Copyright © Evgeny Kukarkin 1994 -
E-mail: jek_k@hotmail.com
URL: http://www.kukarkin.ru/
Постоянная ссылка на этот документ:


Написано в 1997 г. Приключения.

Жемчужина моей коллекции

ВТОРНИК, 13 АВГУСТА

Станок завывает от напряжения. Струйка нержавейки ползет из-под резца и тут же синеет от изменения температуры. Рядом возник Дубок, невзрачный мужичонка в рваном и грязном комбинезоне, вечно не просыхающий алкаш.
- Васька, мы сперли бидон клея 88.
- Ну и что?
- Перегнать надо.
- Да вы что, пить эту дрянь? В лабораториях полно спирта, поклянчи у них.
- Уже не дают, сволочи.
Дубку лаборанты давно не доверяют и, видно получив инструкцию у начальства, отказывают ему во всем.
- Ладно, я вам помогу, но пить эту гадость не буду.
Дубок от радости потирает руки.
- Куда тащить?
- Тащи к радиальной сверлилке и возьми в инструменталке самое длинное сверло диаметром от 20 до 40 миллиметров.
- Хорошо.
Дубок помчался в другую часть цеха. Я доделываю деталь, отгребаю стружку и, выключив станок, иду на сверловочный участок. Там почти пусто. Только один, старый пенсионер, дядя Федя, старательно работает, режет на малом сверлильном станке в угольниках резьбу. Увидев меня, он укоризненно покачал головой. Недалеко от него, Дубок, прихватив такого же, как и он, алкаша Кардана, затаскивают бидон на станину большого радиального станка.
- Вот сверло, - Дубок кивает на ящик.
Мы зажимаем на "столе" бидон деревянными планками. Я насаживаю сверло и завожу "стрелу" над горловиной бидона, потом опускаю его почти полностью в коричневую липкую массу. Включаю маленькие обороты и сверло медленно начинает вращаться.
- Все, ждите четыре часа.
- И от куда ты все знаешь? - с восхищением спрашивает Кардан.
- Так он высшее образование имеет, - говорит за меня Дубок. - Техноложку кончил, а потом его за что то турнули из цеха.
Не за что то, а за гибель аппаратчика. Я даже не был виноват, виноваты были технологи. По их шпаргалке, при подкислении среды, в реакторе поднялось давление и, вырвавшейся крышкой, угодило человеку в лицо. Комиссия решила, что сменный инженер должен отвечать за свою смену, а не технологи и все помои вылили на меня и на начальника цеха. Хорошо еще на суде не нашли за мной вины, но уже в цех, как инженеру дорогу перекрыли.
Я опять за своим станком. Дубок примчался через два часа.
- Вася, там на сверле такая блямба, не надо ли ее снять?

На сверле действительно намотана большая коричневая "кукла", я с трудом ее протащил через горловину бидона и отвел "стрелу" в сторону.
- Дубок, возьми железку и соскреби все на газету.
Он с трудом счищает липкую массу полоской железа и я опять загоняю сверло в бидон.
- Все, жди еще два часа.
Через два часа, опять вытаскиваем сверло и даем отстояться жидкости. Сливаем всплывший растворитель в таз и процеживаем через ситцевую ветошь. Мутноватая жидкость с коричневым отливом, воняет спиртом и черт знает, какими растворителями. Чтобы ее еще раз очистить, наливаю немного воды и добавляю соли. Жидкость принимает цвет молока. Теперь, опять через ситцевую ветошь. Первый, не выдерживает Кардан. Он наливает пол стакана этой гадости и вливает себе в рот.
- Ох, ты... мать...
Кардан ошалело мотает головой.
- Ну как? - не терпится Дубку.
- Порядок. Градусов шестьдесят. Воняет немножко...
- Дай попробовать.
Дубок тоже выпивает пол стакана и тут же начинает размахивать руками.
- Ну, инженер, ну молодчина. Попробуй.
- Нет, только не это.
Я ухожу убирать рабочее место. Вскоре цеховые ребята, как по неведомому сигналу, начали потихоньку исчезать от своих станков и на сверлильном участке закипела хмельная жизнь.

У меня дома тишина. После аварии в цехе, жена объявила, что я неудачник и тут же удрала к своим родителям. Я подозреваю, что у нее был любовник, он то ее и подтолкнул к этому шагу. Мне на нее не приходиться обижаться, жили мы скверно, она устраивала бесконечные скандалы из-за каждого пустяка, тем более, детей мы не имели.
В дверь позвонили.
- Васька, это я, Толян.
Толя мой сосед. Громадный, могучий мужик, с вечно красным лицом. Впускаю его в квартиру и тот сразу идет на кухню.
- Ирка, стерва, опять ныть начала.
Толя бесцеремонно достает из шкафчика кружку и, налив в нее из под крана воды, с жадностью все выпивает.
- Опять выпил?
- Вот и я ей объясняю, что на моей работе не пить не возможно.
Толя работает обыкновенным работягой-копателем на старом кладбище. Своей жене он все время объясняет, что специфика его работы не позволяет ему там находиться трезвому, но на нее почему то, этот аргумент не действует.
- Брось дурить, у тебя же бывают светлые дни.
- Это когда, мы никого не хороним, когда не подносят.
Толино кладбище давно "закрыто", но родственников умерших, не смотря ни на что, все же подхоранивают там ежедневно.
- Что у тебя новенького?
- Сегодня генерала хоронили. Народу жуть. Родственники не одели на его мундир колодки, так при всех орденах и зарыли. Это, они говорят, последнее пожелание покойного.
- И что ты предлагаешь?
Хотя, теперь я знаю, что он мне предложит.
- Пошли сегодня в ночь.
Я понимаю почему он спешит. Кроме орденов, ему хочется стащить и мундир, который так же прилично оценивается перекупщиками. Понятно, что мундир в дальнейшем может подпортиться и от влаги, и от гниения, поэтому необходимо его сдирать с покойника в этот же день.
- Пошли. Тогда мне надо поспать. Приходи вечерком.
Не подумайте, что я какой-нибудь гробокопатель. Просто отец, после своей смерти оставил мне огромную коллекцию орденов и медалей, а так же привил страсть к их собирательству. Толя знает об этом, знает и о том, что я из своих заначек выделю ему часть деньжат, за каждую ценную информацию, где можно достать экспонаты для коллекции и за помощь, оказываемую в этой работе.

СРЕДА, 14 АВГУСТА

На небе ни облачка и луна предательски четко освещает песчаный холм, забросанный цветами, венками и лежащую сверху бетонную плиту, с вмурованной в нее, мраморной доской. При этом свете, золотистые буквы еще можно прочитать: "Генерал-полковник Орлов Генрих Михайлович. 14 Марта 1907г.- 20 Июня 19...г."
Я и Толя одеты в полу брезентовые костюмы и сапоги. Наши головы прикрыты пластмассовыми касками. Толя сразу же обхватывает бетонную плиту и, вытащив ее, аккуратно прислоняет к ближайшей оградке. Мы оттаскиваем в сторону цветы, венки и начинаем копать, стараясь не очень шуметь. Через пол часа глухой стук лопаты о крышку гроба, обозначил, что мы достигли цели. Теперь торопливо очищаем кумачовую крышку и Толя мне шепчет на ухо.
- Там в сумке фомка, брось ее мне.
Я выполз на верх, достал фомку и протянул сверху ему. Толя натягивает респиратор и делает мне знак, чтобы я сделал то же самое. Противный скрип вытаскиваемых гвоздей, пронесся по кладбищу. Мы замерли. Вроде никого. Еще раз скрипнули гвозди и крышка встала колом. Толя, раздвинув ноги, завис над открытым гробом. В нос ударил противный запах мертвечины. Расплывшееся лицо мужчины с седыми волосами, подпирал тугой воротничок рубашки. Толя сорвал покрывала и я ахнул. В узких полосках света, заиграл огоньками настоящий иконостас из орденов и медалей. Их было столько, что не оставалось свободного места на кителе. Толя уже работал, расстегнув все пуговицы на кителе и штанах, он перевернул одеревеневшее тело на живот, и вытряхивал его из одежды, сначала приподняв правый бок, потом левый.
- На, возьми, - шипит голос из могилы.
Я протянул руку вцепился в материю и звон медалей ударил по ушам.
- Да тише ты.
Теперь медленно вытаскиваю китель и, скатав его, запихиваю в Толину сумку. Вскоре, туда же попали и скомканные генеральские брюки. Толя по прежнему копается над гробом и... вскоре черные туфли вылетают чуть ли мне не в лоб. Теперь крышка опускается и Толя выпрыгивает на верх.
- Ну все..., - сипит голос из-под маски.
- Ты так думаешь? - раздался чей то голос.
Мы так и подпрыгнули от неожиданности на месте. При свете луны, недалеко от нас стояло три человека. Два молодых лица хорошо высвечиваются луной, третий - прикрыт шляпой. Толя схватил лопату.
- Поосторожней, - продолжил тот же голос под шляпой. - Лучше отдайте нам, что достали.
- А это не хочешь?
Фига в грязной перчатке, ткнулась ему навстречу.
- Сделаем их, ребята, - раздался командный голос.
Двое из них были с лопатами, только тот, который говорил с нами, был с кинжалом. Длинное блестящее лезвие уставилось на нас. На меня шел один из пришельцев, держа острие лопаты перед собой. Остальные двое, двигались на громадную Толину фигуру, уловив в нем самого опасного противника. Я перехватил свою лопату ближе к железу и первый удар противника принял на ручку. Раздался треск ломающегося дерева. Теперь у меня два обломка. Я запускаю в мужика ручку и тот отбивает ее лопатой. Теперь замахиваюсь на него железом и тот приподнимает лопату, ловя мое движение. Взмах, его рука дергается и тут я метнул обломок. Загнутое железо боком ударяет его в грудь и мужик пошатнулся, потеряв равновесие. Теперь бросаюсь под его взметнувшиеся руки, всей массой тела, прямо в грудь и мы падаем... Вернее он падает спиной на острие соседней оградки, а я только обдираю об нее руку.. Лопата валится из его рук и он, как то странно дергается, насажанный на острые колья.
- Сволочь, что ты сделал? - хрипит он.
Звенят удары железа о железо, это Толя отчаянно отбивается от двоих. Я подхватываю лопату мужика и иду к нему на помощь. Один из нападавших, стоит спиной и не видит меня, слишком увлекшись стремлением проткнуть кинжалом Толину шкуру. Я засаживаю ему по шляпе, что есть силы, лопатой. Тело надламывается и падает на землю. Последний парень, увидев нас теперь двоих, бросился бежать, лавируя между оградками и могильными плитами.
- У тебя все в порядке? - выдыхаю через маску.
Он еще не может отдышаться, сдирает с лица респиратор и с передыхом говорит.
- Костюм, гад, порезал.
Теперь я тоже сдираю маску с лица и перевожу дух.
- А у меня ЧП. Кажется тот..., который на меня первый напал, издыхает.
- Туда ему и дорога.
Толя приходит в себя и начинает активно действовать. Прежде всего, он сдергивает парня с кольев оградки и тащит его к разрытой могиле. Тот еще хрипит, но Толя не обращает на это внимание и скидывает его вниз. Теперь он идет к другому, главарю, но тот уже очухался, он стоит и качается. Потом, как пьяный разворачивается и, шатаясь, от могилы к могиле, уходит от нас.
- Не надо, пусть уходит, - сдерживаю я Толин порыв догнать его.
На земле блестит лезвие кинжала. Я нагибаюсь и поднимаю его. Это прекрасное оружие было изготовлено для высшего офицерского звена гитлеровской Германии. На конце ручки паук-свастика. Меня дергает за рукав Толя.
- Пошли, уберем все.
Прячу кинжал за ремень и мы идем засыпать могилу. Мне кажется, что на крышке гроба стонет раненный парень, издавая хлюпающий звук, но лопаты дружно гребут и гребут песок. Наконец, мы выровняли холмик. Толя приволок плиту и установил ее на прежнее место. Цветы и венки так же аккуратно укладываем вокруг холмика.
- Уходим, - командует Толя.
Он забирает сумку и мы торопливо идем к большой ограде кладбища.

У меня на квартире Толя вытаскивает из сумки мундир и мы морщимся от противного тошнотворного запаха.
- Его еще надо проветрить, - ворчит Толя. - Сколько мне дашь за ордена?
- Две сотни и бутылка водки.
- Идет, - сразу он соглашается, - только водку сейчас.
Я достаю из серванта бутылку "столичной" и передаю ему. Толя сразу оживает, бежит на кухню и звенит там стаканами. Я начинаю отвинчивать и отстегивать ордена и медали от кителя. Здесь есть весьма значительные вещи, английский орден Баньи, ордена Александра Невского, Суворова, Героя Советского Союза и еще много других боевых наград. С двумя стаканами появляется Толя.
- Давай тяпнем по случаю удачной операции.
Мы выпиваем и, дождавшись, пока я сниму последнюю медаль, Толя запихивает китель в сумку.
- Зачем ты взял его туфли? - спрашиваю я.
- Это тоже деньги. Я пошел отсыпаться. До завтра.
Он уходит, а я открываю все окна, чтобы проветрить комнату. На часах, стрелка показывает - пять. Еще полтора часа сна.

Зам начальника цеха вызвал меня к себе в кабинетик, перед началом работы.
- Ну ты даешь, Василий. Что ты вчера натворил в цехе? Зачем споил работяг?
Кто это там такой доброхот, который сообщил обо мне. Не дядя Федя случайно?
- Я до конца смены делал фасонные болты под реакторы.
- А с... с клеем.
- С каким клеем?
- Ребята сперли бидон со склада, потом отцедили спирт и вылакали его.
- Меня там не было.
Зам начальника в возмущении разводит руками.
- Это я знаю. Ты посмотри, что ты с ними сделал?
Он подводит меня к окну в цех. Большинство рабочих не работало, некоторые держались за голову, некоторые шатались без толку.
- Почему, я?
- Они же все больные, - шумит зам начальника, не замечая моего вопроса.
- Им надо опохмелиться.
- Пошел ты..., - взрывается теперь он.
Иду на рабочее место и вижу у своего станка Дубка.
- Денисыч, опохмелиться надо...
- Опохмеляйся.
- Мы достали две канистры грязного спирта. Помоги очистить.
- Откуда?
- Реакторы промывали. Понимаешь, стопроцентная крепость, но вонище жуткое и цвет красный.
- Еще бы...
Я сам, когда был инженером, приказывал промывать латексные и каучуковые реакторы. Знаю какая там пакость. Положение у меня дурное. Если работяги будут напиваться всякой гадости помрут скоро, их даже не отговоришь, вон такая у них жажда. Надо хоть как то сохранить им жизнь.
- Надо электрическую плитку, кастрюлю, таз большой, таз маленький и самое основное, регулируемый, электроконтактный ртутный термометр на 100 градусов Цельсия, с рэлюхой.
Дубок отчаянно чешет затылок.
- Сделаем, Денисыч, сейчас я подключу всех. У меня знакомый препаратор в лаборатории, Мишаня, он поможет достать этот градусник.
Вскоре он появляется с Карданом, на которого вообще жалко смотреть. Руки трясутся, сам сизый.
- Все достали, Денисыч. Вот градусник.
Он в руке бережно держит контактный термометр.
- Тогда пойдем в укромное место.
- Я знаю, где, - оживает Кардан. - На сварочном участке. Пошли туда.
Мы забираемся в пустую кабинку сварщика. Я помещаю большой таз на верстак, на центре таза размещаю болванку и ставлю на нее плитку с кастрюлей и наконец, закрепляю штангами перевернутый, маленький таз, прямо над кастрюлей. Термометр вталкиваю в кастрюлю, и устанавливаю на 60 градусов.
- Все готово. Хорошо что крылья тазика больше кастрюли. Где спирт?
- Вот.
Кардан вытаскивает из-под шкафа с электродами канистру. Я заливаю ее содержимое в кастрюлю и включаю плитку. Спирт начинает испаряться прямо в дно маленького таза, потом пользуясь его выгнутыми стенками, капли падают в большой таз.
- Ну вот и все. Накапает в таз, разливайте по стаканам. Только одна просьба, периодически охлаждайте этот маленький, верхний тазик сжатым воздухом.
- Сделаем, Денисыч.
Я прошел опять на свое рабочее место и включил станок. Через час работы в цехе начало пованивать спиртом. Я оглянулся. Мужиков опять не было на рабочих места. Ко мне подходит слесарь Быков, от него разит спиртом на версту.
- Спасибо, Вася, уважил. Такую машину придумал. Вот что значит инженер, голова.
- Спирт то, хороший?
- Обалденный. Там ребята из других цехов пришли, весь агрегат срисовывают. Ну, ты голова.
Кое-кто пришел на рабочие места и запустил станок, кто то вообще ушел из цеха, но некоторые перепились и заснули в раздевалке. В конце смены ко мне пришел зам начальника цеха.
- Денисыч, ты сволочь, порядочная.
Я заметил, что он тоже пьян.
- Что такое?
- Ребята мне все рассказали и показали твой агрегат. Ты извини, что утром давил на тебя. У самого башка трещала. Только плохо, что не пьешь с нами...
- Пью, но только водку.
- А хитрый. Нам дерьмо, а сам пшено.
- Тогда не пей.
Он икнул и замотал головой.
- Пил и буду пить.
Потом зашагал в свой кабинет.

Я сижу перед Савелием Андреевичем. Это крупнейший нумизмат города. Он разглядывает через лупу часть орденов и медалей, утащенных нами из могилы.
- Они в приличном состоянии, ни одной подделки. Интересно чьи они? - с восхищением говорит нумизмат.
Савелий Андреевич лезет на книжную полку, достает небольшую книжку и, раскрыв ее, начинает искать номера.
- Так, так. Это... генерал Орлов Т. М. Но позвольте, он только что недавно умер?
- Мне принес вчера один тип и продал их.
- Везунчик вы, Василий Денисович. У вас такие связи, где... что..., вы всегда первый. Но я забираю у вас все. Слушайте, Василий Денисович, а почему бы вам не продать мне знак великого магистра тамплиеров? Его из под моего носа, лет десять тому назад, купил ваш отец. Обещаю, заплачу очень хорошо. Я даже считаю, что и к орденам этот знак относить не стоит.
- Не могу, Савелий Андреевич, это память о моем отце.
- Что же, дело ваше. Это все?
Он кивает на ордена и медали на столе.
- Нет.
Я вытаскиваю из сумки кинжал с немецкой свастикой.
- Ого. Хорошая вещичка. Очень хороша. Но я не могу ее у вас взять.
- Почему?
- Видите ли, Василий Денисович, ко мне сегодня утром приходил очень нехороший человек, к сожалению он тоже коллекционирует уникальные вещи. Этот человек просил меня, что бы я помог ему отыскать воришку, который утащил у него превосходный немецкий кинжал со свастикой, вот именно такой. Обещал очень бешенные деньги..., если я укажу на человека, который обратиться ко мне именно с такой вещичкой. Он был даже уверен, что кинжал принесут с какими то орденами...
- Что же, я очень сожалею...
- Да вы не беспокойтесь. Я еще никого не закладывал. В моей профессии слишком много клиентов, имена которых даже господу богу раскрывать нельзя. Здесь и музейные работники, милиционеры, бандиты, и грабители. Так что не беспокойтесь, но и не вздумайте кому-нибудь еще показать кинжал. Двадцать тысяч за все ордена и медали, вас устроит?
- Двадцать пять.
- Бог с вами. Из уважения к вам и к вашему отцу, я согласен.

ЧЕТВЕРГ, 15 АВГУСТА

Цех работает как проклятый, наверстывая план. Все работяги сегодня смирные, даже Дубок и Кардан не отходят от своих станков. Ко мне подходит симпатичная, светловолосая девушка с голубыми глазами в белом халате. Мне кажется, я ее где то видел.
- Василий Денисович, можно с вами поговорить? - она старается перекричать шум станка.
Я выключаю двигатель.
- Я вас слушаю.
- Я из бюро комсомола нашего предприятия, Лена Прохорова.
Теперь я вспоминаю, что эта красивая кукла часто сидела в президиумах наших собраний.
- Очень приятно.
- Мы хотим вас пригласить на бюро, сегодня вечером.
- Это зачем же?
Она мнется.
- По вопросу о... Во общем по поводу пьянки в цехе, последние два дня.
- Слушайте, Лена Прохорова, вы такая симпатичная девушка. У вас красивая грудь, прелестная попка, лицо греческой красавицы и на кой черт вам, с такими данными, лезть и разбираться в этом дерьме.
Девушка вспыхивает до корней волос.
- Давайте лучше используем вечер, как положено молодым нормальным людям, - продолжаю я, - сходим вечером в кафе, на танцы, поделимся сокровенными мыслями.
- Я с вами серьезно, а вы...
- И я серьезно. После случая в цехе, где я был инженером, ваше бюро и вы в том числе, голосовали за исключение меня из организации, помните?
Она кивает головой.
- Неужели в вашей головке не мелькнула мысль, что я могу быть не виноватым?
- Нет, не мелькнуло.
- Тогда она и сейчас не мелькнет. Я не пойду на ваше дурацкое бюро. Там одни только бездушные попки, которые дальше бредовых мыслей секретаря, не способны мыслить.
Девушка смотрит на меня синими от гнева глазами.
- Вас уволят...
- Жаль, что вы не сходите со мной ни в кафе, ни в театр. Мы с вами были бы отличной парой... До свидания, Лена Прохорова. Мне надо работать.
Я включил станок. Лена не уходит и стоит за моей спиной.
- Вы точно не придете? - старается перекричать шум станка она.
- У меня сегодня вечером много дел. Не приду.

У проходной светлая "волга". Облокотившись на нее, стоит пожилой мужчина в белом костюме.
- Василий Денисович, можно вас...
Я подхожу ближе.
- Здравствуйте. Вы кто?
- Я работаю здесь же, где и вы. Начальник 16 отдела Поливанов Константин Ильич. Вы не против со мной проехаться на машине? Я подвезу вас до Театральной площади.
Откуда он знает, где я живу? Я осматриваю машину. В ней пусто.
- Поехали.
Забираюсь в машину рядом с водителем. Мы выезжаем на улицу Ногина.
- Вы мне хотите что то сказать?
- Я пригласил вас поговорить... о вашей коллекции...
С удивлением смотрю на него.
- От куда вы знаете, что она у меня есть?
- В нашем мире коллекционеров, мы должны знать о своих конкурентах все. Я знавал вашего отца, мало того, это он мне продал несколько орденов адмирала Бутягина.

Мне ли не знать эту историю. Ордена адмирала доставал я, вместе с Толей. Это была первая моя вылазка на кладбище. Отец благословил меня на этот "подвиг".

Эта история началась шесть лет тому назад, когда еще был жив мой отец. Однажды он позвал меня к себе.
- Вася, хочу с тобой посоветоваться. При Николае Втором был известный адмирал Бутягин, личность не ординарная, любимец женщин, бездарный командующий Балтийским флотом, но необычно компанейский человек. Его слабостью было собирать ордена. Где бы он не был, в какое бы он государство не приезжал, адмирал мог охмурить любого вельможу, любого императора или царя и всегда получить от него орден. Был в Японии и там получил орден Священного Солнца, орден, который не часто вручают иностранцу, в Турции сумел отхватить орден Льва, на Мальте, Мальтийский орден, я не говорю об Испании, Италии, Франции, Англии и других мелких странах, но везде его награждали. На царских приемах, для того чтобы одевать все свои ордена на кителе, он его удлинил и даже это нарушение, царь простил. Перед самой войной, в 1913 году, Бутягин умер и его похоронили на немецком кладбище. В 1914 году, когда начались антигерманские выступления, возмущенные петербуржцы разбили некоторые памятники и плиты на могилах. Адмиралу тоже не повезло. Плиту сковырнули и замостили ей мостовую, а его могилу затоптали.
Недавно ко мне пришел один хороший человек и предложил купить у него книгу захоронений Немецкого кладбища 1912 - 1916 годов, где я нашел номер и координаты могилы.
- Ты хочешь вскрыть могилу адмирала?
- Хочу. Из истории известно, что раньше крупных вельмож хоронили при полном параде и Бутягин должен быть со всеми орденами.
- Но сохранились ли они?
- Может кое что и попорчено, но все зависит от того, как сохранилось тело. На немецком кладбище хоронили добротно. Сначала каменный ящик, потом постамент и памятник. Я тебя познакомлю с одним парнем, он наш сосед, работает на кладбище, все порядки знает, знаком почти со всеми работниками этих заведений города. Он и поможет тебе раскопать адмирала.
Так меня папа познакомил с Толей.

На адмирала мы пошли в дождливую погоду. Перед этим Толя, по рекомендации отца, провел осмотр местности и сказал, что рассчитал где могила.
Дождь устроил целые запруды и я очень обрадовался, когда с дорожки мы поднялись в верх, на бесчисленные постаменты и кресты. Фонарики вырывали блестящие гранитные камни и фигуры надгробий.
- Здесь, - ухнул голос из под плаща Толи.
Свет фонаря уперся в бедную могилку с дешевеньким железным крестом. Я осветил надпись.
"Семенова Мария Ивановна. 1905 - 1942 год".
- Здесь же могила?
- Копаем ее, под ней похоронен адмирал.
- Они же наверно повредили его.
- Это блокадница. Их глубоко не хоронили, сил не было. Только пол метра, а может быть и метр земли наверно и есть, адмирал лежит под ней, ниже.
Мы оттаскиваем раковинку, раскачиваем крест и относим его на соседнюю плиту, какой то графини Бенкендорф. Лопаты вонзились в землю. Через полчаса действительно наткнулись на скелет, женщину похоронили без гроба. Толя не стал церемонится и вонзил лопату в цепочку костей. Вместе с землей они полетели наверх. Еще пол часа и глухой стук, оповестил, что мы наткнулись на гранитную плиту.
- Вот черт, - ругается Толя, - как же нам ее сдвинуть? За такое время, она наверно приварилась. Ты очищай поверхность, а я в сторожку, может там лом найду.
Фонарик с Толей ушел темноту, другой подвешенный на куст освещает мне полу засыпанную плиту. Я соскребаю с нее грунт и слабая выбитая надпись сообщает:
"Адмирал Бутягин. Изг. Петербург. Камнерезная мастерская Шиянова А.П."
Дождь без конца подмывает стенки ямы и я так же выматываюсь на выбросе этой жижи наверх. Наконец засветил второй фонарик.
- Вася, вылезай.
Толя подает мне руку и вытягивает меня наверх.
- Я тут принес веревки. Ты мне сначала подашь лом, а потом край плиты сдвинем, зацепим веревкой и тащи ее, по моей команде.
Он спрыгивает вниз, я подаю ему лом. Глухо стучит железо о пустоту камня. Там не очень то развернешься, что бы подцепить стальным прутом тяжеленную крышку. Что то заскрипело. Молодец, сумел сдвинуть...
- Веревку, веревку давай.
Я кидаю веревку. Толя склонился и мне не видно, что он там делает.
- Тяни.
Легко сказать, у меня нет столько сил. Я только натянул веревку. Ко мне вылезает Толя. Он забросил конец веревки за памятник графини и мы, упершись в него ногами, подналегли...
Видно плита поднялась и мы чуть не свалились в грязь. Я подбежал к яме и заглянул вниз. Плита косо стояла ребром, под ней лежала мумия, накрытая сгнившим белым саваном, а под ним выглядывала эмаль и позолота плохо видимых орденов.
- Мать твою, - воскликнул Толя. - Я первый.
Он спрыгивает вниз и стал обдирать остатки известного истории адмирала. Первым он мне подает кортик в ножнах, с перевитой ручкой и тонкой золотой ниткой в местах стыка канавок. Потом пошли ордена, выдранные с кусками темной материи. Я только успевал запихивать их в сумку. Толя стал пригоршнями подавать мне пуговицы, остатки эполет, вышитых золотой ниткой. Наконец в моих руках очутился палаш. Даже при свете фонаря было видно, что это изумительная работа.
- Все.
Веревки вылетели из могилы и я помог Толе выбраться.
- Закапываем.
- А плиту?
- Черт с ней с плитой. Засыпай.
Мы начали сталкивать в яму землю с костями неизвестной блокадницы Семеновой. В самую последнюю очередь, поставили раковину, засыпали ее остатками грунта и вбили крест.
На мне не было сухого места, несмотря на то что одет был в прорезиненный плащ.

Отец все восхищался орденами и подпорченные тщательно реставрировал. А потом объявил мне, что нашел заказчика и продаст ему часть выкопанного клада. Куда то ушел палаш, кортик, пуговицы, эполеты, только четыре ордена задержались в нашей коллекции.

- Так что же вы хотите от меня, Константин Ильич
- Продайте мне орден Победы. Я куплю его. У меня самого много орденов и медалей полно, а вот этого нет. Заплачу прилично. Тысяч, восемьсот пятьдесят, хотите?
Ого, знает цену.
- Я не могу, это память об отце.
- Хорошо. Если ты продашь мне орден Победы, я расскажу, кто виноват в гибели твоего отца.
Я чуть не подпрыгнул.

Я помню этот день, почти пять лет назад. После института прихожу домой и, открыв дверь, не узнаю квартиру. Кругом разбросана одежда, раскиданы бумаги, разломаны полки и плитки пола. Все шкафчики открыты и содержимое их, вывернуто наизнанку.
- Отец...
Тишина, никого нет. Провода телефона перерезаны. Куда делся отец?
Пришлось позвонить в соседнюю квартиру. Ира, Толина жена, открыла сразу.
- Вася, ты? А Толи нет, он на работе.
- Я знаю. Ира мне надо позвонить в милицию, у нас побывали воры.
- Ой. То я слышала в вашей квартире какой то шум. Потом ваш папа...
- Отец?
- Да, ваш папа, очень ругался на лестнице. Вот телефон, Вася.
Я вызвал милицию. Они приехали минут через двадцать. Милиционеры сразу рассыпались по комнатам, а капитан, зажав меня на кухне, стал задавать вопросы.
- У вас что-нибудь пропало?
- Не знаю.
- Так зачем же вы нас вызывали?
- У меня побывали в доме посторонние люди, посмотрите что они сделали.
Капитан глядит на меня как на идиота.
- Как же вы можете говорит, что вас обокрали, когда ничего не пропало? Посмотрите еще раз, все ли на месте.
Я обхожу комнаты, но не могу сразу определить, что пропало.
- Вроде все на месте.
- Тогда, извините.
Он собрал свою команду и они убрались.

Судя по обыску, произведенным неизвестными лицами, это была очередная попытка грабежа. Искали нашу коллекцию. Но где же отец?

Отца нашли на следующий день. По версии милиции, отец попал в автомобильную катастрофу. На перекрестке его машина столкнулась с грузовиком. Я приехал в морг на опознание и не узнал его опухшего, в кровоподтеках, лица. Только родимое пятно у виска, подсказало, что это он.
- Узнаете? - спросил гражданский, стоящий недалеко от меня.
- С трудом. Это вроде он, мой отец.
- Распишитесь вот здесь.
Я расписываюсь и гражданский тут же уходит. Медленно плетусь к выходу.
- Эй, - рядом стоит неряшливый парень с сумасшедшими глазами, - закурить есть?
- Нет, я не курю.
- Подкинь тогда на малышку...
- Что это?
- На водчонку. Это там твой старик лежит? Я видел ты стоял рядом с ним.
- Мой отец.
- Тогда тебе стоит раскошелиться.
Я даю ему пятерку.
- Уважил. Я здесь работаю, мою, одеваю мертвяков. А твоего старика пытали. На его теле следы от утюга...
- Врешь...
- Я говорю тебе, я здесь работаю и поэтому все знаю. Ни в какой аварии он не был. Просто замучили, сердце не выдержало.
- Можешь показать?
- Дашь еще на полбанки, покажу.
- Дам, даже на две.
Теперь протягиваю ему десятку.
- Пошли.
Он подводит опять меня к телу отца и откидывает сбоку простынь. На груди ровный матовый след подошвы утюга. Теперь я замечаю распухшие, совершенно синие от кровоподтеков, нелепо торчащие пальцы.
- А это что?
- Пальцы были сломаны и вывернуты на изнанку, мне пришлось их вправлять.
- Когда его привезли?
- Вчера вечером. Ты парень, давай, уходи быстрей. Врач придет, мне попадет.
- Кто же это его?
- Иди, иди.

- Если вы мне сообщите все полностью и подробно, Константин Ильич, то я действительно продам вам орден Победы.
- А вы вообще знали, что вашего отца убили?
- Знал.
- Хорошо. Я расскажу вам одну историю. Когда ваш отец продал мне палаш и кортик адмирала Бутягина, я сумел заинтересовать этими вещами одного человека. Он сразу вцепился в оружие и пытался узнать, как оно попало ко мне. Обычно мы все, коллекционеры, сохраняем в тайне своих клиентов, поставщиков антиквариата, но... своих конкурентов мы знаем и нескрываем этого. Тем более у нас есть свой клуб, где всегда можно сделать обмен или выгодную сделку. Кстати, почему вы там не бываете, Василь Денисович?
- Некогда.
- А жаль. Так вот, человек, который заинтересовался оружием, заинтересовался вашим отцом. Он, через меня, предложил ему продать орден подвязки, да не тот, каким в дальнейшем награждали государи Англии своих подданных, а именно первый, врученный королем Генрихом Четвертым своему любимцу, графу Глостеру.
- Откуда вы знаете об этом?
- Отец ваш не скрывал, что имеет этот орден. На этом ордене несколько драгоценных камней и ее стоимость может быть оценена 100 тысяч долларов, но это только по моим предположениям. Может она стоит и больше.
- Отец же отказал ему?
- Да.
- И тогда, этот гад, приказал своим подручным вытащить эту вещь силой?
- Все правильно.
- Кто этот человек? Я согласен на сделку...
- Второй секретарь обкома партии Мельников Сергей Павлович, а выполнял его задание собственный шофер, он же охранник, по кличке Сорняк.

Орден подвязки мы покупали вместе. Полковник милиции, Сергей Иванович, был старым другом отца. Однажды он пригласил его в свое управление. Отец решил взять меня с собой, чтобы, как он говорил, не терять прежних связей. Полковник принял нас в своем кабинете.
- Ну ты, Василий, и вырос. Смотри, какой уже громила. Чем ты его кормишь, Денис?
- Манкой.
- А моих манкой или чем другим, корми не корми, все тощая порода. Любка вышла замуж, даже не знаю как. Когда на свадьбе муж ее обнимал, кости трещали, до чего худая грымза.
- Этот в мать.
- Понятно. Тоже обучаешь коллекционированию?
- Он должен принять все наследство.
- Правильно делаешь. Денис, я пригласил тебя как эксперта. У нас такая история. Поездом Берлин - Чита, с пересадкой в Шанхай, ехал господин Китава, подданный Гонконга. В Москве кто то подсел к нему в купе и через километров пятьдесят, проводник обнаружил господина Китаву мертвым. Чемоданы вывернуты, а неизвестный исчез.
- Убили?
- Кинжалом. Мы также все перебрали, багаж, одежду и вот в поясном карманчике у мертвеца обнаружили вот эту вещь.
Тут то полковник и выложил на стол орден подвязки. Мой отец как увидел, так и онемел.
- Знаешь, что это?
- Пусть скажет он, - сипит от волнения отец, кивая на меня.
- Это английский орден подвязки, - говорю я.
- Какова его ценность? - спрашивает полковник у меня.
- Трудно сказать. Сейчас много подделок. Похоже это тоже.
- Почему так думаешь?
- В обычных орденах нет таких больших камней.
- Ишь ты как. Мой эксперт тоже так предполагал, - говорит полковник, - одно его смущало, подлинность камней. Но все же мы думаем, что цель убийства не этот орден. При господине были кой-какие документы, так некоторые из них исчезли.
- Продай мне орден, - говорит отец, - все равно в архив положишь, а в моей коллекции польза будет, я все собираю.
Полковник колеблется.
- Надо бы приобщить его к делу...
- А ты не приобщай.
- Ладно, что ради старой дружбы не сделаешь. Сколько дашь?
- Тысяч пять.
- Бери.
Отец передает деньги и, быстро схватив орден, запихивает его в карман.

Дома отец сразу достает каталоги.
- Смотри, Василий.
Я смотрю на картинку и отец, чуть не заикаясь от волнения, зачитывает под ней текст, переводя с английского на русский.
- Первый орден подвязки, врученный королем Генрихом Четвертым своему фавориту графу Глостеру. На нем три больших брильянта и золотая наколка. Находился в музее в Бирменгенсткого дворца и похищен неизвестными в 1978 году. Ты понимаешь, что мы достали. Потом короли стали жадными и уже награждали своих подданных не алмазными камнями. Этому ордену цены нет.
- Я тоже обратил внимание на странные камни. На наших орденах подвязки в коллекции этого нет.

- Где же теперь гражданин Мельников и этот... типчик Сорняк?
- Мельников умер, а Сорняк, сейчас является крупнейшим владельцем коллекции оружия и орденов и теперь звать его уважительно, Сергей Филиппович...
- Объясните мне еще, Константин Ильич, зачем вы мне продали Сорняка? Здесь ведь не только орден Победы, а что то еще...
- Последнее время он мне много мешает.
- Вы хотите убрать его моими руками?
- Если вы это сделаете, я вам буду благодарен и даже, за орден Победы предложу Неаполитанский орден Орла. Это очень уникальный орден, в России он только у меня и это весьма равноценная сделка. Если вы в курсе дела, всего в мире 11 орденов Орла. Два года назад его хозяином стал я.
- И не жаль расставаться?
- Жаль. Но слишком много тянется за ним...
Я понимаю о чем он говорит. За всеми уникальными орденами тянется кровавый след. Теперь я знаю, что моего отца тоже убили из-за ордена подвязки.
- Значит Сорняк за орден Орла...
- Все правильно. А мои сведения за орден Победы.
Наверно Сорняк пристает к Константину Ильичу очень серьезно, раз тот решил пожертвовать самой дорогой для него вещью.
- Я проверю, что вы мне сказали и если все так, через неделю мы делаем сделку.
- Пойдет. Я заодно позабочусь, что бы вас в течении недели не выперли с работы.
- Неужели к этому идет?
- Перед дирекцией стоит вопрос, с формулировкой: "спаивание коллектива". Вы уже приехали. До свидания, Василий Денисович.

Толя сидит передо мной и канючит.
- Ну пойдем Вася, сегодня. Вещь то необычная. Кладбище в восемь закрывается, мы после закрытия, за два часа успеем.
- Там же не ордена, мне не интересно.
- Да ты понимаешь, какая там ценность. В руки девушки, 20 лет, положили старинную библию в металлическом переплете с драгоценными камнями.
- Подделка все это. Не могут нормальные люди положить уникальные вещи с покойниками.
- Богом клянусь, не подделка. Вспомни, генералу Орлову накололи все ордена.
- От куда у тебя такие сведения?
- Сегодня у нас хоронили. Два часа тому назад. Я участвовал.
- До чего не хочется.
- Вася, все будет в порядке. Я даже согласен меньше взять, а если подделка, то рубля с тебя не возьму.
- Хорошо. Пошли.
- Ну тогда я побег готовиться.

Мы на моей машине подъезжаем к кладбищу. Толя ведет меня не через главные ворота, а через дыру. Еще не совсем темно и я озадаченно оглядываюсь в шумящую от птиц листву деревьев.
- Сюда.
Между двух могил насыпан холмик песка с цветами. Чудный деревянный крест чуть скошен на бок. Блестящая табличка содержит витиеватую надпись: "Сонечка Воробьева. 18 лет". Толя одним рывком его откидывает в сторону.
- Вася, скинь цветы.
Я собираю цветы и оттаскиваю в проход. Мы начинаем копать и очень скоро достигаем крышки гроба. Толя крутится на крышке, щупает на нем защелки и, вдруг, одним рывком, отдирает крышку. Тело покрыто саваном и усыпано живыми цветами, но к моему удивлению, лицо свободно. Оно красиво, прямо потрясает удивительной женской красотой и густые каштановые волосы рассыпаны по бокам. Действительно, под саваном в руках девушки большая библия, корочки сделаны из темного металла, с выбитыми рисунками святых, по всей обложке раскиданы камни разного окраса.
- Уходим, - командует Толя.
- Стой.
Я не могу оторваться от красивого лица. Мне кажется, что в правой глазнице светится капелька слезы. Я не верю своим глазам и спрыгиваю на борта гроба. Обычной вони мертвечины нет. Провожу по щеке пальцем и белый след от ногтя затягивается чуть матовой краской кожи. Что за черт, да она жива.
- Толя, она жива.
- Хрен с ней, давай быстрей засыплем и все.
Странно, в морге ее должны были изрезать и охладить. Поднимаю ее руку, она вялая, холодная, но совсем не одеревеневшая. Вот, сволочи. Я вытягиваю ее тело из ящика гроба.
- Что ты делаешь? Брось ее, - шипит Толя.
- Она живая.
- Не может этого быть. Вася, не сходи с ума...
Но я выбрасываю легкое тело из могилы и вылезаю сам. Толя смотрит на меня как на зачумленного.
- Засыпай могилу, я понесу ее в машину.
- Мать твою, - рычит Толя и остервенело начинает закидывает землей могилу, даже не прикрыв гроб как следует крышкой.

Я протискиваюсь со своей ношей в ограду, добегаю до машины и запихиваю тело девушки на переднее сидение. Длинная шея вытянулась и голова откинулась назад, рассыпав везде чудные волосы. Щупаю у нее пульс и не могу его найти. Включаю двигатель и открываю печку. Тепло медленно набирается в кабину. Я растираю ей руки и ноги.
Приходит Толя. Он закидывает на пол машины лопаты, сумку и садиться сзади.
- Что мы теперь с ней будем делать? - кивает он на девушку.
- Ее надо привести в себя. Как она там не задохлась. Столько времени без свежего воздуха.
- Немного, почти пять часов. Цветов было много..., если действительно жива, то они ее спасли. Ох и намаемся мы с ней. Поехали.

Толя помогает мне занести девушку в квартиру. Он зашвыривает библию на стол и расстроенный уходит в свою квартиру. Дома я сразу же наливаю ванну почти горячей воды и, раздев девушку, запихиваю ее в воду. Два часа вымачиваю и потом, перенеся на кровать, растираю полотенцем. Красивое тело приобрело розовую окраску. Закидываю ее одеялами и иду на кухню. Где-то у меня там завалялся куриный кубик.
Бульон получился не очень удачный, я бухнул много воды. Эту бурду я принес в стакане к кровати и, присев рядом с девушкой, пальцами раскрыл ей рот, потом начал по капельке вливать бульон. Мне показалась, что она сделала глоток, еще несколько капель - опять глоток. Значит жива. Щупаю руку. Она теплая и теперь еле-еле прощупывается пульс.

ПЯТНИЦА, 16 АВГУСТА

Утром я встаю рано. Подтащил к кровати табуретку. Поставил на нее стакан воды, пол стакана бульона и, одевшись, пошел к Толе. Сонная Ира открыла дверь.
- Ирочка, ты не посмотришь за моей сестрой.
- Сестрой?
У Иры от изумления глаза чуть не вылезли на лоб. Сзади нее в трусах стоит Толя и ухмыляется.
- Почти ночью приехала и тут же свалилась без памяти. Заболела простудой видно. Ты присмотри за ней. Вот ключи.
- Хорошо, Вася. Может врача вызвать?
- Не надо. Она сейчас спит, потом решим, что надо делать.

На работе меня сразу же вызывают к начальнику цеха.
- Василий Денисович, вот приказ. Вас за организацию пьянки в нашем цехе лишили премии за квартал.
- Вы хотите, что бы я его подписал?
- Дело твое. Можешь подписывать, а можешь сунуть в одно место.
- Тогда зачем эта филькина грамота?
- Ты кому то на хвост наступил. Комсомол к тому же против тебя прет.
- А...
Я собирался уходить.
- Постой. Разбери свою установку, что ты соорудил в сварочной. Что бы через час ее не было.
- Хорошо.

Иду к Дубку. Он на своем рабочем месте у станка и тупо смотрит на чертеж, от моего удара по плечу подскакивает.
- Денисыч...
- Слушай, сволочь, зачем ты меня так разрекламировал, теперь мне грозит увольнение.
- Денисыч, я ничего...
- Если ты сейчас не разберешь установку, я ее разнесу на мелкие части.
- Сделаем, сейчас сделаем.
Дубок поспешно бросил чертеж и заковылял вдоль токарного участка. Через пол часа в цех въехала электрокара, куда рабочие бережно уложили установку и увезли...
К концу рабочего дня Дубок и часть рабочих были опять пьяны. Дубок шатаясь пришел ко мне.
- Денисыч, выпить хочешь?
- Откуда набрались?
- Так мы...это... установку в вальцовочный цех... А там какую то синюю гадость попробовали гнать... У меня на стакан есть...
В его руке бутылка мутноватой жидкости.
- Ну нет. Спасибо за угощение.

В квартире хозяйничает Ирка.
- Ну и грязи у тебя...
- Как она?
- А никак, спит все. Я ее пыталась растолкать, так без толку.
- Я здесь пожрать купил...
- Ты не беспокойся. Я вам тут суп сделала, гречу сварила, даже молока достала.
- Спасибо, Ирочка. Ты иди домой, Толька придет голодный и злой...
- Да уж это точно и еще пьяный.
Ирка ушла. Я подогрел бульоны и как в тот раз, разжал девушке рот, по каплям начал заливать жидкость в глотку. Слава богу, глотает. Ресницы начали необычный танец. Длинные волосики затрепетали и стали подергиваться. Верхнее веко поплыло наверх, раскрывая глубину черных татарских глаз. Они уставились на меня. Я вытащил изо рта пальцы.
- Ты меня видишь?
Веки дернулись.
- А слышишь?
И тут губы раздвинулись и слабый голос выдохнул: "Да".
- Тебя звать, Соня?
Она не ответила. Ее глаза оторвались от меня и начали изучать углы комнаты.
- Где я?
- У меня в квартире.
- А где мама?
- У себя дома.
- А Сережа?
- Наверно у себя тоже.
Эти вопросы совсем ее обессилели и по ее подергиванию глаз, я понял, что она опять заснет.
- Э... Нет. Сначала выпей. Поешь хоть немного.
Я бесцеремонно хватаю ее за плечи, чуть приподнимаю и облокотив на себя, подношу стакан с бульоном к губам. Она пьет машинально, почти засыпая. Потом сменяю стакан на баночку виноградного сока, только что купленного в магазине, и почти вливаю в нее все содержимое. Последний вялый глоток и она опять спит. Теперь пульс прощупывается. Укладываю ее на подушки и иду на кухню, надо подкрепиться самому.

СУББОТА, 17 АВГУСТА

Сегодня суббота. На работу идти не надо. Я встаю с дивана и иду в спальную комнату, подхожу к кровати. Большие черные глаза Сони смотрят на меня.
- Давно проснулась?
- Мне хочется в туалет.
- Это мы запросто.
Я беру ее в охапку и вместе с одеялом несу в туалет. Там прислонив к бачку, спрашиваю.
- Усидишь?
- Усижу.
Тогда выхожу и жду у двери. Через три минуты голос.
- Унеси меня от сюда.
Я подхватываю ее и несу опять на кровать. Там, приподняв подушки, помещаю в полу сидячее положение. На куне разогреваю завтрак и несу поднос в комнату.
- Тебя как звать? - спрашивает она.
- Василий. Сейчас немного поешь, тебе надо восстанавливать силы.
- А что со мной было? Почему я здесь?
Что же ей сказать?
- Ты заболела... Твоя мама и родственники подумали...
Я споткнулся и мучительно искал умную фразу, что бы сразу не ошарашить Соню.
- Со мной произошло что то ужасное?
- И да, и нет. Ты заболела..., во общем заснула и все посчитали, что ты умерла...
- Умерла???
- Да, умерла.
- Что же было потом?
- Ничего. Что может быть хорошего в этом случае. Тебя похоронили.
Ужас искривил ее милое личико. Я испугался. Только бы не тронулась умом.
- Ты меня откопал?
У нее что, стальные нервы. Я считал, что идеальные нервы только у Толи, а тут еще у этой женщины... есть.
- Да. Давай поедим. Я тебе здесь сделал кашку.
Теперь надо заткнуть ей рот. Беру ложечку и подношу к ее губам.
- Я сама.
Ее рука медленно поднимается и перехватывает ложку. Я смотрю, как она делает первый глоток и успокаиваюсь. Будет есть. Подношу тарелку поближе. Соня машинально съедает все. Теперь стакан чая. Все в порядке. Бесцеремонно вытираю ей рот уголком простыни. Она с изумлением глядит на меня.

Я занимаюсь своим делом, разбираю каталоги, ища Неаполитанский орден Орла.
- Включи телевизор, - раздается голос с кровати.
Иду к бельевому шкафу. Достаю свою футболку, рубашку и трусы, потом подхожу к Соне. Сажаю ее, скидываю одеяла и простыни, оголив полностью, одеваю одежду. Она не произнесла ни слова, только расширив глаза, сверлила меня ошеломленным взглядом. Закутываю ее одеялом и переношу на диван, там поудобней разместив на подушки, подключаю первую программу телевиденья. И опять у каталогов, где же здесь орден Орла?
Я его нашел и ахнул. На картинке, на золотом фоне восьмигранной лучевой звезды, эмалевый орел сидел под короной. Мелкие алмазные камешки создавали правильный круг, в центре которого сидел орел, самый большой камень блистал в короне. Игра стоит свеч, этого подонка надо убрать. А орден Победы... В стране еще много таких орденов и когда-нибудь я его обязательно приобрету.

Классическую операцию, как украсть орден Победы, разработал мой отец. По нашим дурацким законам, алмазные ордена после смерти владельца сдаются в Гохран. Буквально на следующий день, после похорон известного маршала, мы с отцом явились к вдове. Я был одет милиционером и держал для фасона кожаный портфель со специальным устройством для опечатывания. Отец наклеил усы, натянул парик и в блюдечках очках, предъявил жене маршала документ, что он работник Гохрана.
- Что вам надо? - спросила безутешная вдова.
- Я принес постановление правительства, о передаче ордена Победы вашего мужа в Гохран.
Тут отец вытащил где то перепечатанное постановление.
- Леша, Леша, - завыла вдова, - здесь пришли за орденом.
Из соседней комнаты в пижаме вышел холеный молодой человек. Он небрежно взглянул на постановление.
- Ну если надо, так и отдай.
- Господи, за что же нам такие несчастья, - завыла женщина.
- Вы извините, я сейчас.
Молодой человек ушел в комнаты и вскоре явился с коробочкой ордена и лентой. Отец не торопясь взял, открыл коробочку, посмотрел номер.
- Да, он. Вот распишитесь на квитанциях, что сдали орден под таким номером.
- Мама, распишись ты, - просит молодой человек.
Вдова расписывается.
- Один экземпляр квитанции вам, другой в дело. Сержант, - обращается отец ко мне, - примите ценности.
Он передает мне коробочку с лентой. Я запихиваю все в портфель. Потом вдавливаю две нитки в пластилин и, вытащив из кармана печать, выдавливаю на пластилиновой поверхности герб Советского Союза.
- Вы уж извините нас, - говорит отец. - Сами понимаете...
- Ничего, ничего, - говорит Леша, провожая нас до двери.

- Мне хочется есть, - раздается с дивана.
- Сейчас поедим.
Складываю каталоги и иду на кухню. Хорошо хоть Инка все приготовила и не надо ничего делать. Я подогреваю кастрюли, раскидываю на столе тарелки.
- Ты сидеть можешь? - кричу через коридор.
- Наверно могу.
Возвращаюсь в комнату, подбираю с дивана еще вялое тело и тащу на кухню. Там усаживаю на стул и подвигаю к столу. Она ест аккуратно, не торопясь.
- Ты всегда такой?
- Какой?
- Молчаливый.
- Тебе скучно?
- Мне хочется услышать человеческий голос.
- Ты только что слышала его по телевизору.
Она опять миниатюрно пережевывает пищу.
- Значит я спала неделю?
- Не знаю, может и неделю. В институте Бехтерева есть человек, который спит несколько лет.
- Я хочу видеть маму.
Наверно у ее матери будет шок, когда она увидит дочь, а потом, как дочь объяснит матери, почему она жива и кто ее вытащил из могилы? Милиция копать начнет и нам с Толей будет крышка.
- Через день ты на нее можешь взглянуть.
- Разве ты не отвезешь меня к ней совсем?
- Нет.
- Почему?
- Здесь две причины. Первая, как твоя мать вторично переживет шок и неизвестно, что из этого получится. Вторая, как я объясню милиции, почему выкопал тебя из земли.
Она пьет молоко и руки ее чуть дрожат.
- Ты сказал, что я могу взглянуть на нее. Объясни мне, как ты это представляешь?
- Через два дня, девять дней после твоей...., во общем, мы приедем на кладбище и ты увидишь маму и всех родственников у своей могилы.
Молоко расплескалось у нее в руках.
- Отнеси меня на диван.
Я опять отношу ее в комнату.

Соня спит на диване. Теперь надо продумать, как расправиться с Сорняком.

Когда она проснулась, я только что вернулся из магазина.
- Ты куда ходил?
- На улицу. Хлеб купил.
Я занялся уборкой квартиры и только приблизился к дивану, как Соня спросила.
- Можно мне тебе задать вопрос?
- Пожалуйста.
- Я все думаю, почему ты выкопал меня? Ты знал, что я живая?
- Нет, не знал. Я даже сначала не хотел ехать на кладбище, но мой друг уговорил. Сказал, что видел как хоронят молодую девушку, а в руках у нее необыкновенная старая библия. Эта библия тебя и спасла.
- Где она?
Я достаю из полки железное чудо с камнями, кладу ей на колени. Она даже не раскрывает ее, а гладит руками. Слезы пробегают по щеке. Мне надо ее отвлечь.
- А кто такой Сережа?
- Сережа? Это мой парень. Мама все хотела, что бы я вышла замуж за него.
- Ты его любила?
- Не знаю. Так нравился, что то в нем хорошее есть. Может быть и люблю.
- Отец есть?
- Да, но папа с нами не живет. У него другая семья.
- Ты училась?
- В университете, окончила второй курс, - она сделала паузу. - Скажи, а почему ты один живешь?
- Отец с матерью умерли, а женщина, которую я любил, ушла к другому.
- Вася, а ты кем работаешь?
- Токарем.
- Токарем? Не вериться.
- Почему?
- У тебя столько книг и потом я видела, как ты с ними работаешь.
- Значит есть токаря с отклонением. Сейчас пойдем мыться.
- Не хочу.
- Что значит, не хочу?
Я стягиваю с нее одеяло и начинаю ее раздевать. Сил сопротивляться у Сони нет, но она визжит и ругается.
- Насильник..., бандит..., гробокопатель...
Взваливаю ее голое тело на руки и несу в ванну. Там сполоснув как следует, приношу обратно в комнату на кровать. Она уже не кричит, даже когда растираю полотенцем, закрыла глаза и сжала губы. Натягиваю на нее свою рубашку.
- Когда поднаберусь сил, - вдруг сказала она, - я тебе глаза выцарапаю.
- Замечательно. А если ты еще будешь ругаться, отшлепаю по одному месту.

ВОСКРЕСЕНИЕ, 18 АВГУСТА

В воскресение Соня пыталась встать. Слабые ноги подкашивались.
- Чего смотришь? Помоги мне дойти до туалета.
Я опять беру в охапку и несу туда. После завтрака она долго дулась, потом не выдержала.
- Дай что-нибудь почитать.
- Что ты хочешь?
- Все равно.
Я даю ей книгу Томаса Манна о Генрихе Четвертом.

Меня увлекает история некоторых великих исторических личностей. Не с точки зрения знаний, а с точки зрения наживы. Я интересуюсь, где они захоронены, разорены ли могилы, хоронили при параде или нет, что за награды они заработали в своей жизни? Вот и сейчас изучаю знаменитого палача времен Анны Иоановны, его превосходительство генерала Ушакова, "великого инквизитора", начальника тайной канцелярии. С ним еще начинал заниматься мой отец, но трагические обстоятельства не позволили ему закончить это дело. Похоронен генерал в Александро-Невской Лавре. Из воспоминаний статс секретаря Леонтьева, служившего у графа Кайзерлинга, сохранилась интересная запись.
"... С приходом к власти Елизаветы, ненависть дворян и их челяди обратилась против прислужников Бирона. Даже их могилы топтали, а каменные плиты разбивали и разбрасывали во все стороны. Особенно пострадали: генерал Ушаков, генерал Собинов, дворяне -прислужники Зубовы, а также много немцев. Только через год разрешили родственникам восстановить памятники, но могильными плитами прикрыли предполагаемые места, так как уже трудно было установить места настоящих захоронений. Да и кладбище уже разрослось, а старых планов не сохранилось..."
Ушаков, весьма интересная личность. Много наград, много подлости и зверств против своих соплеменников. Прошлым летом я облазил всю Лавру, нашел плиту генерала, поднял кладбищенские архивы и... только мог предположить, что тело его лежит где то рядом, может быть в полутора метрах от плиты, почти вплотную с могилой графа Свиридова. Ушаков, по свидетельству его современников, похоронен при полном параде, имеет много наград - немецких и российских орденов. Его гроб помещен в узком каменном подземном склепе на двоих, но второго гроба нет, так как ни один из родственников не захотел быть похоронен с ненавистным в России генералом, да и могилу тогда уже не могли найти.
В этом году я хотел все таки добраться до Ушакова.

- Ты что изучаешь? - спрашивает Соня.
- Читаю про дворян времен Анны Иоановны.
- Ого. Расскажи мне чего-нибудь.
- Хорошо. Слушай... У фаворита императрицы, Бирона, был верный слуга из русских дворян, генерал Ушаков... Это не тот знаменитый флотоводец адмирал Федор Федорович, а начальник пыточных камер и страшных застенков...
Я рассказываю ей три часа о том времени, о пытках, убийствах и заслугах начальника тайной канцелярии. Когда кончил говорить, она спросила.
- Это все ты нашел сам?
- Сам.
- Зачем мне врешь, что ты токарь?
- Действительно, я работаю в цехе токарем.
Соня не верит, но стала относиться ко мне более уважительно. Вечером уже не ругалась, а дала себя спокойно вымыть и легла спать.

ПОНЕДЕЛЬНИК, 19 АВГУСТА

Я ухожу на работу. Соня проснулась и следит за мной.
- К тебе придет соседка Ира, - говорю я ей, - покормит тебя, поможет во всем. Я тебя перетащу на диван. Чтобы не скучала, подвину телевизор и дам книги.
- Принеси книги про Ушакова, того, о ком говорил вчера.
- Хорошо. Я Ире сказал, что ты моя сестра, пожалуйста, не рассказывай ей, как ты мне досталась. Просто, приехала к брату и почувствовала себя плохо.
Она кивает головой.

Начало недели. Рабочие как не доспаны. Пришел трясущийся Кардан.
- Денисыч, душа горит...
- Я то причем здесь.
- Мы там нашли какую то банку с жидкостью. Посмотри, можно к ней приложиться.
- Где твоя банка?
- Я сейчас.
Через пять минут он приносит полиэтиленовую канистрочку, я выплескиваю часть пойла в стакан и рассматриваю эту жидкость на свет. Пахнет как спирт, чуть отдает сивухой.
- Вода есть?
- Сейчас принесу. У тебя есть еще стакан?
Кардан услужливо бежит в туалет за водой. Смешиваю жидкости и вижу, что мутной взвеси нет. Это наверняка метиловый. Этиловый с сивушными маслами сразу белеет как молоко.
- Кардан, это метиловый спирт. Яд. Его пить нельзя.
- Да что ты говоришь? Ребята пробовали, говорят нормальный спирт.
- Кто пробовал?
- Да, Дубок, но он немного, только на язык.
- Пусть твой Дубок, сейчас выпьет два литра воды, иначе ему будет плохо.
- Иду.
Кардан подхватил канистрочку и побежал в темные закоулки цеха, где собирались пьянчужки.
- Да вылей всю эту гадость, пока какой-нибудь идиот все таки не выпил, - кричу ему вслед.

В конце дня захожу к начальнику цеха.
- Мне нужно взять завтра день за свой счет...
- Что так?
- Девять дней надо справить, одной родственницы.
- Чего то я не помню, чтобы ты на похороны не ходил?
- Тогда забыли пригласить, а сейчас спохватились.
- Хорошо, иди. Скажи табельщице, что я разрешил.
В кабинет врывается дядя Федя.
- Начальник, беда, там четверо помирают.
Мы бежим на сварочный участок, там уже полно народа. Четверо мужиков нелепо скорчились на полу, пятый, схватившись за глаза, сидит и стонет в углу.
- Скорую вызвали? - орет начальник.
- Уже едут.
Я обращаю внимание на знакомую полиэтиленовую канистрочку. Эх, Кардан, Кардан, что ты наделал? Кстати, а где он сам? В одной из скорчившихся жалких фигурок, вижу его. Значит мне не поверил.

Соня уже выглядит веселее.
- Знаешь, я уже могу переставлять ноги.
- Давно пора.
- Ты бесчувственный...
- Наоборот. Я понимаю, как тебе неприятно, когда тебя таскают в туалет, теперь это будешь делать сама.
Она сжимает губы от негодования.
- Я прочла кое что про Ушакова. Почему ты им заинтересовался?
- Не могу тебе сказать...
- А я с удовольствием проглотила книгу о дворе Анны Иоановны.
- Я тоже. Ты не забыла, завтра мы едем на кладбище.
Соня сжалась на диване.
- Не забыла.
Она затихает.

ВТОРНИК, 20 АВГУСТА

С раннего утра, я помогаю Соне одеться. Нашел старые узкие брюки, одел ей свою рубашку. На пару носков натянул кеды.
- Ну как? - тревожно спрашивает она.
- Плохо. Брюки короткие.
Достаю расческу, причесываю ей волосы, потом стягиваю их в кичку назад и заматываю резинкой.
- Извини, помады нет, пудры тоже. Придется ехать так. Впрочем, тебе это не к чему.
- Только не неси меня до машины. Лучше поддержи.
- Конечно...

Я еду на своем "москвичишке" прямо по аллее кладбища. Развернуться невозможно, еду впритирку, слева и справа оградки или могилы. Недалеко от памятника какому то герою социалистического труда останавливаюсь.
- Посмотри направо, - говорю Соне, сидящей на заднем сиденье.
Она прильнула к окну. В узком проходе оградок видно несколько человек. На их лицах не видно скорби. Они пьют по очереди водку и о чем то оживленно беседуют. Молодой парень держит под руку девушку и вместе с ней хохочет. Пожилая женщина в черной шляпке укоризненно выговаривает мужчине, размахивая руками. Еще несколько мужчин и женщин, а так же девчат и парней организовали несколько групп и собираются уже уходить. Как только первая пара вошла в проход, я медленно отъезжаю и двигаюсь до конца аллеи. У забора крошечная площадка, где с трудом, подмяв мусорные бачки, мне все же удается машину развернуть. Мы едем обратно.
Опять останавливаемся у памятника. Уже никого нет.
- Я хочу посмотреть это место, - заявляет Соня.
- Может не надо?
- Надо.
Помогаю ей вылезти из машины и довожу до ее могилы. К крестику привинтили фотографию, с нее цветная Соня смотрела на Соню живую.
- Они бросили меня, - вдруг взрывается она. - Я им совсем не нужна...
Ее лицо утыкается мне в грудь и тело вздрагивает от плача.
- Пошли от сюда, мне страшно.

- Молодой парень, это был Сережа?
- Да. Он стоял с моей верной подругой. Мама с папой были. Дедушка только не приехал. Остальные родственники и с института
- Немножко окрепнешь, я тебя отвезу к матери.
- Нет. Не надо, она уже отрезала меня из жизни.
- Ты же так хотела к ней вернуться.
- Теперь не хочу. Я хочу начать новую жизнь.
- Хорошо. На какую фамилию тебе доставать паспорт?
- Если ты не против, у тебя будет новая сестра. По моему, ты так сказал Ире.
- Учиться будешь дальше?
- Хотела бы, да не знаю как?
- У меня есть знакомый ректор, только в институте механики и оптики, хочешь я устрою тебя туда.
- А как же документы?
- Надо взять переводку и выписку из университета, с указанием, какие предметы ты сдала, а в ВУЗе покажем твой новый паспорт и заявим, что вышла замуж и поменяла фамилию.
- Я согласна сейчас на все.

СРЕДА, 21 АВГУСТА

В цехе напряженка. Завтра похороны отравившихся рабочих. Меня вызывают к начальнику цеха. В его кабинете майор милиции.
- Василий Денисович, - говорит начальник цеха, - вчера всех в цеху допрашивала милиция, но тебя вчера не было, поэтому они пришли поговорить с тобой сейчас.
Я киваю головой.
- Василий Денисович, - начинает майор, - позавчера утром, к вам на рабочее место пришел Борис Григорьевич...
- Это кто?
И тут я вспомнил, что Кардан это кличка, а у него было еще имя и фамилия.
- Извините, продолжайте, - опомнился я.
- ... Он с вами о чем говорил?
- Он просил провести анализ жидкости, которую он где то нашел.
- Так прямо и анализ?
- Я во общем то химик и по некоторым признакам еще могу как то охарактеризовать пробу.
- Что же дальше?
- Я определил, что это метиловый спирт и спросил его, кто его принял. Он ответил, что Дубок... то есть Дубков, лизнул его на пробу. Тогда погнал его к нему с просьбой откачать водой...
- И все?
- Все.
- Почему вы не убрали канистру к себе? Почему вернули ее Дубкову? - спросил меня начальник цеха.
- Я потом, когда увидел его мертвым, понял, что он мне не поверил. Кто то другой убедил его в обратном.
Они оба молчат. Потом начальник спрашивает майора.
- Вы моего зама будете привлекать?
- Буду.
- Идите, Василий Денисович, на свое рабочее место.

Мы с Толей сидим на кухне. Соня смотрит телевизор в комнате и чтобы она нам не мешала, я прикрыл двери.
- Толян, я хочу копнуть могилу генерала Ушакова в Лавре. Ты не хочешь мне помочь?
- Василий, я всегда с тобой и всегда тебе помогу.
- Нужно еще двое надежных рабочих. Там грунт жесткий, может еще придется сдвигать большие каменные плиты, наших сил не хватит.
- Я найду. Заплати им и все будет в порядке. Когда идем?
- Куда идем? - в дверях стояла, держась за косяки Соня. - Ребята я хожу...
- Ну вот, к нам явилась, самая лучшая жемчужина из Васькиной коллекции, - хмыкнул Толя.
Я подбежал и подхватил ее.
- Почему ты меня не позвала, я бы тебе помог.
- Я хотела сама... Так о чем вы говорили?
- О генерале Ушакове.
Усаживаю ее на стул.
- Почему вы свихнулись на одном только этом генерале?
- Не только на нем. У нас периодами, появляются известные имена, мы их изучаем и потом переключаемся на другие...
- Это хобби?
- Нет, я коллекционер...
- Где же твоя коллекция?
- Когда-нибудь я тебе ее покажу.
- Мою библию ты тоже хотел поместить в коллекцию?
Я делаю паузу, потом нехотя говорю.
- Да.
- Василий, я пойду, - заспешил Толя. - Мне надо еще кое с кем встретиться.

Соня лежит в пастели и не отпускает меня.
- Вася, расскажи еще о какой-нибудь исторической личности.
- Только минут двадцать. Потом спать. Согласна?
- Согласна, - улыбается она.
Я начинаю ей рассказывать об адмирале Бутягине. Минут через сорок я спохватился. Соня, открыв большие глаза, смотрела на меня.
- Стоп. Я уже переборщил. Все спать.
- Ты бы мог написать об этом книгу...
- Мы с тобой завтра об этом поговорим. Спокойной ночи.

ЧЕТВЕРГ, 22 АВГУСТА

На кладбище полно народу. Помимо родственников, здесь весь наш цех, полно институтских. Когда тела опустили в землю, кто то стукнул меня по плечу.
- Здравствуйте, Василий Денисович.
- А... Константин Ильич? Здравствуйте.
- Вы сейчас куда?
- Не знаю. Родственники Кардана приглашали к себе, а мне чего то не хочется.
- Вон тот парень тоже пострадал?
Константин Ильич кивает на слепого Дубка, которого вела под руку женщина.
- Да, был в одной компании.
- Какое горе и одновременно, какая глупость. Парни могли бы жить, но... не захотели. Поехали лучше со мной. Я вас с одним человеком познакомлю.
- Поехали.

Мы едем в потоке машин к городу.
- Константин Ильич, у меня сейчас проблемы и я не мог выяснить, то что обещал вам по поводу проверки...
- Я понял. Хорошо, я вас не гоню. Тем более уверен, что вы сами заинтересованы получить Неаполитанский орден и потом, честное слово коллекционера, особенно вашего масштаба, всегда что то стоит.
- Спасибо. Так с кем вы меня познакомите?
- С человеком, который вам очень поможет...
- Поможет, в чем?
- Расправиться с вашим обидчиком... Погодите, я сейчас.
Он останавливается у телефонной будки и бежит в нее. Через три минуты возвращается.
- Все, договорился встретиться в кафе "Молодежное". Через двадцать минут он будет там.
- Успеем?
- Успеем.

Это был молодой парень, который приветливо поздоровался со мной.
- Вот про этого парня я и говорил, - знакомит нас Константин Ильич, - это Василий, это Андрей. Ну что, ребята, по пивку?
- Не против, - сразу сказал Андрей.
Мы заказываем по кружке пива, а Константин Ильич даже купил огромного соленого леща. Теперь он его разделывает и пытается нас втянуть в разговор.
- Андрюша, расскажи Васе об одном происшествии, которое произошло с тобой недавно?
- А можно...?
- Ты ему можешь доверять, как мне. Это человек надежен и у него есть общие интересы с твоими.
Парень мнется.
- Ты кажется хотел избавиться от своего хозяина? Он тебе поможет, - кивает на меня Константин Ильич.
- Хорошо. Я работаю на Сергей Филипповича...
- Кого? Кого? - ошеломлен я.
- Сергей Филипповича.
- Все. Говори дальше, я понял.
- Вместе с братом мы помогали доставать ему всякий антиквариат для коллекций. Платил он нам отменно. Человек он дрянь и мы его весьма боялись и я боюсь до сих пор. Ему человека прирезать, что раз плюнуть. От этого и его коллекция самая большая в городе. Одних орденов и медалей, не перечесть, а оружие, так один восторг. Хозяин понимал, что все оружие коллекционировать безумие, собирал только парадное или наградное. Эта коллекция самая лучшая в Европе и Америке, он сам так говорил. Ради этих вещей, мы грешили всем: воровали, грабили, обманывали, одним словом доставали, как могли. Однажды, Сергей Филиппович, от своего информатора получил сведение, о том что на одном кладбище был похоронен известный генерал Орлов при полном параде со всеми орденами, так якобы он завещал семье. Вот я, брат и Сергей Филиппович пошли в эту же ночь выкапывать генерала, да там напоролись на группу таких же гробокопателей, как и мы. В результате драки, брат погиб и я подразумеваю, его скинули в вскрытую могилу и потом похоронили вместе с Орловым.
- А ордена?
- Что, ордена? Тех, соперников, было много и мы бежали. Сам Сергей Филиппович, получил такой удар по голове, что сразу отойти не мог. А когда отошел, тут все и началось. Он начал беситься, поднял весь город на уши, в поисках этих конкурентов, а мне пригрозил, за то что не защищал хозяина и потерял на этом деле громадную сумму, он меня возьмет в кабалу.
- Конкурентов нашли?
- Где там. На бандюгах были маски. Сергей Филиппович понимает, что их надо искать среди своих, коллекционеров, но ведь те же своими руками ничего не делают, а нанимают таких же... копателей, как и мы.
- А Сергей Филиппович всегда ходит с вами на такие операции?
- Он то? Да. Боится, чтобы мы ничего не сперли.
- Почему же вы на него заимели зуб.
- После той ночи, у меня житья не стало. Он в буквальном смысле слова стал об меня вытирать ноги, бить... А я все никак от той ночи очухаться не могу. Брата жалко. Все таки из-за него погиб.
- А как вы очутились у Константина Ильича?
- Я его давно знал. Когда Мельников, свою коллекцию собирал, то он иногда работал в паре с Константином Ильичом. Тогда то я и познакомился с его охранником. Иногда за деньги мы уже вместе с ним ходили на дело. После смерти Мельникова, Сергей Филиппович прибрал меня к своим рукам.
- Мельникова говорят тоже прибил Филиппович, - сказал Константин Ильич, - А его коллекции взял себе. После этого в городе началась настоящая война. Он конкурентов режет, убивает, а их ценности собирает себе. Вы думаете я вам просто так отдаю Неаполитанский орден? Нет. В жизни бы не отдал, а эта скотина пригрозила, что убьет меня, если я не отдам орден ему. Тогда я все свалил на вас, сказал, что орден давно продал вам.
- Ну вы даете?
- Вы молодой, Василий Денисович. Только вам по зубам этот монстр.
Да, окруженице вокруг меня прекрасное, да я и сам кажется такой же.
- Раз вы так считаете, то мне нужны постоянные сведения о Сергей Филипповиче. Все его поездки, все его операции...
- Это как Андрюша, только он может, - сказал Константин Ильич.
- А что я. Дайте ваш телефон, я вам при случае позвоню.
Мы дружески расстаемся с Андрюшей.

- Ну как? - спрашивает Константин Ильич, когда мы остаемся наедине.
- Поживем, увидим, на что он годен нам.
- Я забыл тебе сказать. В воскресенье клуб коллекционеров. Неплохо было, если бы ты подъехал и увидел всех в лицо. Заодно, познакомишься с Сергей Филипповичем.
- Это неплохая мысль. Теперь наверно я подъеду. А со своими родственниками можно придти?
- Конечно. Все приедут с женами или любовницами, кто поскромней с детьми и родственниками
- Тогда, подъеду.

Я приехал в университет и сразу же пошел к декану факультета, где училась Соня. Он, к моему счастью, был один.
- Можно мне поговорить с вами? - вежливо начал я.
- Да, пожалуйста.
- Я из управления. Капитан Семенов.
Декан сразу напрягается, но попросить документы у меня стесняется.
- Я вас слушаю.
- Я по делу Сони Денисовой.
- А... Да, да, да. Какое несчастье. Так, что вы хотите?
- Мы проводим одну операцию и, как вам сказать деликатнее, нам надо ее оживить...
- Как, как это?
- Во общем, для проведения операции, мы решили использовать документы Денисовой, для этого нашли дублера, девушку похожую на нее, которую потом отправим далеко, очень далеко, под ее именем и фамилией. Этому дублеру или вернее дублерше, нужны документы, чтобы продолжить учебу. Соответственно, не могли бы вы нам помочь, выдать переводные документы, соответственно аттестат, выписку об оценках и сданных зачетах.
- Но зачетки ее у меня нет.
- Я знаю. С ее мамой мы дома обыскали все углы и нигде не нашли зачетку.
- Вам нужно это сделать сегодня?
- Не то слово, сейчас.
- Хорошо. Я попрошу секретаршу все напечатать и вам подготовить, вы подождите двадцать минут.
- Только прошу, не объясняйте много секретарше, зачем эти документы.
- Да, да...
Через пол часа я вышел с полным комплектом документов.

Соня с недоверием рассматривает свои документы.
- Как ты достал?
- Лучше подробно не спрашивай. Одно скажу, прикинулся офицером КГБ.
- Ой. А паспорт тоже так же сделаешь?
- Это проще.
Она ошеломленно смотрит на меня.
- Ты даже не заметил, что я хожу.
- Как же не заметил, заметил. В кухне хаос и пахнет жареной яичницей.
- Я есть хотела.
- Ира разве тебя не кормила?
- Кормила, но я еще хочу.
- Ради бога, ешь что увидишь. Я еще принес помидор, луку, яблоки.
Девушка надувает губы.
- Чего надулась. Если до субботы будешь хорошо ходить, поедем с тобой в магазин и накупим тебе платьев, белья, обуви, все что хочешь.
- А деньги у тебя есть? - оживает она.
- Хватит, чтобы скупить весь магазин. Купи себе самое лучшее платье и хорошие туфли, мы с тобой в воскресенье идем в клуб коллекционеров. Там будет высший свет города. В субботу сходи в парикмахерскую и сделай прическу.
- А там женщины будут?
- Там все будут со своими женами или родственниками.
- А кто буду я?
- Сестрой. Сейчас я тебя сфотографирую.
- Зачем? Я такая страшная. Не хочу.
- Если страшная, так приведи себя в порядок. Мне паспорт надо делать, а она тут...
- Хорошо, хорошо. Я сейчас иду ванну и уберу волосы.
Через пять минут она выходит, точно так же убрав волосы, как я ей это сделал для кладбища.
- Так, хорошо?
- Сойдет. Пойдем на кухню, там я тебя сниму, встанешь напротив светлого пенала.

Вечером я собираюсь уходить.
- Ты куда? - спрашивает Соня.
- В ночное. Третья смена в цеху...
- Врешь.
- Вру. Я нашел следы канцелярии генерала Ушакова и сегодня хочу ее откопать...
- Это опасно?
- Опасно все.
- Я думала, мы сегодня будем вместе и ты расскажешь мне продолжение про адмирала Бутягина.
- У нас впереди много времени, я тебе успею рассказать.

На лестничной площадке звоню в квартиру Толи. Тот сразу выскакивает.
- Ты готов?
- Все в порядке. Иду.
В его руках большая сумка и две лопаты.

ПЯТНИЦА, 23 АВГУСТА

Двух рабочих мы подсадили в машину на Старо Невском. Это были явные пьянчужки и я засомневался, осилим ли мы с этими бедолагами сегодняшнюю операцию. Машину я оставил на Обводном канале и мы пошли к ограде, чтобы через Никольское кладбище добраться до Лавры. Небо затянуто облаками и приходиться дорогу подсвечивать фонариками. Только через двадцать минут нашли плиту генерала Ушакова.
- Цепляйте плиту с этой стороны веревками, - шепотом приказываю я.
Толя и работяги подчищают углы плиты и заводят под них веревки, потом забрасывают концы за стоящее рядом дерево.
- Раз, два, взяли.
Плита юзом пошла в сторону. От цоколя могилы графа Свиридова отмеряю метр и размечаю места, где копать шурфы. Мы четверо усиленно копаем лунки. Через пол часа я и пьянчужки дошли до каменной плиты и стали прорывать канавы, чтобы определить размер свода.
- Вася, сюда, - раздался голос Толи.
Я подсвечиваю фонарем его яму.
- Ступеньки?
- Да.
- Ей, ребята, все сюда.

Теперь мы бросаем копать канавы над сводом. Надо же, плита все же закрывала часть лестницы в склеп. Еще час работы, пьянчужки вроде ребята оказались крепкие и вкалывают во всю. Вскоре мы ушли в землю с головой.
- Смотрите, железо.
Сгнившие прутья, когда то красивого орнамента, прикрывали плиту, выступающую из гранитной стенки.
- Вася, сходи за фомкой, - трясется от нетерпения Толя.
Я забираюсь наверх, из сумки вытаскиваю фомку и подаю ему. Толя выгоняет работяг, вырывает истлевшие прутья железа и начинает фомкой расшатывать плиту, наконец та, отклоняется и Толя силой дожимает ее к ступеням. Из кармана он достает респиратор, натягивает его на лицо и, подсветив фонариком, входит в черный лаз, первым. Через три минуты он появляется и машет рукой мне. Я тоже одеваю респиратор и вхожу в склеп. Внутри сухо. Слева стоит гроб, с большим вырезанным крестом на нем. Справа тоже гроб, но задняя часть рухнула и видны... переплеты книг. Я протискиваюсь за Толю и подхожу к гробу с крестом. Толя протягивает мне фомку. Несмотря на время, гроб крепок и поддается под железом с трудом. Чуть сделал щель, поднапрягаюсь и руками сдергиваю крышку. Отвожу, еще не истлевший, саван. Вот он, всесильный страшный генерал. Теперь это мумия с оскаленными зубами, прикрытая париком и втиснутая в зеленый, с красными отворотами, генеральский мундир. На груди ленты и несколько орденов. Я их просто выдираю из материи и распихиваю в карманы. С боку тела прилажена шпага, в рукоятке которой много красных камней. Я отстегиваю оружие от жесткого ремня. Теперь мы с Толей меняемся местами. Я начинаю вскрывать противоположный гроб, а Толя вырывает пуговицы, пряжки и шпоры. Напротив генерала гроб с книгами. Я обалдеваю от такого количества книг. Почему они здесь? В любом случае их оставлять нельзя. Вытаскиваю, первую попавшуюся книгу, подсвечиваю фонариком и откидываю обложку. Книга вроде в нормальном состоянии. На первом листе громадный штамп и витиеватая надпись: "Запрещено тайной канцелярией". Вот это новость. Следующий титульный лист на латинском языке, разобрал одно слово: "Сократ..." Теперь нет сомнений, книги надо отсюда обязательно убирать.

Толя режет свободные веревки и перевязывает ими пачки книг. Мы все вытаскиваем наверх. Книгами забита сумка, прихваченный мешок и авоська. Теперь это надо донести до машины. Пришлось сделать два рейса через Никольское кладбище и забить книгами заднее сидение и багажник машины. Рабочие засыпали склеп обратно, заровняли шурфы, сдвинули плиту наместо. Я с ними тут же хорошо рассчитался. С собой в машину их взять было невозможно, но на канале попалось случайное такси, я его остановил и ребята укатили...

Соня стояла в дверях в спальню и смотрела, как мы втаскиваем пачки книг в гостиную.
- Так ты нашел тайную канцелярию?
- Нашел. Соня, прошу только тебя, эти книги руками не трогай. Только в перчатках и с респиратором. Надо еще каждую книгу прососать пылесосом, протереть и составить каталог, но это буду делать уже я в свободное время.
Она кивает головой.
- Тебе осталось до выхода на работу два часа.
- Я знаю, сейчас подремлю. Ты тоже не студись, ложись спать.
Толя приносит последнюю пачку, я спускаюсь на улицу, чтобы отвезти машину в гараж.

С утра меня вызывает начальник цеха.
- Василий Денисович, мне нужен новый заместитель. Как ты смотришь, если я приглашу тебя на это место.
- Вам меня так просто не поставить на это место. Нужно пройти дирекцию, партком, а у этих органов я не в почете.
- По поводу дирекции, все нормально. Там у тебя появилась сильная рука.
- Кто же это?
- Константин Ильича знаешь?
- Знаю.
- Считай тебе повезло. Приказ об организации пьянки ликвидируем, в связи с последними трагическими событиями. С парткомом хуже, но дирекция надавит, сделаем.
- Тогда сделайте, я согласен. А что с прежним замом?
- Замели под статью. Через неделю надеюсь тебя увидеть в соседнем кабинете.

Только включил станок, как меня вежливо кто то постукивает по плечу.
- Василий Денисович, вы не могли бы со мной поговорить, - кричит в ухо голос.
Рядом стоит Лена Прохорова, в своем белом халате. Я выключаю станок.
- Здравствуйте, Лена. Опять пришла вызывать на бюро.
- Откуда вы знаете?
- Когда вы появляетесь передо мной, это означает, очередной вызов на эшафот.
- На этот раз вы ошиблись. Вас хотят сделать зам начальника цеха и комсомол должен вам дать рекомендацию.
- Так сделайте это без меня. Зачем я нужен?
- Ну как же без вас. Потом скажете, что мы необъективны и за глаза написали бог знает что. Мы зададим вам вопросы, создадим мнение у членов бюро и вынесем решение.
- Значит вы объективные, серьезные товарищи? Как вы вынесли мне порицание за пьянку, не поговорив со мной?
Лена опять краснеет.
- Вы отказались прийти. Вот мы и...
- Когда заседание?
- Сегодня, после работы.
- Сегодня не могу, занят.
- Василий Денисович, это не серьезно. Решается ваша судьба, ваше будущее.
- Скажите, Лена, у вас есть личная жизнь. Вы хоть когда-нибудь целовали молодого человека и не думали в это время о комсомоле?
- Это мое личное дело.
- Вот. И у меня есть личное дело. Так что, сегодня не могу.
- Мне очень жаль.
- Идите Леночка, вам шлепать заключения без присутствия обвиняемых не впервой. Так что напишите что-нибудь.
- Вы, несерьезный человек.
- А вы, бездушная мумия, набитая ватой.
- Вы..., вы...
Она отскочила и быстро пошла. Ну вот, сорвался. Не видать мне зама, как своих ушей.

Перед обедом заскакиваю в фотолабораторию. Старый пенсионер дядя Коля через очки, смотрит на меня.
- Что произошло, Вася?
- Дядя Коля, сделай мне фотографии для паспорта. Тут моя сестра приехала, ей новый паспорт нужен.
- И чего все ко мне, да ко мне? В городе скоро ателье прекратят работать.
- Дядя Коля, мне нужно сегодня в паспортный стол. Ты же знаешь, они вечерами работают два раза в неделю.
- Вот прицепился. Черт с тобой, давай пленку. Бутылку с тебя.
- Сделаю.
- Приходи в конце дня. Нашлепаю шесть штук.

Дарья Ивановна, наша паспортистка, еще не может придти в себя от вчерашнего запоя.
- Чего надо? - с тоской спрашивает она меня.
- Нужен паспорт и прописка на мою сестру.
- Это еще что?
- С деревни приехала, там паспорт не выдали, сами знаете деревенским не дают, а ей уже 18 лет. Ни на работу, ни на учебу, никуда не устроиться.
- Пусть возвращается и добывает паспорт там.
- Дарья Ивановна, вспомните моего отца, разве он не был благодарен за каждый ваш хороший поступок...
Она насторожилась.
- Надо сделать, - подчеркиваю я.
- Пять тысяч, а бутылочку сейчас...
- Это запросто.
Я не стал торговаться, хотя сумма весьма приличная, вытаскиваю деньги и отсчитываю пять тысяч рублей, потом, из сумки достаю бутылку "московской". При виде ее она оживает.
- Давай фотокарточки и данные.
Я вспоминаю, что я видел на могиле и диктую ей.
- Хорошо. Через две недели будет готово. Сам понимаешь, надо еще всех подмазать.

Дома дым коромыслом. Соня, вооружившись пылесосом, натянув респиратор и перчатки, расшвыряла все книги по полу.
- Что ты делаешь?
- Составляю каталог, - мычит респиратор.
- Марш на кухню.
- Чего ты раскомандовался?
- Тебе есть надо.
Она стаскивает маску, перчатки и виновато говорит.
- Мне надо как то себя занять.
- Вот и займись. Поешь, а потом приведи себя в порядок.
- Я тебе не нравлюсь?
- Конечно нет. Щека грязная, локти грязные, кругом все раскидано. Хозяйка называется.
- Хозяйка?
- А кто же еще. Марш в ванну.
Она смеется.
- Вот так всегда. Сначала хозяйка, а потом марш...

Мы пообедали и уже вместе миролюбиво занялись книгами. Теперь их чищу я, Соня притирает сухой тряпочкой и записывает автора, название, год издания, если он, конечно, есть.
- Так где же ты нашел канцелярию? - спрашивает Соня.
- На кладбище.
- Зачем обманываешь. Стащил из архива?
- Нет. Разве в архиве можно взять запрещенные книги, да еще в таком состоянии. Там на кладбище и прятали их.
- Ужас какой. А они дорого стоят?
- Наверно. Если бы оценить оружие, медали, ордена, я бы точно указал стоимость, а в этих делах нет. Конечно, есть букинисты и другие коллекционеры, которые смогут ответить на этот вопрос, придется в воскресение с ними поговорить.
- Воскресение... А вдруг, я там встречу знакомого. Как мне вести себя?
- Так и веди. Говори, что обознались. Но я думаю, что тебя никто не узнает. Мы тебя изменим и твою славную мордашку переделаем.
- М... м... м..., - почему то мычит Соня.

СУББОТА, 24 АВГУСТА

Похоже Соня решила меня действительно разорить. В каждом магазине, она покупает неимоверное количество вещей. Задние сидение машины забито свертками, коробками, пакетиками колготок, а то и просто платьями, плащами. Когда мы это привозим домой, она тут же все разложила по стульям, кроватям и полу.
- Вася, я буду примерять, а ты мне скажешь, хорошо или плохо.
- Вот тебе раз, ты что покупала и то, и другое?
- Я покупала, то что мне нравилось.
Начался дом моделей. Платья, нижнее белье, плащи, пальто, сапоги и туфли на ней сидели хорошо и надо отдать должное, она имела вкус.

Пока Соня готовит обед, я разбираю и полирую ордена генерала Ушакова. Почти все они у меня есть, кроме одного. Шпага сохранилась великолепно, на лезвии ни грамма ржавчины, а кость, шикарной ручки, чуть пожелтела. Камни сохранили свою прелесть.

После обеда, отвожу Соню в парикмахерскую и прошу только не укорачивать волосы. Она сделала пышную прическу, но все равно волосы чуть-чуть укоротила.
Только мы приехали в свою квартиру, как раздался телефонный звонок.
- Але... Василий Денисович? Это я Андрей.
- Приветствую тебя.
- Вы завтра в клуб коллекционеров идете?
- Да.
- Так вот, завтра же вечером, мы уезжаем в Выборг. Я, Сергей Филиппович и еще один работяга.
- Но мне передали, что Сергей Филиппович будет в клубе.
- Будет. Часов до восьми вечера, а потом прямо с клуба поедем туда.
- Что там такое?
- Один из его информаторов сообщил, что они вышли, нечаянно, на одну могилу в парке Монрипо и похоже она целая. Вы знаете Выборг?
- Знаю и где парк знаю, даже по этому маленькому финскому кладбищу ходил.
- Как передал тот же источник, с краю кладбища под снятой землей нашли плиту флигель-адъютанта и он утверждает, что могила целая. Вы туда приедете?
- Наверно приеду.
- Хорошо. Тогда до завтра.
Я опускаю трубку. Надо предупредить Толю.

ВОСКРЕСЕНИЕ, 25 АВГУСТА

Она вышла из спальни в темно-синем платье и крутанулась передо мной.
- Ну как?
- Подойди сюда.
Соня осторожно подходит ко мне.
- Повернись.
Она разворачивается и я одеваю ей колье из изумрудов, принадлежащих матери. Защелкиваю замочек и потом, бесцеремонно развернув, сую в руки две сережки из того же гарнитура.
- На, нацепи на уши.
Она ошеломленно смотрит на колье, потом на меня.
- Это мне?
- На этот вечер. Это мне оставила мать.
Она опять сжимает губы, но одевает сережки и спрашивает.
- Шаль брать?
- Нет. Ты и так хороша.
- Наконец то, признался.
- Пошли, я машину подогнал.

У входа в старинный особняк встречает президент клуба Савелий Андреевич.
- Здравствуйте, уважаемый Василий Денисович. Очень рад вашему появлению здесь. А это что за цветок?
Старик подхватывает руку Сони и нежно прикладывает к своим губам.
- Это моя сестра, Соня.
- Восхитительно. Вы, как алмаз будете сиять на фоне наших скучных посетителей.
- Жемчужина, - поправляет его Соня.
- Что, жемчужина? - недоумевает Савелий Андреевич.
- Один хороший Васин знакомый, назвал меня жемчужиной его коллекции. Я по моему оправдываю больше это название.
- Ха... ха... ха..., а вы оказывается шутница. Чтобы быть жемчужиной, для этого Василию необходим гарем из самых прекрасных женщин на свете.
- Не обязательно. Достаточно меня от куда-нибудь... выкопать, отшлифовать и на фоне остальных дорогих вещей, я действительно буду выглядеть жемчужиной.
- Великолепно. Вы проходите, я потом к вам присоединюсь.
Мы входим в здание.
- Ты еще не выпустила пары? - спрашиваю я.
- Я еще только начала.
В большом зале полно мужчин и шикарно одетых женщин. К нам подходит Константин Ильич с поблекшей, но весьма живой женщиной.
- Так вот какая родственница у Василия Денисовича? Здравствуйте. Моя жена, Алевтина Владимировна, - представляет он.
- Моя сестра, Соня.
Его жена с интересом смотрит на меня.
- Это правда, что у вас самая лучшая и большая коллекция орденов и медалей?
- Нет. Здесь находиться человек у которого коллекция еще больше.
- А знаю, это Сергей Филиппович. Очень милый и обходительный человек. Какое у вас замечательное колье? - обращается она к Соне.
- Я его взяла на прокат. Вообще на мне даже ничего собственного нет. Все взято на прокат.
- Неужели Василий Денисович вам ничего не мог купить или подарить, он не такой уж бедный.
- Что вы, разве у токаря, что-нибудь есть. Одна нищета.
Похоже жена Константина Ильича ошарашена. Я стараюсь не обращать внимание на выходки Сони и прошу его.
- Кто здесь занимается старинными рукописями?
- Никак переквалифицировался?
- Нет, появился интерес.
- Вон видишь толстого мужика у статуи Венеры, подойди к нему. Его звать Август Филиппович
- Соня, пойдем.
Я бесцеремонно тащу ее к следующему клиенту.
- Здравствуйте.
Август Филиппович с интересом рассматривает нас.
- Я Василий Денисович, это моя сестра Соня, мне бы хотелось поговорить с вами.
- Постойте, постойте. Василий Денисович, вы не сын известного собирателя ценностей Дениса Давыдовича?
- Да, сын.
- Замечательный у вас был папаша. Уважал его больше всех, да и о вас я слышал весьма лесные вещи. У вас очень симпатичная сестра. Почему мне Денис не говорил об этом?
- Сестренка появилась позже меня, на целых восемь лет и воспитывалась весьма в дурных домах у родственников, - меня щипнула Сонина рука, - вот после смерти отца, я и взял ее на перевоспитание.
- Молодец, старик. Ай, да, Денис. Так что там вы хотели мне сказать?
- У меня есть старинные рукописи и книги, мне нужно найти покупателя на них. Вот список того, что у меня есть.
Толстые пальцы быстро выхватывают у меня из рук листок. Сначала слышно восклицание, потом изумление. Похоже ему плохо, он вытаскивает из кармана платок и торопливо вытирает сразу вспотевшее лицо.
- Вы это серьезно, не шутите?
- Нет.
- Но это же... Этой коллекции купить никто не сможет, таких денег ни у кого нет. Это миллионы рублей...
- Долларов.
- Слушайте, голубчик, - у него стали дрожать руки, - с вашего позволения, я возьму этот список. Посоветуюсь кое с кем, может чего либо придумаю...
Кажется, я его действительно взволновал.
- Папа, кто это?
Рядом стоит, с яростью глядя на меня, комсомольская Лена Прохорова. Надо же эта мымра тоже здесь, да еще Августа Филипповича называет папой.
- Леночка, познакомься. Это известный коллекционер города Василий Денисович, а его обворожительная сестра, Соня.
- Как коллекционер?
- Так. Ты что, коллекционеров раньше не видела. Вон они вокруг, что не мужчина, то собиратель ценностей.
- Мы с Леной знакомы по работе, - говорю я. - Поэтому она так и удивляется.
- Странно, - подпевает Соня, - а ты мне ничего о Леночке тоже не говорил.
- Он мне на работе кроме пошлостей никогда ничего не говорит, - мстительно говорит Лена.
- Неужели. Такой дома культурный, умный, а как выйдет из дома, ну прямо токарь, - заливается Соня.
- Хватит вам балаболки, - прерывает Август Филиппович Нашли объект для насмешек. Здесь каждый перед Василием Денисовичем шляпу снимет, а они понеслись. Сходи-ка, Леночка, лучше поищи брата. Пусть подойдет сюда.
- Сейчас папа.
Лена уходит в толпу людей.
- Я вот что думаю по поводу вашего списка, - не может успокоится Август Филиппович. - Если это правда, то вы взорвете всех коллекционеров и букинистов. Я бы купил у вас все, но не могу из-за отсутствия финансов, зато быть посредником рад.
- Не согласен. Берите все. По частям отдавать не буду.
- Охо-хо. Говорю, подумаем.
Появляется с Леной худощавый, длинный мужик в светлом костюме.
- Так где он, возмутитель спокойствия, - с деланной улыбкой он тянет мне руку. - Здравствуйте, Василий Денисович. Здравствуйте мадам, - он целует руку Сони, - Я брат этого толстяка, Сергей Филиппович...
Мы жмем друг другу руки. Вот он, убийца моего отца.
- Сережа, посмотри, что он мне предложил? - его брат передает список.
- Очень здорово. Я всегда восхищался умению Василь Денисовича и его отца, доставать уникальные вещи. Еще раз, можно похвалить их, за такие уникальные находки. Тебе конечно, хочется, но купить не можешь, правда? - обращается он к брату.
- Хочу.
- Подожди, Август. Соберем деньжат может все и выкупим у Василия Денисовича. А что если вы, Василь Денисович, пройдетесь со мной. Оставьте вашу драгоценную мадам с Леночкой и братом.
Мы проходим несколько комнат и останавливаемся в темноватом помещении.
- Я ведь, Василь Денисович, ради вас приехал сюда, на это сборище жадных глупцов.
- Откуда вы узнали, что я буду здесь?
- Мне об этом сказал наш общий знакомый, Константин Ильич. Из всех коллекционеров, я считаю только вас значительной фигурой.
- А как же Купцов, Филатов и другие?
- Это все мелочь. У них дурацкие принципы - покупать или обменивать. Мы же с вами другое поколение и ценности достаем не только такими методами. Все приемы в нашей работе хороши, это обман, воровство, грабеж и даже... убийство.
- Моего отца тоже убили, а перед этим пытали, пытаясь узнать, где коллекция.
- Откуда вы узнали, что его убили? Мне передали, что он попал в аварию.
- Я видел следы пыток на его теле.
- Надо же. Вот подлецы.
Хорошо притворяется, стервец.
- Не окажете мне любезность, - продолжает Сергей Филиппович, - продайте мне две вещи из вашей коллекции. Я бы хотел приобрести у вас орден Подвязки самого Генриха Четвертого и неаполитанский орден Орла. Я за ценой не постою.
- Увы, не могу. Это самые ценные вещи в моей коллекции.
- Вы точно уверены, что не сможете продать их мне?
- Уверен.
- А жаль. Я думал с вами можно будет договориться. Мне даже казалось, что мы с вами всю эту шушеру, - он кивает в комнаты, где шумят коллекционеры, - приберем к своим рукам. Ну что же, я, конечно могу и подождать. Трудно поверить, что мне иногда отказывают. Надеюсь, что еще когда-нибудь с вами встретимся. Вы извините, но у меня мало времени.
Он кивнул мне и ушел.

В зале была музыка, молодежь уже танцевала и Соня плыла в руках мужчин. Я увидел за колонной Лену.
- Можно вас пригласить на танец.
- Пожалуйста.
Мы вышли на площадку.
- Мне в голову не укладывается, - вдруг заговорила Лена, - как вы, богатый человек, имеющий необыкновенную коллекцию уникальных орденов и медалей и вдруг... токарь.
- А вы не задумывались, почему я не могу выставить свою коллекцию на обозрение публики?
- Почему?
- Меня спросят с каких доходов я насобирал все это. Здесь собрались люди, которые собирают все: картины, оружие, книги, монеты, ордена, машины, посуду, все, что угодно и они бояться быть официально признанными коллекционерами. Боятся быть ограбленными бандитами, боятся своего государства, которое должно их защищать.
- Но это вы зря. Наше государство защищает всех наших граждан. Это у вас панические настроения.
- Разве ваш папа афиширует, что у него есть за коллекция?
- Нет.
- А почему?
- Потому что папа скромный и не любит выпячиваться.
- Если бы он выпятился, то завтра коллекции у него не будет.
- Не знаю, вы говорите неубедительно.
- Мою квартиру уже пять раз грабили и каждый раз милиция не возбуждала дело.
- Коллекция то осталась цела?
- Я ее хорошо спрятал.
Музыка кончилась. Мы отходим с Леной в сторону и тут же кто то меня щипает в ягодицу. Рядом стоит Соня, она обращается к Лене.
- Интересно, он вам еще не наговорил гадостей.
- Не успел.
- У вас все еще впереди. Братик, может ты меня пригласишь на следующий танец?
- Разве у тебя мало кавалеров? Посмотри какой ты привела за собой обезьянник.
Четверо молодых парней в двух шагах от нас, идиотски улыбались до ушей.
Девушки фыркнули.
- Я хочу потанцевать не с обезьяной, а с тобой.
- Прости, но у меня еще одна деловая встреча.
- Знаю я твои деловые... А впрочем, мне безразлично, какая очередная партнерша у тебя деловая.
Мне она начинает надоедать. Я хватаю ее за руку.
- Прости, Лена, мы сейчас.
Тащу ее через зал.
- Куда ты? Отпусти, мне больно.
Возле взлохмаченного мужика мы останавливаемся.
- Здравствуйте, Кирилл Мефодиевич.
- Вася, привет.
- Кирилл Мефодиевич, помогите вот этой кукле...
- Я не кукла, отпусти, - она вырывает руку. - Меня звать Соня.
- Помогите этой Соне, перейти в ваш институт. В университете она уже побывала и теперь ей нужна смена обстановки.
- Вы что неуспевающая? На каком курсе вы учились?
- На втором, но я отличница. Я только...
- Она только что сменила фамилию. Вышла за муж за придурка, моего брата.
Соня зашипела как змея. Но я поймал все же ее за руку и сжал кисть.
- Ой.
- Ну что же, если это семейные дела, то нет проблем. Я ее возьму к себе, пусть учиться на программиста.
- Но у нас затруднения. Хотя у нее есть переводка, но новый паспорт она получит через две недели, а занятия у вас начнутся на следующей неделе.
- Пусть приходит ко мне на кафедру завтра с переводкой. Я ее оформлю пока без паспорта. Ох уж, эти молодые.
- Спасибо, Кирилл Мефодиевич. Соня, ты чего молчишь?
Я опять сжимаю руку.
- Ой. Спасибо. До свидания, Кирилл Мефодиевич. Я приду завтра.
Мы отходим и тут я ее отпускаю.
- Через десять минут мы уезжаем от сюда.
- Что-нибудь еще произошло?
- Да. Я должен сегодня уехать в Выборг.
- Опять копать кладбища?
- Нет. Искать правду.
- Этого еще в твоей коллекции не было.
- Иди, потанцуй лучше с твоими поклонниками.
- А с тобой нельзя?
- Я здесь для деловых бесед.
- А Лена?
- Что Лена? Она дочь коллекционера и здесь тоже выполняет свою работу. Иди.
Я подтолкнул ее и пошел искать Савелия Андреевича.

- Так что ты мне хочешь предложить? - старик потягивал шампанское в буфете.
- Несколько орденов времен Анны Иоановны, пуговицы, шпоры и пряжку.
- И от куда все достаешь? Здесь паршивую иголку времен Ивана Грозного за десять лет не найдешь, а у тебя всегда товар. Приходи в среду, приноси все.
- Приду.
- Поговорил с Сергей Филипповичем?
- Поговорил.
- Ну и как?
- Мы не о чем не договорились...
- Жаль. Теперь... жарковато будет. Приходи в среду к семи.
На что же он намекает?

Мы с Соней едем в машине.
- Вася, возьми меня собой в Выборг, - просит она.
- Сейчас нельзя. В следующий раз.
- А Лена тебе нравиться?
- Она на меня обиделась.
- За что?
- Я ее назвал мумией, набитой ватой.
Соня в восторге хлопает в ладошки.
- Я была уверена, что ты что-нибудь выкинешь такое.

У дома с вещами стоит Толя и ждет нас.
- Вася, мы не опаздываем?
- Нет. Ты садись в машину и жди меня. Мне надо переодеться. Пошли, Соня.
В квартире Соня сразу скидывает туфли и валиться на диван.
- Ох и устала же я с непривычки.
Я переодеваюсь, незаметно достаю из шкафа кинжал и засовываю под рубаху.
- Я поехал.
- Приезжай побыстрей.

ПОНЕДЕЛЬНИК, 26 АВГУСТА

Начал крапать дождь, мелкой сеткой забрасывает стекло. Два часа мы в темноте гоним по почти пустынному шоссе. В городе Выборге я сворачиваю на улицу, примыкающую к парку Монрипо, и останавливаюсь.
- Пошли, Толя, возьми лопату.
По-прежнему моросит. Мы пролезаем ограду и я веду его ощупью по темным дорожкам. Через десять минут до нас доносятся звуки копающих лопат. Теперь мы видим мелькающий свет фонариков.
- Мы должны разделиться, - шепотом инструктирую я Толю. - Ты зайдешь с той стороны и возьмешь на себя ближнего, я с этой стороны...
- Хорошо.
Толя по кошачьи уходит в темноту. Я приближаюсь к копающим. Ко мне спиной стоит фигура и светит фонариком в яму. Слышен их приглушенный разговор.
- Да аккуратно, ты... Осторожно отгребай лопатой. Все попортишь...
- Я не виноват, что гроб сгнил, вся земля легла на мертвеца...
- Тише, ты дурак.
В это время, в слабом отражении света, напротив возникла огромная фигура Толи. Его лопата опустилась на голову торчащую из ямы. Фигура с фонариком дернулась и грохот выстрела потряс темноту. Толю отбросило назад. Я бросаюсь вперед. Фигура разворачивается ко мне, пытаясь поймать лучом света нового врага, но мой кинжал вошел в живот человеку и остался там. Фонарик подпрыгнул и упал на землю.
- Ах ты, гад, - человек согнулся, схватившись за живот, - пришел все таки, сволочь...
Это был он, Сергей Филиппович.
Я ударил его ногой в лицо и тело повалилось в яму. Фонарик на земле высветил блестящий пистолет. Я поднял его, поднял фонарик и посветил вниз. Под телом Сергея Филипповича барахтался человек. С другой стороны ямы, упершись окровавленным лицом в стенку, неподвижен еще один.
- Это я, Андрей, - наконец поднялся барахтающийся человек. - Вы вовремя пришли, этот ненормальный, готов был нас прикончить в этой дыре.
- Давай вылезай, сейчас уходим.
- Сейчас. Я тут одну штучку нашел.
Андрей перегибается через Сергея Филипповича и срывает что то с присыпанных костей.
- Смотри.
Он протягивает мне желтоватую, красиво сделанную тонкую фигурку женщины, перевитую лозой на толстом тяжелом шнуре - цепочке.
- Что это?
- Аксельбант, я думаю он из чистого золота.
- Давай вылезай.
Я протягиваю руку и вдруг Андрей дернулся, из-за его плеча появилось оскаленное лицо... Сергея Филипповича. Струйка крови стекала из его рта на землю. Голова Андрея начала проваливаться вниз, а на ее месте показалась рука со знакомым окровавленным кинжалом. Я поднял пистолет и выстрелил Сергею Филипповичу в лоб. Теперь его тело отбросило в противоположный угол, прямо на того мужика, который прижался к стенке. На дне ямы лежат три неподвижных тела и тут я вспоминаю о Толе.
- Толя, ты жив.
- Здесь я, - раздался тихий голос в темноте. - Ранил, сука. Помоги мне.
Я направляю фонарик на его голос. За выброшенным валом земли, сидит Толя и держится за руку.
- Я сейчас, Толя.
Запихиваю аксельбант и пистолет в карман и подбегаю к Толе. Его рука в крови.
- Черт, надо йод и бинты, а все в машине. Ты посиди здесь, на фонарик. Я сейчас подгоню машину.
Мчусь через парк, через этот противный дождь, через темноту, слабо ориентируясь на чуть светлые дорожки туда, где оставил машину, на слабый свет города. Завожу ее, огибаю весь забор и подъезжаю к воротам в парк. Встревоженный сторож, с капюшоном на голове, стоит у домика.
- Эй, открывай.
- Вы кто?
- Я из милиции. Там стреляли, мне нужно посмотреть.
- А я думал, не ослышался ли. Сейчас открою. Помощь нужна?
- Если мне будет нужно, я вызову, у меня в машине радиостанция.
Сторож открывает ворота и я еду по аллеям парка. Мелькнул свет фонарика. Я подъезжаю прямо к Толе.
- Давай, перейдем в машину.
Он с кряхтением поднимается, я поддерживаю его. Укладываю Толю на заднее сидение, оголяю рукав до предплечья. Слабый свет лампочки, высвечивает маленькую дырочку, кровь идет с другой стороны руки, значит отверстие сквозное. Заливаю все йодом и перебинтовываю руку, перетянув ее под мышкой.
- Ты это, того, - просит Толя, - закопай яму. Нельзя так оставлять следы.
- А ты как?
- Я потерплю.
Вылезаю из машины и, подобрав лопату у ямы, начинаю забрасывать тела. Только через пол часа поставил расколотую плиту на место, раскидал вокруг и затоптал сухую траву для маскировки. Возвращаюсь к машине.
- Как твои дела? - спрашиваю Толю.
- Болит, стерва. Ты следы стер, все там в порядке?
- Все. Закопал и плиту поставил. Дождь сотрет все следы.
- Тогда поехали.

Сторож все также стоит у входа.
- Что там?
- Вот подобрал человека. Его малость поколотили, теперь отвезу в больницу.
- А кто стрелял?
- Не знаю. Удрали мерзавцы. Бегал по всему парку искал их. Ну, я поеду.
- Проезжай.

Два часа безумной гонки до Ленинграда и вот я помогаю Толе добраться до его квартиры. Ирка сразу в панике, а я беру телефонную трубку и звоню Савелию Андреевичу.
- Алле, - слышится сонный голос.
- Алле. Это я, Василий Денисович. Савелий Андреевич, моему напарнику нужен срочно врач.
- Обратитесь в больницу.
- У него пулевое ранение.
На том конце тишина, потом голос кряхтит.
- Понимаю. Называйте адрес, я сейчас позвоню одному человеку.
Я называю Толин адрес, кладу трубку на место и валюсь на кресло.
- Ира, сейчас придет врач...
- Да как же вы...
- Ира, произошла неприятность. Мы напоролись на мерзавцев, а те с оружием...
- Кончать надо ваши вылазки. Хоть это и дает нам деньги, но лучше бы честно работать.
Она идет к мужу. Я устаиваюсь в кресле и жду. Через пол часа звонок в дверь. Я открываю. На пороге стоит старомодный старичок с саквояжем.
- Здесь больной?
- Да, доктор, заходите.
Он сразу моет руки и идет к Толе. Разматывает повязку и начинает проверять рану.

Через тридцать минут, все закончено. Толю перевязали, дали ему успокоительного. Мы вышли с доктором в коридор.
- Ну что доктор? - спрашиваю я.
- Ничего. Он хорошо отделался. Пуля прошла в миллиметре от кости. Рука поболит еще две недельки и все пройдет.
Я вытаскиваю деньги и передаю доктору.
- Вас подвезти, у меня внизу есть машина.
- У меня своя машина, благодарю.

Тихо прихожу к себе на квартиру. Соня спит. Я устраиваюсь на кухне. Кладу голову на стол и... засыпаю.

Меня трясет за плечо Соня.
- Вася, вставай. Тебе пора на работу.
С трудом отрываю голову от стола.
- Спасибо. Сколько времени? Ух ты, я же забыл завести будильник.
Иду в ванну, там моюсь и переодеваюсь. Выхожу на кухню, Соня приготовила мне яичницу.
- Тебе кажется сегодня идти в институт? - спрашиваю ее.
- Знаю.
- Вот ключи от квартиры, там в письменном столе, в верхнем ящичке, деньги, возьми сколько нужно, а на столе твоя переводка и не забудь, перед уходом поставить квартиру под охрану. Там на стене телефон вневедомственной охраны, набери его, когда будешь выходить. Когда придешь, не забудь позвонить туда же и предупредить, что ты пришла.
- Слушаюсь, товарищ генерал.
- Не делай глупости, не звони и не встречайся со старыми знакомыми, иначе перепугаешь пол города.
- Надеюсь, больше указаний не будет.
- Будут. В институте, представишься уже с новой фамилией, моей. Скажешь, вышла за муж и сдала паспорт в милицию, через неделю его принесешь.
- За муж, за тебя?
- За черта. Ты сама захотела жить по новому, поэтому придется соврать.
- За черта не хочу.
Я начинаю злиться.
- Получишь паспорт, выходи за ангела.
- Я подумаю об этом.
- Слава богу.

У моего рабочего места гости. Рядом с улыбающейся Леной Прохоровой стоит черноволосая, горбоносая грымза.
- Вот, Раечка, это и есть Василий Денисович.
Грымза-Раечка по мужски жмет мне руку.
- Что же вы, товарищ, не посещаете комсомольское бюро. Как никак, решается ваша судьба.
- Извините, у меня всегда дела, то на работе, то в других общественных местах...
- Это каких? - настораживается Раечка.
- Я член городской коллегии коллекционеров, - не моргнув глазом вру я.
Слово "коллегия" завораживает комсомольского работника.
- В Коллегии...
- Да, да, - подтверждает Леночка, - я уже проверяла.
- Чего же вы раньше не говорили. Рабочий, человек от станка и еще такая общественная нагрузка, член коллегии... Я согласна, Лена, пусть будет наша встреча здесь на рабочем месте Василия Денисовича, считается как выездное бюро комсомола. Неважно, что нет других членов бюро, протокол все подпишут. Вы знаете, что вас выдвигают на должность заместителя начальника цеха?
- Знаю.
- В вашем деле много проколов, это и взрыв в цехе синтеза и организация пьянок здесь, но учитывая ваши деловые качества и естественные ошибки молодости, мы считаем, что все эти события не пройдут для вас даром, вы учтете ошибки и уже на новом месте постараетесь их не допускать. Лена, у тебя что-нибудь есть, дополнить?
- Нет. Только замечание. Пусть, на новом месте, как гнусный дворник не хамит и не грубит людям.
- А что, замечены такие факты?
- Нет, но это пожелание.
- Тогда, Василий Денисович, от имени комитета комсомола предприятия, мы вас представляем на должность заместителя начальника цеха. И скажите спасибо Леночке, если бы не она..., я бы сюда не пришла...
- Спасибо, Леночка. Я надеюсь, что мы еще торжественно отметим мое выдвижение.
- Но... но... но, - грозно сдвинула брови Раечка, - только ни каких пьянок...

В обеденный перерыв я пробрался в табельную цеха и из местного телефона позвонил.
- Алле, это Константин Ильич?
- Да. А кто это?
- Это я, Василий Денисович.
- А... Вася... Рад тебя слышать? Какие новости?
- Готовьте Неаполитанского Орла. Я выполнил соглашение.
На другом конце тишина.
- Это... точно?
- Да. Вы, извините, но мой орден, вы получите через день, после того как передадите Орла мне.
- Хорошо, сегодня после работы, мы сможем встретиться и подъехать ко мне домой?
- Конечно.
- Тогда я вас жду за воротами, у машины.

Мы едем в машине Константина Ильича.
- Как вам удалось так быстро от него избавиться? - спрашивает он меня.
- Стоит ли обсуждать этот вопрос...
- Меня сейчас волнует еще одна вещь, кто возьмет его коллекции. Кому они перепадут?
- Наверно близким. Кто там у него: жена, дети?
- Никого, кроме брата, нет.
- Значит все возьмет брат.
- Этот все растранжирит. Кроме рукописей, у него в голове ничего нет.
- Вы у него сможете купить все?
- Конечно нет. По моим представлениям это надо миллионы рублей. Где их взять? Слушайте, Василий Денисович, а почему бы нам с вами не поделиться. Вы мне одолжите часть денег. Я куплю пол коллекции, а вы вторую половину.
- Судя, даже по стоимости моей коллекции, а у Филипповича она в два раза больше, мне и вам все равно денег не хватит.
- Вот черт. Где же наскрести деньжат?
- Вы только не гоните события. Август Филиппович сначала должен узнать об исчезновении брата.
- Это конечно...

В большой квартире заваленной, мебелью и картинами, Константин Ильич просит меня подождать в гостиной, сам он уходит в кабинет и через минут двадцать приносит коробочку.
- Вот он.
Я раскрываю коробочку и блеск камней сразу заиграл в глазах. Теперь надо тщательно осмотреть орден, чтобы не подсунули подделку. Константин Ильич насмешливо наблюдает за мной.
- Что мы за народ. Свои же, коллекционеры, а вот все равно не доверяем. Перепроверить надо обязательно.
- Но мы с вами профессионалы и не гоже в таких сделках быть обманутым.
- Ладно. Спрыснем за удачную сделку.
Он достает из буфета коньяк и две рюмки. Разливает, почти по десять капель, и подает рюмку мне.
- В среду жду "победу". За удачный обмен.

Соня стоит в новой шляпке.
- Вася, как на мне обновка?
- Великолепно. Как раз завтра я еду в хранилище, где спрятана моя коллекция и ты можешь обновить шляпку, если хочешь, конечно.
- Ты мне покажешь свою коллекцию?
- Приглашаю тебя.
- Вот здорово.
- Как у тебя с институтом?
- Все в порядке. Мне даже выдали зачетку. Как твоя фиктивная жена, я под честное слово, оформилась на третьем курсе и в следующий понедельник, то есть в начале Сентября, мы всем курсом выезжаем на картошку.
- Постой, тебе наверно нельзя, ты еще не оправилась после...
- Ну, договаривай.
- ... После... болезни... Может сходишь, получишь справку у врача.
- Я уже была в поликлинике. Меня в институте попросили это сделать. Я здорова.
- Что же, надо купить тебе сапоги, ватник, теплые штаны.
- Кто о чем. Я не слышу восторга и поздравлений по поводу поступления в ВУЗ.
- Поздравляю с началом учебного года.
- И все?
- А что еще?
Она явно огорчена. Опять сжимаются губы.
- Да нет, ничего. Бесчувственный ботинок.

Уже лежа в кровати, Соня просит меня.
- Ты мне не дорассказал об адмирале Бутягине.
- Что же, слушай дальше.
Опять длиться рассказ, как отважный адмирал, разъезжая по всему свету, охмурял сильных мира сего и получал за это ордена и медали. Соня слушает меня и по ее лицу видно, как она переживает за ненасытного путешественника. Я останавливаюсь на Турции, когда адмирал через разбойников достал красивую девушку и подарил ее в гарем султана, за что его наградили орденом Священного Льва...
- А у тебя в коллекции этот орден есть? - спрашивает Соня.
- Завтра увидишь. Это орден Священного Льва... А теперь, спать.

ВТОРНИК, 27 АВГУСТА

Начальник цеха просит, чтобы я на часик бросил работу и сходил на партком. Семь пожилых людей, сидящих за длинным столом, сочувственно глядят на меня.
- Вот это и есть, Василий Денисович, - начал секретарь парткома, - токарь механического цеха, образование высшее, комсомолец. Комсомол и дирекция рекомендуют его на должность заместителя начальника цеха.
- Почему же он имеет высшее образование, а работает токарем? - спросил один из членов парткома.
- Накладка произошла, - за меня говорит секретарь, - сначала человека обвинили в аварии в цехе, а потом оказалось, что он не виноват, суд доказал это. Но у нас так всегда, обидели человека, а исправлять свои ошибки никто не хочет, как перевели в токари, так и не извинились. Это и наша вина тоже, недоглядели.
- Это не тот токарь, который организовал пьянки в цехе. Приказ недавно по институту был.
- Вы слышали историю про предыдущего зама начальника цеха, с подачи которого погибли четверо человека? - опять отвечает за меня секретарь.
Все послушно закивали головами.
- Так вот, этот человек, чтобы спасти свою задницу, каждый раз кляузничал на Василия Денисовича, что тот якобы в цехе организовывал пьянки. Никто не проверял, все были рады, что нашли козла отпущения и быстренько в дирекции оформили приказ...
- Василий Денисович, а вы участвовали в этих пьянках?
- Нет. На работе я не пью.
- Есть предложение, от парткома, дать рекомендацию Василию Денисовичу, - говорит секретарь. - Кто за это предложение?
Все дружно подняли руки.
- Ну что же, Василий Денисович, мы рекомендуем вас. Желаем вам на новом месте успехов.

Мы с Соней едем в машине.
- А вдруг меня не пустят? - тревожится она. - У меня паспорта нет.
- Я уже звонил директору Эрмитажа, он тебе выпишет пропуск по зачетке.
- Почему у тебя всегда все просто? Туда пошел, выбил переводку, туда пошел, оформил паспорт, там позвонил, сделали пропуск. Некоторые годами маются, чтобы достать какую то бумажку, а тем более паспорт, для тебя... это раз плюнуть.
- Я психолог...
- Очень интересно.
- По выражению и по лицу человека, сразу чувствую как к нему подойти.
- Надо же. Что же ты и ко мне так подходишь?
- Вот здесь - нет. У тебя выражение меняется каждую минуту и диапазон громадный, от тигрицы, до маленькой пай девочки.
- Как мне иногда хочется тебя побить. Я даже уже во сне это вижу. Луплю, луплю, а потом...
- Что потом?
- Ничего. Мы уже подъехали.

Нас встретил начальница нумизматического отдела Вера Ивановна и любезно предложила проводить.
- Василий Денисович, а можно мне осмотреть вашу коллекцию? - просит она.
- Я как раз хочу показать своей сестре, Соне, ордена, так что присоединяйтесь.
Мы идем в кладовые Эрмитажа.
- Как же так? - удивляется Соня, - Ты свою коллекцию хранишь здесь...
- Отец был знаком с Пиотровским и частенько здесь проводил экспертизу и консультации. Они и договорились, ради безопасности, что коллекция отца будет храниться здесь.
Мы идем мимо огромного количества картин, статуй, экспонатов, бесчисленных ящиков.
- Здесь храниться такое количество музейных редкостей, - говорит Вера Ивановна, - что для того чтобы все показать, нужно три Эрмитажа. А вот и хранилища, особенно уникальных вещей. Приготовьте пропуска.
Мы проходим мимо дополнительной охраны и Вера Ивановна ведет меня к сеткам, за которыми на полках стоят ящики и чемоданы.
- Василий Денисович, ключи у вас есть? - спрашивает Вера Ивановна.
- Да.
Я открываю висящий на раме - дверце, покрытой сеткой, замок и распахиваю ее. На полках 15 больших чемоданов. Беру третий снизу и открываю его. Под мягкой тканью прикрыт картонный щит, на котором прикреплены ордена и медали. Я вытаскиваю его, опять слой мягкой ткани и новый щит.
- Здесь отечественные ордена и медали. Смотрите. А мне надо кое что сюда добавить и заменить,
Они сами начинают вытаскивать картонки, а я аккуратно снимаю, вделанный в картоном гнезде орден Победы. Ничего, я еще добуду себе новый. Теперь добавляю свои находки. Нужно еще сделать надписи под каждым добавленным орденом, указать название и другую ценные сведения.
- Можно еще посмотреть? - просят женщины.
- Хорошо.
Теперь достаю новый чемодан, на нем надпись: "Европа времен Наполеона. Италия". Здесь сверкают камни, алмазы, золото. Женщины в восторге. Я добавляю в коллекцию орден Неаполитанского Орла.
- А где, орден Священного Льва? - спрашивает Соня.
Опять достаю новый чемодан. Здесь ордена и медали Ближнего Востока. На картонке, среди десятка экспонатов, закреплен большой орден, на котором от красного льва отходят золотые лучи.
- Вот он.
Соня пальцем проводит по ордену.
- Надо же, владельца нет, а память в этой сказке осталась.
Вера Ивановна внимательно осматривает каждую картонку.
- Господи, сколько же их здесь? Это же бесценные сокровища.
- Вы извините, мне еще надо дополнить русские ордена времен Анны Иоановны...
Я снимаю новый чемодан.

Соня до самого дома не произнесла ни слова. Только после ужина она говорит.
- Что же ты такое великолепие не даришь людям?
- Как это?
- Сделал бы выставку. Показал бы все и даже пояснил, от куда, от какого хозяина перешли к тебе.
- На следующий день меня застрелили бы или в худшем случае выгнали с работы.
- Неужели это так опасно?
- Есть ордена, за которыми охотятся во всем мире и они уже давно окрашены кровью. У меня находиться английский орден подвязки Генриха Четвертого. Только здесь, в России, за него убили двух человек, включая моего отца.
- Ой, какой ужас. Как же так, имея такое богатство и им даже не воспользоваться, - она задумывается. - А ты мне расскажешь об этом ордене... Подвязки?
- Обязательно расскажу. Теперь послушай меня. Завтра пойдешь с утра по магазинам и купишь себе одежду для колхоза. Деньги возьмешь там же.
Соня кивает головой.
- Слушаюсь, мой повелитель.

СРЕДА 28 АВГУСТА

С сегодняшнего дня у меня кабинет. Начальник цеха обещал до половины дня не трогать, чтобы я ознакомился с планами и документацией. Первое что я делаю, это звоню Константину Ильичу.
- Константин Ильич?
- Да, это я.
- Это Василий.
- Здравствуйте, Василий Денисович. Принес?
- Принес. У меня теперь кабинет, можете придти ко мне.
- Так тебя повысили? Поздравляю. Через десять минут буду у тебя.
Он приходит возбужденный и сразу же хватает коробочку.
- Он. Черт возьми, вот это орден. Спасибо, Василий Денисович. Сообщу тебе новость. Спохватились по поводу Сергея Филипповича.
- Ну и что?
- Объявлен его розыск.
- Пусть ищут.
- А ты его хорошо спрятал?
- Не знаю.
- Как не знаешь?
- Так это делал не я. Это сделали другие, я даже не знаю где.
- Ну ты даешь. Ладно, я пойду к себе. Удачи тебе на новом месте.

В обед пришла Лена. Оглядела кабинет.
- Для начала неплохо. Только вот эту картину сними.
Она без спроса сдергивает со стены Матиаса, его пляшущие красные фигуры.
- Сестренка с тобой живет?
- А где же ей еще жить то, так дома и живет.
- Она красивая.
- Напрашиваешься на комплементы. Я их тебе уже высказывал, могу еще раз повторить.
- Нет, нет, - поспешно говорит она, - не надо. Я пришла пригласить тебя на мой день рождения.
- Ты это действительно хочешь?
- Хочу и папа хочет тебя увидеть.
- Когда?
- Через неделю.
Это еще можно. Соня будет в колхозе, - мелькнула мысль.
- Хорошо. Я приду. Адрес мне напиши, пожалуйста.
Она царапает ручкой клочок бумаги и подает мне.
- Только обязательно приходи.
- Приду.

Соня встревожено глядит на меня.
- Приходила Ира. Толя ранен. Почему ты мне об этом не сказал?
- Что с ним? Как он.
- С ним ничего. Он отсыпается. Но Ира говорит, что ты был с ним. Значит тебя тоже могли подстрелить? Это все из-за орденов?
- Все из-за них.
- Ира еще говорила, что они уезжают из города. Она Толю повезет на родину, в Ростовскую область. Уже звонила председателю колхоза и тот согласен, что бы они вернулись.
- Я зайду к ним.
- Не вздумай отговаривать.
- Я ни на кого не давлю.
- Да что ты говоришь?
- Соня, мне назначили встречу, я сейчас должен выехать.
- Мне можно узнать, куда?
- На этот раз скажу, к Савелий Андреевичу.
- К этому сальному старику с масляными глазами?
- К этому человеку, который ночью прислал врача для Коли.
- Прости.
Соня пошла на кухню.

- Так что, Васенька, ты мне привез.
- Как обещал, некоторые ордена, пуговицы, шпоры и пряжку.
- Давай, давай, посмотрим.
Савелий Андреевич с лупой рассматривает мое богатство.
- Не дурно. Беру все. Пятьдесят тысяч.
- Есть еще кое что.
Я вытаскиваю золотой аксельбант с цепью и кладу на стол. Старик начинает его рассматривать.
- Хороша штучка. Сколько за него хочешь?
- Триста тысяч.
- Многовато, но согласен.
Савелий Андреевич выкладывает мне деньги.
- Вы не видели вчера и позавчера Сергей Филипповича? - спрашивает меня Савелий Андреевич.
- Нет.
- Пропал человек. Если помер, кому интересно перепадет его коллекция?
- Брату.
- Это плохо. Лучше бы старушке матери или дочке Августа - Лене.
- Может еще, Сергей Филиппович, появиться?
- Навряд ли. Он всегда предупреждал на сколько исчезает. Осторожный был человек.

Ира затолкала меня в ванную комнату.
- Вася, не вздумай отговаривать Толю от поездки на родину. Я прошу тебя.
- Не беспокойся, Ира, я и слова не скажу об этом. Как он сейчас?
- Сегодня утром опять был старичок - врач. Сказал, все будет хорошо. Но Толя в депрессии. Какой то стал задумчивый, молчаливый.
- Я пойду к нему.

Толя вяло пожал мою ладонь здоровой рукой.
- Выпить хочешь? - предлагаю я.
- Пока не надо. Врач просил воздержаться, пока принимаю лекарства.
- Может тебе денег надо.
- Ну их к аллаху.
- Ира мне сказала, что ты хочешь уехать?
- Устал я чего то. Когда этот тип в меня выстрелил, у меня вспыхнуло какое то озарение в башке. Сейчас спать не могу, все в глазах кости мертвецов и... трупы. Чувствую, сменить надо обстановку. Знаешь, попали в руку, а такое ощущение, что пуля застряла вот здесь.
Толя шлепнул ладонью здоровой руки по лбу.
- Когда уезжаешь?
- Через две недели, рука заживет, вот и поеду.
- Отдыхай. Я еще зайду.

ЧЕТВЕРГ, 29 АВГУСТА

В цехе, как всегда, бардак. Кончается летний сезон и в цехах и лабораториях начались неполадки и аварии. В цехе синтеза очередной взрыв. Слава богу, никого из людей не задело, но нам от туда притащили массу срочной работы. Нужно быстрее делать крышки реакторов, предохранительные клапаны, вентили, километры труб. В нужный момент, не вышли сварщики, они отправились на кладбище справлять поминки по отравленным товарищам. Начальник цеха сам поехал туда уговаривать их, чтобы хоть один вышел на работу. Я мотаюсь по снабженцам, выбивая металл. К концу дня позвонил Константин Ильич.
- Вася, я только что от Валерия Андреевича. Он мне предлагал ордена, которые как он утверждает, приобрел вчера. Это несколько орденов времен Анны Иоановны. Цены, естественно, заложил бешенные. Я сейчас коплю и собираю деньги в надежде приобрести хоть часть коллекции Сергея Филипповича. Ты не хочешь поехать к нему и посмотреть на эту прелесть?
Знал бы он, что это мои ордена, так вообще был бы потрясен.
- Нет. Я не могу и потом у меня почти вся коллекция старых орденов есть. Если я что то и приобретаю, так это подновить слишком изношенные и развалившиеся.
- Жаль. Ну ладно, пока.

Соня еще не пришла. Я поел на кухне и вымыл посуду. Теперь надо бы разобраться с историей и проискать новые объекты для грабежа могил. Еще вопрос с Толей, кто его заменит. Передо мной украденные документы о Лавре и фотографии могил, которые я снимал этим летом. Почти все могилы уже ограблены или разорены и трудно найти новые объекты. Наши писатели и актеры не в счет, ни орденов, ни медалей, один пшик. Военно начальников ограбил в 1947 году известный гробокопатель Григорий Курсиладзе. Кстати, отец приобрел у него за бесценок много орденов. Курсиладзе засадили в тюрьму за изнасилование старухи и там свои убили. В 1954 году появился новый копатель Василий Куприянович. Этот чистил все подряд. Побывал в Лавре, на Смоленском, Немецком, Ново Девичьим, Никольском, Волковском кладбищах, не брезговал новыми. Куприяновича подстрелили неизвестные лица, но отец говорил, что это сделал молодой еще тогда, Мельников, будущий секретарь обкома партии и все из-за нескольких медалей. Гробокопатели без конца воевали друг с другом и жертв положено не мало. Если сейчас покопать старые могилы, то можно найти сверху некоторых сгнивших гробов неизвестные кости охотников - разорителей. То что было с Бутягиным или Ушаковым, это мне повезло. Итак, займемся адмиралом Чичагиным. Все документы говорят, что он был захоронен на кладбище недалеко от своего поместья, однако родственники адмирала решили перезахоронить его в Лавре, в 1847году. Перезахоронение произошло тихо, без особой помпы и могилу временно придавили большим камнем с фамилией тетки генеральши Верхнедвиженской, которая похоронена рядом. А дальше пошли чудеса. Камень стащили. Толи камнерезы поленились на новые могилы доставать камни, поэтому тащили их с незначительных, с их точки зрения, захоронений, толи камень утащили на строительство, но следа могилы нет. В книге есть номера участков, но за 100 с лишним лет давно все поменялось, теперь ищи ветра в поле.
Хлопнули входные двери и в комнату ворвалась Соня. Два больших свертка болтались в ее руках.
- Вася, я попалась...
Она швырнула свертки на пол.
- Что произошло?
- Я нарвалась на Сережу.
- Ну и как?
- По-моему с ним было худо.
- Расскажи все по порядку.
Соня плюхнулась на диван.
- В институте было собрание для отъезжающих в колхоз. Только кончилось и мы всей группой пошли к метро, как вдруг, на площади Льва Толстого нарываюсь на пару. Сережа вместе с Галей в обнимку идут на встречу. Как увидели меня, так у того и другого челюсть отвисла.
- Постой, Галя твоя бывшая подруга?
- Да, лучшая причем. Сережа, голосом сухого дерева, спрашивает: "Соня?". Я ему говорю: "Простите, вы ошиблись". Иду дальше. Сережа нагоняет почти у метро. "Постойте, девушка." - кричит. Я остановилась. "Вы очень похожи на одну знакомую. Она недавно умерла." "Слушайте, молодой человек, - говорю я, - если вы ко мне будете приставать, я позову милицию. Кстати, вот и она." Так он и остался стоять у метро.
- По-моему тебе нечего беспокоиться. Ты все купила для колхоза?
- Все. Даже рюкзак. Так ты думаешь, все будет в порядке?
- Думаю, да. Билеты выдали, когда уезжаешь?
- В воскресение, вечером, поезд до Свири, там наша база.
- Ты наверно голодна, там на кухне накрыта еда. Сходи поешь.
- Вот это я понимаю жизнь. Все готово, никаких забот. Ты мне наверно скоро в постель будешь по утрам подавать кофе?
- Всю жизнь мечтал. Но если тебе не нравиться моя забота, то ты можешь готовить сама.
- Нет, нет, нет. Я согласна, не надо кофе в постель.

ВОСКРЕСЕНИЕ, 1 СЕНТЯБРЯ

Три дня прошли, как один день. Пришло воскресенье. Я провожаю Соню на Московский вокзал. На перроне полно молодежи. Соня забрасывает вещи в вагон и выходит ко мне.
- Ты постарайся не рисковать, - напутствует она.
- Замечательное пожелание.
- И когда Толя с Ирой, будут уезжать, передай, что я буду помнить о них, пусть пишут.
Проводники стали загонять отъезжающих в вагон. Соня приблизилась ко мне и обняла.
- Если бы ты знал, - ее губы шепчут у моего уха, - какой ты все таки бесчувственный башмак.
Я молчу. Она отрывается и две предательские слезинки текут по ее щекам. Соня хватает мою голову и спешно целует в губы.
- Пока.
Состав дернулся и проводница подала ей руку. Соня пропала в вагоне.

ПОНЕДЕЛЬНИК, 2 СЕНТЯБРЯ

Сегодня плохой день. В связи с началом учебного года большинство женщин взяли отгул. Мужики работают вяло и часто собираются группками, чтобы покурить. К 11 часам ко мне в кабинет ворвался слесарь Быков.
- Вася, горим.
- О чем ты?
- Горим, по настоящему горим.
Теперь я встревожен.
- Где?
- Второй этаж горит.
Над нами складские помещения. Там латексы, каучук, резины и всякие химические добавки. Мы выскакиваем из кабинета. По цеху уже потянулся запах гари, похожей на вонь горевших покрышек. Часть рабочих помчались в раздевалки, другие бежали к выходу. Более смышленые разоряли буфетик, набивая карманы шоколадом, пачками чая, банками кофе и другим товаром, завезенным с утра для обеда.
- Василий Денисович, - рядом оказался начальник цеха, - обесточь участки, постарайся организовать вывоз кислородных баллонов и проследи, чтобы никого не осталось.
- Быков, к сварочному, собери людей, пусть баллоны с кислородом выкидывают в окно, - уже командую я.
Дым стал проникать во все помещения, посыпались стекла, усилились крики.
- Всем вон из помещений. На улицу, - орал я.
Какие то фигуры пронеслись мимо меня. Врываюсь в раздевалку, там уже никого. Бегу к сварочному, здесь тоже пусто, баллоны с кислородом никто не увез, они разбросаны по полу. Дыма все больше и больше. Пробегаю сверловочный участок и тут натыкаюсь на тело. Да это же дядя Федя.
- Дядя Федя, ты меня слышишь?
Рабочий застонал.
- Ты ранен?
Он молчит. Я ощупываю его и прикоснувшись к голове, чувствую, что пальцы мокрые. Это кровь. Дядя Федя опять застонал. Он открыл глаза.
- Вася? За что они меня, Вася?
- Я сейчас, дядя Федя. Я сейчас.
Я взвалил его на себя и пошел в волнах дыма. Хорошо, что ворота были открыты, мы вышли из них на свежий воздух, но все перед глазами поплыло, голова была как чугунной и мне казалось, что резиновая гарь вырывается уже из меня, и воздуха в легких совсем нет. Кто то принял от меня дядю Федю и я упал...

Резкий запах защекотал ноздри. Я открыл глаза. Рядом Лена Прохорова.
- Василий Денисович, как вы?
- Голова болит. А ты как здесь очутилась?
- Я здесь работаю.
- Не знаешь, все вышли из цеха?
- Все, все. Вы последние. Федор Ивановича увезли в больницу, вас сейчас повезут тоже.
Я пытаюсь сесть. Голова чугунная и болит пульсирующей болью.
- Лежите, Василий Денисович. У вас отравление.
- Мне предупредить... про баллоны.
Пересиливаю себя и иду на выход. Лена за мной. Мы спустились вниз и очутились на улице. Цех пылал как факел. Десятки пожарных машин сбились вокруг него.
- Василий Денисович, - рядом стоит зам директора по производству, - как вы себя чувствуете?
- Паршиво.
- У него диагноз, отравление, - добавляет Лена. - Сейчас его увезут в больницу.
- Я бы лучше отлежался дома.
- А чего? Обязательно ему лежать в больнице?
Лена колеблется.
- Вообще то надо, чтобы он был под наблюдением.
- Так возьмите под наблюдение. Три дня хватит?
- Не знаю.
- Лена, возьмите мою машину и отвезите его домой. Скажите шоферу, что я велел.
Зам директора уходит.
- Василий Денисович, пойдемте.
Мы идем к проходной. Лена находит черную "волгу", принадлежащую дирекции, и меня везут домой.

С трудом открываем квартиру, я тут же по телефону снимаю сигнализацию и Лена заходит в гостиную.
- Ой, сколько книг.
Она сразу идет к стопкам Ушаковских запретов, стоящим на полу у окна.
- Это про них мне папа говорил?
- Да.
- Можно я погляжу?
- Посмотри.
Лена открывает первую обложку и восклицает.
- На них штамп тайной канцелярии.
- Да, эти книги были запрещены в то время в России.
- Сколько здесь книг. Как же они к вам попали?
- Продали.
Лена перебирает корешки обложек, потом приходит в себя.
- А вы где спите?
- Вот здесь на диване.
- А там сестра? - она кивает на дверь маленькой комнаты.
- Да.
- Ложитесь, Василий Денисович. Сестра придет, вы ей скажите, чтобы побольше поила вас соками. А если очень голова будет болеть, принимайте аспирин. Я завтра подъеду, проверю вас.
- Сестра не придет, она в колхозе. Их от института отправили туда.
- Ну вот...
Она растеряно разводит руками.
- Да ты не беспокойся. Я сейчас приму аспирин и отосплюсь.
- Хорошо. Я подъеду завтра с утра.

ВТОРНИК, 3 СЕНТЯБРЯ

Она приехала не одна. Август Филиппович, собственной персоной вплыл в дверь.
- Здравствуйте, Василий Денисович. Мне дочка сказала, что вы больны, вот и решил вас с ней навестить.
- Здравствуйте, заходите.
- Как вы себя чувствуете? - сразу приступила к допросу Лена.
- Нормально.
- Сейчас мы замеряем температуру и проверим давление.
Она по хозяйски пошла в гостиную. Август Филиппович отправился за ней.
- Бог мой, - воскликнул он, увидев пачки книг. - Я не поверил, когда Леночка сказала мне, что видела у вас книги, запрещенные царской властью. Неужели это они, по вашему списку? Можно я погляжу?
Но уже без разрешения, он дрожащими руками схватил верхнюю книгу. Лена занималась мной, но я слышал, как издавал стоны ее отец, беря очередной том...
Она кончила проверять давление.
- У вас все в порядке. Голова болит?
- Немножко.
- Тогда все, я сейчас поеду на работу.
- Завтра все остается в силе. Вы не отменили день рождения?
- Нет. Но вы..., хотя приезжайте. Судя по вашему виду, вам можно... Только не пейте. Папа, пошли.
Теперь мы обратили внимание на Августа Филипповича. Он потел, капли пота текли по его лицу, хотя в комнате было прохладно. Руки тряслись. Сам, гость сидел на полу, обложенный стопками книг.
- Ну надо же, - воскликнул он. - Такая ценность и у окна, здесь же дует...
- Папа, пошли.
Август Филиппович поднимается и взгляд его безумно проноситься по рядам книг и вдруг останавливается на полке.
- А это что?
- Библия в металлическом переплете.
Похоже, что с Августом Филипповичем произойдет удар. Он как лунатик подходит к полке берет библию и, раскрыв первые страницы, хрипло говорит.
- Сколько?
- Что?
- Сколько возьмете за нее?
- К сожалению, это собственность сестры.
Он все не может придти в себя. Аккуратно ставит библию на полку и дает Лене увести себя на кухню. Только там, отпоив его чаем, Август Филиппович приходит в себя.
- А ведь я не поверил вашему списку. Думал, Сергей перепроверит... А оно вон как вышло. Пошли Леночка.
Они прощаются и уходят.

Толя грустно глядит на меня.
- Так что ты задумал?
- Я предполагаю, что нашел могилу адмирала Чичагова. Мне нужны ребята, чтобы помочь ее раскопать.
- Я уже не буду это делать и тебе не советую. Зачем ворошить прошлое. Мы рисковали ради паршивых железок или ценностей, которые приносили только деньги. Раньше было удовольствие, какое то нетерпение увидеть необычное, а теперь мне на все наплевать.
- Но ты мне скажи хоть адреса и телефоны ребят, которые могли бы пойти со мной.
- Нет. Ищи сам. Я тебе больше помогать не буду.
Вот так. Столько лет были вместе, жили одной целью и теперь..., он вбил себе в голову вернуться к той жизни от которой бежал.
- Ну ладно, пока.
- Не обижайся, Вася. Заходи еще...

СРЕДА, 4 СЕНТЯБРЯ

Я в гостях у Лены. Народу много, меня почитают как героя. Шутка ли, человека спас из горящего здания. Лена с гордостью представляет меня гостям. После застолья, Август Филиппович, отводит меня в ванну.
- Василий Денисович, есть предложение. У меня нет денег, чтобы купить все ваши книги. Был бы Сергей, он бы мне помог в этом деле, но увы... он исчез и похоже навсегда, с ним явно расправились его противники. После него осталась большая коллекция, которая по его завещанию, перейдет ко мне. Я хочу вам предложить сделку. Если вы, конечно, не против, обменяться. Часть коллекции, вернее ее половина перейдет к вам, взамен книг. Какую бы вы хотели взять, ордена или оружие?
- Оружие.
- Хорошо, оружие. Другую часть я вам подарю, если... вы женитесь на Лене...
Вот это предложение.
- Давайте все сделаем по частям. Сначала обменяем книги на оружие, а потом обговорим другую часть вопроса.
- Согласен. Тогда сделаем это побыстрее. Я завтра вскрою квартиру брата и начну упаковывать оружие...
- Каталог есть?
- Да.
- Я приму по каталогу.
- Хорошо. Оружие упакуем, я позвоню, когда его надо вывезти. Вы приедете и возьмете, а я, после этого, приеду к вам и возьму книгу. Ваш список у меня есть.
- Не спешим ли мы. Вдруг появиться Сергей Филиппович?
- Уже нет. В этом я не сомневаюсь.
- Тогда жду вашего звонка.

Только поздно вечером я уехал от Лены домой. Чтобы там не предлагал Август Филиппович, но его дочь не подарок. Кукла, напичканная политической литературой, мне явно не подходит. Я уже обжегся на первой жене и мне обжигаться на второй, ради коллекции орденов, к тому же у меня есть своя, совсем не стоит. Пусть ее охмуряет Константин Ильич или кто-нибудь другой.

ПЯТНИЦА, 6 СЕНТЯБРЯ

Я пришел на работу. Цех в разрушенном состоянии. Всех рабочих и инженеров убрали в вынужденный отпуск, но с оплатой. В управлении меня попросили зайти к директору. Старый член корреспондент устало глядит на меня.
- Как вы себя чувствуете, Василий Денисович?
- Вроде оклемался.
- Вы хорошо вели себя при пожаре. Партком и дирекция решили вас поощрить. Но у меня к вам другое предложение. У нас сейчас возникли кадровые перестановки. Нам нужен начальник третьего цеха, цеха синтеза.
- Разве старый плохо работал?
- Сбежал паршивец. Когда начался пожар у вас, испугался, что огонь перекинется на его цех и сбежал. Сказал своему заму, что его вызывают в райком партии. Конечно, ему бояться была причина. Одних фторпроизводных и хлорпроизводных тонны и все расположены как раз напротив вашего цеха.
- А как наши партийные органы относятся к вашему предложению?
- Они сами предложили вашу кандидатуру.
Вот так рост. Почти неделю проработал замом и вот уже начальник цеха.
- Вы мне разрешите подумать.
- Да конечно, я жду вас в понедельник.

Дома скучно, я вдруг понял, что мне не хватает Сони. Не хватает ее подкусывания, сжатых губ и наивных расспросов. Часов в семь вечера раздался звонок по телефону.
- Василий Денисович, это я Август Филиппович. Здравствуйте.
- Здравствуйте.
- Я сделал все как мы договорились. Оружие собрал и упаковал
- Что-нибудь не хватает?
- Две вещи. Нет подарочного пистолета, который вручили одному нашему маршалу, лично от Сталина и парадного немецкого кинжала, самого Геринга. Вас не расстроят эти потери?
- Нет. Я завтра заеду к вам. Продиктуйте мне адрес и во сколько приехать.
- Желательно с утра. Часов в девять вы можете подъехать?
- Могу.
- Тогда записывайте...

Через час я дозвонился до Пиотровского и попросил его разрешения привезти завтра коллекцию парадного и подарочного оружия в подвалы музея. Он дал согласие и просил подождать его в кладовых, чтобы посмотреть на коллекцию.

СУББОТА, 7 СЕНТЯБРЯ

Мы подъехали к Эрмитажу. Нас ждали и рабочие сразу стали сгружать тюки и ящики. Появилась Вера Ивановна и через некоторое время Пиотровский. В спец хранилище мы разложили вещи на полу и комната заиграла блеском камней и металла. Изумительные шпаги, сабли, палаши, ятаганы покрытые алмазами и драгоценными камнями, с рукоятками покрытыми золотом и серебром. Огнестрельное оружие, старинное и новое выделялось разнообразием отделки. Я вытащил из кармана пистолет, который подобрал в Выборге и подбросил в кучу оружия.
- Восхитительно, - говорит директор музея. - Ваш отец мечтать не мог о такой коллекции. Что вы с ней будете делать?
- Не знаю.
- Музеи очень бедны и не имеют возможности купить у вас это, но устроить выставки, мы вам с удовольствием поможем.
- Об этом мы с вами побеседуем попозже.
- Ну что же. Какая красотища.
Опять упаковываем все в ящики и тюки и заталкиваем на полки.
Действительно, а что же мне с ней делать?

Вечером ко мне приехал Август Филиппович, он сам загружает в свою легковушку книги пересчитывает их. Когда все закончилось, он спросил меня.
- Ну так как с моей дочкой? Женитесь на ней?
- Мы еще не полюбили друг друга. Нам нужно время.
- Ну что же. Смотрите сами. За ней другая часть коллекции... У Леночки много женихов, не провороньте. До свидания, Василий Денисович.

ВОСКРЕСЕНИЕ, 8 СЕНТЯБРЯ

Непрерывный звонок надоедливо лезет в голову. Я с трудом отрываю голову от подушки. Кого там еще несет?
В дверях стоит молодой человек и что то знакомое в чертах его лица.
- Простите, - говорит он, - здесь живет Соня?
- Вы кто?
- Я Сережа.
Ничего не понимаю.
- Какой, Сережа?
- Понимаете, я больше недели назад встретил Соню на улице и потом пошел за ней и вот... выяснил, что она вошла сюда.
Теперь все встало на свои места. Это ее бывший жених.
- Вы что, раньше гуляли с моей женой?
- Женой?
На лице его изумление.
- Вы из Ростова? Моя жена родом от туда.
- Простите, я ошибся.
- Ну, нет.
Я хватаю его за рукав и втаскиваю в квартиру.
- Теперь рассказывайте, как и где вы встретились с моей женой?
- Я говорю, я ошибся. Ваша жена очень похожа на девушку, с которой я с детства знаком. Она недавно умерла...
- Ну слава богу, если не врете, то все выяснилось. Хотите выпить?
- Выпить?
На его лице изумление.
- Ну да. Жена уехала в колхоз. Теперь хозяйничаю я. Идите на кухню.
Я толчком в спину, выбрасываю его в дверь кухни.
- Но я не хочу, я лучше пойду.
Уже не спрашивая его, протискиваюсь к висячему буфетику и достаю бутылку водки. Разливаю по стаканам и подсовываю хлеб с колбасой.
- Вздрогнули.
- Но я не...
- Пей, мать твою.
Он пьет и руки его трясутся.
- Вот и хорошо, теперь садись и расскажи, кто эта такая Соня и почему, если она умерла, ты преследуешь мою жену.
Глаза его постепенно теряют вид трезвости и приобретают голубоватый оттенок.
- Я говорю, произошла ошибка.
- Кто эта Соня?
- Это девушка, за которой я когда то ухаживал. Она умерла.
- От чего?
- У нее вдруг остановилось сердце. Но простите, мне плохо, я хочу уйти.
- Сейчас, выпьем еще и отпущу.
Опять наливаю в стаканы водку и протягиваю ему. Он выпивает, торопливо заедает бутербродом с колбасой.
- Теперь выпустите меня?
- Сейчас.
Он косеет прямо на глазах.
- Соня... Жена ваша... как Соня. Говорил этой старой стерве, не трави Соньку, а та свела ее... в гроб.
- Кто это стерва?
- Ее мать. Потом устроила спекта...кль. Три дня... гроб в доме держала..., врача... подкупила, так и не... отправила в морг...
- Ты хотел вроде идти. Вали...
- Я иду... Ты... прости меня..., парень...
Он, шатаясь, идет к выходу. Я открываю дверь и выталкиваю его наружу. Целый день испортил, паршивец. Пойду досыпать.

Я стал начальником цеха и все больше мысль о нормальной жизни приходила ко мне. Для чего я собираю эти ценности, кому они нужны? Мне, чтобы тайком любоваться или людям, которые хотели бы поинтересоваться своим прошлым. Выходит, это хобби, которое нельзя ни кому показать. Надоело копаться по кладбищам, обманывать клиентов и даже... убирать конкурентов. Толя сделал разумный вывод, послав все подальше. Конечно, во всем виновата она..., Соня. Я ее выкопал на свою голову. Теперь оторваться от этого чуда, не могу. Как ты встретишь меня?

СУББОТА, 28 СЕНТЯБРЯ.

Я выхожу на звонок в дверь. Облокотившись на косяк, на меня огромными черными глазами смотрит Соня. В ватнике, теплых штанах и сапогах, она пронизывает меня взглядом.
- Ну вот, я и пришла... домой...
- Заходи.
- Я не могу идти, у меня ноги вдруг отнялись...
Беру ее в охапку, ногой закидываю в коридор рюкзак и несу Соню в комнату. Она обхватывает мою шею руками.
- Ты не рад мне?
- Как же мне не радоваться. Ты же вернулась...
Кладу ее на диван, но она рук не отпускает. Тогда нежно целую в губы.
- С возвращением.
Теперь ее прорвало, она не может оторваться от моих губ.
- Любимый, как я ждала этой встречи. Целый месяц мечтала увидеть только тебя.
Опять мы целуемся. Я с трудом отрываюсь.
- Тебе надо помыться.
Сдергиваю с нее ватник, сапоги, штаны, платье, белье и голышом несу в ванну.
- Это уже было когда то, - говорит она, закрыв глаза.
- Тебе не приятно?
- Тогда было да, а сейчас..., я хотела, чтобы ты делал это тысячи раз.

Иногда с ужасом думаю, а что было бы со мной, если бы Толя не соблазнил выкопать уникальную библию...

© Copyright Evgeny Kukarkin 1994 -
Постоянная ссылка на этот документ:

[Главная] [Творчество] [Наши гости] [Издателям] [От автора] [Архив] [Ссылки] [Дизайн]

Тексты, рисунки, статьи и другие материалы с этих страниц не могут быть использованы без согласия авторов сайта. Ознакомьтесь с правилами растространения.

Евгений Кукаркин © 1994 - .
Официальный сайт:  http:/www.kukarkin.ru/
Дизайн: Кирилл Кукаркин © 1994 - .
Последнее обновление:
Официальные странички писателя доступны с 1996 г.