я.
- В начале Сентября.
- Мы готовы сделать этот выстрел.

Генералы уходят и мы остаемся с Дмитрий Семеновичем.
- Ну как наш уполномоченный? - спрашивает он про Аркана.
- Помог хорошо.
- Деловой мужик. Покойный Леонид Ильич был от него в восторге...
Я пожимаю плечами.
- Дмитрий Семенович, можно спросить?
- Спрашивай.
- А кто сейчас занимается пушкой Хусейна?
- Да никто. Она почти готова, только нет жидкого пороха. Нужно его отправить, вот мы и занимаемся сейчас этим. Хотим отправить морем. Для этого переделываем сухогруз, завариваем в нем емкости. Как зальем цистерны жидким порохом, сразу сверху завалим бревнами для конспирации и пусть потихонечку плывут. Когда они прибудут в Ирак, тебя сразу отпустим туда. А это будет через пол года.

Я иду по улицам Москвы и наслаждаюсь теплым днем. У пивной бочки стоит толпа мужиков. Один высокий, небритый парень, пьет пиво в стороне и все время оглядывается. Он привлекает мое внимание. Что-то знакомое мелькает в его лице. Я подхожу поближе.
- Привет.
Он в упор смотрит на меня и удивленно отвечает.
- Привет...
- Не узнал... Калоша...
Парень вздрагивает.
- Нет. Кто ты?
- Может Сашку-молотобойца не помнишь?
Лицо парня искривляется и глаза наливаются осмысленной яростью.
- Падла...
- Заткнись. Иди лучше за мной.
Через два дома "рюмочная". Я веду его туда, заказываю 4 рюмки водки и два бутерброда с килькой. Мы стоим за стойкой и я вижу Калоша отошел.
- Как ты тогда... выжил? - спрашиваю его.
- Так. Нас только трое тогда и выжило. Остальных всех, как скотов прирезали.
- А Валет?
- Убит был сразу.
- А что было потом?
- Лечили. Потом попался, посадили. Так и живу, то в тюрягу, то из нее.
- Фатиму видел?
- Видел. Спилась совсем. Родила двоих мальчиков неизвестно от кого и спилась.
Он залпом выпивает первую рюмку.
- А ты как? - теперь интересуется он.
- Никак. Работаю.
- И что, тебя не посадили?
- Нет.
- Это почему же?
- Аркана помнишь?
Калоша застывает над бутербродом.
- Значит жив, сволочь, а нам сказали, что убит.
- Жив, он-то теперь на высокой должности, под другой фамилией и все, даже милиция, охраняют его. Вот он и не дал меня посадить.
- Ты знаешь о том, что Казанская сходка вожаков районов приговорила его к смерти.
- Нет. За что?
- За эту резню, что он устроил.
- Да, но мы мстили за Фатиму.
Калоша начинает тихо смеяться.
- Да он эту Фатиму и навязал нам. Пришел и сказал: "Ребята, трахните Фатиму, цепляется за меня, как стерва. Отбиться от нее не могу. Я потом вас отблагодарю." Мы его тогда спросили, а Шариф с Сашкой-молотобойцем морду нам не набьют? Это я беру на себя, пообещал он. Потом, после того как мы ее..., нас выловил капитан милиции и сказал, что бы исчезли, иначе нас убьют. Мы не поверили и вот результат...
- Так чего же его не убили тогда?
- Нам сообщили, что он погиб, попал под поезд. Похороны даже были в Казани...
- А что сходка решила насчет Шарифа?
- Ничего. Шарифа, тогда сразу же поймали, но через неделю он бежал из изолятора. Убил охранника и ушел.
- Пей все.
Я придвинул свои, не тронутые рюмки.
- А где Шариф, ты знаешь? - неуверенно задал вопрос Калоша.
- Знаю. Он с Арканом под вымышленными фамилиями, здесь живут в Москве.
- И какие у них стали фамилии?
- Одного Васильев, а другого Шарапов. Оба живут в одном доме на Оружейной улице.
- Вот, гады. Одолжи сотенку. Я напьюсь сегодня.
Я брезгливо отсчитал деньги.
- Выпей, за мятежную душу Валета и тех, кто погиб невинно.
Калоша взял деньги и выскочил из рюмочной.

Это первый выстрел из пушки. Опять много посторонних лиц. Прилетел Дмитрий Семенович и Аркан
- Ну как мондражируешь? - спросил меня Дмитрий Семенович.
- Есть немножко.
- Зато мы опять первые. Я просил по своим каналам узнать, как там американцы. Ты прав, они еще только делают макет.
Привезли болванку, и зарядили пушку. Я стою в пультовой и жду сигнала от систем обнаружения, что они готовы. Вот пришли все позывные и я командую.
- Внимание. Огонь. Пли!
Нажимаю две кнопки. Тихо скрипнул ствол, дернулся и замер и тут же завыли конденсаторы. Болванка ушла, черт знает куда. Теперь сидим у микрофонов и ждем сообщение от наблюдателей.
- Есть всплеск, моряки засекли, - радостно разнеслось по коридорам. - Точность попадания почти на отлично.
Теперь все поздравляют меня и тут Аркан говорит Дмитрий Семеновичу.
- Наверно, все же, Александр Сергеевич, заслужил свою кандидатскую. Я тогда, на Балтике, не очень созрел, а теперь считаю, что необходимо ему ее дать.
- Так займись этим.
- Слушаюсь...

Идет усиленная подготовка к запуску полезного груза на Калифорнию. Все как можно засекретили, ограничили допуск знающих об этом людей.
Я иду по Неглинной и тут рядом останавливается черная "волга". Два здоровых амбала выходят из нее и задерживают меня.
- Вы Гусев?
- Да.
- Пройдемте с нами.
Они вежливо пропихивают меня в машину.

В кабинете сидит генерал и полковник. С трудом, но все же я узнал генерала, это он допрашивал меня тогда по поводу Аркана, Шарифа и Казанских страстей, но тогда он был подполковником. Другого полковника я ни разу не видел.
- Узнали? Здорово я изменился? - спрашивает меня генерал.
- Узнал. Все мы изменились.
- Я следил за вами все время и, честно говоря, вы мне очень нравитесь.
- Я не девушка, что бы нравиться мужчинам, но на вашу любезность отвечу честно, ваше ведомство никогда не любил.
Полковник криво улыбается, генерал откинулся на спинку кресла.
- Вы деловой человек и мы ценим это качество. Наверняка, у вас в голове тысячи вопросов, почему, например, вас сегодня взяли на Лубянку. Вы еще не нашли ответ на эту задачу?
- Нет.
- А я думал, сразу додумаетесь...
- Нет.
- Убиты ваши дружки Васильев, по кличке Аркан и Шариф Шарапов.
- Не может быть?
Я действительно изумлен. Полковник опять улыбается, а генерал смотрит по сталински, чуть прищурив глаза.
- Так действительно ничего и не знаете?
- Нет.
- А уголовник по кличке Калоша, вам разве не знаком?
- Знаком. Мы с ним тогда, в Казани, все время мерились силами.
- Вы с ним не встречались последнее время?
- Случайно встретился в Москве, перед первым выстрелом из супер пушки в океан.
Генерал качает в знак согласия головой и тут выступает полковник.
- Так о чем вы с Калошей говорили?
- О прошлом и настоящем.
- Конечно об Аркане и Шарифе тоже?
- Естественно.
- И вы ему рассказали о том, что Аркан и Шариф живут под чужими именами?
- Рассказал.
Генерал и полковник переглядываются.
- Да, наделали вы дел... Мы сначала думали, что вы замешаны, но теперь..., сами понимаем, что за большими делами, просто не замечали надвигающейся катастрофы, - вдруг смягчается полковник.
- Так что со мной будет?
- Посидите там в коридоре.

Прошло два час. Меня опять вызывают в кабинет. Теперь там только генерал.
- Александр Сергеевич, мы вас пока выпустим. Сейчас, честно говоря, не до вас. Мы только что получили известие, что умер Андропов. Придет новый генеральный, пусть он решает все эти вопросы. А пока, до свидания.

Жизнь идет, несмотря на смерть правителя. Мы опять на Балашихе. В пультовой я, Дмитрий Семенович и обслуживающий персонал. Готовиться выстрел из супер пушки электронной бомбы.
- Все готово, Александр Сергеевич?
- Сейчас, космонавты выскочат в поле видимости Америки и начнем...
- Жалко погиб Васильев, он бы порадовался над вашими достижениями.
Я настораживаюсь, что еще в голове храниться у него.
- Вы не знаете как он погиб?
- Знаю. Шарапов пришел к Васильеву в гости, тут и пришли эти гости... Жена Васильева открыла дверь и ворвалось двое человек. Ее по голове, а мужиков расстреляли в упор. Убийц поймали, жена опознала их.
Для приличия помолчали немного.
- Время подошло, начинаем, - говорю я. - Внимание. Приготовиться лазерной пушке.
Сейчас не наше время, сейчас стреляет по спутнику- шпиону знаменитая пушка академика Прохорова. Через десять секунд после ее выстрела стреляем мы.

Пультовая дрогнула и тут же раздался второй толчок. Казалось две пушки выстрелили одновременно. Завыли два здания, набитых конденсаторами. Вся ТЭЦ, стоящая недалеко, накачивала энергией опустошенные емкости. Теперь мы ждем событий.
С Дмитрий Сергеевичем, мы переезжаем в наше КБ и заходим в кабинет.
- Так что же все-таки будет со мной потом? - спрашиваю я.
- Сейчас за тебя идет борьба в ЦК. Черненко очень хочет замять дело с Васильевым и Шараповым. Этого хотят все. Никто не хочет, что бы история с матерыми уголовниками, почти пролезшими в ЦК, где-либо всплыла, но тебе надо исчезнуть, либо в скрытых тюрьмах КГБ, либо за рубежом.
- Я бы предпочел последнее.
- Я бы тоже. Ничего нет вечного и когда-нибудь для нашей страны все-таки будет нужна космическая электронная супер пушка. Поэтому, хочу сохранить тебя.
- Почему же вы в пультовой посочувствовали Васильеву?
- Это все же был уникальный человек, как Жуков во время войны, так и он в мирное время ломил, крушил, восстанавливал, но все поручения партии выполнял с блеском.
- Даже по людской крови?
- Даже так. Я хочу, чтобы ты завтра уехал в Ирак и ни под каким видом не появлялся в Союзе. Мы тебя когда-нибудь позовем.

Электронная бомба потрясла Америку. Никто из жителей Калифорнии ничего не понял. Полностью отключилась связь, телевидение, радиостанции, радиолокационные станции. Эфир был полон воя. Через четыре часа все восстановилось, но все ошарашены, даже мы. Полный и потрясающий успех.
А я уезжаю в Ирак и, по всей видимости, навечно.

В Басру приплыл сухогруз с жидким порохом и с удивлением я увидел на нем, сопровождавшую груз, Лидочку.
- Александр Сергеевич, как я рада увидеть вас, - подлетела она ко мне.
Я обнял ее и мы поцеловались.
- Лидка, как я по тебе соскучился.
- Правда?
- Правда. Кончай шататься по белу свету, выходи за меня за муж.
- А ты уже кончил шататься?
- Кончил.

ЭПИЛОГ

Черненко скончался, заступил на пост правителя, Горбачев. Его тоже оттеснили, образовалась Россия и новый президент Ельцин. А электронная пушка, так никому и не оказалась нужной. Меня пригласили работать по этой тематике в Калифорнийский университет и я, посоветовавшись с Лидой, решил уехать туда.

Мир трясется от ненужных воин.
Вышло так, что Хусейн устроил войну со всем миром, захватив Кувейт и только тогда все узнали о супер пушке, которая обстреляла Израиль и принесла ему неисчислимые беды.

© Copyright Evgeny Kukarkin 1994 -
Постоянная ссылка на этот документ:

[Главная] [Творчество] [Наши гости] [Издателям] [От автора] [Архив] [Ссылки] [Дизайн]

Тексты, рисунки, статьи и другие материалы с этих страниц не могут быть использованы без согласия авторов сайта. Ознакомьтесь с правилами растространения.

Евгений Кукаркин © 1994 - .
Официальный сайт:  http:/www.kukarkin.ru/
Дизайн: Кирилл Кукаркин © 1994 - .
Последнее обновление:
Официальные странички писателя доступны с 1996 г.